Новости:
Объявленный в 2010 году журналистами газеты «Яровские новости» Алтайского края конкурс военных воспоминаний «Моя правда о войне» завершился.
Награждались журналисты, которые внесли наиболее заметный вклад в развитие журналистики на территории региона, освещая самые разные темы: от работы госорганов и реализации приоритетных проектов до финансового ликбеза.
Секретариат Союза журналистов России поддержал своих коллег из Саратовского регионального отделения СЖР, вставших на защиту незаконно уволенной с должности главного редактора «Балашовской правды» Ольги Айдаровой.
Статистика:
Rambler's Top100

Превратность судьбы - Гончаров И.А.

06-05-2017

День был солнечный, ясный. Купив ситного хлеба и несколько печеных яиц, Хабаров вышел за город и, пройдя несколько верст, сел на траву на краю канавы и стал завтракать, чем бог послал. Утолив немного голод и отдохнув, он пошел дальше, погруженный в глубокое раздумье о своей горькой участи. Долго ли, коротко ли он шел, он ничего не помнил. Очнувшись от задумчивости, он шел дальше, оглядывался кругом и опять шел. Он даже времени не считал и не соображал —и не по чем и незачем было — и все шел. Вдруг, нечаянно взглянув перед собою, он увидел какие-то здания, как будто улицы, словом, город. Он робко вошел в него, пошел по длинной улице, дошел до какого-то дворца и сада. У ворот стоял инвалид, который на его истертом вицмундире увидел офицерские знаки, вытянулся в струнку.

— Можно туда? — робко спросил Хабаров, показывая на сад.

— Можно, ваше благородие, пожалуйте!

Хабаров, нахлобучив на себя фуражку, углубился в уединенную аллею сада, погруженный в тяжелые размышления. Его грызла неотступная мысль, что ему теперь осталось делать? Умереть, наложить на. себя руку... Боже сохрани! Он отгонял от себя эту мысль, он был христианин, он веровал, молился... Но все средства были им истощены... ничего не осталось, ничего... А сам все шел...

Вдруг в его грудь уперлась чья-то рука, с красным обшлагом, и вместе с тем раздался строгий голос: — Кто ты? Зачем здесь? Как сюда зашел? Хабаров поднял глаза: перед ним сам император Александр Павлович.

— Кто ты такой? — спросил грозно император.

Хабаров снял с себя фуражку и тихо отвечал:

— Отставной штабс-ротмистр Хабаров.

— Вероятно, выгнанный из полка за пьянство и гнусное поведение?

Хабаров достал не разлучавшиеся с ним из фуражки свои документы, указ об отставке и рекомендательное письмо великого князя и подал их императору.

Государь машинально взглянул на указ об отставке, но с особенным вниманием прочитал свидетельство великого князя.

— Что ж довело вас до этого положения? — спросил, понизив тон, государь.

Хабаров собрался с силами и рассказал государю историю всего того, что он претерпел в Петербурге с тех пор, как оставил военную службу. Как он в нескольких местах был записан кандидатом, где именно, как сначала секретари, потом швейцары отгоняли его от дверей, потом рассказал о частных своих занятиях, наконец перешел к работе у шпиля и в заключение показал свои дрожащие, покрытые мозолями руки.

Выслушав этот простой, но красноречивый рассказ и взглянув на покрытые мозолями ладони Хабарова, государь вынул платок и закрыл им глаза.

— К Дибичу! — сказал он, указывая в сторону дворца, — он узнает мои повеления!

Он отвернулся и пошел от него прочь, закрывая глаза платком.

Хабаров стоял неподвижно минуты две, пораженный тем, что произошло. Он той же аллеей вышел вон из сада и у того же инвалида спросил, где живет Дибич. Инвалид показал на дворец.


Другие статьи по теме:
 Заговор. Психосоциальный контекст
 Превратность судьбы - Гончаров И.А.
 ПЕТР ПЕРВЫЙ, СТАЛИН, И СКОМОРОХ БОРИСКА
 БЫЛОЕ И ДУМЫ ТОСКА ПО РОДИНЕ
 Публицистика (от слова публичный, общественный)

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: