Новости:
Объявленный в 2010 году журналистами газеты «Яровские новости» Алтайского края конкурс военных воспоминаний «Моя правда о войне» завершился.
Награждались журналисты, которые внесли наиболее заметный вклад в развитие журналистики на территории региона, освещая самые разные темы: от работы госорганов и реализации приоритетных проектов до финансового ликбеза.
Секретариат Союза журналистов России поддержал своих коллег из Саратовского регионального отделения СЖР, вставших на защиту незаконно уволенной с должности главного редактора «Балашовской правды» Ольги Айдаровой.
Статистика:
Rambler's Top100

Смерть правителя

16-06-2017

Люди в двух случаях не верят правителям: когда они родятся и когда умирают. Мало кто думает, что они законные отпрыски, и лишь немногие верят, что они умерли естественной смертью.

Альфред де Виньи (1797—1863), французский писатель

Лучший день после смерти дурного государя – первый день.

Тацит (55—117), римский историк

После гибели Антигона, когда его убийцы стали притеснять и мучить народ, один фригийский крестьянин, копавший землю, на вопрос, что он делает, с горьким вздохом ответил: «Ищу Антигона», – подобные слова могли бы сказать (...) многие, вспоминая (...) умерших царей.

Плутарх (46—127), древнегреческий историк

Со сменой правителя для бедняка не меняется ничего, кроме имени господина.

Федр (ок. 15 до н.э. – 65 н.э.), древнеримский баснописец

Умирая, Перикл сказал в похвалу себе, что никому из афинян не пришлось надеть из-за него траур.

Плутарх. «Изречения царей и полководцев»

Когда среди афинян разнесся слух о смерти Александра Македонского, оратор Демад сказал: «Александр не умер, иначе бы весь мир почуял запах его трупа».

Плутарх. «Изречения царей и полководцев»

Вижу, что будет великое состязание над моей могилой.

Александр Македонский (356—323 до н.э.), царь Македонии

Мы боялись крушения мира, но даже не почувствовали, как он колеблется.

Римский историк Веллей Патеркул (20 до н.э. – ок. 31 н.э.) о смерти императора Октавиана Августа


Другие статьи по теме:
 Том Клэнси и Мартин Гринберг
 Искусство возможного
 Расставание с властью
 На мельнице царила тишина.
 Дискредитация промышленности и подрыв рациональности

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: