Новости:
Объявленный в 2010 году журналистами газеты «Яровские новости» Алтайского края конкурс военных воспоминаний «Моя правда о войне» завершился.
Награждались журналисты, которые внесли наиболее заметный вклад в развитие журналистики на территории региона, освещая самые разные темы: от работы госорганов и реализации приоритетных проектов до финансового ликбеза.
Секретариат Союза журналистов России поддержал своих коллег из Саратовского регионального отделения СЖР, вставших на защиту незаконно уволенной с должности главного редактора «Балашовской правды» Ольги Айдаровой.
Статистика:
Rambler's Top100

Заговор в британской иерархии.

28-06-2017

Однако в Палате общин раздались заметные голоса против новой инициативы. Леопольд Эмери, бывший министр по делам колоний (на тот момент он уже не занимал эту должность), резко осудил отказ правительства от взятых на себя обязательств:

«Я никогда не смогу снова посмотреть в глаза ни еврею, ни арабу, если завтра проголосую за шаг, в невозможности которого я убеждал их неоднократно и с чистой совестью, а именно что британское правительство откажется от обещания, данного не только евреям, но всему цивилизованному миру, когда оно принимало мандат»[77].

На следующий день в Палате общин выступил человек, имя которого надолго переживет имена авторов злополучной белой книги. Подобно Эмери, Уинстон Черчилль не занимал постов в правительстве Чемберлена, что не помешало ему сказать:

«Как человек, имевший глубокое, личное и ответственное отношение к ранним этапам нашей палестинской политики, я не могу стоять в стороне и смотреть, как те торжественные обязательства, что Великобритания взяла перед лицом всего мира, отбрасываются ради соображений административного удобства или же – и это пустая надежда – ради спокойной жизни. Как и мой правый уважаемый друг, я буду чувствовать себя крайне неудобно, если молчанием или бездействием соглашусь с тем, что я должен считать актом отречения».

За два месяца до выхода этой белой книги был проведен опрос, показавший, что общественность по-прежнему одобряет еврейскую иммиграцию в Палестину[78]. Впрочем, все крупнейшие ежедневные газеты, кроме Манчестер Гардиан, поддержали белую книгу.

Заявления Черчилля и Эмери не оказали большого влияния на Палату общин. Белая книга была принята, и авторы затеи украсть Палестину одержали победу. Это было воровство по той причине, что исполнение мандата было обязательным условием присутствия Великобритании в Палестине. С отказом от мандата Великобритания теряла всякие права на эту территорию.

Как бы то ни было, заговор британской элиты против еврейских беженцев, который однажды уже закрыл тему Палестины на Эвианской конференции, снова удался. Кража Палестины, потенциального нового дома для жертв гитлеровских палачей, была легализована самим же грабителем.

Если американские заговорщики действовали в основном исходя из принципа «затягивать, затягивать, затягивать» (пока спасение не становилось невозможным), для их британских единомышленников затягивание было лишь одним из множества средств. Они не боялись действовать в открытую, даже когда не получалось придумать ни одного оправдания, в том числе о защите интересов своей страны. Типичный пример – отказ спасти от смерти тысячи детей. В 1943 году немцы предложили обменять своих мирных жителей, которых англичане удерживали с начала войны, на 5000 еврейских детей на оккупированных территориях. Лондон отказался на том основании, что эти дети не были гражданами Британской Империи[79]. Через год, в 1944 году, Комитет совместного распределения[80] убедил швейцарцев принять 5000 еврейских детей у Франции, гарантировав, что после войны они покинут Швейцарию. Но нет, британские соучастники Холокоста отказались пообещать детям въездные сертификаты в Палестину даже после войны, и это при том, что официальная квота согласно белой книге составляла 75 тысяч!

В случае с детьми англичане не могли отделаться стандартным аргументом об угрозе национальной безопасности, потому что немцы, дескать, внедряли в среду беженцев шпионов. Обычно этот аргумент был призван разоблачить недостаток патриотизма у сторонников спасения беженцев, но в данном случае он был совершенно абсурден. Мы уже говорили о том, что среда еврейских беженцев меньше всего подходила для внедрения агентов. Евреи хороши знали образ жизни и привычки друг друга, у них были общие друзья и знакомые, и как при любой опасности, они отличались повышенной подозрительностью. Кроме того, в любой стране было множество местных жителей, обожающих Гитлера и потому представлявших больший интерес как поставщики информации, чем любой еврей. Мы потому называем аргумент об агентах мошенничеством, что Дауни, Лонги и прочие им подобные прекрасно знали о его абсурдности. В какой-то момент даже МИД начал сетовать, что Министерство по делам колоний и Верховный комиссар Палестины постоянно приводят этот аргумент, однако не могут привести ни одного доказанного случая обнаружения шпиона, проникшего на Ближний Восток под легендой еврейского беженца.


Другие статьи по теме:
 Публицистика в фельетоне
 Миф об избытке тракторов
 Разрушение государства
 Превратность судьбы - Гончаров И.А.
 Заговор в британской иерархии.

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: