Арт богданов работа для бога первый вздох


Арт Богданов - Работа для Бога. Первый вздох

Думаю возможности наковальни не столь ограничены ее размерами, но именно у нас рабочая поверхность только над ней. В итоге щит сплели из тонких и длинных пластин. Вышло достаточно тяжеловесно, но я вполне справлялся. Особенно порадовали рваные края щита. Насколько я себя я знал, я не был шикарным рукопашником и мечником. Но общие техники и принципы знает любой боец. Потому как ударить краем щита в грудь, колено или сломать щитом локоть, я точно знаю. Не от того что я привык работать со щитом, а от того, что понимаю сами принципы. Но эта техника требует отработки.

И мы работали. Я буду основной ударной единицей. И пока одни ковали оружие для соратников, я гонял по боксу свободную смену. До крови.

Рефлексы лучше всего закрепляются болью. И я закреплял. Исида, Тарик и Ругер ещё кое-как могли мне противостоять. Остальные просто летали по очищенной площадке. А Лилин просто сбилась с ног, пытаясь вытащить жертв моих уроков. Но я никого не жалел, особенно себя. Уже спустя день я сражался с троими за раз, при этом они были уже в намёке на броню и могли парировать мои удары наручами и поножами. Этому я их учил. Жестоко учил. Но наука не проходила даром. Все чаще эти черти огрызались и оставляли синяки и подрезы на моей тушке. И я не мог этому не радоваться. Тяжело в учении, но легко в бою.

Аборигены больше не атаковали, но и не уходили. Альт постоянно сидел у прохода и нюхал сквознячок, идущий оттуда и с уверенностью мог сказать, что там есть люди и много.

Но вот пришёл час икс. Еда стала подходить к концу, а уж Мотя буквально вылизал все стены но все равно ходил с грустной мордой. Точнее большую часть времени он лежал и с укором смотрел на нас. Прошёл последний день, в который я дал всем выходной. Даже устроили небольшой сабантуйчик с музыкой от Илира, танцами и небольшой пирушкой, в которой добили остатки грибов, ягод и сушенного мяса.

Все отступать некуда. Только вперёд. Я посмотрел на свое воинство, одетое в нелепые, но уже стальные доспехи на кожаной основе. Мечи, копья, топоры в руках. Теперь мы сила.

- Илир, давай. - Дал отмашку я.

Мы все заняли позицию по бокам от входа, который собирались пробить. Парень с улыбкой полного идиота сидел чуть в стороне от входа и я прикрывал его щитом. Наковальню снова закинули на Ящера. Теперь лишь бы этот обдолбаный бард не учудил чего-нибудь по пьяной лавочке.

Илир загудел в нос, настраивая свой внутренний камертон и стал накачивать кучу камней в проходе вибрациями. Земля под ногами мелко завибрировала, так что зубы свело. Ничего себе у него мощь. И пусть маны с гулькин нос, но мощь поражает, а все из-за вдохновения всего лишь одиннадцатого ранга. Кем же мы станем на сотых рангах наших умений? Да мы станем богами. Но вот выдержим ли мы такую силу и власть? Очень легко стать погибелью этого и без того умирающего мира.

Грохнуло так, что заложило уши. Земля больно ударила по ногам. И хоть мы стояли вне фокуса удара, досталось даже нам. Но я не обращая внимания на попадавших с ног соратников, ринулся в проход. Щит над головой защитил от падающих сверху камней, а фонарики, щедро навешанные на меня нимфой, позволяли видеть даже в густом облаке пыли. Это даже плюс для нас. Аборигены оглушены и их носы забиты пылью. Они сейчас как слепые котята.

В соседнем боксе валялись разодранные тела тех, кто не понял, что происходит и остался на пути взрыва. Я ринулся направо. За мой уже бежал Тарик. Торн и Исида идут по левой стороне. Нужно выбивать тех, кто по воле случая оказался вне фокуса взрыва.

Первую жертву я нашёл буквально сразу же. Абориген стоял на четвереньках, тряс головой и тихо поскуливал. Удар ноги в голову и он затих. Надеюсь не убил. Но щитом раздробил ему голень. Такой приказ у всех. Стараться не убивать, а только калечить. И желательно ноги. Преследовать они нас в таком состоянии не смогут, а нам паства пригодится.

Аборигены оказались аховыми бойцами. Спустя несколько минут я столкнулся с новой волной нападающих пришедших со стороны других выходов. Тут уже стало не до шуток. Но стальная броня, щит и меч давали огромное преимущество. Пусть это лишь шлем, наручи, поножи и грубая кираса с юбкой, но щит и неделя уроков с Ругером дали свои результаты. Я шёл сквозь их строй как нож. Бить старался плашмя, что с моей силой и ускорением калечило воинов мгновенно.

Через полчаса я стоял посреди бокса усеянного телами. Многие из них ещё шевелились и пытались дотянутся до своего оружия. Все же болевой порог у них заоблачный. Однако такие попытки мы быстро пресекали. Раздробленные пальцы смельчаков быстро отбили охоту остальным куда-то ползти. Даже шевелиться старались поменьше.

И когда лежащие тела из тех, кто жив, уставились на нас с обречённым видом, заговорил Илир. Точнее его заклинание динамика.

- Мы ваши Вожди. Вы нам служить. Мы давать защиту и жизнь. Вожди идти сюда. Быстро.

Понятия рабства у аборигенов не было, да и лексикон достаточно беден. Так что пришлось изгаляться.

- Мы не враги. Мы дарить хорошо. Вы слушать нас. Вожди сюда.

Пара аборигенов зашевелилась активнее и поползла к нам.

- Я Хыргых. Мы да. - Выдал перевод рычания одного из инвалидов Илир. - Я так понимаю, он согласен.

Второй тоже повторил фразу первого. Быстро, однако. Даже как-то неожиданно и чувствуется какой-то подвох. Хотя иезуитской хитрости от этих примитивных ребят я не ждал.

Дальше пошли дикие переговоры. Лилин и Яниэль облегчали боль раненым, пока я пытался договориться с тремя вождями из тех, кто выжил. Третий очнулся чуть позже, но оглядевшись по сторонам, понял всю бесперспективность борьбы со страшными чужаками. А вожди должны думать, как выжить племени без воинов. Мы положили человек триста и около сотни из них насмерть. Серьёзный удар по популяции аборигенов. А у них и без того проблемы кровосмешения и вырождения. Разозлимся, добьём оставшихся и спустя поколение они сами выродятся. Они хоть и примитивные, но заветы предков чтили и знали. Скорее всего, потому как кроме этих сказок и заветов у них не было других развлечений.

В итоге пришлось долго объяснять им, что именно мы от них хотим. Боксы био-ферм мы забирали себе, но едой обещали щедро делиться, в обмен на работников. Молодых и самых красивых. И естественно девственниц. Ну, естественно для пользования по профилю. Я когда это озвучивал, едва сдержался от смеха. Представив себе, как я окучиваю гарем из этих обезьянок. Но все было просто. Молодое поколение проще излечить, обучить новшествам и новой философии, где свет не зло.

Альта мы потребовали короновать и признать Вождём вождей и под его кислую рожу едва не разрываясь от смеха, выбил ему гарем из целой дюжины девственниц от всех племён, по одной. Будет делать будущих принцев.

Альт наверняка угорал не меньше меня, но морду делал важную и величественную. И кстати про гарем для него я не шутки ради заикнулся. Во-первых, это действительно будущая аристократия нашего государства. А во-вторых, Альт уже много раз говорил, что Хор все сильнее выдавливает его. И когда его место займёт сам Хор, гарем и власть над другими, которая покоится на наших плечах, сделает его послушным проводником нашей воли.

Потому Альт кивал с важным видом и соглашался со мной и даже от себя что-то добавлял, потому как сам все понимал. Хотя конечно лично он, скорее всего, станет импотентом, только от вида этих красавиц. Пусть он в таком же уродливом теле, но он взращён на других канонах красоты.

Дальше шли торговые переговоры, где мы обещали золотые горы. Дерево, новая еда, облегчение боли в обмен на послушание и безоговорочное выполнение наших приказов и преклонения. Как работают молитвы и алтари я ещё не разобрался. И как их строить тоже. Но едва я заговорил об этом меня прибило сообщение от системы.

Внимание! Образован первый пантеон. Очки славы - 150, опыт - 10000.

Внимание! Получен уровень!

Дальше шла целая простыня сообщений о новых возможностях и обязанностях.

Все это я смахнул взглядом. Не до этого сейчас.

И когда мы уже договорились и все утрясли, случилось то, чего я совсем не ожидал.

Голова Илира разлетелась кровавыми ошмётками, качественно благословив сидящих напротив него вождей. Рефлексировать я не стал, а просто схватив щит и меч развернулся к новой опасности.

- Взвод! Тревога! - Заорал я, прикрывшись щитом. В него тут же ударилось нечто тяжёлое, что даже меня пошатнуло.

Встав на колено, я выглянул из-за щита и увидел... десяток игроков. Или богов. Высыпающихся из прохода.

- Торн, уводи девчонок! - Рыкнул я. - Альт помоги им. Наковальню бросьте.

- Хрен тебе. - Ухмыльнулась Исида и встала рядом. Тарик и Ругер тоже.

Идиоты но ругаться времени нет. Другие игроки это серьёзно. Против заклинаний железа мало. И как они нас нашли?

- Торн, выполнять. Убью! - Зарычал я, прикрывая девчонок.

Дальше был бой. Суматошный, в свете огоньков, прикреплённых к нашим телам. Аборигены в ужасе жались к стенам, но их походя сносили боевые заклинания. Я и Исида сразу же врубили свои абилки и вынесли сразу пятерых нападавших. Кто-то из них тоже был не пальцем сделан и тут же голова Тарика отделилась от тела. Исиду же унесло огромным камнем. Не понять выжила ли девушка после этого. Одно хорошо. Торн послушался и увёл альта Мотю и девчонок, пока мы сдерживали прорыв игроков. Наковальню с ящера мы сняли ещё во время переговоров, отпустив того пастись и где сейчас этот зверь, не понятно. Это хорошо. У девушек самые низкие шансы снова добраться до бункера с места воскрешения. Они должны выжить. Тем более мы уже уполовинили нападающих.

profilib.com

Глава 12 - Работа для Бога. Первый вздох. - Арт Богданов - Ogrik2.ru

 - Итак, господа и дама, это место наше и нами же создано, а вы вломились на нашу территорию, ещё и напали на моих людей. Пока вы ещё не совершили ничего преступного и непростительного, но попрошу воздержаться от глупых и импульсивных поступков. - Начал я вещать, пока новички хмуро смотрели на меня.

   Лилин и Илира отпустили. Берегиня тут же кинулась к израненному ящеру и стала щедро расходовать свою жизнь, но у того было слишком много повреждений и дебафов. Он все равно, пусть медленно, но уверенно, угасал на наших глазах.

  - Рокот, сделай что-нибудь! В глазах девчушки появились слезы, а в голосе дрожь и мольба. Я чертыхнулся про себя. Вся моя пафосная речь ушла в никуда. Все ошалело наблюдали за тем, как буквально на глазах, затягиваются раны ящера и за золотистым светом на руках берегини. Сам я лишь слегка удивился тому, что в прошлый раз Лилин вытащила его с того света, а сейчас не в состоянии залечить пусть множество, но достаточно пустячных ран. Дубинки у новичков были с острыми сколами на корневище, а шкура у Моти далеко не хитин жуков, потому вся его кожа покрыта глубокими пробоинами плюс несколько десятков переломов и выбитые глаза.

  Мне ничего не осталось, как быстро выдернуть из рюкзака кожух и влить в него остатки воды, что ещё оставались в кожаной фляге за плечами Торна. Тянуть затхлую воду из непонятного бассейна, мне показалось не слишком разумным. Так что остатки мы слили во все ёмкости, что нашли у аборигенов бункера и оставили лишь на обратный путь, на всякий случай. Вот и пригодилось. Свою кровь мне отдали все из наших не возражая. Мотя был членом команды и терять его не хотел никто. Даже Яни уверенно протянула свою руку под нож хоть и отвернулась, прикусив губу. Результат меня поразил, снова осыпав кучей системных сообщений. Я создал серебряный эликсир жизни с заоблачными свойствами. Потому, когда я вылил его в рот ящеру и затем окропил его сверху, тот очень быстро пошёл на поправку. Элик не лечил сразу же, но все равно здоровье ящера резко улучшилось и стало упорно лезть к зелёной зоне.

  - Итак, продолжим! - Я снова начал вербовать новичков. Что ж вышло с излечением Моти не менее эффективно и эффектно чем с применением МТБЗ. Народ проникся и внимал более тщательно и благодушно. - Это место наше и создано нами. Мы тоже люди и в таком же положении как вы, потому не станем вас убивать просто из обиды или гордыни. Что вам делать решать вам самим. Ущелье достаточно большое и мы все в нем поместимся до первого дождя. Но если решите уйти, то дождь уже будет вашей проблемой.

  Новички переглянулись. Ага, проняло! Если в пустыне дождь проблема, значит, они чего-то не знают, что знаем мы. А мы уже и закрепились на местности и выглядим куда внушительнее, особенно в свете последних презентаций наших способностей. Есть о чем подумать. Ну, давайте, думайте, ребята.

   Мне очень нужны эти ребята. По всему   видно, что ребята выбрали или только идут по пути воинов. Нужно только убедить их, что мы вместе нужны друг другу. И между нами сейчас стояли две стены, одна из которых только что рухнула. Моя группа доказала, что в ней нет балласта, несмотря на то, что низкоуровневые  противники легко скрутили часть ее членов. А потом ещё и почти забили ящера до смерти. Вторая стена была в убийстве Влада. И я ждал вопроса по этому поводу.

  - Ты только что убил одного из нас, а теперь говоришь о сотрудничестве и нормальных отношениях? - Оправдал мои ожидания один из парней тот, что стоял за спиной Влада.

  - Так и есть. И убью любого из группы, если он будет мешать выживанию всей команды. Но и это ещё не все. Его смерть не была окончательной, а лишь отправила его на перерождение. Что меня честно говоря сильно печалит. Мне этот человек не нравился с самой первой встречи. Ты ещё скажи, что сам не чувствовал этого? - Я закинул пробный шар в отношения новичков между собой и Владом.

  Обращался я к парню, как возможному заму бывшего лидера, но и за реакцией остальных следил. И то, что увидел, мне понравилось. Эти люди тоже чувствовали гнилой душок своего вожака. Осталось только выяснить, почему они отдали ему лидерство.

  - А ты и судья, и присяжные, и палач в одном лице? - Подала голос девушка из новичков.

  - Оглянись! - Картинным жестом обвёл я ущелье. - Суды для устоявшейся цивилизации, в которой есть закон и главное стабильность. Мы же здесь выживаем и до тех пор, пока у нас не будет стабильного социума,  выживать будут те, кто быстрее других реагирует на опасности и угрозы. А Влад был угрозой, которую я устранил, и буду устранять, едва его увижу.

  - С чего это вдруг он стал такой угрозой? - Нахмурился парень. - Ну да мужик он с тараканами, но не так, чтобы заслуживал убийства, каждый раз едва попадётся на глаза.

  - Именно заслуживает. Знаешь, как в этом мире развиваются способности? Тогда я поделюсь. Нужно очень захотеть. Но ещё нужно знать, чего конкретно хочешь и как это работает или иметь опыт в прошлом. Ещё, судя по Лилин и Илиру, могут сработать какие-то таланты, что были у человека.

  - Причём тут это?

 - При том, что этот газ, что он выпускал из рук, я узнал. - Изначально меня беспокоило то, что теперь Влад знает, где нас искать и возможно даже знает про бункер. Тут раскинулись джунгли и вход очень быстро оплело разными растениями, ведь берегиня именно там чаще всего бывала. Но не факт, что ребята, тут просидевшие пару дней не нашли его и просто не рискнули идти в темноту. Потому я решил блефовать, зарабатывая доверие новичков, но с каждым словом понимал, что это не блеф. Изначально сказанное казалось выдумкой, но слова тут же ложились на понятия и отражались в памяти.  Это действительно было правдой хоть и казалось выдумкой.

  - Это НИГ-12. Нейропарализатор аэрозольного типа. Попав на кожу или в лёгкие, он практически выжигает нервную систему, оставляя человека инвалидом, а добравшись до мозга, превращает жертву в овощ. Изобретён во время второй войны полисов, а после даже в то суровое время, был запрещён общим конклавом полисов. Его сочли негуманным и пользовались им только мародёры с пустошей и прочее отребье, что жило ограблением караванов и самих полисов. За баллончик такого аэрозоля расстреливали на месте. Так что человек, который смог получить этот газ в свои навыки, должен был очень хорошо разбираться в том, как это работает, а возможно даже знал, как он производится. Так что если не хотите, чтобы я повторил свой залп уже по вашим тушкам, я хочу знать, почему он руководил вами и кто вы есть и что из себя представляете. Если даже не захотите быть в нашей группе вы для нас опасны. Деваться из ущелья некуда, потому как только тут есть вода и еда. Быть нам соседями в любом случае, так что я просто обязан знать ответы на свои вопросы. Потом отвечу и на ваши. У нас есть очень много полезной информации на обмен.

  Информацией мы обменялись. Ребята оказались на удивление адекватными. Ругер, Тарик и Исида встретили Влада-Рэйгарда  на третий день своих блужданий. Они случайно вышли к мелкому оазису в этой пустыне и там остались, подъедая травы, грибы и мелкую рыбёшку, что водилась в роднике, питавшем оазис. Когда на них вышел Влад, он сказал что знает, где есть место получше, потому как он сам его видел своими глазами, а ещё сказал что там его ждут его люди. Он якобы случайно и героически погиб в схватке с местной фауной и воскрес на том же месте, в котором появился изначально. После чего был вынужден искать свою команду  и случайно заблудившись, нашёл эту.

   Рейгард изначально представился лидером устоявшейся группы людей, которая без него не смыслит жизни и обещал вывести новиков к своим людям. Там их должны были принять с распростёртыми объятиями, потому как Влад у них в огромном авторитете и погиб, первым ринувшись на баррикады. Ребята просто хотели хоть какой-то стабильности в этом пугающем и непонятном мире, потому доверились Рейгарду.

  После того, как по прибытию Влада, появился Люцифер, его авторитет в группе только возрос.  Вот только с вопросами они откровенно опростоволосились. Первым, как водится, был вопрос: «ты кто?». На который дьявол ответил стандартно. В итоге первые два вопроса эта команда пролюбила. Ведь вторым на ответ Люцифера было что-то вроде: «ты дьявол или Сатана?» К удивлению на вопрос Влада, «какого хрена тут происходит?» Люцифер выдал достаточно внятный ответ с ассоциациями, с пчёлами, с игрой и Старшими расами. Это ещё больше укрепило авторитет Влада в этой команде. Когда же он вывел их на ущелье и потом на наш райский сад все признали его лидерство. До тех пор, пока не появились мы и не отняли его вместе с головой самого лидера.

   Услышав их историю, я тут же приукрасил некоторые элементы своей, выставив Влада полным профаном, а местами даже идиотом. Я ни разу не политик, но с  массами людей работать умею. А что есть армия как не кучка парней, что должна стать боевым звеном и работать сообща? А ведь они из разных городов, социальных прослоек и субкультур.

  В голове кто-то ехидно хохотнул и эхом затих на заднем плане. Все же, я что-то упускаю, ведь как ни крути, а этому голосу я доверял.

   Пришло время разбираться с пополнением.

 Исида получила класс «Валькирия», что-то вроде женского аналога воина. Особых свойств у неё не было как и заклинаний. У девушки были проблемы с контролем гнева, потому она получила «ярость» и «боевой дух», а за ловкость рук при ловле рыбы в озерце дали аналог моему ускорению, но в ее случае ускорялась только реакция. Плетение повязок из травы тоже было ее рук делом. Откуда такие навыки, девушка не помнила, как и большинство из нас.

   Ругер оказался охотником. С самого начала он вооружился камнями и очень неплохо их метал. В оазисе так же были всякие ящерицы и змеи с жуками, пусть и в очень малом количестве и достаточно скромных размеров, но ему хватило их для прокачки уровня и получения классовых навыков «точная рука» и «острый глаз». Закрыл класс он навыком следопыт. Исида пробовала сплести пращу для Ругера, но трава не подходила, как и змеиная кожа. Уж больно мелкие гады водились в оазисе.

   Тарик ещё не получил класс, но у него проснулись навыки рукопашника и владения холодным оружием, если дубинки можно было так назвать. Его постоянно тянуло совершить какие-то непонятные, но красивые ката и жутко бесило деревянное тело. Он постоянно старался улучшить свою растяжку и проверял успехи на напарниках. Ему особо не отказывали,  так как это был путь к развитию. До прихода в ущелье качать уровни было почти не на ком, а во время тренировок с плотным контактом кое-какие крохи все же падали. Вот до этого я как-то не додумался. Надо бы намотать на ус и устроить тренинги, особенно с небоевыми классами.

    В целом мне ребята понравились. Их манера поведения, слова, эмоции. Обычные ребята в необычной ситуации и не более. Думаю, мы сработаемся, осталось только проверить временем первые впечатления. В любом обществе всегда есть откровенно аморальные уроды, вроде того же Влада, но подавляющее большинство людей вполне адекватны и терпимы. Все конфликты и неприязнь уже рождаются между людьми в процессе общения и несовпадения взглядов, при этом они остаются вполне нормальными для третей стороны, хоть и считают исчадьем ада друг друга. Эта тройка была из категории нормальных, и неприятностей я не ждал, но перестраховаться не мешало. До заката остался час, если не меньше, потому я скомандовал продолжить сбор дров, не показывая новичкам откуда мы появились. И уж тем более не собирался их сразу же тянуть на нашу базу. Пока в наших рядах муза-фонарик мы в относительной безопасности, даже если противник будет знать, где вход в бункер. Вопросы новичков я отсек в уверенной форме. После заката будут разговоры в тихом убежище. Сейчас время поджимает.

   Уже стало смеркаться, когда я удовлетворённо дал отбой сбору дров, воды и еды. Новички не сачковали и очень бодро собирали сушняк и корчевали кусты. Пару раз пришлось принять бой с местной фауной из пары сколопендр и одной восьмиуровневой змеи, что только сблизило нас. Ругер уже стал подкатывать к Яни, откровенно восхищаясь ее красотой и блеском кожи. Девушка смущалась и украдкой поглядывала на меня и мою реакцию. Это меня и веселило и злило одновременно. Чувство ревности не самое приятное, а оно было. Но Ругер все быстро смекнул и успокоился, обыграв все так, как будто у него просто весёлый нрав и он ко всем так пристаёт. Впрочем, тут у него тоже ничего толкового не вышло. Лилин все ещё была малолетней девчушкой, что боялась контакта с мужчинами, а Исида откровенно пообещала оторвать ему яйца при следующей сальной шуточке. Но в целом атмосфера налаживалась и стала более дружелюбной.

   Под конец я устроил очередной  взрыв, но уже выстрелив по зарослям вне сада берегини. После этого осталось только перенести пламя с одного из десятка лагов возгорания. Снова прилетел уровень. Заросли я выбирал погуще, чтобы гарантировано что-то подпалить. Ведь моя пушка работала раз в час, потому как у неё откат был в сорок минут, а мана набиралась и того больше. Я тут же вкинул доступные очки в силу, ловкость и псионику. Потому как второй уровень облака требовал сто единиц маны, а недостачу снимал со шкалы жизни в утроенном размере. Это было не просто неприятно, но ещё и чертовски болезненно. Даже стойкость слегка поднялась.

   Уже почти в темноте мы разожгли костёр на окраине сада, истратив часть сушняка. В тарелке с песком донесли угли к входу в бункер. Новички напряглись, когда мы полезли в эти заросли. Оказалось, они все же нашли вход и даже пытались его разобрать, но злобное шипение Моти и его не менее страшная морда заставили их засыпать завал обратно.  Пришлось их слегка успокоить и уже через четверть часа внутри полыхал небольшой костерок, придавая уют обстановке и некий первобытный флёр. Но мы-то не были древними кроманьонцами, потому уже вскоре на сырых ветках все тянули грибы и куски мяса к огню. Люди радовались его теплу и свету в этом тёмном мире.

  «Как раньше.  Используй это.  У костра  и на природе легче всего делится сокровенным»  - мечтательно прошептал голос в голове и снова ушёл в даль. Вот ещё одна непонятная вещь. Что это? Шизофрения? Или голос реален? Уж больно он стал обособлен от меня. Если вначале все было как прорывы старой памяти сквозь амнезию, то сейчас складывается чувство, что он стал жить своей жизнью. И это немного пугает.

    У костра мы засиделись, обмениваясь информацией, впечатлениями и историями друг друга. Амнезия многому мешала, но что-то все же проскакивало. Исида и Тарик совершенно не помнили разруху мира и вся их жизнь была достаточно размеренной. Исида служила в армии, была лесбиянкой, чего не скрывала и слегка неадекватно реагировала на  мужчин. Она сама же и просила ее не силишкам трогать, так как если она закусывала удила, то уже не перебирала методами,   а просто шла к цели, которая чаще всего была в устранении всего, что шевелилось в радиусе ее раздражения. И это было заметно. Местами девушка уж очень бурно реагировала и едва себя сдерживала от рукоприкладства.  А вот на руку она была тяжела. Сказывалось армейское прошлое, в котором она была далеко не тыловой обслугой.

   Тарик оказался молчуном с прошлым, о котором он не сильно распространялся. Он тоже не помнил падения мира и ассоциировал себя с тренером по боевым искусствам, каскадёром и актёром, при этом имел гибридную внешность азиата и европейца. Определить чего в нем больше не получалось. Уж больно он был замкнут, но в тоже время не шёл против команды и не претендовал на лидерство.

   Ругер оказался рубахой парнем, с вечно неунывающим характером и пусть иногда плоскими, но шутками. Он уже помнил падение мира, пусть и урывками. Его охотничье прошлое связано с тем, что он был внешнком. Одной и группировок, которые не попали в полисы, но все равно пытались выживать в пустошах, которые с каждым годом только расширялись. И питаться подножным кормом для него было вполне естественно. Иногда он не понимал, почему другие не хотят разделить с ним трапезу из подбитой камнем сколопендры или гигантской многоножки. Этот парень единственный, кто,  как я, получил «естествознание» и «суть вещей». И пока я махался с жуками в бункере, он обозвал под сотню новых растений в саду Лилин. За что получил пару уровней и прокачал сопутствующие навыки.  И потому он первым отпустил Илира и отступил, увидев наши уровни. До этого ему не позволяло отступать единство с командой, но только он осознавал, на какие уровни они напали и очень удивился, что их не разорвали ещё до того, как подоспели мы с Торном.

   В итоге посиделки прошли достаточно сытно и для желудка и для мозгов и для настроения.  Однако ночные смены я распределил так, чтобы в одной смене дежурили и старики, и новички. Это устроило всех, потому как сомнений доверять или не доверять, у вновь принятых было столько же, сколько и у нас. Это гарантировало безопасность обеим сторонам. Мы были однозначно сильнее, но и знание того, что они не сдадутся без боя в случае эксцессов, согревало душу пришлых. Пусть за посиделками у костра мы и значительно сблизились. Мне откровенно не хотелось терять этих ребят. И чем дальше, тем больше. Душа командира подразделения требовала создать сильную боевую единицу из столь разрозненных характеров. Однако требовать признания лидерства, что включило бы их в нашу группу, я не торопился.  Боялся спугнуть ребят условиями подчинения и отказа. Да и просто сам ещё не сильно понимал откаты от этого.  Как оказалось, Лилин могла применить «хранителя душ» на одном существе лишь раз в месяц, а на различных только раз в две недели. Потому так и волновалась за Мотю. И все эти ограничения были везде. Мы были богами, но даже нас сдерживали законы физики.

   Например, та же бодрость с утра таяла куда медленнее, чем после целого трудового дня. Начинали проявляться дебафы «утомление», «сильное утомление», «истощение» и прочие. При этом бодрость восполнялась куда медленнее и ощущения от усталости становились куда существеннее. Тут же стало понятно, что цифровые показатели больше измеряют уже существующие ощущения и просто описывают их в цифровом виде, чем полноценно заменяют реальные ощущения. Даже новым богам нужен сон. Потому вскоре все расползлись по циновкам, заполнять свою бодрость до отказа. Завтра трудный день. Снова предстоит сбор дров строительного материала и путь вниз. Если новички не нападут, значит пройдут первый рубеж доверия. А дальше у них просто не останется шансов на иное поведение. Только тварь вонзит нож в спину тому, с кем делил хлеб, огонь и кров. А таких убивать будут даже свои. Разумный человек всегда будет опасаться тех, кто предал других. Ведь завтра преданным можешь оказаться ты. Потому всегда ценились верность, честность и благородство. И во все времена не любили подлость и предательство. Это просто банальный инстинкт самосохранения. А в нашем случае, любые качества чувствуются острее. Тут от измены зависит жизнь, а не деньги или престиж. И даже второй шанс, а может и третий, не гарантируют безопасности и бессмертия будущим богам.

   Первую и последнюю вахты я оставил за собой. Моя повышенная выносливость позволяла быстрее других восстанавливать силы, да и для солдата караулы более привычны, чем для гражданских. Я не сильно удивился, что Исида решила составить мне компанию, выбрав достаточно сложное время дежурства. Ведь «собачьей» последнюю вахту не зря так зовут. Но она тоже солдат.

   Некоторое время мы просто сидели у маленького костерка, любуясь танцами языков пламени.

  - Она твоя женщина? - Вдруг спросила девушка и кивнула в сторону спящей музы.

  - Не знаю ещё. Сам не определился. Она мне жутко нравится, но пугает ее власть надо мной. - Пожал плечами я. Отказываться от Яниэль не хотелось, потому как я не уверен, что если парни увидят свободную красотку и решат за ней приударить, я не приударю кого-то из них. Да так что слегка приубью. Ревность штука такая, как и ярость мужика. Но и нужно оправдать мою холодность с этой девушкой, чтобы не плодить сущностей сверх меры.

   - Марс и Венера. - Усмехнулась Исида. - Извечная война, но вы созданы друг для друга. Самим миром созданы.

  - О чем ты? - Удивился я. - Какой Марс?! Какая Венера?!

  - Я знаю, о чем ты думаешь. «Боевой дух» не только позволяет мне выделять катализаторы, от которых мужчины звереют и готовы идти в атаку на превосходящие силы противника, но и чуткость к настроениям и эмоциям других людей. Так что моим словам можно верить.

   - Именно похожее на  это свойство меня в ней и пугает. Она тоже сносит голову феромоновой атакой. А я не люблю быть зависимым от внешних допингов. Мне и так проблем с головой хватает. - Скривился я, вспомнив свой внутренний голос, который вдруг резко зажил своей жизнью и уже не реагировал на мои желания.

  - Я знаю. Я была солдатом и открытой лесбиянкой. Я всю жизнь старалась быть мужчиной без гендерных признаков. И я тоже попадаю под ее очарование. Но я понимаю, что вы созданы друг для друга. Ваши о ношения будут вечны, но никогда спокойны. Она не будет верной, но на других она смотрит как на свои игрушки, что принесут ей выгоду или сиюминутное удовольствие. И только перед тобой ее колени прогибаются. У тебя после славных побед в будущем будут тысячи женщин, но всегда ты будешь сравнивать их с одной-единственной. - В голосе Исиды послышалась грусть. - Я завидую тебе, Рокот. Я бы хотела быть тобой. Пусть этот путь и сложен, и тернист.

  Приятно, конечно, иметь фанатов, но такие предсказания мне совсем не по душе.

  - Если ты столь проницательна, почему пошла за Владом? - Я увёл разговор с неприятной для меня темы.

  - А я все чувствовала. И его жажду власти и доминирования над другими любым способом. И плач капризного и неуверенного ребёнка, что самоутверждается за счёт других. И показывает миру личину уверенного в себе гиганта. И желание быть значимым. Но ещё он не врал, что знает, где есть место получше и что есть люди, которые ему подчинялись. Потому и приняла его как лидера. И он привёл нас к тебе. Когда ты его убил, я ведь не впала в ярость и не атаковала вас, что для меня вполне естественно. Я почувствовала твою силу и облегчение от его смерти. Он исполнил то, что должен был нам дать.  Теперь мы с тобой. Ты нам ещё не доверяешь. Но поступи ты иначе, я бы первая огорчилась. Теперь я знаю, что ты достойный командир. Я вручаю свою жизнь тебе, лидер.

  Исида вступила в вашу группу!

  Я едва не поперхнулся, но тут меня отвлёк ещё один голос. Внутренний.

  «Я ей верю».

  «Ты кто?» - мысленно выпалил я.

  «Я это ты» - хмыкнуло в голове в ответ и тишина, словно радиосвязь отключилась и остался только белый шум. И больше на крики внутри головы никто не ответил.

  До конца первой смены мы просто молчали, каждый думая о своём. Все было сказано, осталось осмыслить. И мне больше, чем другим.

Показать оглавление Скрыть оглавление

ogrik2.ru

Читать онлайн книгу Работа для Бога. Первый вздох (СИ)

сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 17 страниц)

Назад к карточке книги

  Но вот прошла неделя. Народ подрос и в уровнях и навыках. Мы обзавелись вещами, что смогли создать из кож мобов и их сухожилий. И пусть инструменты были примитивны, но разум современного человека куда более развит, чем у туземцев, да и знаний больше. Хор уже давно не смеялся над ними, а все больше смурнел. Такой прогресс на его глазах при ясных мыслях не окутанных пеленой боли заставлял о многом задуматься. Например, о судьбе своего народа, на который наехали такие продвинутые чужаки.

   Последний день общение с Хором вышло очень плодотворным. На контакт со мной он шёл неохотно, но деваться-то некуда. А вот Лилин боготворил. Сначала они с Мотей жутко ревновали друг друга, а потом эти гады спелись на волне страха ко мне. Я ведь и Хора придавил так, что у того глаза повылазили. А уж когда я смог оторвать его тушку от пола на вытянутой руке тот совсем присмирел.

   Дальше пришлось морщить мозг. И не только мне. Как я и подозревал, бункер был огромен и народу гры доступна только часть его. Селятся они племенами каждый в своём секторе. При этом плотно повязаны политическими, торговыми и ресурсными связями. Племя Хора Рырх аграрное. Они продают еду и потроха жуков. Есть и другие племена. Часть тоже сидит на био-фермах, часть на материальных базах металла. Медь и серебро куда круче и твёрже золота, а уж о железе тут ходят легенды. Да и предки в легендах оставили десятки табу, одним из которых запрещалось ломать колонны био-ферм, двери выхода и разбирать завалы, ведущие в изолированные части бункера.  Но если разобраться, то все, а точнее ничего не изменилось. Та же борьба за власть, интриги, заговоры.

  Хотя нет. Кое-что изменилось. Власть подмяли подростки. Из тех, кто уже повзрослел, но ещё не осатанел от постоянной боли в теле  и голове. Мыслили они уже здраво и адекватно, и кое-как могли сдерживать берсеркеров. Тех, кто спятил от вечной пытки.  Традиция передачи «первого ыха» младшему незыблема и завещана предками. От первой боли до первого безумия вождь племени сдавал свои полномочия преемнику. При полной поддержке племени. Старики зачастую уходили к предкам  в ритуале «урх». Когда вождь одним ударом ыха повреждал мозг того, кто уже не мог терпеть боль или проявлял явные и крайние признаки антисоциального поведения.

     Но это были лишь цветочки. Ягодки прорезались потом. Когда племя Хора увидела в своих владениях на сборе урожая страшных и уродливых пришельцев,  которые не могли прийти ни откуда кроме врат ада, за которыми ырхи карают грешников, что не соблюдают закон племени, они решили атаковать. Вдруг ырхи испугаются. Но ырхи не испугались. Они разверзли каменные своды и обрушили смертельный свет на животворящую тьму. Шесть из десяти сборщиков были жестоко убиты и их души сожрали порождения страшного света. Всего четверо сборщиков уцелело и принесло горестную весть в селение. После чего молодые вожди решили уйти оттуда и созвать совет племён, завалив за собой вход.  Это все что они могли. Совет собрался быстро.

  Оказалось, что в этом бункере обитало ещё одно племя или даже целый народ. В какой-то момент истории они рассорились ибо те поклонялись грязному свету и сильно отличались от гры. Много веков назад их войну остановили мудрые предки, разрушив вход и запечатав врата в царство света. Там жили страшные уахи, что питались жизнью и душами гры. Мудрые предки запечатали все врата, от которых идут опасности их детям и повелели охранять их и оберегать. И тут вдруг оказались взломаны врата ведущие к свету...

  Не удивительно что даже примитивные сборщики урожая, то есть крестьяне, при поддержке двух охотников на жуков,  что их оберегали  самозабвенно атаковали  стайку уродов. Если для нас свет это жизнь, то для них он пытка, боль и смерть. И как тут строить диалог? Тьма их исконное место существования. Тьма для них это жизнь.

   Как воспримут посланника света, что пропагандирует избавление от боли?

  Вряд ли как пророка. Скорее поднимут на пики. И доказать, что мы хорошие нам просто не дадут. Тем более мы уже доказали, что свет это зло, убивающее их воинов.

  Даже Хор отказывался есть жареные грибы или мясо. Он ел только то, что не осквернено огнём и светом. И не мог перебороть себя.  Странный выверт судьбы, но решать эту задачку нам.

  А вот для нас он выглядел животным, что сырым жрал все, что под руку попадётся. Ошмётки червей и их слизь, грибы и мох. Как с такими установить контакт? Для них мы демоны света... эмиссары добра и обезболивающего. Как убедить тех, кто привык с младых ногтей терпеть боль, что эйфория это обычное состояние здорового тела, а не грех дарованный демонами в обмен на их душу. Как пояснить уродам, что их тела это болезненная форма и инвалидность. Этого я не знал.

  Для них Яниэль как для нас был Люцифер. А ведь и его звали Лучезарным. Когда-то. Тупик.

  Народ уже роптал, а я все не мог принять решение. Мне нужно это племя. Я это печенью чую. Нельзя его так просто истреблять ради безопасности и материальных благ. Да есть альтернативы. Второе племя, что жило когда-то в сообществе. У них другие мутации и запросы. И я даже на своей шкуре ощутил их силу. Но стоит ли вот так просто слить этих людей? В угоду более удобным.

  По всем параметрам и в желании выжить,  да – стоит. Но кем тогда я стану? И не только я. Мы все.

  Боги жестоки, своенравны, самолюбивы, но их сила в пастве. Это даже понятно без прошлой памяти. Наша сила в последователях. Это логично. Сила генерала не только в его гениальном мозге, а в его обученной армии. А сила сержанта в том, как он обучил свое отделение, потому как сержант всего лишь  человек и не сможет воевать один за десяток тупых духов.

   Все это я высказал на общем и очередном мозговом штурме. Как пояснить тем, кто привык, что тьма есть благо, что свет альтернатива. Если бы ко мне пришёл в дом человек и уж тем более страшный монстр, что жутко отличен от меня и стал бы пояснять, что свет болезнь и только тьма дарует силу и долголетие... ну да! Я бы тоже сначала стрелял, а потом думал.

   А если обратится к памяти пусть и отрывочной то вся наша история на таком построена. Борьба света и тьмы. Часть древних пантеонов была заполнена темными богами у которых были и жрецы и паства. Тот же Князь тьмы предлагал силу и долголетие в обмен на душу. А мы, по сути, делаем то же самое. Предлагаем здоровье, силу и долголетие в обмен на ману, что и есть частью и производной от души и жизни этих существ. Для них это будет выглядеть точно так же.

  Более того Земле миллиарды лет и кто скажет не было ли уже такого катаклизма, после которого вмешивались Старшие расы, давая шанс остаткам человечества. Давая божественные силы избранным, которых мы запомнили как языческих богов. Потоп, Ледниковый период, что ещё?

 Вопрос в том, как дать понять тем, кто живёт в перевёрнутом мире  и мыслит другими понятиями, чем те, которые нам привычны.

  В итоге вывод один. Никак! Только завоевать и навязать свое мнение. Других вариантов нет!

     – Заткнулись все!  – Рыкнул я на галдящий круг соратников. Надоели их беспочвенные предложения за эту неделю. Ни одной умной мысли. Ни одного здравого смысла. Лишь что-то  в стиле будем целовать их в зад. Никто не понимал что вышибить из этих людей их устои традиции и саму основу жизни не получится. Для этого нужны поколения изменений. Придётся действовать иначе.

     – Собрались все. Мы идём на войну. До победного!

  Я лишь умолчал,  что  сейчас  мы не армия ... нет, все же армия света,  но видят нас как армию тьмы. Мы то, что разрушит их привычный мир и превратит этих уродов в людей. Но эти роды будут как всегда болезненны. И как всегда те, кто у власти их окрестят злом. Мы на несколько порядков опережаем подопечных в интеллекте, и в обычном, и в системном. Но сами тут не можем разобраться, кто и в чем прав. Жаль, что будут жертвы. И скорее всего много.

  Старшие! Спасите этот мир! С такими богами как мы, ему точно... 3,14 ...

                                                                          Глава 18

 Каким бы жестоким я ни был, я не желал лишних смертей, тем более тем, кто был выгоден мне и всей нашей компании. Да, я собирался на войну я ожидал большие жертвы но так же я хотел их избежать.

   Потому первым делом я выслал парламентёра из их числа. Все наши диалоги были слишком абстрактные и полны недомолвок. Все пояснения Хора сводились к простым предложениям, которые мы всей своей общиной расширяли до  значимых для нас информационных величин.

  Каждое предложение в стиле: «моя идёт любить жену к соседу ради жизни и силы племени», обрастало интерпретациями, из которых мы выбирали самые логичные и жизнеспособные. Выбор у нас был не слишком велик, так что выкручивались как умели. Однако понять так ли мы пояснили свою позицию нашему посланнику, знать не могли.

  Я все свёл к простому: «Эта земля моя. Я сильный и иду туда, куда мне надо. Убивать буду только тех, кто мне мешает. Их жизни мне не нужны. Мне нужна моя жизнь и отдам я ее, только забрав много жизней своих врагов».

  Примитивный расклад, но именно он впечатлил Хора. И ничем нашим планам не перечил.

  Я прекрасно понимал что войны не избежать. И тут от моей силы или дипломатических навыков совсем ничего не зависит. Все упирается в примитивную математику иине совсем примитивную психологию.

  Мы чужаки. Мы вломились в их дом убили их родичей и отобрали жизненно важное пространство. Бункер хоть и огромен, но в нынешнем состоянии девяносто процентов помещений лишь пустынные боксы, ни для чего толком не пригодные. Выращивать там грибы и жуков можно, но это все равно, что делать это в пустыне. Очень сложно и затратно при минимальном выхлопе.

   Так что уже несколько поколений, а может и десятков поколений, здесь выработалась определённая цифра ртов, которое может прокормить био-ферма. И это касается не только этого племени, но и других. Если я правильно понял рассказы Хора, то было племя, что добывало живую воду в обмен на еду потому, что вода в био-ферме умирала. Мозговой штурм решил, что одно из племён нашло артезианский минеральный родник, который позволял био-фермам не истощаться. Другие сидели на каких-то складах или трансформаторных будках, где ещё остались цветные металлы. Они-то и крафтили остальным наконечники для копий, прочие украшения и полезные вещи. Так что они зависели от излишков пищи на био-фермах, которые за века порядком истощились.

    Ну и последнее. Мы монстры, страшные уродливые чудовища, что делают свет и едят жареное мясо. Так что бойни не избежать. Пусть не сейчас, но ещё долго нам предстоит бороться с партизанским движением и террористическими ячейками. Они конечно примитивны, но достаточно развиты и сообразительны, чтобы устроить каверзу захватчикам. Да и сам их примитивизм будет толкать их к этому.  Мысль: «нас больше мы, сильнее», многим не даст покоя.

   Потому мы выступили только спустя три часа после того как отпустили Хора. В этот раз я собирался пройтись дальше и взглянуть на то, что нас так упорно зовёт выматывая душу.

  Прямого противостояния после двух разгромных побед я не ожидал, но все же выработал боевое построение. Впереди шёл я и Торн, максимально приодевшись в новую броню и прикрывшись щитами. Их создал Торн из нескольких слоёв кожи змей и ящериц, натянув ее на гибкие палки. Так себе защита, но лучше чем ничего. Так же только у нас были шлемы из панцирей броненосцев. Было бы больше, но они были очень тяжелы в обработке без инструмента и всего два из них подходили по размеру. Между нами шла Яниэль,  чуть позади Тарик с пращей. Ругер с Исидой и Мотей прикрывали Лилин и Илира, что шли в тылу. Если что-то пойдёт не так, Исида снова работает торпедой,   обгоняя нас и выжигая всех, кого сможет.  Всех раненых отправляем в тыл, где их принимает Лилин и исцеляет по мере сил. Илир на подхвате с эликсиром и водой. Исида и Ругер – группа эвакуации, что вытаскивает  неподвижных бойцов. Мотя прикрывает и работает транспортом. Его и сейчас загрузили мешками с едой водой и прочим нужным в походе. Зверь недовольно морщился, но после одного взгляда на меня принял свою участь.

   До конца био-фермы мы добрались спокойно, а вот уже возле бассейна Лилин вдруг вскрикнула и, нарушив все нормы и правила безопасности, ринулась вперёд. Мотя рванулся следом. Я же чертыхнувшись, но не сбивая общий шаг скомандовал ускорение. Этот момент мы всего пару раз отрабатывали на тренировках, так что до обезбашенной девчонки добрались неорганизованной толпой.

  А берегиня стояла на коленях и, всхлипывая, держала в руках голову безвольно лежащего Хора. Все его тело было в глубоких ранах от копий. Да уж не любят тут парламентёров с дурными вестями. Суровые парни. Я огляделся вокруг, а ребята подобрались и подозрительно оглядывались во все стороны. Все ждали удара из темноты, но похоже Хор все же успел передать послание о нашей силе и о том, что мы идём невзирая ни на что, словно цунами. И мы действительно сильны и опасны.

  -Лилин, чувствуешь поблизости тех кто этот сделал. – Я положил руку на плечо девочки и постарался придать голосу участливые и сочувствующие нотки.

  Та всхлипнула и замотала головой не в силах что-то больше сказать. Она всегда так реагировала на смерть, даже если это были жуки, что собирались ее съесть. Умом понимала необходимость защиты и их убийства, но все равно каждый раз вздрагивала и отворачивалась. И чем дальше, тем сильнее она реагировала, хотя по всем правилам должна была свыкнутся и огрубеть душой.

   – Сможешь его вернуть? – Спросил я. – Как Мотю, когда мы его случайно убили. Ты же давно уже никого не воскрешала.

  Рискованный ход, ведь я рассчитывал что девчушка сможет вытянуть с того света одного из нас в случае гибели. Но судя по ее состоянию,  если не воскресить этого троглодита, мы потеряем берегиню. Она просто впадёт в депрессию, так что особого выбора у меня и нет.

  – Я не знаю. – Едва сдерживала слезы берегиня.  – Это тяжело. Очень. И Мотя был тогда маленьким, да и простой он. Его душа сложнее. У меня не хватит энергии и жизни его вернуть. Его убили  давно. Едва осталась ниточка с телом.

   Я сжал лицо девушки в своих ладонях и посмотрел ей в глаза.

  –   Наши способности не магия и не блажь программистов. Это физика, которую мы не понимаем. Если ты вытянула Мотю, значит сможешь вытащить и Хора. Если ты можешь отдавать свою энергию другим для исцеления, то сможешь и забирать ее у одних и передавать  нуждающимся. Пробуй. И верь в себя.

  – Ребята, нужны  наши жизненные силы. Торн, Тарик, Ругер держитесь за Лилин. Она привыкла работать через касание, так что руки не отрывать, даже если станет плохо. А я знаю, что станет. Уже получал откат от потери жизненных сил. Илир на подхвате. Когда она начнёт, пои всех эликсиром.  Начинай с тех, кому совсем плохо. Лилин давай!

  Последнюю фразу я выкрикнул с командными нотками не приемлющего отказа командира. Пусть встряхнётся.  Остальные зажали девчушку своими телами прикоснувшись к ней руками но без всякого интима. Мы все знали, что значит откачивание жизненной силы. И если у Лилин все получится нам точно будет не до эротических фантазий.  При тех ощущениях, что нас ждут, тут уж скорее даже самый закоренелый педофил излечится.

   Пять минут ничего не происходило. Лилин старалась как могла.

  – Ты и нас  так бросишь?! С соплями, слезами и стенаниями о своём бессилии? – Усмехнулся я  с подленькой интонацией,  решив  изменить своей извечной тактике агрессивного прессинга. – Ребята, ждут. А ты, похоже, тоже только этого и ждёшь. Когда тебя решат облапить десять мужиков сразу?!

  Нет, я все сделал правильно, но тут же пожалел об этом. Как она меня не убила, сам не понимаю. Но моя жизнь резко упала до десяти процентов, а я позорно плюхнулся в грязь лицом. Наверное, спасло лишь то, что я оторвал руку от ее тела, когда падал.  Остальным досталось не меньше, если не больше. У меня высохла кожа и треснула местами кровоточа. Во рту пересохло, а  глаза болели при каждом движении век. И  я что-то себе сломал. Интерфейс доброжелательно помаргивал четырьмя переломами – ключица, два ребра, запястье, плюс общее истощение  и два выбитых зуба.

  Зато в руках Лилин забился в припадке наш бывший пленник. Все тело содрогалось  в конвульсиях, и только голова оставалась зажата в ладошках берегини.

  Несколько секунд такой пляски и он расслабился, а берегиня обессилено упала.

    – Хыхого хыга! – Успел я услышать возглас Хора, едва тот оклемался. Блин да он что русский выучил на том свете? Это последнее чему я смог удивится, перед тем как уплыл во тьму.

  А вот когда я очнулся стало ещё страньше и страньше.

  Надо мной нависла голова питекантропа с ехидной улыбкой на ... морде. После чего я схлопотал тяжёлой лапой по лицу.

  – Какого...

  – Хыга? – С несвойственными интонациям  ухмыльнулся абориген. При этом на него остальные смотрели с долей трепета пиетета... и что там уже молчать, охреневше.

  – Ты кто?

  Я всего ожидал. Демонов, врагов, монстров. Но когда это нечто начало петь, я выпал в осадок.

  – Ы эхо а, а ыхо гы. И гы хигы ы гыго хам.

  Я сошёл с ума?  Или мне это мерещится?

   – Отвали, дружок, по-хорошему, иначе будет больно! – Я легонько коснулся шеи этого странного нового Хора своей железной дубинкой, которую так и не выпустил из рук.

   Тот забавно покосился на неё, потом на меня и ухмыльнулся. Старый Хор был куда менее эмоционален и мимика у него была примитивная. Не знаю, что сделала с ним берегиня, но это уже не Хор, а вот кто это, нужно разобраться. И срочно. Непонятное опасно.

  – Кто ты такой? – Повторил я свой вопрос, как только перекатом разорвал дистанцию и встал в боевую стойку. Меня тут же шатнуло в сторону от недостатка сил и общего истощения.

  Абориген хмыкнул и попробовал что-то сказать, но вышло снова непонятная ерунда, совсем не похожая на язык местных жителей. Скорее на то, как сам Хор пытался произносить наши имена.  Я вот у него был кем-то вроде «гохох» с перекатами в горле.  Это понял и сам Хор, потому завис на секунду, а следом поманил Яниэль вполне знакомым жестом указательного пальца, а второй рукой указал на нож Торна и развернул ладонь в требовательном жесте. Он ещё и явно в интеллекте прибавил.

  Я кивнул в ответ на вопросительный взгляд Торна и тот дал Хору желаемое. Когда же абориген стал писать в грязи вполне узнаваемые буквы и слова ошалели мы все.

  «Я тот, кого ты называешь Альт. Твоё второе я.»

  – Он хочет открыть чат и тогда мы сможем нормально общаться в интерфейсе. – Сделал вывод Илир, прочитав вслух и вопросительно уставившись на  троглодита.

   Тот отрицательно замотал головой и написал.

  «Нет интерфейса. Обычное зрение, причём очень-очень плохое. Но в темноте вижу лучше, чем при свете. Слух и нюх изумительные, а вот пишу почти на ощупь».

  И верно. Он явно болезненно щурился рядом с Яниэль, которая была нужна чтобы мы увидели буквы. Сами же буквы выходили словно у школьника первоклашки.

  – Рассказывай. – Потребовал я.

   И Альт рассказал. Точнее долго и упорно писал перед собой слово за словом, стирая одно ладонью и заменяя его следующим, когда мы вслух читали написанное. Хлопок ладони обозначал, что он не правильно написал или ошибся. Мы задавали вопросы, если не понимали, что он хотел сказать или не могли разобрать написанное.

   Альт осознал себя непонятно где и когда. Там нет ни времени, ни привычного понятия пространства, ни определённых величин и размеров. Он был просто сгустком информации, которая вдруг смогла сама себя упорядочить и осознать. Он не был слепым или глухим в полном понимании этого слова, но и информацию получал совсем иными способами. Как будто напрямую. Открыл файл и получил знание. Точнее память. Воспоминание о чем-то, что обычные люди должны сначала прожить. Ни страха, ни боли он не испытывал. Там даже эмоции были лишь файлом. Словно когда-то что-то почувствовал глядя на картину. Но давным-давно и остались лишь осознанные факты. Эта картина или девушка давали такие-то или такие-то эмоции. Ощутить их он не мог, а просто помнил об этом.

   Ещё там было нечто необъяснимое и большое. Альт, я и Исида были частью этого «нечто». Чем бы оно ни было оно вызывало стойкое ощущения живого существа. И это существо как бы черпало из нас энергию и информацию. По-другому Альт пояснить не мог. И в тоже время это «нечто» влияло на нас непонятными импульсами.

   Был ли это мифический Старший, он не брался сказать. Все процессы, происходящие в этом мире-измерении, он так до конца не осознал. Зато научился  определять и узнавать нас с Исидой. Мы были самыми яркими секторами этого нечто. Себя он видел тоже достаточно ярким, но тусклее нас  и светлее ещё пяти частей. Те были почти неподвижны и изменялись только под влиянием общего «нечто», да и то совсем незначительно.

   В самом начале Альт потянулся ко мне, точнее к моему сектору и вдруг осознал себя пассажиром в моем теле. Хотя это больше походило на просмотр киносеанса, где помимо вида из окна он видел и все комментарии в виде моих эмоций и мыслей. Он их тоже ощущал, но как-то вяло, словно во сне. Даже глупости и несуразности там кажутся логичными и закономерными. В итоге он даже смог кое-как повлиять на меня, оставив свои комментарии во время редких всплесков своей активности. Именно их я ощущал как внутренний голос.

  Но чем выше я поднимался по уровням, тем тяжелее ему становилось проникать в меня. Он попробовал войти в Исиду, но на тот момент девушка тоже вошла в силу и он смог только осознать, что она с нами повязана. Что мы одно целое. Именно такие ощущения у него проявлялись во время всех этих действий. Но кое-как он научится питаться моими знаниями. Если остальные части были почти статичны, то маленькие укусы моей части давали ему новые информационные файлы, что развивали его структуру и позволяли проводить анализ полученной информации. То есть, по сути, жить и развиваться.

   Когда я отрубился  во время урагана на остатках здоровья, защита моей части ослабела настолько, что Альт смог внедрится в меня, а потом и полноценно поговорить со мной.  Но дальше все стало сложнее. Моя защита все сильнее растёт и ему уже ничего не оставалось делать, как просто ждать подходящего случая. Тем более времени в том месте нет. Оно скорее измеряется отрезками изменений информационных пакетов, а не секундами. Каждая операция изменения – ступенька. И к реальному течению времени никак не относится.

  И вот в один из таких отрезков мой сектор начал прогибаться и оттуда потоком пошла энергия в другое место. Альт ринулся туда и осознал себя не просто во мне, а рядом, в пространстве, где увидел чёрную дыру или воронку, откуда луч света тащил яркий шарик. Упорно тащил, с натугой, словно действительно пытался вытянуть молекулу из точки невозврата у чёрной дыры.

  Альт импульсивно и интуитивно пристроился к этому лучу помогая вытащить шарик,  но в определённый момент, как при перетягивании каната, когда противник на той стороне ослабел и критическая масса победителей сорвалась в ускорение, он, так же как и те, кто тянет канат, резко упал. И осознал себя уже в теле этого троглодита.

   Хор не умер и не исчез. Он был на задворках памяти и постепенно выдавливал Альта из своего тела, но его энергетика слишком слаба. Когда-то в прошлой жизни Альту приходилось толкать железнодорожные вагоны на ровной поверхности. Масса несопоставима с человеческой, но это вполне возможно, вот только чтобы придать вагону хоть сколь-нибудь значимое ускорение нужно приложить массу усилий, раз за разом толкая его, упираясь в шпалы. Что-то сродни этому и происходило в теле Хора. Когда-нибудь он вытолкнет Альта. Но сколько для этого понадобится усилий и времени, он не знал.

   Зато мог черпать информацию прямо из мозга аборигена.  Там все тоже было не так просто и радужно. Ему тяжело ориентироваться в чужой памяти без каких-либо маркеров. Он не мог найти в этом сумбуре и хаосе чужих мыслей конкретный отрезок времени или событий. Ориентировался только на более яркие, чем другие, зоны воспоминаний.  Но и память у того была проста как пять копеек. Очень мало ярких моментов. Очень мало событий и обучения. Каждый день на день похож и все это застилает одна эмоция – боль. И следом за ней раздражение и злость.

  И все же буквально за час Альт сильно пополнил наш словарь туземных слов. Скорее даже просто прояснил непонятные нам вещи, которые трудно уточнить на пальцах. Мелочи, но все равно это нас усилило. Я тут же заставил Илира очень дотошно заполнить свой словарь. Парень лучше всех общался с Хором потому как имел музыкальный слух и классовые навыки связанные с созданием звуков.

   Когда закончили обсуждение и обмен информацией, уже пришла ночь. По нашим внутренним часам далеко за полночь. Уж больно долго Альт прояснял свое мнение. Пришлось снова замереть у завала ведущего вглубь бункера. В который раз. Эта планка уже начала меня бесить, но все же мы раз за разом подходили к ней с все большими силами.

   И в этот раз наш рывок будет куда мощнее всех предыдущих. Сейчас мы сильны как никогда, а вот наши противники снова понесли потери. Пусть не в солдатах и воинах, но ещё одна капля на весы информации давала нам силу. Силу, что сомнёт этот бункер.

   Тяжело быть богом. Это я точно знал, хоть и не помнил откуда. Но если судьба кинула в этот хаос, стоит принять правила игры и стать богом для малой общины. Потом разберёмся с остальными. Но это в будущем. Сейчас я хочу получить то, что зовёт меня больше чем секс и любовь.

  То, что это артефакт, выданный нам Старшими для усиления, уже не сомневался никто, но вот как он выглядит, что делает и насколько опасен для нас и для наших врагов никто не знал. А многие даже не подозревали или не хотели понимать, что он может быть опасен.

  Старшие оказались ушлыми ребятами и за все, что они давали, всегда приходилось платить, хоть Люцифер этого и не скрывал. Но все вокруг почему-то об этом предпочли забыть. А я не желал нагнетать обстановку. И без того каждая наша вылазка заканчивается вот такими вот посиделками с зализыванием ран и накручиванием боевого настроения на следующий рывок. И насколько хватит этих ребят?

   Я оглянулся на свое воинство что с шумом и гамом искало место получше для ночлега. В грязи это сделать проблематично. Хорошо хоть мы изначально собирались в долгий поход и взяли с собой циновки.

  Лилин, наша берегиня, всего 12-ый уровень. Но с ней все сложно. Она в уровнях растёт только при лечении других и ежедневными бонусами. Зато сейчас ей дали уровень и основную характеристику «псионика». Теперь она радуется как ребёнок, хотя, по сути, и есть ещё ребёнок, и телом, и разумом, и душой.

  Исида 17-ый уровень. Валькирия и боец. И часть меня, если верить Альту. Надёжный боевой товарищ который прикроет спину.

  Ругер, 18-ый, Получил-таки класс воина, но хмурости и задумчивости в нем это не убавило.

  Тарик, 18-ый, охотник, весельчак и шалопай, но под этой маской тоже вполне надёжный человек, который подставит плечо в трудную минуту.

  Торн,20-ый. Крафтер по складу ума и влечению души, но раз уж пришлось стать воином, без возражений тянет выпавшее бремя. Но все остальное время что-то мастерит или  теребя отросшую бороду сам с собой о чем-то болтает рассуждая о способах и новых решениях крафтовых проблем. Сегодня ему это припомнили и теперь все шутят, что скоро стоит ждать Торнальта.

  Мотя. Вредный ящер с характером. Самый странный член нашей команды. Любимец берегини с которым она возится все свое свободное время. И это накладывает отпечаток на него. Система подсвечивает его как ящера 20-ого уровня. При этом он развивается колоссальными темпами. Не только вымахал до полутора метров в холке и четырёх метров в длину, так ещё и интеллектуально поднялся. Точно определить его уровень разумности не получалось, но он явно выше, чем у собаки. Да и в целом, стал проявлять несвойственные гадам эмоции и демонстрировать их окружающим.  Мимика морды у него была проста и непритязательна, но вот языком всего тела он владел на пять с плюсом.

  Илир и Яни. 15-ый уровень. Творческий коллектив, вечно пытающийся нажраться грибов, за что регулярно получают затрещины. В плане боевой составляющей самые бесполезные члены команды.

   Илир вечно умудряется закусить грибами и потом ходит словно пьяный. Но есть в нем и плюсы. Парень он не гнилой. А его таланты помогают искать проходы в этих катакомбах. Да и просто развлечение в виде музыки снимает огромную часть стресса с команды и вешает бафы.

   Яниэль же очень похорошела. И в плане полезности была одной из самых важных в группе. Без ее света мы бы сто раз слились. Эта нагрузка и постоянное пребывание на передовой для несмелой девушки оказалось сильным стрессом. Она стала грустной и незаметной.

   Я часто обращал внимание на то, что она бросает на меня тоскливые взгляды. Да и остальные удивлённо на меня смотрели.

    Мужикам совсем не повезло с женской половиной. Лилин – симпатяжка, но ещё дите и с таким прошлым не захочет секса ещё долгие годы. Исида лесбиянка и тому кто рискнёт к ней подкатит оторвёт причиндалы. А первая красавица планеты сохнет по мудаку, который ее избегает.

   Ну и я. Лидер, мудак и прочее. 23-ий уровень. Скоро меня выгонят из команды или сами разбегутся. Но это будет потом. Сейчас все замолкали, как только я подходил. И всегда опасливо косились. Но я все это понимал. Начальник всегда обречён на одиночества. Коллектив будет вежливо улыбаться, кивать, выкать, смеяться над шутками, но никогда не примет в свои ряды серьёзного шефа, который требует выполнения своих обязанностей на должном уровне.

    Я приобнял Яниэль за плечи.

   – Пошли со мной. Поспишь рядом со мной. Я хочу поговорить с Альтом, пока остальные будут отдыхать.

   Девушка кивнула и вымучено улыбнулась. Едва я прикоснулся к ней, она вспыхнула так, что привлекла внимание остальных. А теперь, под удивлённые взгляды группы, снова потускнела. Видимо не то она ожидала. И для этой красотки очень обидно и унизительно, если мужчина ее использует только как фонарик.

   Но я помнил, как она может вскружить голову и боялся этого. Мне постоянно казалось, что вся наша группа расслаблена и не понимает что мы на войне со всем миром. Если я позволю себе расслабится мы все погибнем. Окончательной смертью. Этого я допустить не мог.

   – Пошли. – Я кивнул Альту на тоннель что вёл вглубь бункера. – Постоим на часах. Я хочу знать все что знаешь ты. Мне нужен этот народ этот бункер и этот мир.

Назад к карточке книги "Работа для Бога. Первый вздох (СИ)"

itexts.net

Глава 16. - Работа для Бога. Первый вздох. - Арт Богданов - Ogrik2.ru

  Ждать, пока наши раненые придут в состояние боеготовности, пришлось около пяти часов. В это время на нас из темноты дважды обрушивалась вражеская магия, но как-то вяло. Я бы даже сказал боязливо. В первый раз Тарик, что сидел на карауле ближе всех к выходу в помещения био-ферм прохрипел что-то вроде «отъезжаю пацаны»  и  уронил голову на грудь. Я тут же выстрелил МТБЗ  в проем и все быстро прошло. Но через час повторилось ещё более мягко. В этот раз у края сидел я сам, но снова ничего не ощутил, а вот Яни, что щебетала рядом, вдруг замолкла на полуслове и стала зевать. Я снова выстрелил в проем. Похоже, у меня все же иммунитет, если бы ещё понять от чего. Система упорно молчала не давая подсказок.

   - Лилин, - позвал я берегиню после второй атаки, - ты же чувствуешь их души или что там ещё? Можешь сказать, сколько их или где они?

  - Не совсем. Я не знаю, как правильно объяснить. Это больше похоже на запах, который у каждого свой и несёт нотки боли, страха, желаний. Со временем он пропадает, но если принюхаться, то можно разобрать сколько тут чего было. Сложно вычленить отдельные фрагменты, но в целом можно понять сколько и кто тут был.  Я могу указать направление, откуда сильнее всего идёт запах и все. Больше ничего не получается.

  - Это уже неплохо. Илир, а ты что? Ты же у нас вроде сонара.

  - Не, Рокот, я точно пас. Не знаю, какой я там сонар, но этих мобов в гробу видал. Все что я могу так это камень светить и трещины с пустотами. Они резонируют. А земля и все живое слишком мягкое. Это как на резиновом мячике играть барабанную дробь. Никакого отклика.

   - Плохо. - Покачал головой я. - Торн?

    - Я крафтер. У меня боевых навыков нет и близко.

  Остальные тоже в ответ  отрицательно качали головами. В обнаружении  противника у нас скилы только у Лилин по запаху, моё  совсем немного обострённое ночное зрение и свет от кожи  музы. Маловато, но будем работать с тем, что есть. Других вариантов просто нет.

  План отступления я выработал быстро. Лилин неплохо чувствовала усиление запаха душ, если те подходили близко. А они подходили. Кружили с обеих сторон словно стая гиен вокруг льва с добычей и с той же тактикой. Укусить подразнить отбежать. Кем бы они ни были, они точно не тупые мутанты. С одной стороны это радует, ведь с относительно умными можно договориться. С другой, до переговоров ещё нужно дожить, а умный противник будет весь свой интеллект прикладывать к усилиям тебя изжить.

  Тем не менее, я собирался победить и после навязать этим аборигенам нашу волю. Мы спасение этого мира. Мы новые боги этих пустошей. У нас просто нет другого выхода. Старшие чётко прописали иерархию и наше место в нем. Кто не сможет его занять выбывает из соревнования. Я выбывать не собираюсь. Не совсем мой стиль и жизненная позиция, но как солдат я часто делал то, что требовалось, а не то, что хотелось или нравилось. Это и есть судьба и призвание солдата.

   Первой я собирался выпустить Исиду.  Она должна пробежать ровно двадцать шагов, после чего полыхнуть своим  истинным светом. Пусть она и получила «псионику», но запасов маны ей не хватало для полноценного удара заклинанием. Следом за ней выбегаю я, Лилин и Яни. Лилин лечит Исиду, Яни светит путь и служит маяком остальным, я прикрываю и при нужде отстреливаю МТБЗ во врага. Дальше мы либо на свист Ругера возвращаемся назад, либо уже на мой свист остальные  бегут к нам.

  Во втором случае подбежавшие члены группы и те, кто был со мной падают на землю, а я разряжаю свое заклинание в потолок. МТБЗ разрабатывался для противостояния летающим дронам, потому аэрозоль распространялся быстро, но в одной плоскости. Он был не излишне лёгким, чтобы идти вверх не слишком тяжёлым, чтобы быстро опадать вниз, забиваясь в щели и окопы. Потому на некоторое время поработает сигнальной ракетой, пусть и здорово придавит ударной волной. За это время мы должны заметить  подходящего заложника или раненого Исидой, но ещё живого бойца.

  После чего хватаем язык и дружной толпой в правильном построении уходим к нашей базе. Пленника закидываем на спину Моти, предварительно связав кожаными ремнями, что нарезал Торн. Попутно собираем трофеи, но только попутно, не отвлекаясь от основного движения.

  После первого акта как зеницу ока бережём Лилин как целителя, Яни как свет и Ругера как единственную оставшуюся боевую единицу. Боекомплект к его праще и прямым рукам уже распределили между собой, камней тут хватало. Я и Торн работаем танками и берём урон на себя, если сможем конечно.

   В целом все прошло неплохо. Исида рванула испуганным зайцем вперёд, когда Лилин дала отмашку, почувствовав третью волну атаки. В это время и с другой стороны баррикады тёрлись враги, но им хватило пары камней от Ругера  и мата с этой стороны. Отступили быстро. Видимо на эту сторону перешла гвардия, оставив с той стороны ополчение. Но это ненадолго. Так что тянуть не стоит.

   Исида, матерясь как сапожник во весь голос,  рванула вперёд, а потом рванула уже как сверхновая. Вспыхнуло так, что когда я добежал до неё у меня пятки горели в прямом смысле. Грязь спеклась до хрустящей под стопами корочки. А девушка лежала на земле и поскуливала как побитый щенок. Изрядно выложилась.  По всему заметно. Даже в свете музы я заметил группу тел аборигенов, что лежали чуть в стороне. Большая часть из них были живы. Если не все. Моя суть вещей не всегда определяла корректно такие вещи особенно при наплыве целей. Возможно этот  навык тоже имел ограничение по пропускной способности целей.

  Но мешкать времени не было. Я быстро закинул на спину Моти нашу валькирию, от чего ящер недовольно прошипел матерный клич и прогнулся в ногах. Лилин его успокоила, так что довезёт до конца, если не сдохнет как тот ишак. Но все остальное придётся переть на горбу.

  Из двенадцати тел я выбрал самого богато прикинутого. К сожалению детей среди этой толпы не было. Либо они идут второй линией и не попали под удар, либо их в этой ДРГ не было вообще. Пришлось брать то, что есть и галопом мчатся к нашей базе.

   МТБЗ  все же пригодился. Проход на базу мы перед уходом завалили, но что-то в этом месте привлекло жуков. Наша поспешность  нас едва не убила. Повезло, что первым в группе бежал я.

  И когда я оторвался на десяток метров вперёд, потому как мне уже хватало такого освещения от музы, а потом вдруг ринулся назад с криком «Бойся!», народ дружно упал в грязь лицом. Я же  без всяких сомнений вогнал свое заклинание в переходный тоннель.

  Оттуда спустя пару мгновений вынесло просто целую кучу остатков инсектов в отблесках пламени. Не совсем понимая, что тут происходит, но едва заглянув в ствол перехода и увидев алого с уровнем тридцать плюс я понял что дело плохо.

  Как оказалось, был прав. МТБЗ закрытом пространстве полном фрагов страшная вещь. Сразу два уровня это не шутка. Но вот самые опасные твари выжили, хоть и были сильно изувечены. Пришлось брать дубины в руки. Но мы пробились, оставляя за собой лишь трупы и ошмётки плоти.  На подходе к выходу на нашу базу моя душа пела. Команда работала как конвейер смерти. Все без исключения. Сработались наконец-то. Сквозь остатки воинства насекомых мы прошли как раскалённый нож сквозь масло.  Каждый знал свое место в  тактическом построении и сильные и слабые стороны соседа. В итоге вымели остатки инсектов буквально за десять минут интенсивного боя. Однако вымотались до упора.

  Едва пересекли рубеж, который для нас обозначала массивная дверь, все попадали на землю. Даже ящер лёг на брюхо с обиженным видом. До этого его как ездового мула не использовали. И наверное зря. Расслабилось пресмыкающееся. Пора воспитывать. Лично я не потерплю в своём воинстве столь недовольных, пусть и нечеловеческих, морд.

   Да и  боевая ярость ещё не прошла. Адреналин бурлил в крови, затмевая разум. Как раз есть на ком спустить пар заодно и другим урок будет.

  Я усилием воли подкинул свое тело с земли, благо с моей выносливостью бодрость набегала быстро. Одним рывком отшвырнул тело пленного в сторону, а потом с ноги приложил ящеру в челюсть.

  Ну не было у него ранее эмоций и прочего. Не было и точка. А теперь есть. Я вдруг понял, как он опешил, потом охренел, затем обиделся. Обиделся! Привык зараза быть на особом счёту. Ведь Лилин оберегали все, в той или иной мере. Самая младшая из нас, и что уж греха таить, самая полезная. Возможно полезнее меня и прочих. А Мотя ее любимец, которого подкармливали все. Это не удивительно, ведь жрал он то, что для нас мусор.

  Мой кулак влетает Моте в челюсть и ящер даже как-то жалобно взвизгнул, но тут же опомнился и злобно зашипел, ошпарив меня молниеносным ударом языка. Тварь! Я ответил ударом кулака сверху по носовым пазухам, а потом с колена влепил в подбородок.  Прыжок, уход от удара хвостом и тут же зажим, замок ногами вокруг лапы. Проворот телом и слышен хруст. Сломал.

  Увесистое тело придавливает одну ногу, но второй я раз за разом начинаю бить пяткой по морде зверя, так что он сам сползает со второй ноги, стараясь уйти от атаки. Едва нога освободилась, я вскидываюсь и словно собираюсь забить решающий гол в чемпионате мира по футболу отвешиваю полновесный пинок в голову ящера.

   Все это занимает считаные секунды, а я даже не заметил, как само собой включилось ускорение, как взъярилась берегиня, как опешили остальные.

  Я же мягким толчком ладони отправил Лилин в длинный полет. Да, не просто быть лидером. Плохие решения - тоже решения.  Сам же подхватил голову обездвиженного ящера и буквально зарычал в его морду, чеканя слова.

   - Ты! Будешь! Делать! То! Что! Я! Велел! Иначе я из тебя сапоги сделаю! Понял?!

 Ящер что-то зашипел но я даже не стал слушать а просто добавил кулаком сверху, вбив его морду в пыль.

  - Понял?!- Заорал я так, что полетела слюна. - Ты меня понял?!

   Впервые гордый Мотя заскулил, а его шустрый язык медленно коснулся моей ноги. Думаю, мы поняли друг друга. Умное животное должно знать, кто в стае вожак иначе вскоре решит, что вожак он.

  Лилин, едва я отошёл, кинулась к любимцу и стала его исцелять. Ящер благодарно урчал, но теперь на меня глядел с опаской. В следующий раз на команду «бойся» он первый приземлит свое брюхо в грязь, а это самое важное. Остальное вторично. Даже то, что народ из команды на меня смотрит косо. Извините ребята но времена демократии остались позади. Я всех предупреждал что вышибу любого кто будет группу тянуть назад. Я свое слово держу.

  - Яни, Лилин, сюда идите! - Скомандовал я подхватив пленника за ногу и оттащив его в сторону. - Тарик, ты тоже нужен.

 Выглядел он откровенно плохо. Руку оторвало непонятно где. Все тело обожжено, а сам он едва дышит. Плохой язык, если отбросить наши возможности.

  - Лилин, слегка подпитай его!

  - Давай его эликсиром напоим. Тут слишком много работы для меня. - Лилин все время поглядывала на своего питомца с жалостью, на меня смотрела с укором, но вот протестовать не торопилась или не смела. Либо боязливая, либо умная. Склоняюсь ко второму. Пережить  то, что она смогла,  тупой не сможет. Как любая женщина она эмоциональна, но как редкий случай, умеет держать эмоции в себе.

  - Нельзя! - Я сбавил обороты и попытался утихомирить ярость. - Даже лечить его сильно нельзя.

  - Почему?! Он же страдает!

  Понятно. Слишком мягкая душа у Лилин. Слишком сострадательная. Но она нужна. Отвергнуть ее было бы самым глупым решением. А я не дурак, потому решил объяснить.

  - Понимаю  вои чувства. Но не все так просто. Взгляни на него!

  - И что я там должна увидеть?

   - Жизнь. Новую жизнь. Видишь как деформировано его тело?

   - И что? Я и твой эликсир способны помочь.

    - Да, способны. Но нужно делать это постепенно.

    - Не понимаю. - Насупилась девчушка.

   - Все просто. Он нам нужен как язык. Это раз. Два это то, что ты не знаешь как обернётся его лечение. У нас есть скил благословения кровью. Но такое ли это благословение? Может это проклятие.

   - Как так?

  Вспомни Люцифера. Девяносто девять процентов людей умерли от новой жизни, где правит мана или первооснова. Наша кровь и тела модифицированы под новую реальность, но благословение кровью не делает их богами как мы, а лишь чистит геном. Выживут ли новые чистые в этом мире? Или их убьёт радиация, первооснова и ещё много чего. Но это цветочки.

  Ягодки  в том, что нам нужен язык. Ты готова променять его жизнь на смерть кого-то из нас? Кто должен умереть, чтобы ты стала думать головой, а не задницей?  Покажи пальцем. Кого ты считаешь достойным смерти. Ну кроме меня. Я-то понимаю, что у тебя на меня зуб. Но если я уйду вы очень быстро  сдохните.  Хочешь, я уйду? Вот прямо сейчас. Брошу вас дебилов и свалю!

  Я надавил на девушку харизмой и не только той, что в статах фигурировала. Лилин смутилась, но не отступила и это меня порадовало. Постепенно в команде прорастает стержень. Однажды он станет опорой для всех. Ведь не всегда нам побеждать.

  Я же уже забыл про неё. Меня больше заинтересовал наш пленник. Он вёл себя вполне смирно, но в тоже время совсем не выглядел жалким и потерянным. Он просто понял, что от него ничего не зависит. Да уж можно только позавидовать его стойкости.

   Я присел рядом и пытался понять, что попало к нам в руки и что противостоит. На первый взгляд  довольно убогое существо, если не сказать инвалид. Много проблем со здоровьем. Ростом маловат, даже Лилин его выше на голову, но пропорции у них испорчены. Короткие кривые ноги, длинные руки, кости тонкие, но мышцы развитые, а вот все остальное куда хуже. Бледная почти прозрачная кожа, но с язвами и почти лишена волосяного покрова.  Грудь сильно вздута и дыхание затруднено, но явно не из-за полученных травм.  Деформация грудной клетки говорит о том, что Тарик был прав и кости аборигенов не росли, а органы давили изнутри, раздвигая ребра. С черепом та же ситуация и только на конечностях  были достаточно незаметны симптомы мутации. Да уж, не позавидуешь этому существу.

  Лилин все порывалась исцелить и избавить от боли пленника, так что пришлось ее притормозить по всей строгости. Девушка снова обиделась и мне пришлось ее уговаривать. В последнее время я слишком ей попортил нервную систему. Требуется все это компенсировать.

  - Лилин, пойми. Он нам нужен такой, какой есть. Позже я отдам его тебе и делай с ним что хочешь. Но сейчас не могу!

  - Почему?! - Вот он подростковый максимализм.

  - Нам нужно понять их язык. Выучить его. Без этого мы не сможем с ними общаться.

  - Что помешает тебе общаться с ним, когда я его вылечу? Он же страдает. У меня зубы сводит от его «запаха» души. В ней столько боли и страданий, что ты представить себе не можешь! Это ад. Даже для меня.

  - Потерпи, милая. Просто потерпи.

  - Почему?! - Упрямо гнула свою линию берегиня.

  - Пойми. Язык это не так просто как кажется. Я слышал во время боя их перекличку. Они разумны и умеют говорить. Но их слова отличны от наших, как небо и земля.

  - И что?

  - Есть такое понятие как акцент, который деформирует язык общения, порой до полной  белиберды. И дело не только в том, что ты не правильно выучил слово. Дело в том, что на лице очень много мелких мимических мышц. При произнесении одного и того же звука часть мышц работает и качается, а часть наоборот атрофируется. И так год за годом.  И пока  ты не натренируешь эти нужные группы мышц лица, языка, челюсти и гортани твой чужой язык будет резать звуки и слух собеседника. И часто да такой степени, что вы не сможете понять друг друга.

  Ты же сейчас рискуешь деформировать его привычные кости и мышцы. Да они станут лучше, здоровее и полезнее, но вот он даже сам свой язык потеряет. И не сможет общаться и передать нам свои знания. Мы просто не сможем понять, как правильно произносятся те или иные звуки. А я их слышал. Там полная тарабарщина. Что-то вроде «тыргыг хымых». Но именно ее они понимают и только в нужной и привычной тональности. Звук нашей гортани совсем изменит их смысл. В итоге фразу: «мы пришли с миром и не хотим войны» они могут услышать как «мы ваших детей съедим с костями». А мне нужно это племя, кем бы они ни были.

  И это ещё не все. Ты хочешь его убить? Я - нет.

  - Ты и не хочешь его убить? - Берегиня саркастично хмыкнула.

  Хм... похоже урок с Мотей на неё не повлиял. Или она думает, что я и ее себе на шею посажу? Как бы не так.

  - Да! - Рыкнул я ей в лицо.- Сейчас я его защищаю от смерти от твоей руки! Удивлена? Да? Почему? Ты же малолетняя дура, которая лучше всех знает как правильно. Давай вылечи его. Сделай нормальным человеком. А потом мы его ещё и отпустим. Я ведь не  хочу его убивать. А он весь такой весёлый и здоровый, жутко похожий на нас, нормальных людей, придёт к себе домой. Гортань и череп восстановлены и ничего не болит, но он уже не может  ничего объяснить сородичам, потому как даже знакомые с детства слова выходят как проклятия. И внешний вид как у злобных пришельцев. Знаешь, что с ним сделают?! Я нет! Но что-то мне подсказывает, что времена меняются, а люди - нет. И во все времена все шаманы и святоши предпочитали изгонять демонов и все непонятное самыми радикальными и болезненными методами. Сожжение на костре живьём или же такое погребение. Танцы, пляски, взмахи знамёнами, крестами, серпами и молотами на потеху тупому быдлу. Вот что его ждёт после твоей доброты! Давай! Лечи! Убей его так жестоко, как никто из нас не сможет!

   Я демонстративно отстранился, пропуская берегиню к телу пленника. Та замерла, переводя взгляд с его тушки на меня, но вдруг поникла. Осознала. Честь ей и хвала. Но урок не закончен.

   Из вполне расслабленного сидячего положения я резко ускорился  и  схватил берегиню за шею. Да так что у неё ощутимо хрустнули позвонки, а само она захрипела хватая ртом воздух.

  Остальные так же резко подпрыгнули, но замерли в нерешительности. Только от валькирии пришло суматошное сообщение в личный чат.

  «Мои Торн, Илир и Тарик. Остальные по обстановке.»

  За моими плечами ещё один боец и это радует. Она мне доверяет больше, чем себе. А вот остальные не очень. И зря.

  Все мы люди и подвластны нашим эмоциям, которые и делают нас людьми. Но не все так просто. Не все так очевидно. Но судя по всему, вижу это только я.  Часть моих знаний о прошлом это лишь отголоски в голове и отображения в кривых зеркалах. И я даже не уверен, что они стопроцентно мои, а не навеяны Альтом. Но сомневаться в них нет причины.

   Хозяин пса для самого пса далеко не бог. Он лишь такой же пёс, пусть и странный на вид. Он вожак. В тот момент, когда хозяин упускает воспитание пса своим поведением, давая  тому сомнения в своём праве быть вожаком, пёс страдает. Часть его подчинена природным инстинктам и требует бросить вызов ослабевшему вожаку. Но человек не зверь. У него слишком много бонусов. Подручные средства, развитый разум,  поддержка социума. Человек побеждает, пусть и неся потери, например, получив инвалидность от разорванных мышц. Но если пса все же не убивают и тупой человек все ещё не осознает свои обязанности вожака перед членом стаи, инстинкт снова бросает питомца на вызов. Тот боится, не понимает, но природа берет свое.

  Именно потому я бросил вызов Моте. Сейчас я ещё могу. В то время как остальные члены группы его баловали под улыбки Лилин, всеобщей любимицы, я внушил ящеру уважение. И страх. Записанный на уровне боли. Даже сейчас, когда его хозяйку и богиню, а может даже любимую самку, что приносит удовольствие его примитивному мозгу, кроет более сильный хищник, он молчит. Точнее скулит, но отводит взгляд. И тут я прав. На все сто. Ящер может шипеть, но не скулить, а значит он развивается и растёт. Быстро растёт, получая пищу и внимание от всех. Ведь любимец Лилин, которая в свою очередь любимица остальных.

  Но люди тоже по сути звери, которыми зачастую правит первичный инстинкт мало отличимый от звериного.

  Этим мы воспитываем детей. Лучше ударить ребёнка до  слез и отучить его совать гвозди в розетку, чем позволить умереть от удара током. Это же я делал сейчас с Лилин, но поняла и поддержала меня только Исида. Плевать! Мне нужен результат!

   - Это последнее предупреждение! - Очень злым шёпотом, который услышали все, сказал я берегине на ушко. - Ты очень много делаешь для команды. Но приносишь ещё больше вреда. Если вред от тебя превысит лимит пользы, я тебя убью. Быстро! Ты даже не успеешь понять, что умерла и ощутить это. Потому что ты хорошая и мне нравишься. Но я все равно тебя убью чтобы жили остальные. Ты меня поняла?! - Я встряхнул лёгкое тельце девчушки в руке и слегка ослабил хватку на горле.

  - Да, Рокот! - Просипела Лилин сквозь невольные слезы.

  - Тогда вылечи этому языку оторванную руку. Но только ее. Не знаю, как ты это сделаешь, но уж постарайся. Мне он нужен такой, как есть сейчас. Очень нужен. Если он начнёт меняться, я сам его убью. Быстро и без мучений. Его родичи сделают это куда пафоснее .

  - Я поняла! - Всхлипнула берегиня и кончиком пальца коснулась  культи.

  Я зло зыркнул на остальных. Никто взгляд не отвёл и них я прочитал много будущих проблем, но в ответ лишь довольно усмехнулся. Дети. Наивные дети. Именно из таких зверёнышей выходят самые лучшие солдаты.

  Они думали, я их боюсь. Они думали, их взгляды обещают мне расправу. Нет. Они мне обещают настоящее воинство, что сможет перевернуть этот умирающий мир. Они дарят надежду, а не страх.

   - А это будет забавно! - Вдруг хохотнул Альт.

  Да уж! Забавно! Я вдруг ощутил волну мыслей и воспоминаний.  Точно не своих.

  Ряды ребят в голубых беретах и тельняшках. Наивные взгляды и гордость. Даже гордыня. Я! Десантура! Я! Элита!

  Наивные чукотские дети! Просмотр сериалов и фильмов не сделают вас элитой. Только страдания... много страданий! Которые им ещё это предстоит пройти. И нам тоже.

     И тут я вдруг понял-вспомнил. Я знаю, как сделать из этой аморфной толпы настоящих людей.

  Вешайтесь духи!

Показать оглавление Скрыть оглавление

ogrik2.ru

Читать онлайн "Работа для Бога. Первый вздох." автора Богданов Арт - RuLit

Работа для Бога. Первый вздох.

Арт Богданов

    Первое, что я ощутил - это боль. Несильная, но жутко неприятная. Как будто отсидел ногу и кровь, ринувшаяся по венам и сосудам, жжёт и покалывает, но как можно отсидеть все тело сразу?  Мысли медленно ворочались в пустой голове, словно патока, затекавшая в огромную цистерну. Даже не мысли а какие-то образы. Попытка пошевелиться ни к чему не привела, только боль в некоторых местах стала острее чувствоваться. Веки лишь слегка дрогнули, но этого было достаточно, чтобы свет острой бритвой резанул по глазам.

   Среди мыслеобразов начали проскакивать слова, следом за словами снова тянулись образы  и ощущения к ним привязанные. Появились эмоции. Беспокойство, непонимание,  страх.

   Кто я?!  Что я?!  Где я?!  С каждым из этих вопросов появлялись новые чувства и сильнее всех стал страх. Даже паника.  Рефлекторно я постарался встать, понять, определиться, но ничего из этого не вышло. Только мысли и образы сильнее заметались в голове от очередного светового удара по глазам, словно вспугнутые мотыльки. Страх накатил с новой силой, придавливая лавиной новых вопросов.

   Андрей. За это слово я ухватился как за спасительную соломинку. Это важно. Что оно значит, я ещё не понял, но от него веяло чем-то родным. Десяток лиц промелькнул перед внутренним взором, но как то вяло и серо, а вот слово осталось. Имя. Это моё имя! Почему-то это меня успокоило. Паника отступала, как и резь по всему телу. Появились запахи и звуки. Пахло странно. Пылью и чем-то горелым. Из звуков только лёгкие шорохи и резкие громкие щелчки потрескиваний.

   Некоторое время я лежал, ощущая блаженство в теле от уходящей на задворки чувств боли во всем теле. Теперь покалывало только пальцы рук и ног. С десятой попытки я все же смог открыть глаза и сощурившись оглядеться. Надо мной висело низкое грозовое небо, иногда сверкая отсветами бесшумных молний. Тело стало слушаться лучше, но все равно я ощущал себя больным и немощным стариком.

  Я кое-как поднялся на ноги. Вокруг пологие оплавленные стенки немаленькой воронки. Метров тридцать в диаметре и десяток глубиной. Откуда я это взял, не знаю, но складывались именно такие ощущения.  Попытка пройтись не имела успеха и, запутавшись в ногах, я свалился на землю, больно ударившись. Выставленные руки просто не смогли сдержать вес тела и хоть как-то облегчить мою участь.

   Внимание! Вами получена основная характеристика «Выносливость». Добавлены шкалы «здоровье» и «бодрость»!

  Выносливость - 1

     Жизнь  - 5/10. Бодрость 1/10.

  Внимание!  Выносливость отвечает за вашу жизненную энергию и скорость регенерации. Будьте внимательны!  Смерть вне уровней приведёт к окончательной гибели.

  Приехали!  Что-то в этом было жутко знакомо, но в тоже время вызывало чувство удивления и неправильности. И что теперь делать?  Внутренний голос подсказывал, что правильным решением будет некоторое время лежать и не шевелиться. И голос разума не ошибся. Перед моими глазами медленно, но уверенно цифры начали расти, а шкалы заполняться и менять цвет от оранжевого и красного к зелёному. Повисев перед глазами сообщение резко свернулось и улетело куда-то вправо и вниз. На периферии остался только небольшой значок и две полупрозрачные полоски.

   Когда обе шкалы стали приятного зеленного оттенка я снова поднялся на ноги. В этот раз старался делать все аккуратно.

   Внимание! Получена основная характеристика «Сила». Сила отвечает за все действия, связанные с физическими нагрузками.

    И снова резануло чувство неправильности и чего-то знакомого. А ещё чего-то не хватало. Через пару шагов повысилась выносливость на единичку.

   Внимание! Добавлена основная характеристика ловкость. Ловкость отвечает за скорость передвижения и точность движений.

  Я уже перестал удивляться и принял это как данность. Тем более странностей и без этого хватало. Я был голым. Абсолютно. Все мои чувства вопили о том, что это неправильно и нужно что-то с этим решать. Пока меня не встретили другие люди, которые этого точно не поймут и не оценят.

   Внимание! Вам предложено  обучающее задание   «Первые шаги». Задача: выбраться из точки появления. Принять?  «Да/Нет». Награда: 30 опыта.

  Да. Как будто  у меня есть выход. Я поковылял к краю воронки, с трудом передвигая ноги. Сгибать я их боялся, так как сил явно маловато, а риск сильно большой. Умереть окончательно почему-то не хотелось. Хоть и было в этом предупреждении что-то сюрреалистичное. В душе была уверенность, что умереть не окончательно ещё более странно.

www.rulit.me

Арт Богданов - Работа для Бога. Первый вздох

Алчность, гордыня, тщеславие. Простые слова со сложным смыслом. Что приводило к падению Великие Империи? Что приведёт к падению всю нашу цивилизацию?! Но мир куда сложнее, чем мы видим. Мы тоже кому-то служим и кому-то нужны. В тот момент, когда Человечество на грани, есть те, кто хочет его сохранить. Не без своих интересов, но все же. Они - Старшие Расы. И они дают шанс. Шанс, который однажды дали им. Так устроена эволюция Вселенной. Но за все придётся платить. Пришло время восстать из пепла своих ошибок. Пришло время работы для Бога. Но достоин ли ты, простой смертный, стать им?! Докажи! Выгрызи свое право стать Богом. Таковы условия развития. Таков Закон!

Содержание:

Работа для Бога. Первый вздох.Арт Богданов

Глава 1

Первое, что я ощутил - это боль. Несильная, но жутко неприятная. Как будто отсидел ногу и кровь, ринувшаяся по венам и сосудам, жжёт и покалывает, но как можно отсидеть все тело сразу? Мысли медленно ворочались в пустой голове, словно патока, затекавшая в огромную цистерну. Даже не мысли а какие-то образы. Попытка пошевелиться ни к чему не привела, только боль в некоторых местах стала острее чувствоваться. Веки лишь слегка дрогнули, но этого было достаточно, чтобы свет острой бритвой резанул по глазам.

Среди мыслеобразов начали проскакивать слова, следом за словами снова тянулись образы и ощущения к ним привязанные. Появились эмоции. Беспокойство, непонимание, страх.

Кто я?! Что я?! Где я?! С каждым из этих вопросов появлялись новые чувства и сильнее всех стал страх. Даже паника. Рефлекторно я постарался встать, понять, определиться, но ничего из этого не вышло. Только мысли и образы сильнее заметались в голове от очередного светового удара по глазам, словно вспугнутые мотыльки. Страх накатил с новой силой, придавливая лавиной новых вопросов.

Андрей. За это слово я ухватился как за спасительную соломинку. Это важно. Что оно значит, я ещё не понял, но от него веяло чем-то родным. Десяток лиц промелькнул перед внутренним взором, но как то вяло и серо, а вот слово осталось. Имя. Это моё имя! Почему-то это меня успокоило. Паника отступала, как и резь по всему телу. Появились запахи и звуки. Пахло странно. Пылью и чем-то горелым. Из звуков только лёгкие шорохи и резкие громкие щелчки потрескиваний.

Некоторое время я лежал, ощущая блаженство в теле от уходящей на задворки чувств боли во всем теле. Теперь покалывало только пальцы рук и ног. С десятой попытки я все же смог открыть глаза и сощурившись оглядеться. Надо мной висело низкое грозовое небо, иногда сверкая отсветами бесшумных молний. Тело стало слушаться лучше, но все равно я ощущал себя больным и немощным стариком.

Я кое-как поднялся на ноги. Вокруг пологие оплавленные стенки немаленькой воронки. Метров тридцать в диаметре и десяток глубиной. Откуда я это взял, не знаю, но складывались именно такие ощущения. Попытка пройтись не имела успеха и, запутавшись в ногах, я свалился на землю, больно ударившись. Выставленные руки просто не смогли сдержать вес тела и хоть как-то облегчить мою участь.

Внимание! Вами получена основная характеристика "Выносливость". Добавлены шкалы "здоровье" и "бодрость"!

Выносливость - 1

Жизнь - 5/10. Бодрость 1/10.

Внимание! Выносливость отвечает за вашу жизненную энергию и скорость регенерации. Будьте внимательны! Смерть вне уровней приведёт к окончательной гибели.

Приехали! Что-то в этом было жутко знакомо, но в тоже время вызывало чувство удивления и неправильности. И что теперь делать? Внутренний голос подсказывал, что правильным решением будет некоторое время лежать и не шевелиться. И голос разума не ошибся. Перед моими глазами медленно, но уверенно цифры начали расти, а шкалы заполняться и менять цвет от оранжевого и красного к зелёному. Повисев перед глазами сообщение резко свернулось и улетело куда-то вправо и вниз. На периферии остался только небольшой значок и две полупрозрачные полоски.

Когда обе шкалы стали приятного зеленного оттенка я снова поднялся на ноги. В этот раз старался делать все аккуратно.

Внимание! Получена основная характеристика "Сила". Сила отвечает за все действия, связанные с физическими нагрузками.

И снова резануло чувство неправильности и чего-то знакомого. А ещё чего-то не хватало. Через пару шагов повысилась выносливость на единичку.

Внимание! Добавлена основная характеристика ловкость. Ловкость отвечает за скорость передвижения и точность движений.

Я уже перестал удивляться и принял это как данность. Тем более странностей и без этого хватало. Я был голым. Абсолютно. Все мои чувства вопили о том, что это неправильно и нужно что-то с этим решать. Пока меня не встретили другие люди, которые этого точно не поймут и не оценят.

Внимание! Вам предложено обучающее задание "Первые шаги". Задача: выбраться из точки появления. Принять? "Да/Нет". Награда: 30 опыта.

Да. Как будто у меня есть выход. Я поковылял к краю воронки, с трудом передвигая ноги. Сгибать я их боялся, так как сил явно маловато, а риск сильно большой. Умереть окончательно почему-то не хотелось. Хоть и было в этом предупреждении что-то сюрреалистичное. В душе была уверенность, что умереть не окончательно ещё более странно.

По мере движения шкала бодрости слетала в красный сектор и приходилось долго стоять на месте. Зато добавили три выносливости, две силы и одну ловкость. Мысли упорядочились и теперь я думал сугубо словами, а не безымянными образами, как дите малое. Что тоже радовало. Я все ещё не помнил, кто я такой, но воспоминания пусть по капле, но возвращались. Амнезия, всплыло название, зацепив за собой запах больницы и образы людей в белых халатах.

Подъем дался с большим трудом и с некоторыми сложностями, вроде подвёрнутой ноги.

Получена малая травма растяжение сухожилий голеностопа. Штраф: Снижение параметра ловкость на 12%. Время действия: 3 часа.

Странно. Обычно травмы заживают намного дольше, да и боль быстро прошла, оставив после себя лёгкую ломоту и хромоту. Ещё одна странность в общую копилку. И чем дальше, тем их больше. Во-первых, небо. Тяжёлая свинцовая хмарь безостановочно бурлила над головой, время от времени озаряясь яркими бликами молний, но ни грома, ни самих разрядов не было. Так же на землю не упало ни капли дождя, ветер нёс пыль, а воздух был жарким и сухим. Я бы сказал душным, что явно не вписывалось в пейзаж. Во-вторых, сама воронка. Я оказался в эпицентре взрыва, но не пострадал. Запах гари и странные щелчки объяснялись остывающей землёй, сплавленной до состояния серо-бурого стекла.

На верху воронки мне открылся местный пейзаж. Глино-каменистая пустыня, разбавленная отдельными проплешинами буро-фиолетовых растений с редким вкраплением зелени и охры. Самое высокое из растений, явно кустарник, не выше моего пояса. Точнее не определить, потому как местность на расстоянии сотни метров вокруг воронки была выжжена.

Задание "первые шаги" выполнено! Награда 30 единиц опыта.

Уровень 0. (30/100).

Вам предложено обучающее задание "Выживальщик". Условия: 1. Найти воду.2. Найти еду. 3. Найти укрытие. Награда: 30 опыта за каждый пункт. Принять? "Да/ Нет".

Все чудесатей и чудесатей. Естественно "Да". Осталось совсем ничего - найти все это. В пустыне! Думаю, та ещё задачка. Я огляделся вокруг в поисках полезных вещей. Думается мне, что еда тут только бегающая и вряд ли сама захочет пойти ко мне в котёл. Несмотря на то, что ни котла, ни огня, ни магазинов поблизости я не встречу. Из полезных предметов только спёкшаяся до состояния стекла почва. Вооружившись булыжником размером с мою голову, я с силой приложился к краю воронки, иссечённому трещинами и сколами. После третьей попытки часть стеклянной массы разлетелась осколками, чудом не задев мою тушку. Что-то мне подсказывает, что мои 50 единиц жизни для серьёзного ранения маловато.

С трудом отыскав пригодный для лезвия осколок, я столкнулся с новой дилеммой. Рукоятки нет и сделать ее не из чего. Сам я голый, босой и даже не простоволосый, а просто лысый. Это я определил эмпирическим путём, почесав затылок в задумчивости. Интересно, это так и надо или же у меня ранее была другая причёска? Бровей, кстати, тоже нет, так что, скорее всего, это новоприобретённый стиль.

profilib.com

Глава 22 - Работа для Бога. Первый вздох. - Арт Богданов - Ogrik2.ru

   Успели мы вовремя. Аборигены появились спустя несколько часов. Но в прямую атаку не пошли. Первыми их почувствовал Альт, по запаху немытых тел. Нюх у аборигенов действительно как у собак.

    Но мы были готовы.  Оба доступных прохода для атаки прикрыли я и Исида. Остальные остались в центре бокса, как резервная группа, готовая кинуться на помощь тому, кто не сможет сдержать прорыв.   И тут же по нам ударила мощная волна гипнотического излучения. Даже я ощутил зевоту апатию и желание прилечь отдохнуть. Видимо сейчас действовала целая и слаженная группа шаманов.

  Но вместо этого взбежал по пологому склону  насыпи, что  перекрывала проход и выпустил заряд МТБЗ в соседний с нашим бокс. Результата не видел, но меня отпустило. А вот Исиде досталось больше. Девушка упала на четвереньки и трясла головой. Когда же ее отвели в сторону, ее шатало словно пьяную. Ее место занял Торн с боевым молотом. Меч он выковать не успел, потому полученный слиток просто насадил на палку. Что в принципе тоже солидный аргумент. А учитывая, что он большую часть от полученных очков характеристик кидал в силу и выносливость,  то с этим молоточком смотрелся очень даже впечатляюще.

  На этом все и закончилось. Хотя нет. Аборигены пусть и примитивны в каком-то плане, но не тупы. Они просто ограничены в пространстве,  ресурсах и общении, но в тоже время, ни в чем кроме того что уже имеют и не нуждаются.

    Словно другие аборигены тропических островов, которые так и жили,  как и их предки тысячи лет назад и даже не подозревали, что весь мир охвачен войной и рядом с ними проходят боевые корабли союзников и нацистов. Не знали и о размере мира, пока их не находил вот такой вот эсминец  и не создавал на их острове перевалочную базу. Потом и возникали всякие карго-культы, когда шаманы этих племён строили радиовышки из тростника и на ломаном английском, по такой же тростниковой рации, орали в кокос. Альфа, браво, сьерра, прием. Потому как это призывало белых духов, у которых были и жвачки и шоколад и бурбон. Откуда я это знаю, сам не помню, но сейчас моя память похожа на изъеденную молью ткань, которая постепенно самовосстанавливается.

   Потому аборигены бункера поступили  по-своему мудро. Они начали засыпать проход, швыряясь камнями. И судя по тому граду, который обрушился на проход, было их там не меньше пятисот рыл. Серьёзную толпу собрали. Хотя тактика их не совсем понятна. Крупные камни не смогут перекрыть нам воздух, а естественная вентиляция бункера очень хитро устроена и постоянно гоняет воздух по боксам. Потому сквознячок есть всегда. Закупорить нас тоже не выйдет. Ещё разок накормим Илира грибами и он к чертям разнесёт весь завал, угробив половину нападающих.

    По каким принципам работает его способность мы так и не разобрались. Торн предположил что это концентрированный звук, что сам по себе есть вибрация молекул, который просто разносится в стороны, подобно взрывной волне и разрушает и выметает камни и пыль, попутно превращая крупные осколки в щебень, а мелкие дробя в песок. Приняли эту версию за рабочую и забыли.

   Наша магия работала больше на интуитивном уровне, чему характеристика «псионика», которую получил Торн по моим намёкам - подтверждение. Наши тушки модифицированы и нам внедрён в тело искин, подобный тому, что введён и в артефакт. Он отображает систему жизни-игры, но он беспросветно туп. В нем собраны все законы мира, даже те которые нам не известны и в тоже время  он ничего не может создать сам. Если я яростно пытаюсь что-то сделать и знаю как и что, он комбинирует законы известные ему и подключив энергетику тела создаёт эффект в виде заклинания. Если же я даже на подсознательном уровне начинаю  изобретать велосипед, вмешиваясь в работу искина, никакого нормального результата не выходит. Потому мы все такие разные и у нас разные статы, классы и заклинания. Все это получено нами на настоящих эмоциях, которые понял и обработал наш внутренний искин.

  Но сейчас меня все устраивало. Поржавевшего металла в этом боксе не меньше, чем в каком либо другом. А нам нужно усиливаться. Каждый элемент брони или оружия делать нас намного сильнее.  Еды и воды у нас на пару недель, за которые мы превратимся в танковый полк, который железным кулаком пройдётся по собравшимся аборигенам. И получив победу, мы сможем диктовать условия. Да придётся долго возрождать это племя. Но мы не привязаны к бункеру. И спустя несколько лет, благодаря нам, они смогут увеличить свою численность. И сделать нас сильнее. А там мы уже развернёмся по полной. Города, как подземные, так и наружные. Новые механизмы и способы борьбы с населившими Землю монстрами. Мы изменим все. Не зря же мы боги.

  Но сейчас нам предстоит нудный крафтовый фарм. И я и остальные раз за разом подступались к наковальне. Последним привязали Илира. Его «псионика» сделал его незаменимым в крафте, но вот за его творческие и креативные подходы, которые оканчивались достаточно громко и печально, мы были готовы его убить. И даже воспитательные беседы действовали на него не более пятнадцати минут.

  И мы пахали как проклятые. Торн совершенствовал свое умение в крафте и получалось у него лучше всех. Мой меч вдруг обзавёлся лезвием  из холодной плазмы. Половинить врагов даже в железных доспехах я не мог из-за толщины лезвия. Но вот зарубки в стенах и камнях оставлял знатные. С таким мечом вполне реально разобрать танк на запчасти.

   Начала получатся и броня. Первым и самым простым был мой щит.  И только мой потому как поднять его мог только я.

   Думаю возможности наковальни не столь ограничены  ее размерами,  но именно у нас рабочая поверхность  только над ней.  В итоге щит сплели из тонких и длинных пластин. Вышло достаточно тяжеловесно, но я вполне справлялся. Особенно порадовали рваные края щита. Насколько я себя я знал, я не был шикарным рукопашником и мечником.  Но общие техники и принципы знает любой боец. Потому как ударить краем щита  в грудь, колено или сломать щитом локоть, я точно знаю. Не от того что я привык работать со щитом, а от того, что понимаю сами принципы. Но эта техника требует отработки.

  И мы работали. Я буду основной ударной единицей. И пока  одни ковали оружие для соратников, я гонял по боксу свободную смену. До крови.

  Рефлексы лучше всего закрепляются болью. И я закреплял. Исида, Тарик и Ругер ещё кое-как могли мне противостоять. Остальные просто летали по очищенной площадке. А Лилин просто сбилась с ног, пытаясь вытащить жертв моих уроков. Но я никого не жалел, особенно себя. Уже спустя день я сражался с троими за раз, при этом они были уже в намёке на броню и могли парировать мои удары наручами и поножами.  Этому я их учил. Жестоко учил. Но наука не проходила даром. Все чаще эти черти огрызались и оставляли синяки и подрезы на моей тушке.  И я не мог этому не радоваться. Тяжело в учении, но легко в бою.

    Аборигены больше не атаковали, но и не уходили. Альт постоянно сидел у прохода и нюхал сквознячок, идущий оттуда и с уверенностью мог сказать, что там есть люди и много.

   Но вот пришёл час икс. Еда стала подходить к концу, а уж Мотя буквально вылизал все стены но все равно ходил с грустной мордой. Точнее большую часть времени он лежал и с укором смотрел на нас.  Прошёл последний день, в который я дал всем выходной. Даже устроили небольшой сабантуйчик с музыкой от Илира, танцами и небольшой пирушкой, в которой добили остатки грибов, ягод и сушенного мяса.

   Все отступать некуда. Только вперёд. Я посмотрел на свое воинство, одетое в нелепые, но уже стальные доспехи на кожаной основе.  Мечи, копья, топоры в руках. Теперь мы сила.

   - Илир, давай. - Дал отмашку я.

   Мы все заняли позицию по бокам от входа, который собирались пробить. Парень с улыбкой полного идиота сидел чуть в стороне от входа и я прикрывал его щитом. Наковальню снова закинули на Ящера. Теперь лишь бы этот обдолбаный бард не учудил чего-нибудь по пьяной лавочке.

    Илир загудел в нос, настраивая свой внутренний камертон и стал накачивать кучу камней в проходе вибрациями. Земля под ногами мелко завибрировала, так что зубы свело. Ничего себе у него мощь. И пусть маны с гулькин нос, но мощь поражает, а все из-за вдохновения всего лишь одиннадцатого ранга. Кем же  мы станем на сотых рангах наших умений? Да мы станем богами. Но вот выдержим ли мы такую силу и власть? Очень легко стать погибелью этого и без того умирающего мира.

   Грохнуло так, что заложило уши. Земля больно ударила по ногам. И хоть мы стояли вне фокуса удара, досталось даже нам. Но я не обращая внимания на попадавших с ног соратников, ринулся в проход. Щит над головой защитил от падающих сверху камней, а фонарики, щедро навешанные на меня нимфой, позволяли видеть даже в густом облаке пыли. Это даже плюс для нас. Аборигены оглушены и их носы забиты пылью. Они сейчас как слепые котята.

   В соседнем боксе валялись разодранные тела тех, кто не понял, что происходит и остался на пути взрыва. Я ринулся направо. За мой уже бежал Тарик. Торн и Исида идут по левой стороне. Нужно выбивать тех, кто по воле случая оказался вне фокуса взрыва.

  Первую жертву я нашёл буквально сразу же. Абориген стоял на четвереньках, тряс головой и тихо поскуливал. Удар ноги в голову и он затих. Надеюсь не убил. Но щитом раздробил ему голень. Такой приказ у всех. Стараться не убивать, а только калечить. И желательно ноги. Преследовать они нас в таком состоянии не смогут, а нам паства пригодится.

  Аборигены оказались аховыми бойцами. Спустя несколько минут я столкнулся с новой волной нападающих пришедших со стороны других выходов. Тут уже стало не до шуток. Но стальная броня, щит и меч давали огромное преимущество. Пусть это лишь шлем, наручи, поножи и грубая кираса с юбкой,  но щит и неделя уроков с Ругером дали свои результаты. Я шёл сквозь их строй как нож. Бить старался плашмя, что с моей силой  и ускорением калечило воинов мгновенно.

   Через полчаса я стоял посреди бокса усеянного телами. Многие из них ещё шевелились и пытались дотянутся до своего оружия. Все же болевой порог у них заоблачный. Однако такие попытки мы быстро пресекали. Раздробленные пальцы смельчаков быстро отбили охоту остальным куда-то ползти. Даже шевелиться старались поменьше.

  И когда лежащие тела из тех, кто жив, уставились на нас с обречённым видом, заговорил Илир. Точнее его заклинание динамика.

  - Мы ваши Вожди. Вы нам служить. Мы давать защиту и жизнь. Вожди идти сюда.  Быстро.

  Понятия рабства у аборигенов не было, да и лексикон достаточно беден.  Так что пришлось изгаляться.

  - Мы не враги. Мы дарить хорошо. Вы слушать нас. Вожди сюда.

  Пара аборигенов зашевелилась активнее и поползла к нам.

  - Я Хыргых. Мы да. - Выдал перевод рычания одного из инвалидов  Илир. - Я так понимаю, он согласен.

  Второй тоже повторил фразу первого. Быстро, однако. Даже как-то неожиданно и чувствуется какой-то подвох. Хотя иезуитской хитрости от этих примитивных ребят я не ждал.

 Дальше пошли дикие переговоры. Лилин и Яниэль облегчали боль раненым, пока я пытался договориться с тремя вождями из тех, кто выжил. Третий очнулся чуть позже, но оглядевшись по сторонам, понял всю бесперспективность борьбы со страшными чужаками. А вожди должны думать, как выжить племени без воинов. Мы положили человек триста и около сотни из них насмерть. Серьёзный удар по популяции аборигенов. А у них и без того проблемы кровосмешения и вырождения. Разозлимся, добьём оставшихся и спустя поколение  они сами выродятся. Они хоть и примитивные, но заветы предков чтили и знали. Скорее всего, потому как кроме этих сказок и заветов у них не было других развлечений.

   В итоге пришлось долго объяснять им, что именно мы от них хотим. Боксы био-ферм мы забирали себе, но едой обещали щедро делиться, в обмен на работников. Молодых и самых красивых. И естественно девственниц. Ну, естественно для пользования по профилю. Я когда это озвучивал, едва сдержался от смеха. Представив себе, как я окучиваю гарем из этих обезьянок. Но все было просто. Молодое поколение проще излечить, обучить новшествам и новой философии, где свет не зло.

   Альта мы потребовали короновать и  признать Вождём вождей и под его кислую рожу едва не разрываясь от смеха, выбил ему гарем из целой дюжины девственниц от всех племён, по одной. Будет делать будущих принцев.

  Альт наверняка угорал не меньше меня, но морду  делал важную и величественную. И кстати про гарем для него я не шутки ради заикнулся. Во-первых, это действительно будущая аристократия нашего государства. А во-вторых, Альт уже много раз говорил, что Хор все сильнее выдавливает его. И когда его  место займёт сам Хор, гарем и власть над другими, которая покоится на наших плечах, сделает его послушным проводником нашей воли.

  Потому Альт кивал с важным видом и соглашался со мной и даже от себя что-то добавлял, потому как сам все понимал. Хотя конечно лично он, скорее всего, станет импотентом, только от вида этих красавиц. Пусть он в таком же уродливом теле, но он взращён на других канонах красоты.

   Дальше шли торговые переговоры, где мы обещали золотые горы. Дерево, новая еда, облегчение боли в обмен на послушание и безоговорочное выполнение наших приказов и преклонения. Как работают молитвы и алтари я ещё не разобрался. И как их строить тоже. Но едва я заговорил об этом меня прибило сообщение от системы.

   Внимание! Образован первый пантеон. Очки славы - 150, опыт - 10000.

  Внимание! Получен уровень!

  Дальше шла целая простыня сообщений о новых возможностях и обязанностях.

Все это я смахнул взглядом. Не до этого сейчас.

  И когда мы уже договорились и все утрясли, случилось то, чего я совсем не ожидал.

  Голова Илира разлетелась кровавыми ошмётками, качественно благословив сидящих напротив него вождей. Рефлексировать я не стал,  а просто схватив щит и меч развернулся к новой опасности.

  - Взвод! Тревога! - Заорал я, прикрывшись щитом. В него тут же ударилось нечто тяжёлое, что даже меня пошатнуло.

  Встав на колено, я выглянул из-за щита и увидел... десяток игроков. Или богов. Высыпающихся из прохода.

  - Торн, уводи девчонок! - Рыкнул я. - Альт помоги им. Наковальню бросьте.

  - Хрен тебе. - Ухмыльнулась Исида и встала рядом. Тарик и Ругер тоже.

   Идиоты но ругаться времени нет. Другие игроки это серьёзно. Против заклинаний железа мало. И как они нас нашли?

  - Торн, выполнять. Убью! - Зарычал я, прикрывая девчонок.

  Дальше был бой. Суматошный,  в свете огоньков, прикреплённых к нашим телам. Аборигены в ужасе жались к стенам, но их походя сносили боевые заклинания. Я и Исида сразу же  врубили свои абилки и вынесли сразу пятерых нападавших. Кто-то из них тоже был не пальцем сделан и тут же голова Тарика отделилась от тела. Исиду же унесло огромным камнем. Не понять выжила ли девушка после этого. Одно хорошо. Торн послушался и увёл альта Мотю и девчонок, пока мы сдерживали прорыв игроков. Наковальню с ящера мы сняли ещё во время переговоров, отпустив того пастись и где сейчас этот зверь, не понятно.  Это хорошо. У девушек самые низкие шансы снова добраться до бункера с места воскрешения. Они должны выжить. Тем более мы уже уполовинили нападающих.

  Мы были сильнее. Мы были в броне. И пройти мимо нас они не могли. Они укусили тигра за хвост. Я уже праздновал победу, когда комнату стал заполнять зеленоватый газ. И источник я нашёл быстро. Влад! Сука!

  Я ринулся к нему и ехидная улыбка того сменилась испуганным лицом и он быстро засверкал пятками. Но яд выгрызал меня изнутри. Путал мысли и ухудшал координацию. Последнее, что я запомнил это все та же ехидная улыбка на лице этого ублюдка и стопа ноги, что забивает мой же нос в мой мозг. Тьма.

    Очень знакомые ощущения покалывания во всем теле и жуткая резь в глазах при малейшей попытке их открыть. Но в этот раз все иначе. Свет от дневного светила, пусть и приглушенный тучами перекрывали системки.

  Внимание! «Серебряная команда» перестала существовать.

  Пантеон Рокота перестал существовать.

  Внимание! Доступно задание Возрождение «Серебряной команды». Восстановите Серебряную команду под вашим лидерством.  Восстановите команду в прежнем составе.  Восстановлено 0/9. Время до полной ликвидации статуса Серебряной команды и передаче статуса Бронзовой команде - 13 дней 23 часа 59 минут.

   Принять «Да/Нет»

  Внимание! Получено достижение «Истинный лидер». Вы можете чувствовать членов команды на расстоянии.

  Я встал. Голый, абсолютно лысый и до жути злой. У меня отобрали все, что я создал своей кровью, потом и силами. Вещей нет, и я гол как сокол. И отобрал это полный мудак, чья судьба кормить червей!

   Но я уже не тот, кто пару месяцев назад очнулся в этой воронке. Я новая сущность.  Я бог этого мира. И я иду! Вешайтесь духи!

  Эмоции ярости гнева ненависти перелились через край. Я заорал в небеса и туда же выстрелил своим заклинанием. Волна пламени над головой  и чёрный густой дым, уходящий в верх, постепенно уносили злобу.

  Внимание! В мире родился новый первый  бог. Трепещите смертные и бессмертные! Бог Войны Рокот вошёл в этот мир!

  Я расправил плечи! Это обо мне!  Я иду! И я иду воевать за то, что считаю своим. А считаю я своим весь этот мир и мою Серебряную команду.

                                                             Конец первой книги.

Показать оглавление Скрыть оглавление

ogrik2.ru


Смотрите также