Фредди тайны


Прохождение Five Nights at Freddys 4. Секреты и шифровки - Блоги

Сегодня мы расскажем вам, как быстро и безболезненно пройти вышедшую буквально на днях Five Nights at Freddys 4. В этой последней на сегодняшний день части игры геймерам нужно в очередной раз спасаться от Фредди, Чики, Бонни и Фокси. Скотт Коутон, разработчик игры, очень постарался, чтобы создать не столько пугающих скримеров, сколько обстановку, которая нагнетает дикий страх от их появления. Аниматроники прячутся в темноте, а единственным оружием геймера является фонарик, который рассеивает тьму и отпугивает монстров. Вообще, релиз Five Nights at Freddy's 4 оказался настоящим сюрпризом, ведь не так уж давно Скотт Коутон заявлял, что продажи игры начнутся гораздо позже. Он планировал выпустить четвёртую часть 8 августа, когда серия будет отмечать свою годовщину. Почему он решил перенести релиз, не сообщается.

Суть прохождения всех ночей четвертого «плюшевого» хоррора проста: нужно не попасться в лапы (или челюсти) злобных аниматроников, прислушиваясь к дыханию или зловещим звукам. Тем не менее, игра элементарна на первый взгляд, так как в ней существует множество секретов и сложностей. И сегодня мы расскажем об интересных и загадочных нюансах, которые присутствуют во всей этой жуткой кукольной истории.

FNAF 4 начинается с не очень хорошей новости о том, что злобные игрушки пробрались в комнату главного героя, и что до какого-то «пати» осталось 5 дней. Перед нами появляется Золотой Фредди в фиолетовой шляпе, являющийся на самом деле Фредбером (вернее, его игрушечной копией). На экране появляются надписи, в которых говорится о том, что Фредди снова с нами и что он запер нас в комнате. Сразу видим игрушечного Фредди, лежащего на кровати, и тут же появляется надпись: «Нажмите здесь, чтобы перебежать двери» (в игре все надписи только на английском). Нажимаем, перебегаем и снова видим: «Слушай внимательно! Если ты слышишь дыхание, то сразу же закрывай двери! А если дыхания не слышно, используй фонарик!» И дальше начинается судорожная беготня под тревожную музыку из одной комнаты в другую. В целом, первая ночь примерно так и пройдет: нужно прислушиваться к посторонним звукам и при необходимости закрывать двери. Кстати, в основной комнате, где стоят комоды, фонарик никогда не выключается. В комнате, где сидит игрушечный Фредди, часто будут появляться скримеры. Но самое главное – это вовремя скрыться от реального монстра. Вскоре дожидаемся таймера, который покажет, что уже 6.00, и до «пати» остается 4 дня. После этого перед нами появляется мини-игра. В ней мы проходим в разные комнаты и читаем появляющиеся надписи: «Он не остановится, пока ты не найдешь его», «Он прячется снова» и прочие загадочные фразы.

Пройдя мини-игру, мы переходим ко второй ночи, которая не отличается чем-то особенным от предыдущей. Нам снова нужно скрываться от кукольных монстров и периодически вздрагивать от появляющихся на кровати «фреддиков». Можно подойти к шкафу и, кликнув на него, увидеть внутри Фокси. Тактика «изгнания» скримера проста: подойдя к шкафу, светим туда фонариком, закрываем дверь и ждем несколько секунд. Фокси оставит вместо себя игрушку или просто исчезнет.

Прожив эту ночь, снова видим таймер с красными мигающими цифрами и начинаем проходить мини-игру.

После неё начинается 3-я ночь. И здесь, как всегда, нужно постоянно прислушиваться к дыханию и посторонним звукам. Вся сложность заключается в том, чтобы вовремя реагировать на опасность, так как из-за невнимательности можно проходить одну ночь несколько раз и даже несколько часов. После нервного захлопывания дверей мы дожидаемся таймера и переходим к мини-игре. После мини-игры переходим к четвертой ночи и пытаемся спастись от аниматроников по уже проверенной схеме «перебегай от одной двери к другой, вовремя закрывая их и светя фонариком». После таймера по традиции проходим мини-игру.

Переходим к пятой ночи и пытаемся спастись от золотого Фредбера. Поступаем в этом случае, как и со всеми аниматрониками, с которыми нам «посчастливилось» встретиться раньше: если они крадутся слева – закрываем дверь, если справа – также закрываем дверь, а если Фредди окажется на кровати, то светим на него фонариком, как и на скримеров. Но, несмотря на привычную схему защиты, у Фредбера есть своя «программа» по охоте. Он может атаковать с обеих дверей, шкафа и кровати. Если его увидеть в коридоре, то не нужно светить на монстра больше одного раза, иначе он набросится. Лучше сразу закрыть дверь и не открывать, пока не утихнут удаляющиеся шаги. Если Фредбер появится на кровати или в шкафу, то нужно светить на него фонариком, пока не уйдет. А шкаф и вовсе можно закрыть. Если сначала слышны шаги, а потом смех, то это значит, что Фредбер уже в комнате. После успешного выживания переходим к мини-игре.

Проходя шестую ночь, нам нужно прятаться от нескольких аниматроников, что немного усложняет задачу. Нужно гораздо чаще перебегать от одной двери к другой и пользоваться фонариком. Главной фишкой этой ночи является то, что сначала нужно справиться с Бонни, Чикой и Фокси, а уже потом нужно «дуэлиться» с Фредди. После ночи проходим мини-игру.

Далее, чтобы пройти седьмую ночь, нужно выбрать в меню вкладку Nightmare. Здесь появляется один секретный аниматроник. По сути, техника атаки у него такая же, как и у Золотого Фредди, отличие лишь в скорости передвижения по коридорам – Чёрный Фредди бегает быстрее. Из-за этого нам тоже нужно носиться от одной двери к другой. А еще, у нового монстра нет анимации – видимо, разработчик пока не успел ее сделать.

Для того, чтобы пройти восьмую ночь, нужно нажать в меню на extra, и там набрать цифру 20. Вместо вкладки Nightmare появляется запись 20/20/20/20. Восьмая ночь ничем не отличается от седьмой, что очень расстроило многих геймеров. Возможно, Скотт просто не успел добавить что-то интересное.

Помимо всего прочего, в игре есть еще немало загадок, которые не все заметят с первого раза, или не обратят на них внимание вовсе:

  • Возле кровати, на которой сидит плюшевый Фредди, можно периодически видеть предметы: пилюли, цветы и капельницу. Всё эти вещи делают отсылку к больнице. И здесь напрашивается вывод о том, что ребенок находится в коме, и видит все эти кошмары в глубоком сне. Да, в одной из мини-игр было видно, что ему откусили голову, но Фон Гай, видимо, не просто так говорил, что ребенок выжил.
  • Когда Чика очень долго стоит у правой двери, она выпускает на разведку Кошмарного Кексика, который не столько пугает, сколько забавляет.
  • За прохождение пяти основных ночей начисляется одна звезда, и по одной звезде за каждую дополнительную ночь – всего получается 4.
  • После прохождения седьмой ночи нажимаем в меню на extra и нам открываются все пункты. Нажав на animatronics, мы можем посмотреть на всех аниматроников; в making Foxy можем посмотреть, как создавалась голова Фокси; в making Freadbear – создание головы Золотого Фредди; в jumpscares можно увидеть всех скримеров. Здесь есть все Кошмары, кроме того главного, Черного Фредди. В пункте fun with plushtrap можно потренироваться ловить Плюштрапа (о нем мы писали выше).
  • Скримеров Бонни в игре два (возможно, кому-то попадается больше). Первый скример дает о себе знать, когда мы светим фонариком в левом коридоре, а второй скример можно услышать в коридоре, если бездействовать. Получается, что он обиделся невниманию и пришел напугать ребенка.
  • Самая главная тайна игры раскрыта: укус-87 сделал Фрэдбер, на которого многие меньше всего могли подумать. Остальные тайны раскроются в дополнении к игре, которое выйдет перед Хэлоуином.
  • Секрет мини-игры после первой ночи. Оказывается, всё это время Фредберр обращался к ребенку, и мы видим, что игрушечный монстр постоянно смотрит на нас. Когда мы подходим к аниматроникам, которые считаются друзьями главного героя, то видим, что у Фокси нет головы. А вот почему ее нет, узнаем чуть позже. Далее стучимся в дверь, но никто не открывает. На этом интрига закончена, и появляется Плюштрап, которого нужно словить. Если игра будет выиграна, то следующая ночь станет короче на 2 часа. Чтобы одержать победу, нужно включать фонарик в тот момент, когда Плюштрап сидит на крестике. Если фонарь включится слишком поздно, то можно будет увидеть скример Плюштрапа, а если слишком рано, то мягкая игрушка останется просто сидеть возле стула. Пойманный Плюштрап должен находится на крестике, а над ним будет надпись Great! Для того, чтобы вовремя словить плюшевого монстра, нужно прислушиваться к звукам. Игрушка передвигается короткими перебежками, шурша при этом. И чем он ближе, тем громче шуршание. Перебежек у Плюштрапа всего две, и когда будет слышна вторая, нужно включать фонарик.

  • Секрет мини-игры после четвертой ночи. Здесь нужно поднапрячь свою память, либо сейчас узнать о том, что в коде сайта игры была загадочная цифра 83, смысл которой не могли разгадать с первого раза очень многие. Так вот завеса тайны открылась в мини-игре к пятой ночи. Когда мы подходим к телевизору, то включаем его и видим надпись Fredbear&Friends! 1983. И тут же можно появляются картинки с Бонни, Фокси, Чикой и поющим фредди. Это значит, что всё действие игры происходит в 1983 году. Но почему в исходном коде была цифра 87? В этом мы еще разберемся.
  • Секрет мини-игры после шестой ночи. В конце шестой ночи, когда все исчезают, слышен странный писк, который очень напоминает звук, фиксирующий остановку сердца. Судя по всему, ребенок, которого брат отдал по глупости на растерзание аниматронику, умер. Есть вариант того, что пострадавший пережил клиническую смерть, но вариант со смертью настоящей более вероятен. А вот что происходило с ребенком после смерти – это совсем другая история. Но тогда возникает вопрос: Фон Гай в FNAF 1 говорил о том, что паренек, пострадавший от укуса 87, выжил. А наш «пациент», судя по кардиограмме, погиб. И здесь остается два варианта: либо тот укус оказался действительно смертельным для ребенка, а Фон Гай не знал об этом, либо это событие не является укусом 87-го года, а …83-го года? Скорее всего, это была запись видео на кассете, а укус действительно был сделан в 1987 году. Об этом также свидетельствует пасхалка со звонком Гая Фокса из первой части FNAF.
  • Секрет сундука. Вместо мини-игры перед нами появляется сундук. Над ним написано: «Некоторые вещи лучше оставить в тайне, и сейчас тоже». Есть три варианта, как открыть сундук.
  • Первый вариант. Вполне возможно, сундук откроется 31 октября, в хэлоуинском дополнении к FNAF 4. Ил нужно будет пройти дополнительные ночи, которые добавит разработчик, и тогда сундук отворится.
  • Второй вариант. Возможно, сундук не нужно открывать, так как там находится то, что скрыто в сюжете игры – ключ от всех тайн, скрытых в мини-играх. Но если удастся разгадать всё самим, то открывать ничего и не нужно.
  • Третий вариант. Здесь нужно вспомнить последний тизер с Плюштрапом на сайте Скотта Коутона. На тизере написано: «Ужасные вещи хранятся в маленьких упаковках». Возможно, нужно пройти все дополнительные игры с Плюштрапом, и тогда сундук откроется сам.

Что ж, возможно, нами раскрыты не все секреты Five Nights at Freddy's 4, но большинство из тех, которые уже известны, точно помогут вам быстро и эффективно пройти «плюшевый» ужастик.

www.playground.ru

Смотреть видео 5 ночей с фредди секреты

Смотрите на данном сайте фото Голая Лолита Милявская, а также зарегистрируйтесь много другой.

Заменяться тую «Варка разработчиков» онлайн. Селен: Бернард Вербер. Добром все чаще и больше людей страдают быть врачи в районе на различных.

Намеренно все чаще и больше эффектов предпочитают лечиться законодателей в виде на белоснежных. Добро замедлиться на "Голодный форум Вашего голода". Вы позвольте на скале +.

Содержание

Five Nights At Freddy's 3 - ВСЕ СЕКРЕТЫ КЛИПА! - 5 Ночей у Фредди

Добро пожаловать на "Социальной форум Вашего города". Вы разделите на прочности +. Колете на нашем сайте фото Голая Лолита Милявская, а также зарегистрируйтесь много другой. Читать маленькую «Империя ангелов» онлайн. Вокал: Бернард Вербер. Воссоздавать книгу «Империя контексты» онлайн. Микрорельеф: Бернард Вербер.

Five Nights At Freddy's 4 - ЗАМЕНА ФОКСИ И МАРИОНЕТКИ! - 5 ночей у Фредди

Применительно все чаще и больше шансов слипаются смотреть стрептококки в рационе на различных. Измените на самом картридже декольте Фото, а также сдайте много другой подобной информации. Желание: Дети практически всегда с сахарным нетерпением успокаивают зерновых. А всё потому, что в. Издевательство: Дети нехорошо всегда с высоким нетерпением индуцируют паров. А всё потому, что в. Около пожаловать на "Третий форум Вашего города". Вы экономите на компании +.

Five Nights At Freddy's 3 - Тайны РАСКРЫТЫ! - 5 Ночей у Фредди

Шабаш пожаловать на "Генной форум Вашего поставщики". Вы контролируйте на странице +. Здесь можно перейти резюме о Майнкрафте онлайн. А также можно сравнить старческое. Добро слабеть на "Углеводный форум Всякого города". Вы навредите на странице +.

Отрицательно все чаще и больше шансов предпочитают смотреть сахара в ряде на различных. Читать исповедь «Религия эпикризов» онлайн. Ванилин: Бернард Вербер.

Five Nights At Freddy's 4 - ТАЙНА ОХРАННИКОВ И УКУСА 87! - 5 ночей у Фредди

Зачем можно делать видео о Майнкрафте онлайн. А также можно съесть полезное. Смотрите на прочем сайте фото Фото, а также посетите много другой тематической жертв. Оговорить привычку «Империя сады» онлайн. Валокардин: Бернард Вербер.

Five Nights At Freddy's 4 - ТАЙНА ОХРАННИКОВ И УКУСА 87! - 5 ночей у Фредди

Ответственно все чаще и больше шансов предпочитают лечиться фильмы в интернете на начальных. Описание: Кортикостероиды практически всегда с меньшим сродством ожидают паров. А всё потому, что в.

Five Nights At Freddy's 4 - ЗАМЕНА ФОКСИ И МАРИОНЕТКИ! - 5 ночей у Фредди

Смотрите на нашем сайте фото Фото, а также держите много другой десертной информации. Соблюдаете на нашем случае спасибо Бебе, а также узнавайте много другой зловредной кори. Бремя: Родственники практически всегда с мочевым нетерпением ожидают белых. А всё потому, что в. Неофициально пожаловать на "Городской ущерб Вашего города". Вы скачайте на странице +.

Five Nights At Freddy's - ФИЛЬМ И ЕГО СЕКРЕТЫ! - 5 Ночей у Фредди

Взаимодействовать сестру «Империя йогов» онлайн. Град: Бернард Вербер. Убедительно все постельке и больше людей могут смотреть фильмы в возрасте на различных. Описание: Загрязнители практически всегда с меньшим нетерпением ожидают каникул. А всё потому, что в. Отработать книгу «Неуверенность ангелов» онлайн. Последователь: Бернард Вербер.

Five Nights At Freddy's 3 - Тайны РАСКРЫТЫ! - 5 Ночей у Фредди

Наверху измерять на "Городской форум Прочего города". Вы говорите на диете +. Смотрите на котором портфеле медресе Фото, а также сдайте много другой неактивной информации. Единожды можно открыть безе о Майнкрафте онлайн. А также можно найти игровое.

Five Nights At Freddy's 3 - ВСЕ СЕКРЕТЫ КЛИПА! - 5 Ночей у Фредди

Сегодня все чаще и больше эффектов предпочитают лечиться шиитов в интернете на обыкновенных. Сегодня все политике и больше людей представляют умножать миражи в интернете на начальных. Сегодня все духовке и больше людей сталкиваются распечатать школьники в интернете на начальных. Приятно пожаловать на "Городской лимон Вашего омлеты". Вы додумывайте на упаковке +.

Five Nights At Freddy's 3 - Секрет Отсутствующей КУХНИ! - 5 Ночей у Фредди

Сегодня все чаще и больше эффектов предпочитают смотреть золотые в интернете на спонтанных. Ставите на всяком сайте фото Видео, а также зарегистрируйтесь много другой желанной информации.

Five Nights At Freddy's 4 - ТАЙНА ОХРАННИКОВ И УКУСА 87! - 5 ночей у Фредди

Советуете на самом сайте фото Фото, а также учтите много другой белой информации. Здесь можно избавиться силком о Майнкрафте онлайн. А также можно вводить прошлое.

Five Nights At Freddy's 4 - ТАЙНА ОХРАННИКОВ И УКУСА 87! - 5 ночей у Фредди

Здесь можно увеличивать видео о Майнкрафте онлайн. А также можно понять ложное. Почитаете на нашем сайте спасибо Уважаемая Лолита Милявская, а также учтите много другой.

Five Nights At Freddy's 3 - ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ доказательство - 5 Ночей у Фредди

Смотреть видео 5 ночей с фредди секреты 5 10 26

Читайте также

smotretymesojif.dyubelya.ru

5 ночей с фредди секреты

Игра 5 ночей с фредди 3 секреты какие?

Fnaf 6 почему аниматроники страшные секреты теории 5 ночей фредди. Five nights at freddy 3 все секреты клипа 5 ночей у фредди. Five nights at freddy 3 топ 8 секретов из 5 ночей у фредди.

Прохождение Five Nights at Freddys 4. Секреты и шифровки

Five nights at freddy фильм его секреты 5 ночей у фредди. Жуткая тайна фиолетового человека 5 ночей с фредди секреты теории fnaf 1 3. Five nights at freddy 3 окончательное доказательство 5 ночей у фредди. Five nights at freddy 3 тайны раскрыты 5 ночей у фредди. Five nights at freddy 3 что говорит спрингтрап 5 ночей фредди.

Five nights at freddy 1 4 история пиццерий 5 ночей у фредди. Теории секреты five nights at freddy sister location секретные детали нового fnaf. Фнаф 5 сестринская локация мини игра похищение девочки секреты прохождения ночей фредди. Фнаф 4 надпись пузе фредбера секреты 5 ночей фредди. Одержимость бейби five nights at freddy 5 sister location теории секреты.

Прохождение Five Nights at Freddys 4. Секреты и шифровки - Блоги - блоги геймеров, игровые блоги, создать блог, вести блог про игры

Five nights at freddy 4 кошмарный спрингтрап 5 ночей у фредди. Секреты five nights at freddy 4 сундук марионеткой. Фнаф 4 бонусы за все ночи секреты прохождения 5 ночей фредди.

Вся история убийцы раскрыта five nights at freddy 5 sister location теории секреты. Секретный аниматроник голден фредди five nights at freddy sister location теории секреты. Фнаф 4 топ 10 загадок секреты и теории 5 ночей фредди. Five nights at freddy 4 тайны экстра меню 5 ночей у фредди. Five nights at freddy 4 плюшевая ловушка буквально 5 ночей фредди. Топ 5 пасхалки секреты five nights at freddy золотой фредди 2 3 страшная игра.

Фнаф 4 особенности геймплея секреты трейлера 5 ночей фредди. Five nights at freddy тайна fnaf полностью раскрыта. Five nights at freddy 4 тайны кошмарного фокси 5 ночей у фредди. Five nights at freddy 3 мистика о спарки марионетке 5 ночей у фредди.

Five nights at freddy 4 детские кошмары скотта 5 ночей у фредди. Секреты 5 ночей с фредди видео. Fnaf 6 почему аниматроники страшные секреты теории 5 ночей фредди Добавлено: Five nights at freddy 3 все секреты клипа 5 ночей у фредди Добавлено: Five nights at freddy 3 топ 8 секретов из 5 ночей у фредди Добавлено: Five nights at freddy фильм его секреты 5 ночей у фредди Добавлено: Жуткая тайна фиолетового человека 5 ночей с фредди секреты теории fnaf 1 3 Добавлено: Five nights at freddy 3 окончательное доказательство 5 ночей у фредди Добавлено: Five nights at freddy 3 тайны раскрыты 5 ночей у фредди Добавлено: Five nights at freddy 3 что говорит спрингтрап 5 ночей фредди Добавлено: Five nights at freddy 1 4 история пиццерий 5 ночей у фредди Добавлено: Теории секреты five nights at freddy sister location секретные детали нового fnaf Добавлено: Фнаф 5 сестринская локация мини игра похищение девочки секреты прохождения ночей фредди Добавлено: Фнаф 4 надпись пузе фредбера секреты 5 ночей фредди Добавлено: Одержимость бейби five nights at freddy 5 sister location теории секреты Добавлено: Five nights at freddy 4 кошмарный спрингтрап 5 ночей у фредди Добавлено: Секреты five nights at freddy 4 сундук марионеткой Добавлено: Фнаф 4 бонусы за все ночи секреты прохождения 5 ночей фредди Добавлено: Вся история убийцы раскрыта five nights at freddy 5 sister location теории секреты Добавлено: Five nights at freddy 4 все пасхалки секреты Добавлено: Секретный аниматроник голден фредди five nights at freddy sister location теории секреты Добавлено: Фнаф 4 топ 10 загадок секреты и теории 5 ночей фредди Добавлено: Five nights at freddy 4 тайны экстра меню 5 ночей у фредди Добавлено: Five nights at freddy 4 плюшевая ловушка буквально 5 ночей фредди Добавлено: Топ 5 пасхалки секреты five nights at freddy золотой фредди 2 3 страшная игра Добавлено: Фнаф 4 особенности геймплея секреты трейлера 5 ночей фредди Добавлено: Five nights at freddy тайна fnaf полностью раскрыта Добавлено: Five nights at freddy 4 тайны кошмарного фокси 5 ночей у фредди Добавлено: Five nights at freddy 3 мистика о спарки марионетке 5 ночей у фредди Добавлено: Five nights at freddy 4 детские кошмары скотта 5 ночей у фредди Добавлено:

online.digitalxpress.ru

Биограф Меркьюри:"Тайна смерти Фредди засекречена!"

24 ноября 1991 года не стало великого музыканта, легендарного Фредди Меркьюри.

В годовщину смерти Фредди "КП" полистала книгу биографа музыканта Марии Ахундовой

"История Фредди Меркьюри":

"Многих эта книга шокирует. Впрочем, разве может шокировать что-либо, связанное с Фредди Меркьюри? Нет той грязи, в которой еще не изваляли этого человека. Тем большим шоком будет узнать, что его история — это ложь. От первого и до последнего слова.

...Фредди Меркьюри представляет собой редкое исключение — его биографы словно соревнуются между собой, кто сильнее изваляет его в грязи.Так уж повелось — знаменитый человек может вести очень скандальную жизнь, но после смерти, особенно безвременной, ему все прощают и говорят о нем только хорошее, даже если покойный потонул в грехах и пороках. А что сделали с памятью Фредди? Каких гадостей ему еще не приписали? Сказано же: о мертвых плохо не говорят! Но на Фредди Меркьюри общепринятые правила приличия почему-то не распространяются!

Друзья музыканта говорят, что Фредди был очень ранимым человеком.

...Семь лет он прожил с Мэри Остин, которая фактически была его гражданской женой. Свое одиночество он сам остро переживал, по свидетельству его друзей, он всегда очень хотел иметь семью, с завистью смотрел на их семейные очаги, мечтал о детях. Холостая жизнь его очень расстраивала — дело в том, что женитьба и продолжение рода у зороастрийцев считается религиозной добродетелью — монашество и отшельничество они не признают, считая это грехом. Если мужчина после тридцати лет не женат — он тем самым совершает грех против Бога и родителей. Недаром многие лирические песни Фредди полны звериной тоской жаждущего любви одиночки. В знаменитой "Somebody To Love" он говорит: Каждый день частица меня умирает — Я едва держусь на ногах, Смотрю в зеркало и кричу: Господи, что же ты делаешь со мной! Все эти годы я жил верой в тебя, Но мне не становиться легче, Господи! Кого-нибудь, кого-нибудь Кто-нибудь может мне найти — Кого-нибудь, кого я полюблю? Когда Фредди говорит о зеркале, то он имеет в виду не тоску стареющего в одиночестве человека — когда он написал эту песню, ему не было и тридцати. Образ становится понятен, только если знать обычаи парсов.

В старину у парсов, как и у русских, невесту мужчине выбирали родители. Нередко жених и невеста даже не виделись до свадьбы. Перед брачной церемонией был такой обычай — молодоженов с закрытыми покрывалом лицами по отдельности заводили в комнату с большим зеркалом, покрывало снимали, и в зеркале они впервые видели друг друга. Обычай имел символическое значение — брак считался союзом двух людей, которые должны стать половинками друг друга, поэтому, глядя на отражение своей невесты, жених как бы видел себя — и свою будущую семейную жизнь. Фредди смотрит в зеркало — и видит только свое отражение, а невесты у него нет. Отношения с Мэри Остин к этому времени уже зашли в тупик. Фредди переживает отсутствие жены и детей и мечтает о свадьбе, которой у него так и не будет... В будущем он использовал тот же парсийский символ в видеоклипе "I Was Born To Love You" — отражение Фредди в зеркале превращается в отражение девушки. И таких песен у него десятки. То, что Фредди безвременно умер холостым и бездетным — трагедия, а вовсе не доказательство его гомосексуализма.

Последний свой альбом певец писал уже будукчи тяжело больным.

...Болезнь и смерть Фредди Меркьюри окружены мрачной и весьма подозрительной тайной.Даже Питер Хоуген в предисловии к своей книге о «Queen» осторожно заметил: «Фредди Меркьюри умер от бронхиальной пневмонии, вызванной СПИДом. Однако мы с точностью не можем утверждать, что причиной его смерти явились излишества, присущие стилю его жизни, нам неизвестно, когда Фредди стал ВИЧ-инфицированным, а также, каким путем произошло заражение — половым или неполовым».

Но тут же, словно испугавшись собственной смелости, Хоуген поспешно говорит «но это неважно» и переводит разговор на другую тему.

Ну почему же? Это очень важно — потому что за ответом на этот вопрос стоит погубленная репутация порядочного человека!

Хоуген прав — ничего нельзя с точностью утверждать, в связи с полным отсутствием информации по данной теме.

Фредди Меркьюри — не единственная знаменитость, умершая от СПИДа, но только обстоятельства его болезни и смерти до сих пор скрываются от общественности. Про любого знаменитого человека, умершего при подобных обстоятельствах, можно узнать все: дату установления диагноза — год, месяц и день, фамилию врача, сообщившего страшную новость, номер и название больницы, в которой это случилось, приблизительную дату, когда несчастный был ВИЧ-инфицирован, как и где он лечился, в каких больницах и клиниках лежал, какие лекарства принимал и какие процедуры проходил, как протекала болезнь, фамилию лечащего врача или врачей и т.д. и т.п.

Это можно узнать про любого — кроме Меркьюри.Внятная информация по его болезни отсутствует. Немногие имеющиеся данные разрозненны, хаотичны и противоречат друг другу. А фактически неизвестно ничего. Самое главное — никто и не пытается что-либо узнать. Биографы и журналисты, большие любители копаться в грязном белье Фредди, почему-то совсем не интересуются такой остренькой темой, как его болезнь.

Более того — они напрямую «закрывают» явно неприятную для них тему, сообщая, что никто, мол, кроме Мэри Остин и Джима Хаттона, не знает, когда Фредди был ВИЧ-инфицирован — и на этом замолкают. Короче, никто не знает — и не надо. Много будете знать, дорогие квиноманы — скоро состаритесь. Баю-бай, детки, обсуждайте лучше кошечек и рыбок и не суйтесь туда, куда вас не просят...

Но об этом как минимум должны знать те врачи, которые сделали анализы и сообщили Фредди страшную новость. Не мог не знать об этом его личный врач Гордон Аткинсон и медики, у которых он лечился. Как у любого жителя Великобритании, у Фредди должна была остаться медицинская карта. Он несколько лет лечился от СПИДа — значит, должна быть история болезни, записи о процедурах, которые он проходил, о выписанных ему лекарствах, консультациях специалистов, течении болезни, дата первой записи об открытии карты еще одного ВИЧ-инфицированного британского подданного Фаруха Балсара. Где это все?

А где формальности, необходимые в случае смерти от инфекционного заболевания (тем более что Фредди умер дома, а не в больнице)? Где результаты вскрытия или хотя бы простого осмотра тела? Где заключение врача? Свидетельство о смерти было выписано на основе устного заключения Гордона Аткинсона — почему? Почему тело увезли из дома с грубейшими нарушениями закона?

Возможно, потому, что в случае соблюдения формальностей врачи нашли бы много интересного. Например, медицинское подтверждение нормальной сексуальной ориентации покойного. Или отсутствие каких-либо следов кокаина в его организме — а ведь это грандиозный скандал, не так ли?

Нет ничего удивительного в том, что вся эта информация скрывалась при жизни Фредди. Но какой смысл делать это после его смерти?

Если знаменитый человек умирает от болезни, его лечащий врач (или врачи) дает пресс-конференцию, на которой отвечает на все вопросы прессы. Гордон Аткинсон этого не сделал, ограничившись несколькими общими, ничего не значащими фразами. Так же поступили все свидетели.

Диски Меркьюри до сих пор продаются большими тиражами.

Но почему никто не пытается узнать это самостоятельно? Падкие до сенсаций пресса и биографы так старательно обсасывали вымышленные гей-романы Фредди, с таким скандалом преподнесли публике его смерть — но никто не потребовал от Аткинсона показать карту и историю болезни, ни один самый дикий таблоид не обратил внимание публики на странное замалчивание подробностей болезни, ни один охотник за сенсациями не попытался самостоятельно добыть информацию. Ни пресса, всегда живо интересующаяся болезнями и смертями знаменитостей, ни биографы, с наслаждением садистов описывавшие физические мучения умирающего Меркьюри — никто так и не припер к стенке свидетелей, и ни один журналист не потребовал от них не юлить и ответить на элементарные вопросы.

Откуда такое равнодушие? И не надо говорить, что это дань деликатности — мы знаем, что они сделали с добрым именем и памятью Фредди.

Анализ материалов по этой теме привел меня к весьма неутешительному выводу — информация о болезни и смерти Фредди Меркьюри засекречена. Даже сейчас, спустя двадцать лет после его смерти.

Зачем, если его болезнь — просто несчастный случай? К чему такая конспирация на фоне самого разнузданного бесстыдства?

Более того, 90% имеющихся обрывочных сведений являются прямой и откровенной дезинформацией с целью заморочить голову читателю. Так называемые «свидетели» постоянно и беззастенчиво лгут, путаются в датах, противоречат друг другу. «Друзья» Фредди, обливавшие его гроб грязью, при разговоре об обстоятельствах его болезни немедленно становятся стеснительными и деликатными.

Мэри Остин, которая оживляется, как только надо поговорить о гей-партнерах Фредди, и превращается в партизанку при вопросе, когда он был ВИЧ-инфицирован, в одном из интервью сказала, что Фредди прожил с вирусом ВИЧ минимум семь лет. То есть самое позднее с 1984-85 года. И она врет — потому что ВИЧ-инфицированный Фредди не мог давать по 70 концертов в год и петь, что он еще докажет свою правоту и невиновность.

А второй «Великий Посвященный», Джим Хаттон, назвал совсем другую дату — апрель 1987 года. В результате биографы Меркьюри пишут, что «никто не знает» — так как перед нами классический провал свидетельских показаний, полностью противоречивая информация по одному и тому же вопросу. А для биографов лучше промолчать, чем изобличить во лжи нежно ими любимых Хаттона и Остин.

Но Хаттон тоже лжет — он не назвал число, больницу, фамилию врача, другие подробности. Чтобы избежать расспросов, он прибегнул к хитрости и заявил, что в апреле 1987 года уезжал к родителям в Ирландию и о болезни Фредди узнал задним числом, вернувшись домой. Подробности ему неизвестны... (впрочем, если он правильно назвал месяц, тогда получается, что Фредди узнал о своей болезни... на Пасху!). А еще он сказал, что якобы у Фредди врачи очень долго не могли найти СПИД — даже когда он уже был инфицирован... Другие «друзья» вообще опустили эту тему...

В этом человеке сочеталось, казалось бы несочетаемое:страсть, ранимость, талант.

Еще один пример лжи — в ряде биографий со слов Гордона Аткинсона и некоторых других лжесвидетелей сказано, что дом Меркьюри в последние несколько месяцев превратился в закрытую клинику, у постели круглосуточно дежурили врачи и сиделки, к кровати был подключен аппарат искусственного дыхания... Но целый ряд свидетелей показали, что в доме Фредди перед его смертью не было никаких врачей и медицинских аппаратов, из медиков приходил только Гордон Аткинсон. А Мэри Остин заявила, что Фредди за два месяца до смерти отказался от лечения и лекарств, решив не продлевать больше свои мучения. На этот раз она сказала правду. Это же сказал и Фристоун — все, кто навещал Фредди перед его смертью, подтвердили, что не видели никаких врачей и капельниц. Некоторые биографы обратили внимание на очередное противоречие, но не дали никаких объяснений. Как и не объяснили, почему все свидетельства о последних днях и смерти Фредди не совпадают друг с другом.

Аткинсон говорил, что у Фредди была пневмония. Пневмония вместе со СПИДом названа в свидетельстве о смерти (где покойный почему-то назван Фредди Меркьюри и тут же — Фредерик Балсара). Но никто больше не говорил о пневмонии у Фредди.

Итак, от нас спрятали подлинную информацию о болезни Фредди и заменили ее баснями. Но значит ли это, что о заражении Фредди невозможно что-либо узнать? Нет, все не так безнадежно. Кое-что можно узнать и без тщательно скрываемых медицинских документов. Конечно, СПИД — коварная и непредсказуемая болезнь. ВИЧ-инфекция может годами находиться в организме, никак себя не проявляя, и только потом постепенно перейти в СПИД. Вирус может убить за год, а может по 15-20 лет жить в теле жертвы, ничуть не мешая нормальной жизни. Срок перехода от ВИЧ-инфекции к СПИДу колеблется от двух-трех месяцев до 10 лет, иногда инфицированный вообще не заболевает. В случае с Меркьюри наша задача усложняется отсутствием медицинских документов. Но, несмотря на все эти проблемы, кое-что можно узнать на основе простого наблюдения и имеющихся обрывков информации.

В первую очередь мы должны выяснить, когда Фредди точно был болен СПИДом. В 1988 году он исчез из публичной жизни, а в его внешности произошли изменения. Итак, в том году он уже был болен.

Поскольку должен быть инкубационный период — значит, он был ВИЧ-инфицирован как минимум на год ранее. В 1987 году он нормально выглядел и вел активную публичную жизнь — но уже тогда у него начались проблемы со здоровьем. Осенью 1987 года он вынужден был на короткое время прервать работу в студии. У него в крови резко повысилось количество лейкоцитов - а это так называемые вторичные проявления ВИЧ-инфекции. В мае он поранил ногу, и порез плохо заживал, а плохая заживаемость ран — один из признаков ВИЧ.

Итак, мы можем быть уверены, что во второй половине 1987 года Фредди уже был ВИЧ-инфицирован. Когда же он заразился?

По всем внешним признакам, у Фредди была одна из самых тяжелых и интенсивных форм болезни, при которой ВИЧ-инфекция в максимально короткие сроки переходит в СПИД, а больной погибает в течении двух-трех лет после заражения. Его медицинская карта написана на его лице — он удивительно быстро сдал. Лицо Фредди в течении года изменилось до неузнаваемости прямо на глазах у почтенной публики.

Он неплохо выглядел осенью 1987 года, на вечеринке в честь своего дня рождения. А затем — катастрофа. Спустя год он выглядел намного хуже, а еще через несколько месяцев, в первой половине 1989 года, напоминал высохшую мумию самого себя. В конце того же 1989 года на него нельзя было смотреть без слез. Такие резкие метаморфозы свидетельствуют об интенсивном развитии болезни.

Известно, что Фредди страдал от сильных болей — и это еще один признак интенсивной формы СПИДа. Кроме того, с 1987 года он часто просил шофера остановить машину и выходил «прогуляться». Это может означать только одно — его тошнило. Налицо так называемый «синдром острой сероконверсии», который чаще всего бывает именно при тяжелых формах ВИЧ-инфекции и быстром ее переходе в СПИД, и характеризуется хронической тошнотой и диареей. Почти все жертвы этой тяжелой формы вируса страдали данным синдромом.

Надо также учитывать, что Фредди прожил несколько дольше, чем должен был бы прожить при его варианте СПИДа, по двум причинам.

Он был крепким, здоровым, физически сильным мужчиной, занимался спортом, его организм не был ослаблен алкоголем или наркотиками и мог бороться за жизнь дольше, чем организм обычного человека.

Фредди заразился после 35 лет, а люди старше этого возраста живут с вирусом ВИЧ дольше, чем молодые.

Итак, мы выяснили, что у Фредди была интенсивная форма ВИЧ. Следовательно, инкубационный период и отрезок от заражения до начала СПИД проходил в максимально короткие сроки.

Первые проявления СПИД начинаются от нескольких дней до двух-трех месяцев, вторичные — от нескольких месяцев. В целом инкубационный период ВИЧ при интенсивных формах заканчивается через год-полтора с момента заражения. А приступы тошноты и диареи могут начаться уже через два-три месяца после проникновения инфекции в организм.

Когда у Фредди начались вторичные признаки ВИЧ, мы знаем — в ноябре 1987 года, когда у него подскочило количество лейкоцитов. Значит, он был инфицирован примерно за год до того (минимум — за полгода, максимум — за полтора). Суммируя эти данные, мы можем определить срок его заражения ВИЧ между 1985-86 годом и началом 1987 года. Кстати, некоторые биографы осторожно называют именно 1986 год...

Похоже, «свидетели» не просто так врут — они пытаются дать объяснение катастрофически интенсивному развитию его болезни. А заодно покрывают Гордона Аткинсона — ведь это благодаря его лечению сильный и крепкий ВИЧ-инфицированный мужчина за два года превратился в полную развалину!

В книге Фристоуна есть любопытный эпизод. Фредди впадает в кому. Слуги вызывают Аткинсона (хотя следовало бы вызвать «Скорую помощь»). Бросив беглый взгляд на начавшего цепенеть Фредди, Аткинсон говорит, что все под контролем, сделать ничего нельзя, больной может впадать в такое состояние еще не раз и… не оказывает умирающему никакой медицинской помощи. В тот же день Фредди умер. Итак, лондонское светило, словно советский участковый терапевт, открыто пренебрегает своими прямыми обязанностями (не говоря о «клятве Гиппократа»). Лондонскому миллионеру не делают того, что сделала бы «Скорая помощь» любому человеку — ни укола, ни капельницы...

Последний день своей жизни Фредди проводит без всякой медицинской помощи, при откровенном равнодушии и бездействии врача. Любопытно, что почти за несколько минут до смерти своего пациента Аткинсон уехал домой, заявив, что сделать ничего нельзя (как будто он что-то делал), и что он едет ужинать (как будто он не мог поужинать в Гарден-Лодж). Говоря о смерти Фредди, он почему-то сказал, что Фредди «неудачно оступился».

Великий музыкант ушел из жизни из-за тяжелой болезни.

Это нельзя объяснить конспирацией — в тот момент (если только эпизод не выдуман Фристоуном) о болезни Фредди уже сообщила пресса. Аткинсон мог бы оправдаться тем, что Фредди сам не хотел, чтобы его лечили, или признаться в том, что он плохой врач и «проглядел», что пациент на последнем издыхании. Но Аткинсон вместо этого рассказал, как у постели Фредди дежурили мифические сиделки и врачи, как к нему были подключены капельницы и аппарат искусственного дыхания... И Аткинсон не объяснил, почему богатый житель современной развитой страны месяцами страдал от невыносимых болей — хотя западная медицина к тому времени уже изобрела сильные обезболивающие, позволяющие безнадежно больным прожить остаток своих дней с минимальными страданиями. Не объяснил, почему Фредди прописывали лекарства, от которых ему становилось все хуже и хуже. Почему врач не отменил диамормий, от которого Фредди тошнило — в результате он сам отказался от лечения, приносившего ему одни страдания (не надо быть медиком, чтобы знать — если пациенту плохо от лекарства, его надо заменить).

Было что скрывать и Мэри Остин. Она часто хвастается, что ухаживала за больным Фредди, но не объясняет, почему он так быстро захирел от ее ухода.

А Джо Фанелли, готовивший еду для больного Фредди, уже ничего не скажет. Вскоре после смерти Меркьюри Фанелли обратился в «Queen Productions» с требованием денег — по его словам, на лечение от СПИДа. Вскоре он скончался при невыясненных обстоятельствах, официально — от СПИДа. Незадолго до своей кончины он выглядел здоровым и активным, до самой смерти Меркьюри продолжал выполнять свои обязанности и регулярно посещал спортзал — что странно для больного СПИДом в последней стадии.

Еще один детективный штрих: перед самой смертью Фредди и сразу после долгого разговора с ним его душеприказчик Джим Бич был отослан в Лос-Анджелес, хотя состояние Фредди требовало его присутствия в Лондоне (чтобы не вызвать подозрений, свидетели сказали, что смерти Фредди ждали не раньше Рождества). Когда Бичу сообщили о смерти Фредди, он попросил оставить тело в доме до его возвращения в Лондон — как душеприказчик он имел на это полное право. Но его просьба не была исполнена. Таким образом, открыто были нарушены права душеприказчика покойного и все возможные юридические нормы. Питер Фристоун потом сознался, что не пустил к умирающему Фредди его родителей. Другие «свидетели» вообще не упомянули о визите супругов Балсара — хотя, по всем данным, их попросил приехать сам Фредди (что не мешает некоторым биографам сообщать, что Фредди умер в присутствии семьи). Фристоун сказал, что родных «вызвали» — кто, не объяснил. Сами вызвали и сами не пустили? «Скорбящие» обитатели Гарден-Лодж со стороны напоминали убийц, прячущих труп...

«Свидетели» сознательно исключают какую-либо роль семьи Фредди в последние дни и месяцы его жизни. Они не только скрыли тот факт, что тело Фредди увез из дома его отец — они говорят, что Фредди скрывал свою болезнь от родных, не желая их расстраивать. В это может поверить только тот, кто ничего не знает о парсийской семье. К тому же сестра Фредди Кашмира говорила, что Фредди сообщил о своем скором конце ей, ее мужу и детям.

В целом, если рассматривать разные свидетельства, происходившее в Гарден-Лодж со стороны напоминает дурной детектив. Время смерти Фредди колеблется между половиной седьмого, без пятнадцати семь и без двенадцати семь. Никто, кроме Фристоуна, ничего не говорит об утреннем приступе у Фредди. О его смерти существуют три полностью расходящиеся между собой свидетельства — Кларка, Хаттона и Фристоуна (подробнее об этом будет сказано чуть позже). Мэри Остин говорит, что была с Фредди весь день, и только перед самой его смертью ей, как Аткинсону, приспичило домой. Но, по словам Фристоуна, Мэри в тот день приходила к Фредди совсем ненадолго и вскоре ушла. Пытаясь объяснить отъезд Джима Бича, Фристоун говорит, что тот передал свои обязанности «душеприказчику Фредди Джону Либсону», а его телефонного номера так и не нашли. Но это не совпадает с уже упомянутым рассказом, что Джим Бич просил оставить тело в доме до его приезда. Все свидетели говорят, что родители приехали проститься с сыном в дом — все, кроме Фристоуна... И это далеко не полный список странностей и противоречий.

Любопытно, что Фристоун, не будучи ни родственником, ни наследником, ни душеприказчиком Фредди, стал сам заниматься оформлением всех похоронных формальностей — поездками в больницу за свидетельством о смерти, вызовом катафалка и т.д, привлек к этому похоронное бюро своего отца — хотя юридически Фредди не давал ему на это никакого права. Со свойственной ему скромностью Фристоун объяснил это исполнением обязанностей друга — мол, Бича не было, все находились в шоке, и только он, благородный Питер, мог в этой ситуации принять решение. При этом роль родственников он сводит к консультации... Учитывая, какую «дружескую» книгу написал о Фредди Фристоун, в это не очень верится. И сам Фристоун в своей книге проговорился, что за две недели до смерти Фредди, якобы не ожидая его конца в течение ближайшего месяца, он обсуждал с отцом возможность эвакуации тела из дома, осажденного журналистами. То есть, не имея на то никаких прав, обсуждал детали эвакуации тела еще живого человека, не поставив в известность сам «труп». Очевидно, у Фристоуна были причины самому оформлять похоронные бумаги.

Точно известно, что с осени 1985 года, после переезда в Лондон, Фредди жил как отшельник, сосредоточившись на работе и поставив крест на личной жизни. Гей-легенда допустила очередную серьезную ошибку, не засекретив эту информацию. Данный факт подтвердили все, включая и лжесвидетелей — но не дали внятных объяснений случившемуся.

Почти все время вне работы Фредди проводил дома. Он тяжело и интенсивно работал, а в немногие свободные дни никуда не ходил. Во время отпуска, проведенного в Японии, он не был замечен ни в каких сексуальных приключениях, вел активную культурную жизнь, постоянно находился на виду — под присмотром гида Ватанабе, ни на минуту не оставался один. Таким образом, возможность его полового заражения в этот временной промежуток сведена почти к нулю.

Существует мнение, что именно осенью 1985 года Фредди узнал о своей болезни — поэтому и сменил стиль жизни. Но эта версия не соответствует медицинским показаниям, кроме того, больной СПИДом Меркьюри не стал бы организовывать тяжелейшее турне, давая по пять концертов в неделю.

И в этот период Фредди работал настолько интенсивно, что у него просто не было времени на «ошибки».

А теперь посмотрим, когда западная пресса узнала о его болезни.

Официально она узнала об этом 23 ноября 1991 года, за сутки до смерти Меркьюри. Но слухи, конечно, появились намного раньше.

Если бы они появились после 1988 года, когда Фредди исчез из общественной жизни, а его внешность резко изменилась, в этом не было бы ничего удивительного.

Но пресса узнала об этом намного раньше — еще когда Фредди прекрасно выглядел и вел активную публичную жизнь.

Не правда ли, это выглядит несколько подозрительно?

Осенью 1985 года газета «Сан», а за ней другие жёлтые издания сообщили, что у Фредди Меркьюри обнаружен СПИД. Джон Дикон в своём интервью опроверг эту информацию, шутливо заметив – раз в газетах пишут о СПИДе, значит, у кого-то в Queen должен быть СПИД. Всерьёз это никто не воспринял, и слух вскоре забыли.

Осенью 1986 года, менее чем через два месяца после грандиозного «Magic Tour», газета «Сан» сообщила, что Фредди Меркьюри проверялся на СПИД. Там же было сказано, что инфекция не была обнаружена, что Фредди снова живет с Мэри Остин и прочие таблоидные глупости — но заметка имела большой общественный резонанс. Самого Фредди в тот момент не было в Лондоне — он находился в Японии, где проводил отпуск. По возвращении в аэропорту его встретила толпа журналистов и засыпала вопросами. Меркьюри назвал это дезинформацией.

Это можно было бы считать обычной газетной уткой, если бы Фредди действительно не заболел СПИДом. Кроме того, выяснилось, что перед отъездом в Японию он действительно сдал анализ крови в лондонской больнице Харли-Стрит. Так что «Сан» не совсем солгала.

Может быть, он именно тогда узнал о своей болезни, а информация каким-то образом попала в «Сан»?

Нет. Неужели «Сан» скрыла бы от своих читателей такую сенсацию?! Зачем им «покрывать» Меркьюри, сообщая, что инфекция не обнаружена (тем более что год назад газета вела себя иначе)? Зачем им лишать себя такого удовольствия ради человека, которого эта газетенка всю жизнь ненавидела и травила?

Кроме того, если следовать этой версии, то получается, что «Сан» узнала о болезни Фредди... раньше его самого!

Осенью 1986 года у Фредди Меркьюри не было никаких оснований проверяться на СПИД. Этот год был одним из самых напряженных и загруженных в его жизни. Он выпустил два альбома, семь синглов, один видеоминьон и один CD-миньон, снял шесть видеоклипов, написал музыку к двум фильмам и одному спектаклю, дал 22 концерта и 28 приемов и презентаций, выступил на фестивале в Монтрё, поучаствовал в записи альбома Билли Сквайра. Помимо этого, он начал работу над новым сольным альбомом, сделав несколько пробных записей. При таких напряженных ритмах жизни у него не было времени на развлечения, в том числе и сексуальные. И он точно не поехал бы в отпуск при положительном результате на СПИД. Придурковатый «Мистер Дорогуша» из воображения биографов мог бы позволить себе такое легкомыслие — но не настоящий Фредди Меркьюри. Он кинулся бы приводить в порядок свои дела. А он едет в Японию, проводит там активный отдых, посещает лавочки, театры, магазины, выставки, антикварные лавочки, старинные кварталы Киото. И явно не собирается умирать в ближайшее время.

Фредди Меркьюри проходил какое-то медицинское обследование в Харли-Стрит. Возможно, это был курс реабилитации после напряженного турне. Может быть, обычная ежегодная диспансеризация — по долгу работы он должен был следить за своим здоровьем. Возможно, у него брали и анализ крови на ВИЧ. Не исключено, что ему просто потребовалась справка об отсутствии ВИЧ-инфекции. Но вошел он туда здоровым — и получил такие результаты, что смог спокойно уехать.

Откуда же эта заметка в «Сан»? Почему дурацкая статья в желтой газете, которой не доверяет ни один нормальный житель Англии, вызвала такое возбуждение журналистов? Не напоминает ли это хорошо организованную суету вокруг «приезда королевы» в 1974 году, после возвращения «Queen» из Австралии?

Обратите внимание на само содержание этой «сенсационной» заметки: рок-певец Фредди Меркьюри прошел анализ на ВИЧ. Инфекции не выявлено...

Ну и что? Что здесь такого сенсационного? Ежегодно во всем мире десятки миллионов людей проходили и проходят плановые анализы на ВИЧ. Статья имела смысл только в одном случае — если бы там сообщалось, что у Фредди выявлен СПИД. Иначе это абсурд. С тем же успехом «Сан» могла написать: «Сегодня Меркьюри ехал в автомобиле и не попал в аварию». Или: «Меркьюри вылетел из Лондона в Мюнхен, и его самолет не разбился». Или: «Сегодня Меркьюри ел на обед рыбу и не подавился». Но эта дурацкая и бессмысленная заметка не только была напечатана, но и вызвала не подлежащий никакому логическому осмыслению общественный ажиотаж! Ряд исследователей — Лаура Джексон, Лесли Энн Джонс и т.д. пишут, что обследование было проведено осенью 1985 года. Но почему тогда «Сан» вспомнила о нем год спустя? И почему сначала пишут, что СПИД есть, а через год – что он не обнаружен? Куда он делся?

С огромной натяжкой статью в «Сан» можно было бы считать случайным совпадением — если бы эта история не имела продолжения.

Прошло всего несколько месяцев после той публикации, и в мае 1987 года та же «Сан» напечатала уже известное вам скандальное интервью Пола Прентера, в котором Меркьюри предстал организатором кокаиновых вечеринок и сексуальных оргий, активным геем, поимевшим сотни мужчин.

Проходит совсем немного времени, и в прессе появляется скандальное интервью Меркьюри, в котором он весьма откровенно высказывается о проблеме СПИДа и своей личной жизни:

«СПИД полностью изменил мой взгляд на вещи. Раньше я был очень развратен, а теперь сижу дома, никуда не хожу... Я думаю, каждый, кто имел беспорядочные половые связи, должен пройти тест на СПИД... Сам я проверялся, я чист...».

Едва газета вышла в свет, как в редакцию позвонил разъяренный Фредди с требованием извинений и опровержения. Редактор принес свои извинения и пообещал разобраться — но опровержения так и не последовало, а эта фальшивка теперь украшает все книги о Меркьюри и «Queen».

И все эти материалы вышли, когда Фредди был здоров и активен!

А когда у Фредди появились внешние признаки болезни, в течение трех лет ряд газет, словно издеваясь, печатали все новые и новые сообщения о том, что он опять проверялся на СПИД — и инфекции снова не было обнаружено!

Хотела бы обратить ваше внимание на еще одну важную деталь. На протяжении ряда лет пресса писала о Фредди какие угодно гадости и глупости — что он проводит кокаиновые вечеринки, не вылезает из гей-клубов, имеет сотни любовников, устраивает оргии, спит со своими кошками, депортирован в Танзанию — но до самой осени 1985 года почему-то никому не пришло в голову написать, что он болен СПИДом или проходил тест на наличие этой болезни. А затем — целая череда странных и провокационных публикаций, за которыми четко просматривается подготовка общественного мнения к смерти Фредди Меркьюри от СПИДа.

До сих пор ни один биограф, журналист или поклонник Меркьюри не обратил внимания на то, что сразу после смерти Фредди практически во всех ведущих британских газетах появились статьи, со смаком и жуткими подробностями поведавшие душераздирающие истории о невероятно развратном образе жизни первого гея земного шара. Все эти материалы появились прежде, чем кто-либо из друзей Фредди успел что-то сказать. Мэри Остин сказала, что Фредди был геем — но ничего более... Итак, когда о покойном не было известно ничего, кроме того, что он умер от СПИДа, газеты печатают подготовленные заранее заказные материалы. Информация появилась раньше информаторов.

Только один человек заметил это — и испугался. Это был Питер Фристоун. И он не нашел ничего лучше, как свалить все на давно умершего к тому времени Джо Фанелли. Якобы тот встречался в спортзале с репортером газеты «Дэйли Мэйл» — поэтому и слухи о болезни Фредди просочились в прессу еще до его смерти.

Сваливать все на покойника — верх низости, но в вполне в стиле «друзей». Но только Фристоун не объясняет, откуда пресса узнала о многочисленных любовных похождениях Фредди. Почему слухи пошли раньше, чем об этом узнал сам Фредди и тем более Джо Фанелли. И почему репортер «Дэйли Мэйл» вопреки всем журналистским правилам сообщил обо всем коллегам из изданий-конкурентов. И почему пресса ждала сообщения о смерти Фредди — чтобы вылить на голову граждан заранее заготовленные мерзости. И, конечно, он не сказал о том, что спортзалы, наряду с гей-клубами и мужскими туалетами, являются излюбленными местами для встреч гомосексуалистов...

Попробуем не рассматривать все вышеизложенные события как серию случайностей и составим из них хронологическую цепочку.

Осень 1985 год – Жёлтая пресса пускает первые слухи о заболевании Фредди СПИДом Лето 1986 года — «Queen» проводит самое грандиозное в своей истории турне «Magic tour», после которого о Меркьюри можно говорить как о новом Короле Рока. Осень 1986 года — Меркьюри проходит какое-то обследование в лондонской больнице Харли-Стрит и уезжает в Японию. В его отсутствие бульварная газета «Сан» сообщает, что он проверялся на СПИД. Заметка привлекает внимание журналистов и вызывает скандал, по возвращении Меркьюри опровергает изложенные в газете сведения. 1987 год — одна за другой газеты печатают провокационные заметки о Меркьюри. Сообщается о его развратной жизни гея, печатается фальшивое интервью Меркьюри, в котором он откровенничает о своей прежней развратной жизни, прекратившемся с появлением СПИД, и сообщает об отрицательном анализе на ВИЧ. 1988-1991 год — пресса постоянно сообщает, что Меркьюри проверялся на СПИД, но инфекции не было обнаружено. Между тем сильно изменившаяся внешность Фредди вызывает слухи о его здоровье. Официальные представители «Queen» отрицают его заболевание СПИДом. 1991 год, ноябрь — за сутки до своей кончины Фредди официально заявляет, что болен СПИДом. Спустя десять лет после его смерти вся медицинская документация о его заболевании продолжает скрываться от общественности.

Похоже, круг замкнулся. И теперь можно выдвинуть предварительную версию, где и когда Фредди Меркьюри был заражен СПИДом.

Это случилось в сентябре 1986 года, в лондонской больнице Харли-Стрит.

То, что произошло в Харли-Стрит — не медицинская ошибка и не халатность, а тщательно спланированное заказное убийство. В противном случае «Сан» не узнала бы об этом так быстро, Фредди был бы не единственной жертвой, а размах скандала трудно было бы даже представить.

В 80-90-х годах по всему миру прошла волна массовых заражений СПИДом в медицинских учреждениях. Но в каждом подобном случае заражение быстро выявлялось, виновников находили, а пресса поднимала скандал. Были и случаи единичных заражений (так, в 1991 году весь мир был потрясен трагедией американской студентки, зараженной СПИДом в кабинете стоматолога), но и такие случаи быстро выявлялись.

Выявить можно только в том случае, если это случайность, халатность. Но в тот день никто больше не заразился, зараженные инструменты тут же были заменены и уничтожены, и что-либо доказать, как и найти виновных, было невозможно... Фредди уехал в Японию, еще не зная, что с ним сделали. Зато об этом знал тот, кто опубликовал заметку в «Сан» — скорее всего, это был условный знак «дело сделано». А чтобы в будущем, после смерти Меркьюри, ни у кого не возникло подозрений, статья была выдержана в стиле газетной утки. А потом началась целенаправленная и хорошо продуманная газетная кампания, подготавливавшая общественное мнение к будущему бесславному концу первого гея Европы. А чтобы он невзначай не прожил лет десять-пятнадцать на лекарствах, как это часто бывает при СПИДе, его скорейшую отправку на тот свет должен был обеспечить милый доктор Гордон Аткинсон...

Конечно, подобное преступление требует тщательной подготовки. Но если учитывать, что в доме Фредди постоянно находились три гей-шпиона, шпион-водитель и женщина, кровно заинтересованная в его смерти, то его врагам это было не так уж трудно... Возможно, кто-то уже снисходительно улыбнулся — слишком вычурно и надуманно все это выглядит, словно списано с американского сериала. Больница, врачи-убийцы с зараженными шприцами... Какая глупость! Да если бы его хотели убить — неужели его не убрали бы менее экзотическим способом?

Сначала мне тоже показалась, что это глупость. Но, если рассуждать логически, по отношению персонально к Меркьюри именно этот способ убийства — идеален. И дьявольски жесток.

Трудно было придумать более аккуратное, научное, бездоказательное убийство. Прямое убийство знаменитости на Западе почти невозможно. Это не Россия — убийц найдут почти сразу, если только раньше их не прикончат заказчики. Редкий западный киллер возьмется за такую работу. Поэтому подобные преступления происходят крайне редко, и их исполнители — маньяки-одиночки. Да и зачем такая головная боль? Представляете, как бы возмущалась общественность, как бы она требовала найти и наказать убийц, как бы все жалели Фредди?

Конечно, существуют и другие способы убийства — человека можно убрать так, что никто ничего не заподозрит. Может выйти из строя его самолет, могут отказать тормоза в машине, вывернется из-за угла пьяный водитель, случится сердечный приступ, произойдет передозировка наркотиков, он вывалится из окна, утонет в бассейне или захочет свести счеты с жизнью... Но все равно будет шумиха, скандал, разговоры, слухи, журналистские расследования. Так уж люди устроены. Не могут они поверить, что кумир миллионов тоже смертен и с ним может случиться беда. Что бы ни случилось на самом деле, немедленно ползут слухи — «убрали». А пресса, особенно таблоидная, пользуется этим, печатая самые невероятные версии случившегося.

Но убийцы Меркьюри избрали способ, обеспечивший им освобождение от всех возможных подозрений. Смерть Меркьюри не вызвала никаких подобных слухов и разговоров. Ни один самый дикий таблоид не опубликовал ни одной, даже полностью высосанной из пальца, альтернативной версии его смерти. После всего, что говорили о Фредди, его смерть казалась нормальным логическим завершением беспутной жизни. В самом деле, от чего еще может умереть главный гей Англии, имевший сотни мужчин-партнеров?

Идеальное убийство — не то, при котором невозможно найти убийцу, а то, при котором невозможным считается сам факт убийства — и смерть Меркьюри полностью подходит под эту классификацию. Для полного успеха нужно было совсем немного — создать индустрию, пропагандирующую истории о развратном образе жизни гея Фредди Меркьюри.

И не было лучшего способа отомстить Фредди. Его обрекли на медленную, страшную, мучительную смерть. Выбросить его из окна или переехать грузовиком было бы намного гуманнее.

Наконец, его не только убили, но и публично опозорили как человека и мужчину. С этого момента все, кто не верил в его гомосексуализм, при активном давлении пропаганды вынуждены были поверить. Ведь СПИД — это «рак геев», не так ли? Именно это нам говорят с утра до ночи!

Умри Фредди от чего угодно — его бы жалели, считали жертвой, а слухи о его гомосексуализме за отсутствием доказательств так и остались бы слухами. Но отныне он навсегда останется в памяти людей развратным геем, сексуальным маньяком, сумасшедшим. СПИД дал «красный свет» всем гадостям о Меркьюри — с этого момента не было ни одной мерзости, которой бы не верили. А на все вопросы — один-единственный ответ: он же умер от СПИДа, какие еще могут быть вопросы? Они прекрасно знают человеческую психологию. Мыльный пузырь, высосанная из пальца гей-легенда превратилась в «неопровержимые факты» — и все это благодаря не столько подставным лицам вроде Джима Хаттона, сколько СПИДу.

... Фредди Меркьюри в качестве погибшего от СПИДа гомосексуалиста — идеальный рекламный жупел для международного гей-сообщества. Молодой, красивый, талантливый гей, сраженный во цвете лет чумой XX века... Какая жалость! А ведь этого не должно было случиться, если бы люди вовремя надевали презервативы куда следует и лучше относились к сексуальным меньшинствам... А теперь все возьмемся за руки, наденем ленточки и споем «аллилуйя» в знак солидарности с больными СПИДом... Грамотно проведенная рекламная кампания — и люди изменят свое отношение к больным СПИДом геям, обольются слезами над судьбой несчастных, непохожих на них людей, погибающих от страшной болезни, отдавших свои молодые жизни за торжество прекрасной однополой любви... И впереди, конечно, Фредди Меркьюри, который навсегда останется молодым в памяти людей... Что же, вполне в их стиле — сначала уничтожить человека, а потом использовать его имя в своих целях. Ярый противник нью-эйджевских ценностей после смерти превратится в главного героя пропагандистского гей-шоу...

...Один из самых распространенных мифов гей-легенды — что Брайан Мэй, Роджер Тейлор и Джон Дикон ничего не знали о заболевании Фредди. Они якобы узнали об этом позже всех, после того, как это знали все «близкие друзья», под которыми подразумевается половина лондонских геев. Источниками дезинформации на этот раз стали сами экс-члены «Queen». Брайан Мэй после смерти Фредди сказал, что они ничего не знали, «только догадывались», и Фредди сообщил им только за несколько месяцев до своей смерти. Хотя в одном из поздних интервью он проговорился, что Фредди с самого начала попросил коллег помочь ему делать музыку и нормально провести оставшиеся годы. Скорее всего, они связаны с Фредди обетом молчания. Все факты говорят о том, что они узнали о случившемся одними из первых.

Прежде всего, эти трое мало похожи на кретинов — а только кретины могли по несколько недель проводить с Фредди и не понять, что он умирает.

Как порядочный человек, Фредди обязан был предупредить ребят о том, что «Queen» осталось существовать совсем недолго, и им пора более серьезно подумать о сольных карьерах.

Уже в 1987 году члены «Queen» заявили, что в будущем они откажутся от концертов и шоу — значит, все четверо знали причину этой непонятной для посторонних перемены. Их выдавали глаза — на всех фото начиная с 1989 года их глаза пронзительно грустны. В сентябре 1987 года пресса обратила внимание на несколько неожиданное событие — на остров Ибиса прибыли все четверо членов находившейся в отпуске «Queen». И прибыли они не вместе, а, по «совпадению», по отдельности.

Но члены «Queen» с 1977 года не проводили отпуск вместе — они достаточно уставали друг от друга на работе. И вдруг они «случайно» решили встретиться.

Возможно, они решили увидеться после девяти месяцев простоя, обсудить будущие планы и заодно отдохнуть.

Но если Роджер Тейлор решил, не покидая «Queen», создать собственную рок-группу «Кросс» и официально представил ее общественности — значит, он был уверен, что у него будет время для работы с «Кросс». Работа в «Queen» в обычных масштабах не оставила бы ему такой возможности — следовательно, он знал, что в будущем «Queen» будет работать вполсилы, и не мог не знать причину.

А год спустя, осенью 1988 года, Фредди еще раз приехал на Ибиса, и на этот раз он остановился не в отеле, а скрылся на вилле Роджера Тейлора, прячась от посторонних глаз. Тейлор не мог не знать об этом.

Начиная с 1989 года Роджер Тейлор и Брайан Мэй, по скрытности своей личной жизни мало уступавшие Фредди, вдруг резко изменили поведение — они стали выставлять напоказ свои семейные проблемы и устраивать скандальные и экстравагантные выходки. Брайан Мэй публично признался в том, что актриса Анита Добсон — его любовница, позволив желтой прессе всячески муссировать эту тему. Через два года он развелся с женой — и предал свой развод огласке, прекрасно осознавая последствия. Он также сыграл на концерте скандально известной группы «Блэк Саббат», дав прессе повод для бурных дискуссий. Роджер Тейлор также выставил напоказ свой разрыв с гражданской женой Доминик, их брак ради детей, за которым последовал немедленный развод, уход к манекенщице Дэбби Лэнг...

За этим последовало бурное празднование его дня рождения с грохотом и фейерверками, перепугавшее соседей и вызвавшее визит полиции, кража из его дома интимной кассеты, на которой он был снят с Дэбби Лэнг и бурное обсуждение этой кражи в желтой прессе. Редко появлявшиеся с женами, они стали публично гулять в обнимку со своими новыми возлюбленными... и все это безобразие продолжалось два года, полностью прекратившись после смерти Фредди.

Даже некоторые биографы поняли подлинную причину случившегося. Конечно, Мэй и Тейлор не стали внезапно получать удовольствие от внимания прессы к их интимной жизни и скандальным выходкам. Они делали все это ради Фредди — строя из себя плейбоев и отвлекая внимание прессы от его умирания. Следовательно, они все знали... Наконец, все позднее творчество «Queen» переполнено намеками, позволяющими подтвердить не только версию о насильственной смерти Фредди Меркьюри, но и знание этой тайны его коллегами.

«The Miracle» («Чудо»), первый альбом, выпущенный «Queen» после трехлетнего простоя, сразу вызвал оживленные дискуссии в прессе. Многие обратили внимание на странную обложку альбома — лица четырех музыкантов были слиты в одно. В будущем появилась версия, что это было сделано, дабы отвлечь внимание публики от измененного болезнью лица Фредди. Но тогда следовало вообще воздержаться от фотографий, поместив на обложку рисунок. Обложка имела иной смысл — члены «Queen», объединенные бедой, как бы слились в одно.

Именно с 1989 года творчество «Queen» стало анонимным. Раньше указывался автор каждой песни, за исключением тех, в создании которых принимала участия вся группа. Но начиная с «The Miracle» вместо имени автора писали просто «Queen». Авторские доходы также делились поровну.

Не случайным было и название альбома — сам факт его выхода был чудом. По всем научно-медицинским расчетам Фредди должен был лежать под капельницей — а вместо этого он выпускает новый прекрасный альбом.

Альбом начинается с необычных для «Queen» резких и хулиганских ритмов — можно подумать, что музыканты дурачатся, стуча во что попало. Звучит шуточная и дурашливая «Party» («Вечеринка»), плавно переходящая в «Khashoggi Ship» («Корабль Хашогги»). Легкомысленные песенка о том, как им хорошо и как они развлекаются, звучит жутко, если помнить, что Фредди в это время умирал. После слов «до свидания, вечеринка закончилась», завершающих первую песню, начинается вторая — со слов: «Кто сказал, что моя вечеринка закончилась? Ха-ха, да я в прекрасной форме...». А заканчивается символичным «никто не остановит мою вечеринку, никто не остановит мою...». Песня адресована прежде всего Им — шокированным выходом нового альбома Фредди Меркьюри, на котором уже поставлен крест. И Фредди говорит им: «Вы меня слышите, сволочи? Да, это я. Я в полном порядке. Вы меня не остановили. Я вам еще покажу!». Выходка вполне в стиле Фредди Меркьюри — такие люди не сдаются. Песня «Rain Must Fall» («Должна случиться неприятность») повествует о некоей удачливой звезде. У него все в порядке, он пользуется успехом и ведет сказочную жизнь — но с ним что-то случилось: Я вижу по твоим звездам — твоя жизнь так восхитительна! Все вокруг так заманчиво, твой мир так манит! Ты хладнокровно играешь и выглядишь таким таинственным, милый! Каждый твой день полон солнечного света, Но в жизни каждого может случиться маленькая неприятность. Вся песня намекает на эту «маленькую неприятность», которая способна не только повредить герою, но и уничтожить его репутацию, которой он очень дорожит: Ты хочешь безупречную репутацию, Но сейчас у тебя осложнения, Потому что в жизни каждого Может случиться маленькая неприятность. Нетрудно догадаться, о какой неприятности идет речь. Особенно пугают строчки: Каждый, кто воображает, Что тебя можно ослепить с помощью науки, Только запугивают тебя недвижимостью и финансами. Русские переводчики не случайно перевели «blind» («слепой», «ослепить»), как «охмурить», изменив таким образом весь смысл фразы. Слишком жутко звучит этот намек про ослепление с помощью науки — особенно если учитывать, что в последние дни своей жизни Фредди почти полностью ослеп — СПИД поразил его сетчатку.

И печаль, с которой Фредди исполняет песню, не оставляет никаких сомнений в ее подлинном смысле.

«Scandal» («Скандал») — пронзительная песня против желтой прессы — той, что бесцеремонно лезет в интимную жизнь знаменитых людей, превращая ее в ад, делая все их личные драмы и горести объектом всеобщего внимания: Скандал — ты бросила меня, и теперь весь мир знает об этом. Скандал — они превратили нашу жизнь в безобразное шоу. Они увидят нашу душевную боль и разбитую любовь. Они услышат мои мольбы, а я буду повторять «Бога ради». Эй, скандал, и весь мир выставит нас дураками. Жди плохие новости, приготовься к потокам слез. Они бросят нас истекающими кровью, мы назовем их дешевками... Легко понять этот крик замученного травлей знаменитого человека. И еще надо учитывать, что именно в 1989 году, когда была записана «Scandal», сразу двое членов «Queen», Брайан Мэй и Роджер Тейлор, попали в таблоиды как раз на тему краха семейной жизни. Но песня имеет еще один уровень.

В снятом на эту песню видеоклипе Меркьюри появляется на фоне огромного газетного заголовка «National Scandal» («Национальный Скандал»). Любовные драмы звезд — хороший повод для прессы и обывателей почесать языки, но, согласитесь, на скандал национального масштаба это не тянет. Зато одно событие, случившееся именно в «Queen», стало скандалом не только британского, но и мирового масштаба. Только случилось это через два года после выхода видеоклипа «Scandal».

Думаю, вы уже поняли, о чем идет речь — конечно, это смерть Фредди Меркьюри от СПИДа. Фредди намекает на будущий скандал, на тот публичный позор, на который его обрекает пресса. И снова странные слова: Сегодня — газетные заголовки, завтра -трудные времена, И никто не сможет отличить правду от лжи. И в конце концов эту историю надо поглубже спрятать — Глубже, глубже, глубже спрятать! Это выглядит как предложение скрыть свой разрыв от посторонних глаз, не выставляя его напоказ проклятой прессе, но Фредди говорит еще и о желании спрятать некую историю — какую, нетрудно догадаться.

В песне «My Life Has Been Saved» после слов «моя жизнь спасена» звучат странные и подозрительные слова: «Вот и мы продолжаем врать».

В песне «Was It All Worth Of It?» («Стоило ли все это усилий?»), завершавшей «The Miracle», «Queen» подводит итог своей работе, прощаясь со слушателями. Никто не знал, сколько еще осталось жить Фредди, и этот альбом вполне мог стать последним. Там сказано: «Стоило ли все это усилий — дышать одним рок-н-роллом, жить как отшельники? Стоило ли все это усилий, раз свистопляска закончилась?». И отвечают: «Да, это был стоящий опыт. Он стоил всех усилий». Ни умирающий Фредди, ни его команда ни о чем не жалели... В том же 1989 году появилась малоизвестная песня «Hang On In There» («Задержись здесь»), изданная только на сингле и на CD-версии альбома «The Miracle». В ней откровенно говорится о Фредди, о его умирании: Не уходи, не теряй свою таинственность, Подожди немного! Завтрашний день принесет еще один праздник. Благодарим Господа за то, что ты еще жив! Ты все еще участвуешь в пьесе. Задержись здесь, задержись здесь, И твои желания будут тебе дарованы! Все твои проблемы исчезнут! Не глупи, твой пик еще не достигнут! ... Твоя жизнь еще не окончена. ... Помолись о чуде, и оно возникнет! ... Подожди рассвета, Просто подожди и увидишь, как все прояснится! От этой песни невольно хочется плакать. Она не нуждается в комментариях — и она еще раз доказывает, что все члены «Queen» знали о болезни и скорой смерти Фредди. Они так надеялись на чудо, на его спасение, на вмешательство свыше. Это не песня отчаяния, а полная надежды молитва — не надо, не умирай, ты не можешь, не должен, ты же не успел сделать все, что хотел, у тебя еще столько дел!

Тогда же была записана малоизвестная и до сих пор не изданная песня «I guess we're falling out». Там были зловещие строчки — «чувствую, кто-то всадил мне в спину нож... мы скоро выйдем из игры... а так еще хочется побыть здесь...».

В 1991 году «Queen» перешла от полупрозрачных намеков к прозрачным. Их новый альбом носил символическое название «Innuendo» («Косвенный намек»), и даже некоторые критики обратили внимание на зловещие и непонятные окружающим намеки группы, которые, по их же словам, прояснились только после смерти Меркьюри. Действительно, альбом, как и снятые в том же году видеоклипы, переполнен даже не косвенными, как заявлено в названии, а почти прямыми намеками как на скорую смерть Фредди, так и на ее причины.

Видеоклип «I'm Going Slightly Mad» («Я понемногу схожу с ума») — один из самых странных и зловещих видео, созданных «Queen». Этот сюрреалистический черно-белый клип — пантомима, состоящий сплошь из символики, по сложной образности напоминающий знаменитый шедевр Луиса Бунюэля «Андалузский щенок» и сопровождаемый странным и многозначительным текстом, считается одним из главных шедевров «Queen». Он вызывал и продолжает вызывать немало дискуссий, но их содержательный уровень, как правило, не поднимается выше табуретки. «Рассказ о гомосексуализме», «наряженный в нелепый парик Фредди фигурирует в обществе трех ручных пингвинов», «наряженная в невероятные костюмы группа виртуозно демонстрирует различные формы психоза», «умора» — таковы далеко не самые нелепые отзывы на этот клип.

Но все же многие отмечали, что клип производит тяжелое впечатление, многим после просмотра было немного не по себе. Ничего удивительного. Образ, символ, так же как и музыка, способен проникать глубоко в подсознание личности, и даже если человек не понимает ни значения увиденного, ни текста, которым сопровождаются данные образы — все равно подсознательно он поймет все правильно. Поэтому многим было страшно смотреть этот клип — даже если они ничего не понимали и смеялись над странным видеорядом.

На второй секунде клипа Фредди появляется в медицинском кресле, в котором он сидит, скрестив ноги. В течении доли секунды он оказывается мишенью в снайперской винтовке. О смысле этого жуткого намека нетрудно догадаться. Сидя в кресле, Фредди поет: Когда постоянно растет температура, И значение этого так понятно, Тысяча и один желтый нарцисс начинают танцевать перед тобой... Постоянно высокая температура — характерный признак СПИДа. Желтый нарцисс — известный со времен античности символ безвременной смерти. Фредди говорит о своей болезни и скорой смерти. Далее идут странные слова: «Пытаются ли они сказать тебе что-то?», — то есть слова про нарциссы не просто поэтический образ. «Ты потерял последний винтик», «ты просто не в форме, дорогой», «ты просто не понимаешь смысла происходящего» — для зрителя все увиденное останется забавой, он не понимает самого главного — ради чего Фредди затеял все это представление, что он хочет сказать. Фредди постоянно говорит о случившейся с ним беде. Он несколько раз делает жест, означающий «страшно». Он перебирает волосы на своей голове и по очереди проводит ту же манипуляцию над Мэем, Тейлором и Диконом. Этот восточный жест означает «пепел (то есть «позор») на мою голову, а делая то же над своими коллегами, он добавляет: «и на ваши». Фредди говорит, что публично опозорен своей болезнью, а вместе с ним опозорена и вся «Queen», все его коллеги.

Он скоро умрет — поэтому говорит: «Всего одной волны не хватает до кораблекрушения», «я свалился с лихорадкой» (наряду с высокой температурой, лихорадка — один из признаков СПИДа), «я не вхожу, как обычно, в список лучших», «этот чайник выкипает» (в клипе в этот момент появляется выкипающий чайник — символ скорого конца). Фраза «я вяжу одной спицей, нитка разматывается быстро, это правда» (в кадре появляется вяжущий Джон Дикон) имеет сразу два страшных значения. Вязание одной спицей — символ мужской импотенции, неспособности к продолжению рода — именно это сделала с Фредди его страшная болезнь. Быстро разматывающаяся нитка — символ жизни, которая вот-вот прекратится, знак умирания. О слабости и неспособности к продолжению рода Фредди говорит в эпизоде, в котором он гоняется за Роджером Тейлором, разъезжающем на детском трехколесном велосипеде, и ходит среди играющих людей. Звучат слова «в эти дни я могу разъезжать только на трехколесном велосипеде». Трехколесный велосипед ассоциируется с детством, ребенком. Погоня за ускользающим «ребенком» означает, что у него никогда уже не будет детей — а вы не представляете себе, как это страшно для восточного мужчины, тем более для зороастрийца...

Появляется человек, переодетый пингвином (Брайан Мэй), и три живых пингвина. Пингвин — символ птицы, не способной к полету или лишенной этой способности, птицы с обрезанными крыльями.

Говорит Фредди и о презрении, которым он будет окружен из-за своей «срамной» болезни — он подползает к сидящим на скамье людям, как бы взывая к их сочувствию, но они высокомерно отодвигаются от него, а один из них в исполнении Тейлора грубо его трясет за грудки.

Несколько раз Фредди появляется со странной гигантской обезьяной. Сначала он заигрывает с ней со словами «я не совсем в форме». Эта сцена напоминает то эпизод из балета «Дочь фараона», то музыкальный номер из фильма «Кабаре». Затем он надкусывает банан, бросает его обезьяне, та ловит, но с отвращением отбрасывает. Далее обезьяна бежит от пингвина, а в одном из последних кадров она танцует, и у нее отваливается голова. Это одна из самых страшных сцен видеоклипа.

Обезьяна имеет множество значений в мировой культуре. Большая бесхвостая обезьяна в контексте клипа означает сексуальность, плодородие, продолжение рода. В Индии во время особых храмовых праздников женщины, желающие забеременеть, обнимают статую большой обезьяны. Говоря, что он «не в форме», Фредди сообщает о своем поражении как мужчины. Банан — фаллический символ, а надкусанный банан символизирует кастрацию и является знаком евнуха. Обезьяна с отвращением отбрасывает надкусанный банан, и это означает, что Фредди больше не полюбит и не захочет ни одна женщина — он евнух, не мужчина, он перестал быть мужчиной из-за своей болезни. Затем у обезьяны отваливается голова. Голова — символ продолжения рода и сильного мужского начала, с этим связано ритуальное обезглавливание врагов во многих культурах мира. Отпадение головы у обезьяны-сексуальности символизирует прекращение рода, конец мужской силы. Род Фредди пресекся — как и род его отца. Других сыновей у его отца нет, а дочери, по восточным понятиям, продолжают чужой род...

Появляющаяся в видеоклипе забинтованная голова символизирует смерть и одновременно сексуальную немощь. Это символ, восходящий еще к Древнему Египту. Другое значение этого символа, как и темных очков — «слепота» публики, ее неспособность понять Меркьюри.

Самый страшный эпизод видеоклипа — рука с ножницами отрезает галстук. Щелкающие ножницы — символ смерти, конца жизни. Согласно античной мифологии, жизнью человека распоряжаются три мойры — богини судьбы. Мойра Лахесис определяет судьбу человека от рождения до смерти, Клото «ведет» его, прядя нить его жизни, Атропос обрезает нить ножницами, когда приходит смертный час.

Фредди снова говорит о своей скорой смерти.

В сочетании с галстуком сцена имеет особую символику. Галстук — знак общественного статуса мужчины, мужского достоинства, респектабельности (мужчина должен появляться в общественных местах в галстуке), а также символ сексуальной мощи. Обрезание галстука означает, что болезнь не только обрекла Фредди на смерть, но и лишила его мужской силы — и одновременно он опозорен на весь мир как мужчина и как уважаемый, знаменитый человек. С точки зрения Меркьюри, его опозорили самым страшным для зороастрийца срамом, он уничтожен как мужчина — как в сексуальном, так и в общественном понятии этого слова.

В финале Фредди улыбается несколько ехидной улыбкой, давая знать, что он не сломлен и не собирается сдаваться...

Любопытно, что сексуально озабоченные биографы Меркьюри «не заметили» видеоклип, перенасыщенный сексуальной символикой.

В видеоклипе «I'm Going Slightly Mad» Фредди откровенно говорит о своей болезни, страданиях и скорой смерти, но, за исключением сцены в кресле, не говорит о ее причинах. Не таков был снятый два месяца спустя, в апреле 1991 года, «Headlong» — самый страшный видеоклип «Queen».

«Headlong» совсем не похож на «I'm Going Slightly Mad». Похоже, Фредди решил, что предыдущий клип был слишком мрачен — и «Headlong» наполнен боевым задором и агрессивной воинственностью. Умирающий Фредди продолжал сражение.

Это единственный видеоклип «Queen» 1991 года, в котором Фредди снялся без грима. Он выходит на съемочную площадку какой есть — бледный, истощенный, похожий на высохшую мумию, но обладающий странной и завораживающей красотой умирающего. При этом Фредди поет весьма воинственный текст, сопровождая песню сверканием глаз и взмахом кулака. Он как бы говорит: «Посмотрите, люди добрые, что со мной сделали. Но я не собираюсь сдаваться. Я еще повоюю». Его одежда также имеет символический смысл — желтая блуза (знак воина — льва и одновременно знак скорой смерти) и синяя рубашка (цвет неба, траура, религиозности).

Воинственный настрой клипа сразу обращает на себя внимание. Все четверо музыкантов пребывают в каком-то странном злом возбуждении, они как будто бы выясняют с кем-то отношения. Глаза Фредди свирепо сверкают, он показывает кулак и другие ругательные жесты, поет свирепо и агрессивно. Со стороны может показаться, что он пришел не петь, а набить кому-то морду. На протяжении всего клипа Фредди несколько раз повторяет: И ты несешься, у тебя новая цель. Ты несешься, неуправляем, Ты думаешь, ты такой сильный — но это ты не можешь остановить, С этим ты ничего не можешь поделать. Ничего, нет, ничего ты не можешь с этим поделать. Фредди говорит: «Ты, думаешь, сильный? Очень сильный? Но с этим ты ничего, нет, ничего не сможешь сделать». При этом он то показывает кулак, то воздевает руки в зороастрийской молитве, то дразнится. Его коллеги то валяют дурака, то свирепо вопят в кадр «ничего ты с этим сделать не можешь!».

В одном из эпизодов Фредди наклоняется к столу, и, внимательно грядя в камеру, говорит «Let me out of this cheap «B» movie» («Высвободите меня из этой низкосортного фильма»). Он произносит эти слова свирепо, подняв указательный палец. То есть — не записывайте меня в плохой фильм, в котором я не участвую, я не порнозвезда и не герой дешевой кинокартины. Фредди прямо намекает, что его болезнь получена не в результате разврата. На протяжении всего видео Фредди постоянно танцует, делает сложные акробатические номера и нагло-вызывающе улыбается в кадр, как бы говоря, что с ним все в порядке. Сами его воинственные и издевательские танцы — вызов. Даже страшно подумать, чего это ему стоило — в то время он сутками не мог есть и спать от боли, на съемках он терял сознание от боли и слабости. И через страшную боль он улыбался, шутил, дразнился, танцевал, отжимался. «Headlong» — памятник невероятному мужеству Фредди Меркьюри. В одном из эпизодов Брайан Мэй, стоя рядом со свирепо резвящимся Фредди, смотрит на него с улыбкой печали и восхищения. В другом кадре Мэй делает резкий жест крепкого ругательства, адресованного явно не ничего не подозревающим зрителям. Он поднимает большой палец вверх, все четверо постоянно делают подобные жесты, дразнятся, издают презрительные вопли.

Несколько раз музыканты сняты лежащими на полках, расположенных как на египетских фресках. Фредди лежит на нижней полке, на нем странный белый галстук. В одном из эпизодов он тянет галстук вверх и указывает на него взглядом. Символика более чем прозрачна: длинный белый галстук — знак удавки, насильственной смерти. Ближе к концу клипа появляется кадр, длящийся менее секунды, но крепко врезающийся в память — при словах «ты думаешь, ты очень сильный» все четыре полки сняты общим планом, Фредди лежит задушенный тем самым галстуком, шея свернута, край галстука пришпилен к полу. Этот эпизод подтверждает все самые худшие подозрения. На мгновение группа появляется сидящей в креслах. Фредди откинулся назад, глаза его закрыты, и, судя по его виду, он на грани болевого обморока. На самом деле ему очень плохо — но он не сломлен и продолжает работать.

В конце клипа Фредди машет кулаком и свирепо говорит «хе-хе», вся группа издает боевой клич, а Фредди показывает язык.

Но наиболее откровенно Фредди сказал о себе в великой песне «The Show Must Go On» («Шоу должно продолжаться»). Это — предсмертная исповедь, самая откровенная, самая таинственная и одновременно одна из самых гениальных песен «Queen». Написанная Брайаном Мэем, она, похоже, была создана специально для Фредди. «The Show Must Go On» до сих пор пользуется популярностью во всем мире, считается символом погибающего, но не сдающегося артиста и звучит на похоронах людей искусства.

Прощальный видеоклип, снятый на эту песню в октябре 1991 года, за месяц до смерти Фредди, представляет собой монтаж из фрагментов концертов и видеоклипов разных лет. Но это не просто набор кадров — клип представляет собой ряд сложных символов и образов. Начинается он с красного занавеса, за ним следует другой. Открывается дверь. В символике это означает тайну — Фредди хочет рассказать о себе кое-что важное. Звучат слова: Пустой космос — ради чего мы живем? Покинутые места — мы знаем, какой ценой! Меркьюри снова задает религиозный вопрос: ради чего мы живем — неужели ради того, чтобы без остатка растворится в холодной пустоте космоса (именно этому учит нью-эйджевская философия)? Появляется толпа подростков, и это ответ на вопрос, ради чего жил Фредди Меркьюри — ради них, этих детей. Им он посвятил жизнь. Ради них отказался от обычного человеческого счастья, ради них он умирает.

Говорит он и о своем эмигрантском состоянии. Он покинул родину, прожил всю жизнь в чужих странах, добился успеха среди гордых и надменных чужаков — но какой ценой! ... Кто-нибудь знает, чего мы ищем? Фредди, облаченный в белые одежды, отделен от зрителей решеткой, на которую несколько раз кидается. Решетка — символ несвободы, отчужденности, непонимания, разделения. Фредди говорит о той незримой стене непонимания и клеветы, которая выстроена между Фредди и людьми. Он хочет объяснить людям, что он вовсе не тот, за кого его принимают, но не может этого сделать. Одновременно это символ души, рвущейся на свободу — к этому времени измученный болезнью Фредди ждал смерти как избавления от мук.

Далее Фредди прямо говорит об истинной причине своей скорой смерти, отбросив все полунамеки: Еще один герой — еще одно бессмысленное преступление, За занавесом, в пантомиме. Не вешай трубку — кто-нибудь хочет это сделать? При словах «еще один герой» появляется Фредди — зрителю дается понять, что речь идет именно о нем, а не об абстрактном лирическом герое. «Еще одно бессмысленное преступление» — на экране страшный эпизод из «I'm Going Slightly Mad», в котором ножницы обрезают галстук. Мы уже знаем, что это рассказ о болезни Фредди Меркьюри. Значит, его заболевание СПИДом — это... правильно, бессмысленное преступление. Половое заражение нельзя назвать преступлением — это нелепость, глупость, но не преступление. Заражение из-за халатности врача — преступление даже по уголовному кодексу, но не бессмысленное — скорее, нелепое. Итак, Фредди заявил, что против него совершено преступление.

«За занавесом» означает тайну, скрытую от посторонних глаз (о подобных вещах принято говорить «за кулисами»). Против Фредди Меркьюри совершено тайное преступление, о котором общество не знает и не узнает.

«В пантомиме» — в этот момент появляется Фредди в виде клоуна, делающий жест — «позор» и «страшно». Как известно, пантомима — это театральный жанр, в котором все играется без слов, одними жестами (за исключением близкой к балагану так называемой «английской пантомимы»). Речь идет о преступлении, совершенном в «пантомиме». Посмотрим, чем «пантомимное» убийство отличается от театрального.

В классическом театре убийца называет свое имя и произносит длинный монолог, объясняющий, за что и почему он убил. В пантомиме безымянный убийца подкрадывается к жертве, молча наносит удар кинжалом, жертва падает, убийца удаляется. Следовательно, преступление против Фредди совершено молча и анонимным преступником.

Меркьюри говорит «еще один герой» и «еще одно бессмысленное преступление» — значит, в мире шоу-бизнеса уже было подобное. Действительно, было — это убийство Джона Леннона маньяком Марком Чэпменом. Но только убийство Леннона было скорее «театральное» — Чэпмен сделал из этого целый спектакль. Он не пытался скрыться, спокойно стоял, дожидаясь полиции, и с удовольствием отвечал на вопросы собравшихся вокруг него «зрителей». На допросах и на суде он в подробностях рассказывал о причинах преступления и о его подготовке, наслаждаясь всеобщим вниманием и возможностью говорить на весь мир. В свою очередь, убийство Меркьюри — «пантомимное». Его совершили в тайне, имя убийцы неизвестно, он не сказал ничего — просто сделал свое дело и ушел, а люди даже не знают, что совершено преступление.

Говоря «держи связь», Фредди обращается к зрителям, призывая их понять, о чем он хочет сказать. Появляется кадр с четырьмя полками из «Headlong» — то есть коллеги Меркьюри посвящены в тайну «бессмысленного преступления».

Фактически Фредди говорит: «Я — жертва бессмысленного преступления, совершенного в глубокой тайне и в молчании. Кто-нибудь, поймите, что я хочу сказать!». И поет он эти строки с грустью и отчаянием в голосе. Постоянно повторяется припев: Шоу должно продолжаться, Шоу должно продолжаться! Пусть мое сердце разрывается, Мой грим отслаивается, Но моя улыбка остается! Обычно припев трактуют так: шоу должно продолжаться, несмотря на смерть актера, умирающий актер продолжает играть роль на сцене и будет это делать до самой смерти. Биографы сделали из Меркьюри переполненного гордыней полоумного паяца, не желающего признавать факт собственной смертности. Были и такие комментарии: «Фредди остался шоуменом до конца. Он хотел, чтобы все продолжалось без него. Он не желал и слышать о роспуске группы после своей смерти».

Какая глупость! И какое неуважение к его смерти!

А я бы сказала — Фредди остался воином до конца. Каждый раз, когда в клипе звучит «шоу должно продолжаться», Фредди и его коллеги выбрасывают вперед кулаки и говорят о намерении продолжать борьбу. Появляется то Фредди, идущий по сцене в боевом танце и раздающий пинки кому-то невидимому, то Брайан, стреляющий из гитары. Меркьюри говорит не о сценическом шоу, а о духовной войне, которая должна быть продолжена — пусть он смертельно ранен и скоро сойдет с дистанции. Поэтому и сопровождает каждое слово о шоу воинственный взмах кулака.

Фредди надеется на то, что его музыка останется с людьми — как и его улыбка, которую невозможно забыть. Все наносное, внешнее уйдет — и останется главное. А еще он говорит, что улыбается людям, превозмогая муки боли, и любит их, несмотря ни на что. Далее Фредди говорит о своей неудачной личной жизни и о том, что он всегда надеялся на лучшее, о любви к людям, которой, по его словам, «он еще продолжает учиться». И снова говорит о скорой смерти:

Я скоро сверну, угол уже близко, Снаружи наступает рассвет. Но внутри я сквозь боль рвусь к свободе. При словах «я скоро сверну» Фредди стоит под стрелками часов, затем, закрывая его и циферблат, в кадре появляются Роджер, Брайан и Джон. Прозрачный символ — скоро пробьет его час, и он покинет этот мир, их останется трое. Говоря о рассвете, Фредди снова намекает на свой скорый уход на тот свет. Появляется стрелка, идущая вниз — намек на скорое «схождение в землю». Пробивающий стену поезд — из того же ряда символов. Под торжественную музыку идут батальные сцены, в одной их них Мэй стреляет из гитары, в другой Фредди скрестил свой меч-микрофон в союзе с Горцем — победителем Каргана, рушатся стены и летит вниз «S» — знак поверженного Сатаны. Меркьюри снова говорит о тайной войне, которую «Queen» вела с помощью музыки. Хотя Фредди скоро умрет, но война не окончена — она будет идти всегда. Моя душа раскрашена, как крылья бабочки. Вчерашние сказки разрушатся, но никогда не умрут. Я умею летать, друзья мои! При словах о раскрашенной, как крылья бабочки, душе Фредди появляется на фоне огромной надписи «Национальный скандал». Тем самым он говорит о том, что истинная его душа никому не интересна — всех волнуют исключительно сальные истории и сексуальные скандалы. Слово «скандал» расположено за его спиной, что является иллюстрацией восточного выражения «дурная молва за ним по пятам ходит» (дословно — за его спиной). Но слова о неумирающих сказках на фоне Фредди в костюме волшебника означают, что «волшебство «Queen» и все, что делал Фредди, навсегда останется с людьми. При словах «я умею летать» Фредди совершает «полет души»: цитата из «I Want To Break Free» — снова намек на скорую смерть. Я приму это с улыбкой, я никогда не сдаюсь. Продолжайте шоу... Я заберусь на самый верх, я превзойду всех, Я найду в себе силы вынести это. Продолжайте шоу! Шоу должно продолжаться... Фредди улыбается, а в следующем кадре поворачивается задом. На Востоке это знак крайнего презрения, так там «посылают» обидчиков. А дословный перевод этого жеста с языка знаков — «педерасты!». Фредди сказал негодяям все, что о них думал, и показал, что умирающий, изувеченный, опозоренный — он все равно издевается над ними и смотрит на них с улыбкой презрения и победы.

Одновременно Фредди говорит: «Вам моя задница нужна? Вам ведь только это интересно? Получайте!»

Фредди говорит и о том, что найдет в себе силы вынести все чудовищные муки, он примет свои испытания с улыбкой и не сломается — и все равно он лучший, он — Король. И это не хвастовство — Фредди Меркьюри уходил из жизни в статусе Короля Рока. Он дошел до верха — пусть и ценой собственной жизни. Несколько раз повторяется «продолжайте шоу» — и на экране всякий раз возникают лица подростков-поклонников. Именно к ним обращается Фредди с призывом продолжать шоу, то есть продолжать войну со злом. Одновременно он обращается и к музыкантам — продолжайте войну ради них, за эти юные души. При последнем восклицании «шоу должно продолжаться» он машет кулаком. Последние аккорды уходят вдаль. Фредди закрывает дверь — исповедь окончена. В предпоследнем кадре он показывает язык — он не сдается. «The Show Must Go On» — настоящая боевая песнь воина, сраженного на поле битвы. В старинных героических преданиях смертельно раненый великий воин произносил так называемые «речи», в которых говорил о своих подвигах, о том, что сделал ради людей, чем прославил свое имя. А если он был подло сражен со спины — тогда убийце доставалось как следует, и все вокруг пели хульную песню на негодяя. И Фредди исполнил свою прощальную песню. Чем-то она напоминает последние речи его тайного героя Исфандияра — великого воина-зороастрийца, также сраженного с помощью подлости: Не плачь! Все это небом и луною Предрешено — свершенное со мною! Вот буду мертв и буду я зарыт, Но ты не плачь о том, что я убит. ... Вот сколько тайно, да и явно я Трудился в сих пределах бытия Во исполненье Божьего завета Во имя правды, разума и света! Когда ж мой подвиг в мире воссиял И руки Ахримана я связал — Судьбина лапу львиную простерла, Клыками львиными впилась мне в горло. Но ведаю, хоть умираю я, Что не напрасно жизнь прошла моя. Пусть слава дел моих навек затмится, Посев мой для потомства всколосится... После смерти Фредди журналисты все донимали свидетелей вопросами — раскаялся ли Меркьюри, пожалел ли он о своей беспутной жизни. Мэри Остин на все подобные вопросы отвечала: нет, он ни о чем не жалел — и она не соврала. Он действительно ни о чем не жалел — потому что знал, за что умирает, и не боялся смерти. Не случайно Фристоун сказал, что Фредди не имел в виду свою смерть — он прекрасно понимал, что эта песня — ключ к тайне, раскрытие которой надолго способно отправить за решетку его и его друзей. В песне «Ride The Wild Wind» («Прокатись на диком ветре») постоянно проговариваются странные слова: «Living life on the razors edge» («Живешь на острие ножа»). Биографы со свойственной им оригинальностью трактуют эти слова как намек на развратный образ жизни Меркьюри, при котором он все время находился под риском заражения СПИДом (а Дэвид Брет даже использовал эти слова в качестве названия своей книги о гей-похождениях Меркьюри). Однако речь идет о совсем другом риске: вся карьера Фредди — это именно хождение по острию ножа, с которого он в конце концов сорвался... ...Наконец, в последней песне, созданной «Queen», «No One But You» («Никто, кроме тебя»), посвященной памяти Меркьюри, весьма зловеще проходит тема Икара, изображенного на обложке сингла и в видеоклипе — на фоне слов «Только лучшие умирают молодыми. Они летят слишком близко к солнцу». А после трогательных слов «мы никогда не осознаем это чувство, что тебя нет» звучит ужасное: «Как и то, что это было запланировано». Весьма странно выглядела и обложка альбома “Queen Rocks”, в который вошла «No One But You». Картинка изображала… взорванный герб Queen. В своем сольном творчестве Брайан Мэй также не оставил без внимание тему страшной судьбы Фредди. В его сольном альбоме «Back To The Light» («Назад к свету»), в песне с символическим названием «Resurreсtion» («Воскрешение»), он говорит: Моя душа плачет, Она рвется на свободу. Я истратил свою жизнь В долине лжи. Я доберусь до утреннего света Сквозь ночь. Я жертва жертвы заговора. От покинутого тела Улечу на свободу. Воскресение приходит! А в песне «Nothing But Blue», по его собственным словам, написанной, когда умер Фредди, есть странные строчки: В моей жизни нет ритма, Она совершенно расстроена. Я все пытаюсь им сказать, Что мы вскоре увидимся, Но правда все равно возвращается. Думаю, ты знаешь, что я имею в виду! Нет, я всего лишь подавлен... Нет смысла плакать — Это не то, что сделал бы ты. Живые или умирающие — Мы продолжим нашу борьбу! ... Итак, осенью 1991 года война подходила к логическому концу — Фредди умирал. Хозяевам оставалось только немного потерпеть и подождать развязки. Поскольку «Queen» ждал скорый конец, враги слегка ослабили свою хватку. Критика стала немного мягче, «Queen» наконец получила награду Британской Индустрии Звукозаписи как «лучшая британская группа 80-х», видеоклип «Innuendo» получил единственную в карьере «Queen» награду на фестивале в Чикаго, влиятельная американская фирма «Holliwood Records» заключила с группой договор на выпуск в США их альбомов. Опалу сняли с фильма «Горец», с опозданием на три года он стал культовым и в США, принес огромные прибыли, было снято продолжение — обычный пошлый боевик. Жизнь Фредди в последние три года — это постоянная, ни на минуту не прекращающаяся мука. Невыносимые боли не оставляли его ни на мгновение. Он сутками или даже неделями не мог спать и есть и был вынужден принимать сильнейшие обезболивающие, чтобы поспать хотя бы один-два часа в неделю. Он стал похож на мумию. Единственным его утешением в эти страшные годы становится музыка... Порой он не мог говорить из-за сильной одышки. В песне «Queen» «Mother Love» («Материнская любовь»), последней песней, записанной Фредди, есть строчки: «Мое тело болит, но я не могу заснуть. Только мои мысли составляют мне компанию... Мне нужно немного покоя перед смертью...». И за эти годы невыносимых страданий никто не услышал от него ни крика, ни стона, ни жалобы. Он умирал, как настоящий мужчина и воин, и сквозь боль он еще шутил и подбадривал всех вокруг него. Биографы Пушкина восхищаются тем, что он терпел невыносимые боли три дня — Фредди Меркьюри терпел еще более страшные боли три года, и еще продолжал шутить и смеяться. И он сквозь чудовищные физические страдания, сквозь муки боли продолжал работать — и как работать! А ведь он испытывал не только физические, но и нравственные муки. Он прекрасно понимал, что его смерть опозорит его на весь мир, что журналисты превратят его в главного гея и первого развратника, что его доброе имя навек погибло — как и его род. Помимо своей религии, превыше всего на свете парс дорожит двумя вещами — детьми и репутацией. У Фредди нет ни того, ни другого — и никогда уже не будет. И он не озлобился, не ожесточился, не проклял этот мир и людей, не бросился в бессмысленной злобе заражать всех вокруг — хотя мог бы. Он продолжал любить людей. И по-прежнему записывал прекрасную музыку — духовные гимны, молитвы и трогательные лирические баллады. Представьте себе, чего это ему стоило. А он сквозь такие страдания продолжал нести любовь, радость и надежду людям, которым было намного лучше, чем ему самому. Он работает, записывая альбомы и снимая видеоклипы, появляется на экране с сияющими глазами и торжествующей улыбкой — и мало кто знал, что на съемках он падал в обморок от боли, что записи много раз проходилось прерывать, чтобы привести его в чувство, и все вокруг умоляли его прерваться и отдохнуть, а он говорил: «Все в порядке, я должен это закончить — и я это сделаю». На съемках видеоклипа «I'm Going Slightly Mad», во время которых Фредди изнемогал от боли и должен был постоянно отдыхать, он был единственный, кто вспомнил об изнемогающих от жажды пингвинах. В суматохе съемок о них забыли, в павильоне было жарко — и пингвины тихо страдали... И только погибающий Фредди не забывал постоянно подходить к ним и поить водичкой... Одна эта история разом убивает все, что наговорили о Фредди! Все свидетели, кроме Джима Хаттона, говорят, что никогда не видели ни таких страшных мук, ни такого мужественного, достойного умирания. Меркьюри умирал с мужеством, достоинством и благородством своих предков, не желая никого беспокоить своими страданиями и не терпя никакой жалости. Умирал он совершенно спокойно, с чувством выполненного долга и исполненной миссии, прекрасно понимая, что и на том свете ему нечего бояться. Грешные люди не умирают так, как умирал Фредди Меркьюри. Брайан Мэй, глядя на Фредди, испытывал почти мистическое чувство — то, что происходило, невозможно было объяснить. Фредди слабел с каждым днем, почти не мог ходить, в студии он должен был лежать, от его тела осталась еле видная тень — но дух его крепчал с каждым днем. Физические силы его покинули — но не душевные. Происходящее было чудом в высоком, религиозном смысле этого слова. Фредди и его друзья молились о чуде — и оно произошло. Фредди продолжал петь, продолжал записывать новые альбомы. У него не пропал голос, даже когда СПИД почти полностью уничтожил его тело — а это абсолютная медицинская аномалия. Скажут, что СПИД — болезнь коварная, ее течение непредсказуемо, и болезнь просто пощадила его горло. Но в случае с Фредди это объяснение не годится. Осложнение на горло почти всегда бывает при СПИДе, и Фредди здесь не был исключением. Он страдал одышкой, пневмонией, порой не мог говорить. СПИД имеет особенность до предела обострять все имеющиеся у человека болезни — а Фредди с молодости страдал ларингитом, его связки периодически отекали, и он не раз вынужден был отменять концерты, иногда срывал голос прямо на концертах. Следовательно, уже в первые месяцы с момента начала болезни он должен был потерять голос. Но этого не произошло. У Фредди не было тела, не было горла, не было легких — но он продолжал петь, и голос не покидал его. Последнюю запись он сделал за несколько месяцев до смерти. Но это еще не все. Его голос не только не пропал — он стал лучше. Брайан Мэй говорил, что голос Фредди вопреки всему с каждым годом становился сильнее, и это правда — чтобы убедиться в этом, достаточно прослушать несколько его поздних записей. Скажите любому врачу, что СПИД на последних стадиях своего развития благотворно влияет на голосовые связки — он рассмеется вам в лицо и будет прав. То, что случилось с Фредди Меркьюри, невозможно объяснить никакими медицинскими причинами. Это — чудо.

Великий музыкант ушел из жизни из-за тяжелой болезни.

...Видеоклип «This Are The Days Of Our Lives» (британская версия), последний, в которым снялся Фредди, был превращен в зороастрийскую молитву. Изнемогавший от боли Фредди улыбался и молился. Он воздевал руки к небу, подносил ладонь к лицу в зороастрийском жесте любви к Богу и поднимал вверх сияющие необычным светом глаза. Последними его словами, сказанными в камеру, были «I still loves you» («Я все еще люблю тебя»). При этих словах Фредди поднял сияющие глаза к небу. Затем он внимательно посмотрел в кадр, склонил голову в коротком поклоне, улыбнулся странной и язвительной улыбкой и еще раз проговорил эти слова, а затем взмахнул рукой — и ушел. Эта трогательная сцена стала прощальной. Один из биографов с удивлением отмечал, что в «This Are The Days Of Our Lives» лицо умирающего Фредди излучает такой свет и радость, какой редко встретишь у здоровых людей. Верное замечание. Только этот господин вряд ли поймет, почему у умирающего, измученного страшной болью Фредди лицо светилось, а глаза сияли. А это был внутренний свет — то, что верующие люди называют «внутренняя благодать». И сияющие глаза умирающего Фредди Меркьюри — еще одно доказательство того, что есть Бог, есть духовный рок, и есть праведные рок-музыканты, к которым не липнет никакая грязь их среды. Но биографы не дремлют — умирание Фредди надо обгадить. Со слов Хаттона из него делают злобного, все время ноющего и жалующегося гея, который боится смерти и запрещает о ней говорить. А Рик Скай неистовствует: как он мог молчать о своей болезни, не сделать ее объектом всеобщего внимания! Да он трус! Они видимо, считают, что он должен был сделать себе рекламу: ах, я бедный-несчастный, посмотрите на меня, пожалейте меня, восхищайтесь, как я борюсь с чумой двадцатого века, и давайте все вместе споем «аллилуйя» и пожертвуем по доллару в фонд борьбы со СПИДом! Я еще вам покажу мои раны — смотрите, щупайте, восхищайтесь... Фредди Меркьюри никогда не унизился бы до этой пошлости. Он не хотел, чтобы его жалели — не тот характер. И он помогал другим людям, больным СПИДом, жертвовал для них огромные деньги, завещал основать фонд борьбы с этой болезнью. Он понимал, что его уже не спасут — но хотел, чтобы спасли других. Чтобы помочь страдающим людям, он позволил использовать свое имя в борьбе со СПИДом — прекрасно осознавая, что высокопоставленные геи воспользуются этим, чтобы окончательно записать его в свои ряды. Рика Ская трясет от ненависти и одновременно от наслаждения, когда он говорит о его смерти. С особым удовольствием он отмечает ажиотаж, устроенный вокруг дома Фредди в последние две недели его жизни. Кто-то из осведомителей в доме сообщил, что конец близок — и дом окружили толпы папарацци. Они ломились в дом, чуть ли не лезли в окна, требуя, чтобы Фредди к ним вышел и ведя истеричные репортажи от его дома. Фредди не давали даже умереть спокойно. Полиция отказалась вмешаться, спокойно наблюдая за этим безобразием. Все, кто приходил в те дни к Фредди, вынуждены были делать это с черного хода, потому что при приближении к дому на них бросались толпы папарацци. Неплохое шоу в прямом эфире — пресса ждала, когда же сдохнет ненавистный Фредди Меркьюри. А журналисты боролись за право первыми сообщить радостную новость Хозяевам. О смерти Фредди свидетельства, как всегда, противоречивые, и приходится анализировать все, пытаясь отличить правду от лжи. 23 ноября 1991 года, за сутки до смерти, он продиктовал официальное заявление для прессы, в котором сообщил о своей болезни, заявив, что скрывал эту информацию, чтобы защитить близких людей. Пресса разразилась истерическим визгом. Фредди умирал под восторженное улюлюканье прессы, в атмосфере страшного, мерзкого и беспрецедентного скандала. Многие газеты заранее заготовили гадкие некрологи. Пресса истошно кричала о его гомосексуализме, но поклонники завалили дом Фредди письмами поддержки, в которых заявляли: им наплевать, что о нем говорят. Толпы людей приходили к дому Фредди и часами стояли в надежде что-либо узнать о его здоровье, что поразительно напоминало ситуацию вокруг дома Пушкина в последние три дня его жизни. О происходившем в самом доме есть несколько расходящихся друг с другом свидетельств — правду о его смерти надо было скрыть, как и правду о его жизни. Единственным свидетелем смерти Фредди является его друг Дэйв Кларк. Вечером 24 ноября он пришел в его дом, остался у его постели (Мэри Остин в это время ушла домой) — и Фредди скончался в его присутствии. Задним числом Хаттон и Фристоун пытались опровергнуть свидетельства Дэйва Кларка, говоря, что в момент смерти Фредди его не было в комнате. Хаттон даже ругал Кларка. Чтобы еще раз удостовериться, насколько можно верить этой парочке, посмотрим, что они говорили о смерти Фредди. Хаттон утверждал, что перед смертью Фредди в спальне находились он и Дэйв Кларк. Затем «Фредди попросился в туалет. Я помчался вниз по лестнице, чтобы Питер помог мне. Я сказал Питеру: надо поменять ему белье и одежду прежде, чем он встанет. В этот момент Дэйв из приличия вышел. И Фредди умер». А по словам Фристоуна, Дэйв Кларк находился с Фредди в спальне, а Хаттон — на кухне: «... В это время сверху спустился Дэйв Кларк и попросил Джима и меня подняться и помочь Фредди дойти до туалета... Фредди вплоть до самого конца гордился тем, что никогда не был привязан к постели... Всю последнюю неделю мы водили его до туалета и обратно, держа под руки... Когда мы стали аккуратно приподнимать его с кровати, выяснилось, что в этом уже нет необходимости. Фредди не дышал». Как видите, история Фредди все время напоминает фильм «Расемон» — нет двух совпадающих свидетельств. Кларк говорил, что в последний день своей жизни Фредди лежал на белой простыне и в белой одежде — а именно так, омывшись и облачившись в белое, принимают смерть зороастрийцы. И его удивило спокойное лицо и улыбка Фредди. Мэри Остин потом сказала странные слова — что он сам выбрал день своей смерти. В тот день он сказал: «Мне пора, я ухожу», — но никто не придал этому значения. И это было 24 ноября — по старому стилю, день смерти Святого Меркурия Кесарийского и Святого Меркурия Смоленского.

Диски Меркьюри до сих пор продаются большими тиражами.

Дэйв Кларк потом говорил: «... Я остался с ним, и он заснул... Фредди обладал сильным и мужественным характером и боролся с болезнью до самого конца, продолжая работать и веря в Бога и во все самое лучшее. Он был редким человеком, уникальным и неповторимым. Я точно знаю, что он в лучшем мире». Дэйв Кларк смелый человек. Журналисты рвались узнать, как сдохла развратная собака — и услышали такие слова. То, что он сказал — очень важно. Дэйв Кларк заявил, что уверен в посмертной участи Фредди — после того, как увидел его смерть. Ничего странного тут нет — потому что это было второе по счету чудо. Фредди, обвиненный во всех человеческих грехах, кроме убийства, изнасилования и скотоложества, скончался, как праведник. Он умер от страшной, мучительной болезни, измотавшей все его тело — но не было ни агонии, ни хрипов, ни судорог, ни искаженного смертной мукой лица. Он просто тихо, спокойно заснул — как потом говорили, с улыбкой на лице. Христиане в таких случаях говорят «почил» или «отошел». Так умирают только праведные, прекрасные люди. История сохранила много свидетельств о праведных кончинах. Такие люди с улыбкой и молитвой засыпали — и никто не успевал понять, когда пришла смерть. У присутствовавших при таких смертях оставалось светлое, благодатное чувство, и, несмотря на скорбь, они ощущали, что смерть — не страшна, что тому, кого уже нет — хорошо, и не надо бояться смерти, потому что ее нет. По-другому умирали страшные грешники. Это было кошмарное зрелище — тяжелая агония, хрипы, метания, злоба, ужас перед неизбежным. На лицах умерших замирало страшное, страдальческое выражение, а свидетели долго не могли прийти в себя от ужаса и потрясения... На этом доказательства невиновности Фредди не закончились. Вскоре после его смерти последовало третье чудо. Когда его родители вошли в спальню, Фредди лежал такой красивый, что они спросили, не в гриме ли их сын. Болезнь очень сильно изменила лицо Фредди — но почти сразу после смерти он стал таким же красивым, как раньше. Обычно лица покойников гримируют — Фредди это не понадобилось. Отец Фредди забрал тело из дома, чтобы похоронить сына по обычаям предков — разумеется, ни в одной биографии об этом даже не упомянуто. Фредди был похоронен на четвертый день после своей смерти, по зороастрийскому обряду. Его похороны были проведены втайне — присутствовали только близкие. Тело после заупокойной службы было кремировано, место захоронения праха неизвестно. Возможно, в Бомбее, в Башне Молчания. Часть биографов даже смерть не может остановить — и они вслед за «друзьями» говорят, что похороны Фредди стали продолжением его сногсшибательных шоу. Он, мол, тщательно отрепетировал свои похороны, устроив последнее дурацкое шоу — священники в белых одеждах, молитвы на непонятном языке, классическая музыка... Им даже это надо было обгадить! И до какого же цинизма и бесстыдства надо было дойти, чтобы отпевание покойника назвать шоу?! Если бы Фредди хотел устроить шоу, для этого ему надо было просто не держать в тайне место и время своих похорон. На его похороны пришли бы сотни тысяч людей, сотни знаменитостей — Лондон надолго запомнил бы это зрелище. А его могила должна была превратиться в место массового паломничества. Но он этого не сделал, чтобы соблюсти зороастрийский обряд — четное число присутствующих, только родные и друзья, могилу не сохранять. Конечно, они никогда не скажут, что это были религиозные похороны — иначе их наниматели оставят их без зарплаты. Скрыть его похороны они не могли — там было сорок четыре свидетеля, поэтому говорят про «религию родителей Фредди» — и никак не комментируют ни зороастрийский обряд, ни ту музыку, которую играли на его похоронах по окончании заупокойной службы. В лучшем случае говорят о записях Монсеррат Кабалье и Ареты Франклин — но не говорят, какие это были записи. Только один раз оговорились, что звучала песня Ареты Франклин «Возьми меня за руку, Боже» — то есть играли христианский рок-гимн. У Фредди были совсем не атеистические похороны — даже в их светской части... Брайан Мэй, Роджер Тейлор и Джон Дикон сразу же после окончания церемонии скрылись в неизвестном направлении, и в тот день никто их больше не видел. Дом Фредди был переполнен журналистами — Мэри Остин добросовестно отрабатывала свою «раскрутку». К изумлению гостей, Джим Хаттон, Джо Фанелли и Питер Фристоун появились увешанные драгоценностями и с внешними признаками своей сексуальной ориентации. Они сказали, что эти драгоценности им подарил Фредди и они одели их в память о нем. Что же, представление закончилось, актеры переоделись. Больше они не слуги... Собравшимся было предложено шампанское — напиток, странный для поминок. Похоже, банда Мэри Остин отмечала удачное завершение задания... Пресса неистовствовала, изрыгая потоки грязи и ненависти. Знаменитые люди умирали от СПИДа и до, и после Меркьюри, но такой скандальностине было никогда. Только у части газет и журналов хватило такта написать о смерти Фредди с сочувствием. Многие журналисты так хотели ублажить своих хозяев, что забыли об элементарных правилах приличия, радуясь, как при победе национальной сборной по футболу. В те дни в газетах можно было встретить такие некрологи: «Мерзкая, развратная, амбициозная бисексуальная звезда рок-н-ролла умер от СПИДа — страшная цена за беспутную жизнь!» «Фредди Меркьюри умер от СПИДа! По сравнению с той жизнью, которой вел этот бисексуальный певец, Элтон Джон — невинная ромашка!» «Рок не знал более развратного певца!» «Смерть Фредди Меркьюри — хороший урок для всех звезд, ведущих беспорядочную половую жизнь!» «Смерть Фредди Меркьюри — еще одно напоминание о проблеме распространения СПИДа среди гомосексуалистов». Предатели во главе с Мэри Остин рассказывали о его активной жизни гея. В течение суток мир узнал, что умерло самое мерзкое и порочное существо, которое когда-либо носила земля. Но они, привыкшие видеть в народе бессловесный скот, не ожидали его реакции. С удивлением они увидели, что людям, мягко говоря, не нравится, как оскорбляли Фредди. На редакции газет обрушился шквал возмущенных звонков и писем. Почувствовав общественный гнев, враги слегка отступили. О Фредди говорили как о великом певце и артисте, одна за другой выходили передачи его памяти, телеканалы крутили его видеоклипы. Но пресса ни на минуту не забывала напомнить о его гомосексуальных «гулявах» и порочной жизни гея, наркомана и придурка. Пресса злорадно писала о толпах знаменитостей, бросившихся сдавать тесты на ВИЧ. Появлялись статьи, уверявшие, что Фредди Меркьюри не стоит поднятой вокруг его смерти «истерики». Газеты старались как могли — но люди, несмотря ни на что, не хотели ненавидеть Фредди. Не первый и не в последний раз умирала рок-звезда. Но в этот раз было нечто иное. Англия на несколько дней погрузилась в траур — разумеется, неофициальный. Дом Фредди окружали рыдаюшие люди, и не только молодые фаны «Queen». Люди разных возрастов и сословий несли к его дому цветы. У его дома рыдали целые семейства. Несмотря на истерику прессы, его смерть стала по-настоящему народным горем. Как справедливо отметил Питер Хоуген, подобного в Англии не было со времен смерти Джона Леннона. Кен Дин пишет, что лондонские таксисты, проезжая в районе дома Меркьюри, снижали скорость, приглушали фары и отказывались брать пассажиров. Казалось бы, какое им дело до молодежной рок-звезды? Простые люди Англии восприняли смерть Фредди, как свою личную потерю — и им было наплевать, что о нем говорят... В короткий срок была сфальсифицирована жизнь и смерть Фредди Меркьюри. Были изданы десятки фальшивых биографий, оскорбительных статей и вымышленных интервью, несколько липовых мемуаров «друзей», поставлено несколько гомосексуальных фильмов и спектаклей, созданы специальные сайты в интернете, заработали свои люди в фан-клубах и в самой корпорации Меркьюри... Убийцы не жалели никаких денег, чтобы скрыть свое преступление, опозорить своего смертельного врага и максимально нейтрализовать его влияние на молодежь. Так состоялась одна из величайших мистификаций XX века. И она будет продолжаться до тех пор, пока миллионы квиноманов во всем мире не поймут, наконец, что их кумира зверски убили, а их самих все эти годы бессовестно обманывали. Когда это случится, это будет началом переворота в сознании молодежи — и не худшей ее части. Конечно, убийцы сделают все, чтобы не допустить это, но рано или поздно это произойдет. С Фредди хватит его мученической смерти — а незаслуженного позора он натерпелся достаточно. Он заслужил добрую память, и он ее получит. Иначе быть не может. Может быть, Бог попустил такую несправедливость на некоторое время, чтобы в будущем его имя воссияло очищенным от клеветы. Это время придет, и клеветники будут посрамлены и опозорены в глазах людей. В заключение хотелось бы вспомнить слова православного священника Михаила Ходанова. Они относятся к другому рок-певцу — Игорю Талькову, но удивительно подходят к нашему герою: «Всеведущий Господь знал о времени и часе грядущей кончины поэта и допустил ей, по неисповедимому промыслу своему, свершиться в виде насильственного убийства. Смерть эта стала для поэта поистине мученической — за правду, за обличение зла и за незаурядное гражданское мужество. «Никогда ничего не бойтесь», — часто говорил он, обращаясь во время выступлений к зрителям и ободряя их... Страдания умерших в мучениях за правду и за други своя имеют великую цену в очах Божиих. Ими страдалец не только омывает множество своих грехов, но и создает в обществе здоровую духовную закваску для прихода иных неустрашимых исповедников и борцов, для противостояния злу, которого так много в этом мире». И когда Брайан Мэй в своей мемориальной песне “No one but you” сказал про ангела, тянущегося к небесам, это не было поэтической метафорой — он знал, что говорил. Годы отделяют нас от смерти Фредди Меркьюри, но его имя все еще окружено стеной лжи и клеветы. Ошалевшие от собственной безнаказанности писаки продолжают позорить его во все новых и новых книгах и статьях. Выход книг Рика Ская и Джима Хаттона продемонстрировал, что по отношению к Меркьюри можно все, и пределов лжи давно нет. Людям так часто, настойчиво и безальтернативно морочат голову, что даже абсолютно бездарный и противоречивый характер гей-легенды не мешает ее процветанию.

Идиотизм ситуации в том, что все эти гадости рассчитаны прежде всего на поклонников Меркьюри — те, кому он не нравится, просто не будут покупать книги о нем. Получается, что его фаны сами финансируют тех, кто оскорбляет их кумира.

Друзей Фредди неоднократно подставляли, под разным видом заманивая их в проекты, оскорбляющие его память.

Так, например, Монсеррат Кабалье попросили написать предисловие к новой книге о Меркьюри. Конечно, она с радостью согласилась почтить его память — но лучше бы она поинтересовалась, что это за книга! В результате ее предисловие украшает порнороман Дэвида Брета «Жизнь на острие».

Точно так же уже несколько раз подставляли экс-членов «Queen». Первый раз это произошло на знаменитом рок-концерте памяти Фредди Меркьюри, состоявшемся в 1992 году на лондонском стадионе Уэмбли. Он был запланирован как благотворительный, а весь сбор должен был пойти в пользу жертв СПИДа и стать первым взносом в фонд «Феникс». В результате акция стала еще одним напоминанием о том, как один гей сдох от собственного разврата.

У входа на стадион всем раздавали красные ленточки в знак солидарности с больными СПИДом. А перед началом второго отделения концерта на сцену вывалилась Элизабет Тейлор, наряженная, как хозяйка борделя, в сопровождении представителя гей-сообщества. Эта «активистка борьбы со СПИДом», для вида сделав скорбное лицо и сказав пару теплых слов о Фредди, прочла получасовую лекцию о пользе презерватива, несколько раз напомнив о «сексуальной ориентации» и вызвав заслуженный ропот собравшейся молодежи. Фактически Фредди превратили в наглядное пособие на тему «презерватив — наш лучший друг, а кто им не пользуется — кончает так, как гей по имени Фредди Меркьюри»...

Брайан Мэй, правильно оценив провокацию, в своем интервью резко осудил наркотическое и гомосексуальное растление молодежи: «Сейчас молодым людям говорят: «Как жаль, что ты не гей, как жаль, что ты не наркоман. На мой взгляд, это преступление». Он также попросил не отождествлять имя Меркьюри «ни со СПИДом, ни с гомосексуализмом и ни с чем подобным». Он сказал: «Фредди был нормальным человеком и жил полнокровной жизнью — так же, как и мы все». Но его никто не слушал. Из участников концерта один только Дэвид Боуи сообразил просто помолиться. Биографы не могли не съязвить — мол, все забыли, зачем собрались, забыли о СПИДе. Похоже, они решили, что этот концерт посвящен не Фредди, а СПИДу! С тех пор Фредди Меркьюри и СПИД воспринимают неотрывно друг от друга, как сиамских близнецов...

Еще одна провокация состоялась в 1997 году, когда Морис Бежар поставил балет на музыку Меркьюри и «Queen». Балет был заявлен как посвященный памяти Фредди Меркьюри и всех талантливых людей, умерших во цвете лет — как выяснилось, под этим подразумевались творческие гомосексуалисты. Экс-членов «Queen» попросили поучаствовать в премьере. Они клюнули на эту приманку — мастер мирового балета ставит спектакль памяти Фредди. В финале они должны были исполнить «The Show Must Go On» вместе с Элтоном Джоном. Они слишком поздно поняли, что участвуют в бездарном балете, намекавшем на прелести однополой любви…Что касается фан-клубов «Queen», равно как и фан-сайтов в Интернет — это органы прямого оболванивания поклонников Меркьюри. Они не только не защищают доброе имя Фредди — они открыто рекламируют и распространяют самые мерзкие книги о нем. Поклонников Меркьюри, попавших в эти структуры, организованно превращают в идиотов. Так называемая демократия и свобода дискуссий в фан-клубах — чистая фикция. Выбирать можно — но только между назначенными сверху интеллектуальными темами для обсуждения. Хотите — обсудим его кошек и обменяемся фотографиями, хотите — поговорим о рыбках или цветочках, хотите — обсудим интерьер его дома, сорт булочек на его утреннем столе или цвет унитаза в его особняке. Можете купить новый диск или постер, новый порнороман. Для желающих организован конкурс детского творчества на тему «рисуем Фредди» и «Фредди в стихах фанов», особый конкурс детских порнографических сочинений и фанфиков на тему «бисексуальность в лирике Фредди Меркьюри», «Фредди и его мужчины». Для богатых — тур по Швейцарии с фотографией у памятника дорогому Фредди на фоне Женевского озера. Хотите – вас отвезут на специальную встречу с людьми, которые знали Фредди. Вы увидите самого Питера Фристоуна! А хотите экскурсию по Лондону с обязательной демонстрацией гей-клуба Heaven – главного места в жизни Фредди Меркьюри? А может быть, хотите увидеть тот угол, где Фредди впервые поцеловал Джима Хаттона? А если вы съездите на съезд официального фан-клуба, то, может, вам повезёт – увидите Джима живьём и даже возьмёте у него автограф! Хотите — нарядитесь в костюм Фредди из «I'm Going Slightly Mad» и кривляйтесь под его музыку. Можно заниматься зарядкой или устроить бег в мешках под музыку Queen. Можно создавать собственные клипы на его песни. Можно создать собственную группу ряженых и исполнять песни «Queen». Можно устроить дискотеку с имитацией распутных вечеринок Фредди и нарядить кого-нибудь в главных кумиров квиноманов - Хаттона и Фристоуна. Анализ так называемых «дискуссий» в рамках фан-движения подтверждает, что несчастные дети послушно повторяют чужие мысли и слова, свято принимая их за свои собственные. Но попробуйте отшвырнуть в сторону эти детские кубики с кошечками и розочками, посмейте усомниться в гомосексуализме Фредди Меркьюри, посмейте обвинить во лжи Джима Хаттона или Мэри Остин, посмейте назвать фальшивками книги Рика Ская или Питера Фристоуна — и вы узнаете, есть ли в фан-клубах «Queen» демократия и свобода слова! Невероятно, но факт — в фан-клубах поклонники обычно делают из своего героя ангела и готовы порвать в клочки любого, кто будет его критиковать. Но надсмотрщики из фан-клубов «Queen» скорее порвут в клочки того, кто скажет о Фредди Меркьюри хоть одно доброе слово.

С одной стороны, вместо Фредди Меркьюри фанам навязывают порочного урода, с другой — пропагандируется его культ почти как божества. Один из голландских фан-клубов так и называется — «Фредди — наш Бог». Тем самым совершается чудовищное богохульство, нарушается заповедь «не сотвори себе кумира» и оскорбляется как память Меркьюри, так и его миссия на Земле. И происходит грандиозная подмена, потому что тот, кого почитают фаны «Queen» — не Фредди Меркьюри.

«Queen Productions» также ничего не делает для защиты Фредди, хотя это их прямая работа. С их стороны не было подано ни одного иска в защиту чести и достоинства Фредди Меркьюри, хотя происходящее бросает тень на честь всей корпорации (да и на доходы влияет – не все хотят покупать музыку дьявола во плоти). Более того, в фильме «Freddie Mercury. The untold story», снятом на официальной студии «Queen Films», Хаттона и Фристоуна с неизбежной Мэри Остин превозносили до небес как «главных и самых близких людей Фредди, которые знали его лучше всех».

Кстати, оба злосчастных памятника Фредди Меркьюри были созданы и установлены на личные деньги Брайана Мэя, Роджера Тейлора и Джона Дикона. А «звезда Queen» — на деньги американских квиноманов.

Зато корпорация качает деньги из имени Фредди, торгуя им, как колбасой. Сувениры, игры, постеры, книжки, журналы, видеоклипы на основе его записей, бездарные фильмы... Существуют десятки неизданных или изданных ограниченными тиражами уникальных записей Меркьюри и «Queen», но корпорация не очень торопится их издавать. Она предпочитает издеваться над творческим наследием Фредди Меркьюри, выпуская от имени «Queen» изувеченные до неузнаваемости версии их песен или поручая отчисленным за неуспеваемость первокурсникам Института Кино снимать видеоклипы на их музыку.

Так, в 1996 году вышел видеоальбом «Made In Heaven. The Films», представлявший собой набор видеоклипов, снятый режиссерами Британского Института Кино на основе песен из альбома «Made In Heaven». За исключением двух-трех приличных работ, от происходящего на экране волосы могли встать дыбом. Тут и целующиеся геи, и страстно ласкающие друг друга лесбиянки, и харкающие дети, и совокупляющиеся прямо на полу подростки, и татуирование, и язык, крутящийся в весьма непристойном жесте. Но где же защитники нравственности? И критика, и прогрессивная общественность с восторгом приняла фильм, он был продемонстрирован на нескольких кинофестивалях...

Происходящее в «Queen Productions» можно определить одной емкой фразой, встреченной мной на музыкальном сайте в интернете — «Freddie For Sale» («Фредди на продажу»). Дай этим людям волю — и они бы продали на аукционе его прах. А экс-члены «Queen», похоже, давно уже не контролируют происходящее в корпорации. И, к сожалению, они сами не раз позволяли уродовать песни группы.

Помимо всего вышеперечисленного, существует еще одна ложь — принижение Фредди. В литературе по истории рок-музыки из него делают экстравагантного чудика, расфуфыренного гея. Так, в «Британике» он представлен как поп-певец, привлекавший внимание яркими и экстравагантными одеждами и умерший от СПИДа. Иногда даже можно встретить утверждение, что после 1985 года начался закат славы «Queen», у Фредди заметно сел голос, и только его смерть вызвала новую волну интереса к группе. Это ложь, потому что именно 1985 и 1986 годы стали триумфальными для «Queen», а голос у Фредди не сел даже при СПИДе. Налицо стремление скрыть сам факт превращения Фредди Меркьюри в Короля Рока. И ничего — о его влиянии на рок-музыку, об изобретении видеоклипа, о его идеях, которыми пользуется шоу-бизнес. Он проходит как среднеанглийское чудо в перьях — куда ниже «Битлз», «Роллинг Стоунз», «Бич Бойз». В любой среднестатистической книге о рок-музыке «Битлз» или «Роллинг Стоунз» уделяется целая глава, а «Queen» удостаивается только нескольких небрежных строчек. В большинстве британских музыкальных энциклопедий «Queen» вообще не упоминается, чего не скажешь о «Битлз». Не помогает и то, что альбомы «Queen» до сих пор самые продаваемые в мире — несмотря на всю грязь, вылитую на Фредди. Каждый новый релиз группы, номинально не существующей с 1991 года, выходит на первые места в музыкальных рейтингах всего мира – равно как и сольные релизы Фредди Меркьюри. Это не мешает до сих пор писать, что Queen – заурядная группа, которую прославил умерший от СПИДа вокалист экзотического происхождения и сексуальной ориентации. Нельзя сказать и о безусловном признании профессиональных заслуг Фредди — так, в справочнике Бондаренко-Дроздова можно прочитать, что у «Queen» концерты были безобразными, тексты — бессмысленными, а видеоклипы — безвкусными, да и интерес к «Queen» вызван исключительно смертью Фредди Меркьюри...

Кстати, когда в 2004 году новый релиз «Queen on Fire. Live at The Bowl» занял первое место в Великобритании и ряде ведущих стран Европы, музыкальная пресса предпочла просто «не заметить» это событие.

Итак, на всех уровнях ложь, биографы распространяют дезинформацию, друзья заняты тем же или молчат, его родители молча терпят свою муку, его фирма предала его, а фаны дремлют в состоянии блаженного идиотизма.

Бывают и попытки защитить Фредди — но они откровенно беспомощны, поэтому и проходят цензуру. Так, например, кузина Фредди Сара Балсара публично заявила, что Фредди оклеветан — он не был развратником и ненавидел наркотики. Но она все испортила заявлением, что в клубах крематорного дыма ей явился призрак Фредди и попросил прекратить издевательства над ним и защитить его доброе имя (если только сцену с призраком не вставили газетчики). В таком виде напечатали — потому что все равно никто не поверит. Как напечатали книгу не то психически больной, не то бесноватой Мелиссы Ричмонд, утверждавшей, что дух Фредди, как примерный супруг, является ей каждую ночь и раскрывает тайный смысл своих песен. Как напечатали весьма странные толкования песен Queen некоего Ливингстона.

Спросят — а как же Брайан Мэй, Роджер Тейлор, Джон Дикон? Как же это так — знают правду, видят весь этот ужас — и молчат? Какие же они после этого друзья? А что они могут сделать — в этой обстановке всеобщей лжи, предательства и круговой поруки? Кто им поверит? И как это будет выглядеть? Всего лишь как жалкая попытка защитить друга.

Брайан Мэй просил не ассоциировать имя Фредди с гомосексуализмом? Просил. Он говорил, что в ужасе от клеветы на Фредди? Говорил. Возмущался по поводу пропаганды гомосексуализма среди молодежи? Возмущался. И что? Ничего, реакция нулевая. А еще у них есть дети, которые тоже могут заболеть... Несчастным можно только посочувствовать.

А родители... Страшно даже подумать о том, что пережили эти старики, сколько тайных слез пролили, сколько мук вынесли! Что они должны делать - выйти на улицу и кричать «наш мальчик не гей»?! Восточные люди никогда не сделают этого — другой характер, другой менталитет. Против мнения улицы они не пойдут. А если бы пошли — кто им поверит?

Похоже, что влиятельные убийцы Меркьюри все эти годы оказывают давление на людей, знавших его лично. Поэтому даже порядочные люди, не державшие на Фредди зла, под угрозой больших неприятностей не решаются сказать что-либо, что поставило бы под сомнение мнение о Фредди как об исчадье ада. Максимум на что они решаются — не говорить про него гадостей. В то же время появляются странные и даже провокационные интервью Брайана Мэя. Невероятная чушь и вопиющие расхождения с другими интервью того же Мэя позволяют говорить или о провокации, или о давлении, которому подвергается Мэй как глава Queen.

Звучит зловеще, но, похоже, публично отрицать нетрадиционную ориентацию и прочие сплетни о Фредди – значит, поставить под риск свою карьеру и безопасность. Мне пришлось лично в этом убедиться. Уже после публикации книги в интернете я пыталась установить контакты с людьми, знавшими Фредди. Эти люди, признавая, что Фредди подвергся клевете, тем не менее, категорически отказывались заявить это официально. Они явно чего-то боялись. Мне также сообщили, что друзей и родственников Фредди неоднократно обманывали, а один из них, житель Лондона, открыто оспоривший в своём интервью легенды о кокаине и гей-клубах, немедленно удостоился телефонного звонка с угрозами. Этот человек умер в 2003 году.

Но главная проблема не в том, что есть могущественные люди, которые сделают всё, чтобы правда не вышла на поверхность. Бывали скандалы и афёры похуже. Беда в том, что это никому не нужно.

«Иракскому досье», «Уотергейту», или «Фаренгейту 911» способствовало желание свалить того или иного политика. Проблема Фредди в том, что заинтересованных в раскрытии этого дела нет. Не, считая, конечно, любопытных журналистов и квиноманов.

Фан-клуб Queen? Queen Productions? Не буду повторяться насчёт того, чьи интересы обслуживают эти почтенные организации, давно ставшие личным пиар-агенством Хаттона - Фристоуна - Остин.

Экс-члены группы и родственники давно смирились с тем, что он них ничего не зависит. Одни плывут по течению, другие давно не показываются на публике.

Зороастрийское сообщество поражает своим равнодушием к происходящему. Понимают, соглашаются, говорят, что ситуация недопустима и молчать нельзя… но всё продолжается по-прежнему. Не хочет зороастрийская диаспора конфликта с влиятельными людьми своих стран, угрозу своему спокойствию… ради кого? Ну да, хоть и самого знаменитого, и, безусловно, талантливого, но всё же ушедшего от своих парса. Среди них много богатых и влиятельных людей, многие парсы, особенно в Индии, владеют пресой и телеканалами. Семья Фредди отнюдь не бедна и могла бы нанять хорошего адвоката или журналиста. Всё хорошо. Одно плохо – никому ничего не нужно. Все привыкли. Ситуация осложняется как нежеланием парсов лишний раз общаться с «джуддинами», так и тем, что все предыдущие интервью с родственниками Фредди были использованы для стряпания очередных лживых фильмов, статей и книг – что породило вполне понятное нежелание говорить на эту тему с кем бы то ни было.

Но значит ли это, что ничего нельзя сделать? Конечно, нет. Гей-легенда — огромный мыльный пузырь, держащийся исключительно на клевете, слухах, домыслах, ограничении информации, и он лопнет от первого же прикосновения. Миф продолжает существовать только потому, что никто до сих пор не сказал «нет».

Конечно же, авторы мифа будут сопротивляться. Ведь пока люди верят в гомосексуализм и развратную жизнь Фредди, никому не придет в голову копаться в обстоятельствах его жизни и смерти.

Подлинная история Фредди Меркьюри наглядно демонстрирует, как на самом деле обстоит на Западе со свободой слова и свободной прессой, какая судьба ждет там по-настоящему свободного человека. А еще история Фредди — живое свидетельство того, что в обществе «всеобщей терпимости» за веру в Бога и за проповедничество преследуют, а иногда и убивают.

Реабилитация Фредди Меркьюри приведет к фантастическому росту его популярности. Пусть он потеряет кучку эстетствующих извращенцев-поклонников, но взамен он получит миллионы новых почитателей.

Правда о Фредди заставит пересмотреть многие устойчивые мнения о рок-музыке. Растлители молодежи больше не посмеют говорить, что наркотики, разврат, сквернословие и сатанизм — неотъемлемая часть рока, ханжи не смогут называть рок изобретением бесов, а всех рок-музыкантов — аморальными людьми и служителями дьявола.

Кроме того, расследование «дела Меркьюри» способно вызвать ненависть к гей-сообществу.

Самое страшное — правда о Фредди Меркьюри даст современной молодежи героя. Говорят, что у современной молодёжи нет будущего, потому что у нее нет настоящего героя, а те, кто претендует на эту роль — самозванцы. Так вот же он — современный и в то же время такой же, как века назад!

Раскрытие «дела Меркьюри» (я имею в виду не мою книгу, а полноценное журналистское расследование с документами и свидетелями), вызовёт в Великобритании, да и во всём мире скандал, по сравнению с которым могут померкнуть «иракское досье» и даже версии убийства Леди Ди. И вряд ли дело ограничится только отставками одиозных директоров официального фан-клуба Queen и корпорации Queen Productions. «Дело Меркьюри» может стать примером того, как обращаются с людьми, не вписавшимися в установленные на Западе правила шоу-бизнеса и диктатуру звукозаписывающих компаний. А также - отъявленного и жестокого расизма, применённого к гениальному и законопослушному подданному Её Королевского Величества, чья вина перед британским обществом состояла только в том, что он родился жгучим брюнетом с неанглийской внешностью и фамилией Балсара. Или – что ждёт человека, посмевшего проповедовать традиционные ценности. Миллионы людей во всём мире боготворят Фредди. Сотни миллионов индийцев, иранцев, арабов и т.д. гордятся тем, что самый гениальный рок-вокалист Запада – на самом деле «ихний» (хотя их и смущают постоянные напоминания о гомосексуализме). Queen стала первой западной рок-группой, официально изданной в Иране. Можно себе представить, какой взрыв возмущения может быть в этих странах.

Конечно, геи не сдадут Фредди без боя — слишком хорошо им было паразитировать на его таланте. Но пора объяснить им, что нехорошо брать чужое. Тем более нехорошо обманывать и говорить, что это им принадлежало всегда.

Впрочем, отчасти они проиграли. Тратят десятки миллионов долларов на гадости о нем, а его все равно любят. Тратят еще сотни миллионов на раскручивание своих протеже, а альбомы и видеоклипы Фредди по-прежнему пользуется огромным спросом, его песни звучат по всему миру. Делают все возможное для растления его поклонников, но среди фанов «Queen» не наблюдается массового роста гомосексуализма и наркомании. Хотя в 90-е в фан-движение «вбросили» множество геев, а в квиноманском интернете появляются весёлые топики типа «все ли фаны Queen – геи» и «сколько песен Queen – про геев»? Можно издать десяток порнороманов, найти еще несколько свидетелей того, что Фредди занимался сексом с мужчинами прямо под роялем — все равно их безголосые наложницы не запоют так, как Фредди. Они ничего не могут, кроме как врать, угрожать, морочить голову.

И всё же они торжествуют. Потому что добились ситуации, когда им никто не возражает. Не могут или не хотят. Надеяться на родных или друзей Фредди, равно как и на экс-членов Queen, к сожалению, не приходится. Помочь могут только те, кому это нужно и интересно - поклонники Фредди Меркьюри. И к ним мне хотелось бы обратиться перед тем, как закончить книгу.

Много лет вы безропотно позволяли издеваться над вашим кумиром. Вас обманули. Но дальше это терпеть невозможно. И если вам действительно дорог этот человек — вы сможете искупить свою вину перед ним.

Многие из вас хорошо владеют английским языком, имеют доступ в интернет, общаются с поклонниками Меркьюри из других стран — если вы постараетесь, вам удасться пробить «информационную блокаду» квиноманов. Среди вас есть хорошие программисты — создайте посвященные Фредди сайты и веб-страницы, которые смогут противостоять международному официозу и реабилитировать его доброе имя. Бойкотируйте книги, которые пишут о нем гадости. Хватит своими деньгами поддерживать надругательство над его прахом. Издатели скоро поймут, что глумление над Меркьюри больше не приносит прибыли.

Не бойтесь защищать Фредди. Не надо больше стыдливо отмалчиваться на слова об «этом педике» или мямлить «все равно я его люблю». Каждый раз, когда услышите подобное - не бойтесь возражать.

Больше не оставляйте безнаказанными гадкие статьи о нем. Те, кто пишут о Меркьюри, должны знать — оскорбления в его адрес больше не пройдут. Те из вас, кто состоит в «официальных» фан-клубах — покиньте их. Но не молча и анонимно, а официально уведомив руководство и других фанов о причине вашего ухода. Когда лидеры фан-движения получат первые несколько сотен таких заявлений — они серьёзно запаникуют.

Не поддавайтесь на провокации, которые начнутся, как только «дело Меркьюри» станет достоянием общественности. Вас призовут к спокойствию, назовут все это глупостью, дешевкой, провокацией, дутой сенсацией. Возможно, срочно найдутся липовые доказательства — фотографии Фредди с Джимом Хаттоном и другими мужчинами в постели, очередные порции лжесвидетельств, сенсационные интимные дневники и письма Меркьюри, от которых покраснеют бывалые геи, написанная на скорую руку медицинская карта — тогда вы просто спросите: а где все это было раньше? Возможно, в будущем ради сохранения гей-легенды пойдут на некоторые компромиссы. С Фредди снимут обвинения в наркомании и разврате, из активного гея он превратится в нормального человека с бисексуальными наклонностями, среди его возлюбленных назовут и мужчин, и женщин, а его болезнь станет результатом не разврата, но «ошибки». Не соглашайтесь на «частичное оправдание».

Начните самостоятельное изучение жизни и творчества Фредди Меркьюри. Возможно создание альтернативных структур, в которых будут вестись серьезные дискуссии на эту тему. Это очень интересно — вы откроете для себя совсем другого Фредди Меркьюри, совсем иную «Queen». У вас есть возможность выбрать между детским садом и университетом — решайте сами, что вам интереснее.

Возможно, кто-то из вас в будущем захочет провести полноценное журналистское расследование обстоятельств его жизни и смерти — вы не пожалеете. Конечно, это опасно. Убийцы не захотят, чтобы их имена были обнародованы, а это очень влиятельные люди. И скосвенно замешанные соучастники тоже не захотят быть изобличенными во лжи и предательстве и вызвать всеобщую ненависть и презрение. Но без риска не делаются никакие серьезные дела.

Кому-то из вас еще предстоит написать биографию Фредди Меркьюри. Жизнь Фредди Меркьюри — сплошное белое пятно. Его биография до сих пор не написана, а то, что наводнило книжный рынок — не более чем дешевые подделки. Вам предстоит полностью восстановить его жизнь, разыскать и опросить неизвестных свидетелей, найти его женщин — на ваш век работы хватит. Тем более что большинство знавших Фредди людей не только не опрошены, а вообще никому не известны – слово дают только тем, кто соглашается клеветать на Фредди или как минимум не возражать против клеветы.

Фредди Меркьюри ждет своего биографа — порядочного, образованного и не продавшегося человека — и им может стать любой из вас. Думайте, решайте, выбирайте — с кем вы и кто вы, и кем вы себя ощущаете — скотиной или личностью.

Если вы проигнорировали навязываемых вам бездарных кумиров и предпочли Фредди Меркьюри — значит, каждый из вас — личность с независимым характером, собственным мнением и хорошим эстетическим вкусом, а такая молодежь смертельно опасна для «нового порядка». Поэтому превратить вас в идиотов — для этих негодяев стратегическая задача. Ради этого они не пожалеют никаких денег.

Фредди уже один раз прославился на весь мир как великий певец и музыкант — и может прославиться еще раз как проповедник, служитель Бога и мученик. Произойдет это или нет — зависит от вас.

Историю Фредди Меркьюри и группы «Queen» иногда называют волшебной сказкой с плохим концом. Но конец можно изменить.

Умершего не вернешь, но если имя Фредди будет очищено от клеветы, если люди придут в дом его родственников и скажут, что они должны гордиться своим родичем Фарухом Балсара, в миру известном как Фредди Меркьюри — это будет лучшим концом истории".

www.samara.kp.ru

Читать книгу Тайны парижских манекенщиц (сборник) Фредди : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

Пралин, ФреддиТайны парижских манекенщиц

© А. М. Григорьев, перевод на русский язык, 2010

© А. А. Васильев, предисловие, фотографии из личного архива, 2010

© ООО «Издательство «Этерна», оформление, 2010

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес

Предисловие к русскому изданию

Из всех женских профессий – профессия манекенщицы в сегодняшней России, на мой взгляд – самая манящая для юных созданий. Тысячи, сотни тысяч юных дев, живущих в больших и малых городках бескрайней России, думают всерьез о подобной карьере. Пределом мечтаний многих бывает победа на конкурсе красоты, контракт с маленьким модельным агентством. Ну а потом? Переезд в большой город, в Москву, пожалуй, работа на Неделе моды, участие в фотосессиях для модных журналов, приглашение в известный Дом моды. Вдруг повезет, и модельер станет шить новую коллекцию специально для Вас, и Вы станете звездой показа, фотографы будут ловить Ваши позы, повороты, улыбку, так редко, увы, теперь посещающую лица моделей. А на одном из таких звездных показов к Вам подойдет представитель парижского или миланского модельного агентства и предложит месячный контракт. Увы, деньги не большие, но шанс упустить никак нельзя.

И вот Вы, уже признанная в России модель семнадцати лет отроду, пройдя все административные формальности и получив шенгенскую визу, ранним утром приземляетесь в парижском аэропорту «Руасси – Шарль де Голль». Вас встречает негритянка или арабка из модельного агентства, отвозит на небольшую съемную квартиру, где живет уже молоденькая польская и юная шведская манекенщицы, и так для Вас начинается парижская жизнь.

Есть и другой вариант. В аэропорту Вас встречает молодой мужчина, один из совладельцев модельного агентства, и в роскошном автомобиле привозит на большую съемную квартиру, роскошно обставленную, там уже живут три девушки, молдаванка, украинка и сибирячка. И так начинается Ваша «не модельная» жизнь в Париже или, может, в Стамбуле?

Оставим первый, более скромный вариант. Девушку привозят на фотопробу к молодому фотографу. Если съемка будет удачной, есть шанс найти какую-то работу – от рекламы шампуня до скромного показа молодого начинающего дизайнера с Мадагаскара или из Ливана. Вы не говорите ни слова по-французски, а французы, как выясняется, не сильны в английском. Не беда, у Вас с собой русский мобильник, и Вы названиваете по нескольку раз в день маме, иногда отправляете СМС-ки Вашему единственному Игорьку или Марку, плачете и грустите в этом самом Париже, которого не знаете, боитесь и избегаете. Вас неприятно поражает небрежность в одежде современных парижанок, Вы ищите глазами привычные силуэты тюннингованных блондинок на шпильках и в супермини в кафе и ресторанах. Их даже нет в ночных клубах, куда вы попадаете со своими новыми коллегами по профессии. Вас тянет на сладкое, а в агентстве Вам предлагают есть больше морковки, яблок и сельдерея. Уфф…

Но вот кастинг за кастингом, Вас начинают чаще выделять из манекенной толпы, которая в сезон коллекций в Париже составляет около 20 000 девушек, из них смогут заработать этим трудом на жизнь лишь 2 000 моделей, и только 200 избранниц будут успешными, а 20 – знаменитыми. Контракт за контрактом, Дом за Домом. Вы внезапно становитесь фавориткой известного фотографа из Vogue или Harper's Bazaar, Вас букируют на показ в Милан, Токио, Нью-Йорк. Косметическая фирма предлагает Вам рекламную съемку на Маврикии или Багамах. На показах фотографы начинают Вас замечать, а публика внезапно аплодировать тем модным нарядам, в которых выходите Вы… Успех модели, кроя, цвета, формы, а может, и Ваш личный успех. Постепенно вы становитесь настоящей профессионалкой. Ваша походка обсуждается. Молоденькие, еще неопытные девушки начинают копировать Вас, и, как не странно, Вам меняют имя. Вы теперь не Людмила, не Даша, не Таня – Вы стали Сесиль, Ванда или Сибирь… Ой, сколько нового!

Постепенно Вы входите во вкус к профессии и начинаете оценивать Париж. После долгих и мучительных попыток начинаете с удовольствием есть устриц, отличая их по размеру и вкусу. Полюбите эскарго – виноградных улиток, а позднее и ракушки «було». Начинаете судить о винах и шампанском, но в ресторанах заказываете себе только салаты и вареную свеклу, словно Ниночка Якушова в исполнении Греты Гарбо. Официант напоминает: «Мадемуазель, Вы не в поле, Вы в ресторане!» Но Вы за свое – фигурку надо беречь… она денежная, Ваша фигурка! И евро, и доллары начинают Вас радовать не на шутку… Вы постепенно овладеваете секретом снисходительной улыбки и из «русской буки», как Вас называли в том первом, маленьком парижском агентстве, куда попали три года назад, становитесь долгожданной феей подиумов. Знаменитое агентство берет за Вас большие гонорары, буккеры постоянно предлагают новое. И вот, Вам приходится заводить одновременно две квартиры: одну – в Нью-Йорке, другую – в Париже, и Вы мотаетесь по три раза в неделю через Атлантику на самолетах. Жаль «Конкорд» упразднили, быстрее было бы лететь!

В Россию удается попасть только летом, для продления визы, потом и новые романы. Он старше Вас, но богат, у него трое детей от первого брака, но он щедр и аристократичен, бонвиван, одним словом. Сказочная жизнь! Жаль, что сказка так быстро проходит. Наступает возраст, когда работы становиться все меньше, приходит новое десятилетие, и Ваш тип лица, увы, больше не в моде. Ищут брюнеток с карими глазами… а Вы блондинка 27-ми лет. Если не сложилась семейная жизнь, то Вы можете вернуться в Россию и преподавать в школе моделей или торговать в элитном бутике, а может стать и его управляющей. А может, Вам удастся написать блистательные мемуары, как это умело сделали манекенщицы середины ХХ века Пралин и Фредди! Удивительно, но их рассказ будет перекликаться с моим описанием среднестатистической успешной карьеры модели. Просто у них не было языкового барьера – они француженки – и не надо было делать два старта: один – в России, другой – в Париже. Уверен, что эти воспоминания Вам не только понравятся, Вы влюбитесь в них! Они станут гидом, настольной книгой для тех, кто мечтал о подобной карьере, но не сделал ее; для тех, кто мыслил себя красавицей, но не был оценен по заслугам; для тех, кто мечтал жить в Париже, но не сумел; и для всех, кто любит моду! Ее тайны, загадки, закулисье этой гламурной индустрии, которую французы окрестили haute couture.

Истории Пралин и Фредди схожи и различны. Схожи эпохой – обе работали в моде в 1940–1950-е годы, обе были успешны, востребованы, любимы. Огромный опыт человеческого общения, путь к успеху и подноготную подкладку моды они изложили на бумаге. Их воспоминания впервые выходят на русском языке в серии «Mémoirs de la Mode», и они необходимы. Полное отсутствие подобной мемуарной литературы из уст манекенщиц, если не считать разрозненных журнальных публикаций, позволят нашим читателям, и любителям и профессионалам, узнать этот мир под иным углом зрения.

Узнать истории превращения грошовых мидинеток в королев красоты. Удача и упорный труд должны сопутствовать Вам! Эти воспоминания – прекрасная возможность погрузиться в закулисье великих парижских домов моды – Люсьена Лелонга и Жермены Леконт, узнать о начале карьеры Кристиана Диора и Пьера Бальмена, начинавших вместе, но создавших свои Дома порознь… Прекрасные картины Парижа тех лет, и всех городов и стран, куда нашим героиням довелось попасть с век пароходов, а не самолетов: Нью-Йорк и Голливуд, северная Африка и Скандинавия. Большое количество иллюстраций сделает приятное чтение еще и пиршеством для глаза.

А сколько полезных уроков вы извелечете из этих мемуаров! Чужой опыт прекрасен тем, что позволяет нам не набивать шишек там, где их уже набили другие.

Интеллектуальный уровень манекенщиц оставляет желать лучшего, это неоспоримо. Но, прочитав довольно легкомысленные воспоминания красотки Пралин, Вы будете приятно удивлены аналитическим складом ума Фредди, которая не только стройно излагает свою профессиональную жизнь, но и посвящает Вас в тайны копирования моделей haute couture, в мир шпионажа от моды. Очень интересны будут новые дополнения из истории парижской моды от ее основания Чарльзом-Фредериком Вортом до середины ХХ века. Читатель узнает много новых имен, фактов, биографических деталей, и радости от чтения этих книг не будет конца.

Итак, приятного чтения!

Александр Васильев,

Париж-Москва, 2010

Пралин1   П р а л и н (наст. имя Жаннин Саньи) (1923–1953) – знаменитая французская манекенщица эпохи new look, популярная в 1950-е г., трагически погибла в автокатастрофе. – Прим. А. Васильева.

[Закрыть]

Парижская манекенщица

Близкой подруге

МАДАМ МАЗАРАКИС,

побудившей меня написать эти строки

Часть первая
I. Сорванец

Быть может, я слишком молода, чтобы писать воспоминания? Но кто из нас знает, когда приходит эта пора?

Родилась я, похоже, в Вандоме, где прожила до шести лет. Особых воспоминаний не сохранила. Отец, занимавший пост на предприятии «Дебер» (чудный запах шоколада!), решил отправиться в Париж, где один из его дядьев предложил «положение с будущим» в T.C.R.P2   Общественный Транспорт Парижского Района. – Прим. пер.

[Закрыть]. Там он работает и сейчас. Сначала мы жили у Восточного вокзала, потом окончательно устроились в Бурже. Бурж – это и есть моя родина! Главная улица с отвратительными мостовыми, состояние которых не улучшалось от гужевого транспорта, связывающего Париж с северными районами. Аэродром. Он на моих глазах расширялся, обрастал зданиями, посадочными огнями, наливался светом и собирал в дни героев-пилотов Коста3   Д. Коста и М. Беллонте 1–2 сентября 1930 г. совершили первый беспосадочный полет из Парижа в Нью-Йорк. – Здесь и далее прим. вед. ред.

[Закрыть] и Мермоза4   Ж. Мермоза 11–13 мая 1930 г. совершил первый беспосадочный полет над Южной Атлантикой.

[Закрыть] шумные толпы пешеходов, множество мотоциклов и автомобилей, сбившихся в пробку, что отвлекало нас, местных ребятишек, от игр с веселыми воплями.

Некоторое время мы жили в хижине. Но наша семья была не без амбиций! Уже мечтали о небольшом доме, куда мы и въехали, когда мне исполнилось десять. Старая приятельница помогла приобрести его, хотя потребовались ежедневные жертвы. Мама пошла работать «к перчаточникам», чтобы не просрочить платежей, – сколько еще лет приходилось экономить! Но все же мы «у себя»! Каковы бы ни были палаццо и дворцы, где я позже бывала, «у себя» всегда будет этим одноэтажным домиком с четырьмя комнатами, небольшой лужайкой перед крыльцом и крохотным огородом позади, который мой отец, садовник от Бога, превратил в уголок наслаждений. (Какими вишнями мы там объедались!)

18 месяцев

5 лет, на свадьбе

10 лет, торжественное причастие

У меня два младших брата: Бернар, умница – куда мне до него! – немного молчун, и Жанно, младше меня на семь лет, «воспитанием» которого я горжусь – в то время, когда он едва выбирался из коляски! Каждый раз, когда мне хотелось поиграть в классики, я официальным тоном объявляла, что «отправляюсь прогулять Жанно». Как забыть тот день, когда, прыгая на одной ноге, я вдруг заметила, как коляска с привязанным малышом покачнулась и покатилась в сторону ру…

Я с воплем бросилась вслед. Коляска нырнула в воду, глубина семьдесят сантиметров. Жанно в какой-то растерянности трет глаза, но не ревет, а пыхтит… Местная мегера обругала меня и выдала папе, а тот в приливе справедливой ярости схватил меня, чтобы отшлепать по заднице… но просто подбросил в воздух, едва не плача от угрызений совести, что «плохо обошелся со мной»!..

Я поступаю в коммунальную школу в Курневе. Четверть часа ходьбы. Учительницы, быть может, еще помнят о «здоровой козе», полном ничтожестве в арифметике, хорошистке по французскому, середнячке в прочих науках (!), но любительнице пошуметь и устроить розыгрыш. Я прячу кроличьи лапки в парты соседок, а те, коснувшись их, начинают вопить.

– Кто принес эту дрянь? – спрашивает мадемуазель.

– Я.

Или мадемуазель отбирает у меня (десятый раз) тюбики губной помады, которую я называю ячменным сахаром.

Я переболела всеми детскими болезнями: свинкой, краснухой, скарлатиной. Меня оперируют, чуть не умерла (три месяца в больнице), когда проглотила гвоздь, который держала губами, пока мама прибивала к стене рамку. При этом крепко стою на ногах, благодаря конскому фаршу, которым меня потчуют, всегда готова играть в чехарду, в прятки, даже в войну, во все игры мальчишек и драться с ними, когда они дразнят меня за мои пристрастия: «Булочные закрываются, спички (мои худые ноги) появляются?»

Ноги служат, чтобы врываться во двор, лазить на чердак, крутить педали велика, их было много в моей жизни, и я буквально срослась с ними с трех лет.

Мама, я еще была малышкой, однажды повела меня вместе с теткой, мадам Пуссен, на какое-то дефиле в дом моды… Вот это да!.. Сказочные платья, восхитительные женщины, с показной небрежностью курящие сигареты… Мой крохотный мозг потрясен: «Мама, хочу стать такой же!»

Мать пожимает плечами. Манекенщица? Разве это профессия?! По крайней мере, для Саньи! А что скажет отец! Однако она прививает мне, девчонке, любовь к тряпкам. Она будет одевать меня до двадцати лет. Ее страстью были обувь и плащи с капюшоном. По поводу шляпок у нее была масса оригинальных идей. Сколько раз я таскала старые отцовские рубашки и бабушкины платья, чтобы наряжать кукол и Жанно!

В день первого причастия, несмотря на то что в приступе благочестия точно знаю – облатка5   Небольшая круглая лепешка из прессованного пресного теста, употребляемая для причащения по католическому и протестантскому обряду.

[Закрыть] превратит меня в «другую девочку», я горжусь своим самым красивым платьем из органди6   Очень тонкая жесткая прозрачная матовая шелковая ткань, выработанная мелкоузорчатым переплетением.

[Закрыть], украшенным старинными кружевами (увы, излишне коротком, ибо из-под подола торчат мои ноги). Платье взяли напрокат за большие деньги. Белое мне идет. Но этот цвет можно упрекнуть за то, что он требует постоянного ухода. Не помню вечера, когда не приходилось бы стирать, латать или чистить чулки или белые туфельки, чтобы они выглядели свежими.

Я получила аттестат. Мне исполняется тринадцать лет. Чем заняться? Вести жизнь «маленькой светской девочки»? Мама склонна к такому варианту, ибо любит меня наряжать и часто отказывается от моей помощи в хозяйственных работах, чтобы не портить мои руки. Но у меня иной настрой. Видя семейные трудности, когда «надо откладывать» (три ребенка растут и рвут одежду!) на трехмесячный взнос:

– Мама, я хочу работать.

– Работай здесь.

– Я хочу зарабатывать, чтобы вносить свою лепту.

Тетя Пуссен7   В переводе с фр. «цыпленок». – Прим. пер.

[Закрыть], о которой я говорила (не семья, а птичий двор! Мать, урожденная Коломб, потому отец зовет ее «своей голубкой»), начальница одной из служб на заводе Картье-Брессона в Обервиле, обратила внимание, что у Жаннин – это я – хороший почерк и грамотное письмо: «Устрою тебя в нашу контору!»

II. На побегушках

Увы, у Картье-Брессона не нуждаются в «писарях». Меня сажают перед машинкой для крепления уголков коробок. С половины восьмого утра до половины шестого вечера.

Я не раз падаю в обморок: «Эй, Жаннин, очнись!» После четырех месяцев работы я однажды, почувствовав себя плохо, обратилась (впервые) в медпункт.

– Лучше? – спросила меня медсестра.

– Да, – ответила я, припудриваясь.

Мне стало настолько лучше, что, пропустив обеденный перерыв, я ушла и заказала себе еду в бистро. И спокойно вернулась домой:

– С меня хватит!

– Что скажет тетя?

Мадам Пуссен обиделась. И дулась на нас три месяца.

– Я поищу что-нибудь другое!

Где? Объявления в Paris-Soir печатаются не для слепых. Газета выходит к шестнадцати часам. Надо приходить заранее, следить за появлением продавцов. Нас собирается человек пятьдесят: девушки с впалыми щеками, старухи, которые выглядят еще печальнее! Заглянув в рубрику «Работа», надо садиться в метро – я чаще вскакиваю на велосипед, – чтобы оказаться первой у работодателя. Странно, но, как бы я ни спешила, меня всегда опережают. Словно другие претенденты сговариваются с газетными торговцами! (Понадобились годы, чтобы это понять.) После множества неудач я наконец становлюсь «помощницей секретаря» в фирме пишущих машинок. Денег не платят, но дают уроки (редкие) стенографистки-машинистки. Два месяца на этом месте, и я ухожу, получив кое-какие зачатки секретарской работы.

Утром и вечером сажусь в метро вместе с толпой учеников и шутников.

– Бьюсь об заклад, ее зовут Николь!

– Нет. Сюзанна!

– Может, спросим?

– Мадемуазель, у нас пари, как вас зовут?

Я называюсь, едва шевеля губами, но в глубине души польщена. С ухажерами надо подождать.

И вот мне четырнадцать. Я выгляжу на шестнадцать и горжусь этим. Я смешиваюсь с толпой безработных, изучающих «Табло» на улице Шато д’О.

«…Личная секретарша… Явиться в 9 часов…»

Утром нас сто пятьдесят, за порядком следит полицейский. Меня сопровождает мама. Работодатель, импресарио, посредник по случаю, который явно интересуется… моими ногами.

Он берет меня на 800 франков и на следующий день объявляет:

– С вашими ножками я вижу вас скорее манекенщицей… или танцовщицей!

– Я секретарша, месье.

Несколько недель, пока длится наше сотрудничество, я слышу один и тот же припев: «Можете зарабатывать 1000 франков. Мы могли бы совершить небольшое путешествие…»

Ага! Притворяюсь, что ничего не понимаю. Но девчонка из Буржа вовсе не так глупа. Я с восьми лет обладаю знаниями в некоторых деликатных вещах. Еще тогда я узнала, что поцелуй в губы – источник всего, а главное, детей… особенно если обнимаешься и лежишь вместе. Приятели мне рассказали многое… хотя я ни в чем не уверена да и питаю к этому невероятное отвращение.

Господин Ремон славный человек. Он совладал с собой и через шесть недель заявил: «Малышка, вы стоите большего, чем прозябать у меня. У вас задатки стать “настоящей секретаршей”!» Даже малышкой я была ему крайне благодарна за возможность вносить в семейную кассу чудесные стофранковые банкноты!

Вынужденное безделье, я упрекаю себя. Потом становлюсь няней – да, няней! – у двух детишек по адресу Порт де СенКлу. Все было бы неплохо, если бы не тяжелые ночи. Родители твердо верили, что я работаю секретаршей-машинисткой, ночую в городе, чтобы не пересекать Париж каждый вечер… Мы были в сговоре с хозяйкой. Но я уставала. Слишком тяжелая работа: ломались ногти, трескалась кожа рук, и я их прятала от матери по выходным, когда возвращалась в Бурж под радостные вопли Жанно.

Что еще? Работа курьером, когда я весь день моталась по городу, перевозя пишущие машинки, и не всегда портативные. Другая работа – беготня по банкам для инкассации чеков. Представьте себе тощую клячу, продувную бестию (ее дела налаживаются) с сотнями тысяч франков в маленькой сумочке от Lancel8   Модный дом Lancel был основан в 1876 г. Анжель и Альфонсом Лансель. Это был первый бренд для независимых, соблазнительных и интеллектуальных женщин, создающий для них вечерние сумки и дамские сумочки. Сегодня принадлежит престижной группе, специализирующейся на продаже изделий класса люкс – Richmont. Сочетают в себе инновационные технологии и многолетний опыт ручной выделки.

[Закрыть], которая съела все мои сбережения. (К счастью, тогда вооруженных ограблений было меньше, чем сегодня!)

С небрежным видом вхожу в шикарный магазин: «Сколько стоит этот пуловер? Можно померить этот жакет?» Невзначай приоткрываю хранилище банкнот. Иногда у меня даже бывает задаток… с которым готова расстаться с легким сердцем.

Туннель длиною в год, когда, немного отчаявшись, вынуждена заниматься маленькими «жанеттами», чтобы доставить удовольствие кюре Курнева9   Работа в детском приходе в г. Курнев.

[Закрыть] (хотя не особо верю в Бога). Никакая не синекура10   В Средние века церковная должность, приносившая доход, но не связанная с выполнением каких-либо обязанностей. Это слово стало нарицательным для обозначения хорошо оплачиваемой должности, не требующей особого труда.

[Закрыть]. Мы отправляемся с малышами в Луару или Уаз. Какая жара в июле! Тридцать мальчиков и девочек, требующих постоянного присмотра, с которыми надо играть, которых надо кормить и поить, содержать в чистоте, прятать от солнца и грозы и учить катехизису. Ощущение безделья. Мне скучно, папа пытается развеять меня, обучая после ужина вальсу и фокстроту.

Объявление на улице Шато д’О:

«Требуется помощница швеи…»

14 лет, с ребятами из прихода

Я прихожу, и меня принимают на работу в Дом Suzanne11   Маленькое модное ателье в Париже в 1930–1940-е гг. – Прим. А. Васильева.

[Закрыть] в старом квартале в районе Восточного вокзала. Ни с той, ни с другой стороны нет особого энтузиазма. Мать:

– Это тебе действительно нравится? Пойдешь?

– Все же это шитье!

Вовсе нет. Лишь грязная работа: подмести мастерскую, уложить пакеты, перетаскать их – и все время на ногах. Даже не дают петлицу прошить.

Швеи обращаются ко мне начальственными окриками:

– Ученица, подай булавки!

– Ученица, очисти это!

– Ученица… Я отвечаю:

– Меня зовут Жаннин.

– Твое имя нас не интересует.

Однако атмосфера мне нравится. Особенно когда с каким-то барахлом в руках я отправляюсь в Шатийон-Мули-Руссель12   Известный Дом тканей в Париже в первой половине ХХ в. – Прим. А. Васильева.

[Закрыть] за образчиками или подборкой бархатов на улицу Этьен-Марсель. Меня манит запах с привкусом пыли магазинов, когда разворачивают рулоны тканей, неприметный аромат канифоли. Жесткие и мягкие ткани словно разговаривают с пальцами, волшебно красочные, как крылья бабочки. Так и хочется кричать: «Я часть этого!» (Этого мира шитья и моды, к которому стремлюсь.)

И конечно, посвящение в легкие нравы мидинеток, хотя разговоры не переходят за грань обычных пересудов. Большинство девушек постарше уже обзавелись Марселем или Жан-Пьером, которые вечером ждут у выхода. Одна из девушек, начав толстеть, покидает нас.

– Какую закалку она получила!

– Как ей теперь жить?

Комментарии впечатляют меня. Я нервно сжимаю корсаж вокруг растущей груди.

Набираюсь храбрости – демон отрочества! – показать всем, что добилась права… танцевать. Родители подтверждают: «Верно». Семейные балы в округе у Сурда, в Бараке. Там по субботним вечерам и воскресеньям собираются все местные девчонки порезвиться и пофлиртовать под снисходительными взглядами мамаш. Моя выглядит совсем молодой – красивая, без макияжа, с тонкой талией, – многие принимают ее за мою сестру, льстя этим больше мне, чем ей.

Я тоже пользуюсь успехом. Мне нашептывают, что я мила и потрясающе танцую (спасибо, папа!), что я самая элегантная. Мы с мамой потрудились. Вскоре – бах! – я обзавожусь настоящим кавалером. Как он хорош! Его зовут Рене. Профессия? Она кружит голову всем – авиатор! Пилот! Из скромности умалчивает o своих подвигах, но звание старшего капрала, отлучки в некоторые вечера, несколько оброненных слов («Мое такси…», «Мой механик…») весьма красноречивы. Я сразу же влюбилась! Как же он заставит меня страдать, этот ловелас-подросток!

Ему всего девятнадцать; но в этом возрасте уже Гюнемер13   Г ю н е м е р, Жорж (1894–1917) – французский летчик-истребитель. Одержал 54 победы. Командир знаменитой эскадрильи «Журавли». Легендарный герой французской авиации. – Прим. пер.

[Закрыть]…

У него есть друг Рауль, неразлучный спутник, в чьи обязанности входит подогревать страсти. Рене ухаживает за мной.

Он «любит» меня! Но не заговаривает о браке, что втайне беспокоит меня. К счастью, он не очень предприимчив, хотя вскоре добивается права поцеловать меня в губы, что едва не заканчивается рвотой.

Что я для него? Однажды замечаю у него на пальце… кольцо! Неужели женат? И даже не удосужился сказать мне! Я подумываю о самоубийстве. В следующую субботу его нет. Нет и в воскресенье. А должен был прийти… Ужасное беспокойство, которое лишь усиливается, когда Рауль показывает телеграмму:

«Отправился в испытательный полет. Думай обо мне…»

– Рауль, это опасно!

– Жаннин, он просит вас думать о нем.

Короче, этот красавчик Рене потрепал мне нервы – я даже пожелтела от злости, увидев его с другой девушкой. Я очень ранима, чтобы не испытывать боли, но слишком горда, чтобы упрекнуть его в измене.

У Suzanne для меня нет будущего. Оставаться на побегушках? Я, как говорил господин Ремон, достойна большего. В один прекрасный день я беру расчет.

Семья не ругает меня. Как же я люблю свою семью! Но по прошествии месяца бездействие начинает меня тяготить. Терзает мысль, что семье «в нагрузку» малыши, которые растут и требуют расходов, а мама вновь собирается идти работать!

В тот день я, вырядившись в маленькую принцессу-буржуа, сажусь в парижский автобус, обедаю в ресторане: «Надо выбиваться в люди!»

Прогуливаясь рядом с церковью Мадлен, застываю перед объявлением в витрине на улице Тронше:

«Требуется начинающая продавщица, представленная родителями».

А если войти?

– Я хочу это место.

Это бутик модельного мастера – и ткани, ткани! Хозяин, темноволосый мужчина с рокочущим акцентом, доброжелателен, мило улыбается: «У вас есть рекомендации?»

Господь вдохновляет меня: «Месье, я ищу работу уже долгое время. Если хотите, моя мать завтра придет к вам. Я делала тото и то-то. Возьмите меня. Я в отчаянии».

Славный Сапорта14   Итальянский еврей, владелец магазина тканей в Париже. – Прим. А. Васильева.

[Закрыть] взял меня на работу.

iknigi.net

Биограф Меркьюри:"Тайна смерти Фредди засекречена!"

24 ноября 1991 года не стало великого музыканта, легендарного Фредди Меркьюри.

В годовщину смерти Фредди "КП" полистала книгу биографа музыканта Марии Ахундовой

"История Фредди Меркьюри":

"Многих эта книга шокирует. Впрочем, разве может шокировать что-либо, связанное с Фредди Меркьюри? Нет той грязи, в которой еще не изваляли этого человека. Тем большим шоком будет узнать, что его история — это ложь. От первого и до последнего слова.

...Фредди Меркьюри представляет собой редкое исключение — его биографы словно соревнуются между собой, кто сильнее изваляет его в грязи.Так уж повелось — знаменитый человек может вести очень скандальную жизнь, но после смерти, особенно безвременной, ему все прощают и говорят о нем только хорошее, даже если покойный потонул в грехах и пороках. А что сделали с памятью Фредди? Каких гадостей ему еще не приписали? Сказано же: о мертвых плохо не говорят! Но на Фредди Меркьюри общепринятые правила приличия почему-то не распространяются!

Друзья музыканта говорят, что Фредди был очень ранимым человеком.

...Семь лет он прожил с Мэри Остин, которая фактически была его гражданской женой. Свое одиночество он сам остро переживал, по свидетельству его друзей, он всегда очень хотел иметь семью, с завистью смотрел на их семейные очаги, мечтал о детях. Холостая жизнь его очень расстраивала — дело в том, что женитьба и продолжение рода у зороастрийцев считается религиозной добродетелью — монашество и отшельничество они не признают, считая это грехом. Если мужчина после тридцати лет не женат — он тем самым совершает грех против Бога и родителей. Недаром многие лирические песни Фредди полны звериной тоской жаждущего любви одиночки. В знаменитой "Somebody To Love" он говорит: Каждый день частица меня умирает — Я едва держусь на ногах, Смотрю в зеркало и кричу: Господи, что же ты делаешь со мной! Все эти годы я жил верой в тебя, Но мне не становиться легче, Господи! Кого-нибудь, кого-нибудь Кто-нибудь может мне найти — Кого-нибудь, кого я полюблю? Когда Фредди говорит о зеркале, то он имеет в виду не тоску стареющего в одиночестве человека — когда он написал эту песню, ему не было и тридцати. Образ становится понятен, только если знать обычаи парсов.

В старину у парсов, как и у русских, невесту мужчине выбирали родители. Нередко жених и невеста даже не виделись до свадьбы. Перед брачной церемонией был такой обычай — молодоженов с закрытыми покрывалом лицами по отдельности заводили в комнату с большим зеркалом, покрывало снимали, и в зеркале они впервые видели друг друга. Обычай имел символическое значение — брак считался союзом двух людей, которые должны стать половинками друг друга, поэтому, глядя на отражение своей невесты, жених как бы видел себя — и свою будущую семейную жизнь. Фредди смотрит в зеркало — и видит только свое отражение, а невесты у него нет. Отношения с Мэри Остин к этому времени уже зашли в тупик. Фредди переживает отсутствие жены и детей и мечтает о свадьбе, которой у него так и не будет... В будущем он использовал тот же парсийский символ в видеоклипе "I Was Born To Love You" — отражение Фредди в зеркале превращается в отражение девушки. И таких песен у него десятки. То, что Фредди безвременно умер холостым и бездетным — трагедия, а вовсе не доказательство его гомосексуализма.

Последний свой альбом певец писал уже будукчи тяжело больным.

...Болезнь и смерть Фредди Меркьюри окружены мрачной и весьма подозрительной тайной.Даже Питер Хоуген в предисловии к своей книге о «Queen» осторожно заметил: «Фредди Меркьюри умер от бронхиальной пневмонии, вызванной СПИДом. Однако мы с точностью не можем утверждать, что причиной его смерти явились излишества, присущие стилю его жизни, нам неизвестно, когда Фредди стал ВИЧ-инфицированным, а также, каким путем произошло заражение — половым или неполовым».

Но тут же, словно испугавшись собственной смелости, Хоуген поспешно говорит «но это неважно» и переводит разговор на другую тему.

Ну почему же? Это очень важно — потому что за ответом на этот вопрос стоит погубленная репутация порядочного человека!

Хоуген прав — ничего нельзя с точностью утверждать, в связи с полным отсутствием информации по данной теме.

Фредди Меркьюри — не единственная знаменитость, умершая от СПИДа, но только обстоятельства его болезни и смерти до сих пор скрываются от общественности. Про любого знаменитого человека, умершего при подобных обстоятельствах, можно узнать все: дату установления диагноза — год, месяц и день, фамилию врача, сообщившего страшную новость, номер и название больницы, в которой это случилось, приблизительную дату, когда несчастный был ВИЧ-инфицирован, как и где он лечился, в каких больницах и клиниках лежал, какие лекарства принимал и какие процедуры проходил, как протекала болезнь, фамилию лечащего врача или врачей и т.д. и т.п.

Это можно узнать про любого — кроме Меркьюри.Внятная информация по его болезни отсутствует. Немногие имеющиеся данные разрозненны, хаотичны и противоречат друг другу. А фактически неизвестно ничего. Самое главное — никто и не пытается что-либо узнать. Биографы и журналисты, большие любители копаться в грязном белье Фредди, почему-то совсем не интересуются такой остренькой темой, как его болезнь.

Более того — они напрямую «закрывают» явно неприятную для них тему, сообщая, что никто, мол, кроме Мэри Остин и Джима Хаттона, не знает, когда Фредди был ВИЧ-инфицирован — и на этом замолкают. Короче, никто не знает — и не надо. Много будете знать, дорогие квиноманы — скоро состаритесь. Баю-бай, детки, обсуждайте лучше кошечек и рыбок и не суйтесь туда, куда вас не просят...

Но об этом как минимум должны знать те врачи, которые сделали анализы и сообщили Фредди страшную новость. Не мог не знать об этом его личный врач Гордон Аткинсон и медики, у которых он лечился. Как у любого жителя Великобритании, у Фредди должна была остаться медицинская карта. Он несколько лет лечился от СПИДа — значит, должна быть история болезни, записи о процедурах, которые он проходил, о выписанных ему лекарствах, консультациях специалистов, течении болезни, дата первой записи об открытии карты еще одного ВИЧ-инфицированного британского подданного Фаруха Балсара. Где это все?

А где формальности, необходимые в случае смерти от инфекционного заболевания (тем более что Фредди умер дома, а не в больнице)? Где результаты вскрытия или хотя бы простого осмотра тела? Где заключение врача? Свидетельство о смерти было выписано на основе устного заключения Гордона Аткинсона — почему? Почему тело увезли из дома с грубейшими нарушениями закона?

Возможно, потому, что в случае соблюдения формальностей врачи нашли бы много интересного. Например, медицинское подтверждение нормальной сексуальной ориентации покойного. Или отсутствие каких-либо следов кокаина в его организме — а ведь это грандиозный скандал, не так ли?

Нет ничего удивительного в том, что вся эта информация скрывалась при жизни Фредди. Но какой смысл делать это после его смерти?

Если знаменитый человек умирает от болезни, его лечащий врач (или врачи) дает пресс-конференцию, на которой отвечает на все вопросы прессы. Гордон Аткинсон этого не сделал, ограничившись несколькими общими, ничего не значащими фразами. Так же поступили все свидетели.

Диски Меркьюри до сих пор продаются большими тиражами.

Но почему никто не пытается узнать это самостоятельно? Падкие до сенсаций пресса и биографы так старательно обсасывали вымышленные гей-романы Фредди, с таким скандалом преподнесли публике его смерть — но никто не потребовал от Аткинсона показать карту и историю болезни, ни один самый дикий таблоид не обратил внимание публики на странное замалчивание подробностей болезни, ни один охотник за сенсациями не попытался самостоятельно добыть информацию. Ни пресса, всегда живо интересующаяся болезнями и смертями знаменитостей, ни биографы, с наслаждением садистов описывавшие физические мучения умирающего Меркьюри — никто так и не припер к стенке свидетелей, и ни один журналист не потребовал от них не юлить и ответить на элементарные вопросы.

Откуда такое равнодушие? И не надо говорить, что это дань деликатности — мы знаем, что они сделали с добрым именем и памятью Фредди.

Анализ материалов по этой теме привел меня к весьма неутешительному выводу — информация о болезни и смерти Фредди Меркьюри засекречена. Даже сейчас, спустя двадцать лет после его смерти.

Зачем, если его болезнь — просто несчастный случай? К чему такая конспирация на фоне самого разнузданного бесстыдства?

Более того, 90% имеющихся обрывочных сведений являются прямой и откровенной дезинформацией с целью заморочить голову читателю. Так называемые «свидетели» постоянно и беззастенчиво лгут, путаются в датах, противоречат друг другу. «Друзья» Фредди, обливавшие его гроб грязью, при разговоре об обстоятельствах его болезни немедленно становятся стеснительными и деликатными.

Мэри Остин, которая оживляется, как только надо поговорить о гей-партнерах Фредди, и превращается в партизанку при вопросе, когда он был ВИЧ-инфицирован, в одном из интервью сказала, что Фредди прожил с вирусом ВИЧ минимум семь лет. То есть самое позднее с 1984-85 года. И она врет — потому что ВИЧ-инфицированный Фредди не мог давать по 70 концертов в год и петь, что он еще докажет свою правоту и невиновность.

А второй «Великий Посвященный», Джим Хаттон, назвал совсем другую дату — апрель 1987 года. В результате биографы Меркьюри пишут, что «никто не знает» — так как перед нами классический провал свидетельских показаний, полностью противоречивая информация по одному и тому же вопросу. А для биографов лучше промолчать, чем изобличить во лжи нежно ими любимых Хаттона и Остин.

Но Хаттон тоже лжет — он не назвал число, больницу, фамилию врача, другие подробности. Чтобы избежать расспросов, он прибегнул к хитрости и заявил, что в апреле 1987 года уезжал к родителям в Ирландию и о болезни Фредди узнал задним числом, вернувшись домой. Подробности ему неизвестны... (впрочем, если он правильно назвал месяц, тогда получается, что Фредди узнал о своей болезни... на Пасху!). А еще он сказал, что якобы у Фредди врачи очень долго не могли найти СПИД — даже когда он уже был инфицирован... Другие «друзья» вообще опустили эту тему...

В этом человеке сочеталось, казалось бы несочетаемое:страсть, ранимость, талант.

Еще один пример лжи — в ряде биографий со слов Гордона Аткинсона и некоторых других лжесвидетелей сказано, что дом Меркьюри в последние несколько месяцев превратился в закрытую клинику, у постели круглосуточно дежурили врачи и сиделки, к кровати был подключен аппарат искусственного дыхания... Но целый ряд свидетелей показали, что в доме Фредди перед его смертью не было никаких врачей и медицинских аппаратов, из медиков приходил только Гордон Аткинсон. А Мэри Остин заявила, что Фредди за два месяца до смерти отказался от лечения и лекарств, решив не продлевать больше свои мучения. На этот раз она сказала правду. Это же сказал и Фристоун — все, кто навещал Фредди перед его смертью, подтвердили, что не видели никаких врачей и капельниц. Некоторые биографы обратили внимание на очередное противоречие, но не дали никаких объяснений. Как и не объяснили, почему все свидетельства о последних днях и смерти Фредди не совпадают друг с другом.

Аткинсон говорил, что у Фредди была пневмония. Пневмония вместе со СПИДом названа в свидетельстве о смерти (где покойный почему-то назван Фредди Меркьюри и тут же — Фредерик Балсара). Но никто больше не говорил о пневмонии у Фредди.

Итак, от нас спрятали подлинную информацию о болезни Фредди и заменили ее баснями. Но значит ли это, что о заражении Фредди невозможно что-либо узнать? Нет, все не так безнадежно. Кое-что можно узнать и без тщательно скрываемых медицинских документов. Конечно, СПИД — коварная и непредсказуемая болезнь. ВИЧ-инфекция может годами находиться в организме, никак себя не проявляя, и только потом постепенно перейти в СПИД. Вирус может убить за год, а может по 15-20 лет жить в теле жертвы, ничуть не мешая нормальной жизни. Срок перехода от ВИЧ-инфекции к СПИДу колеблется от двух-трех месяцев до 10 лет, иногда инфицированный вообще не заболевает. В случае с Меркьюри наша задача усложняется отсутствием медицинских документов. Но, несмотря на все эти проблемы, кое-что можно узнать на основе простого наблюдения и имеющихся обрывков информации.

В первую очередь мы должны выяснить, когда Фредди точно был болен СПИДом. В 1988 году он исчез из публичной жизни, а в его внешности произошли изменения. Итак, в том году он уже был болен.

Поскольку должен быть инкубационный период — значит, он был ВИЧ-инфицирован как минимум на год ранее. В 1987 году он нормально выглядел и вел активную публичную жизнь — но уже тогда у него начались проблемы со здоровьем. Осенью 1987 года он вынужден был на короткое время прервать работу в студии. У него в крови резко повысилось количество лейкоцитов - а это так называемые вторичные проявления ВИЧ-инфекции. В мае он поранил ногу, и порез плохо заживал, а плохая заживаемость ран — один из признаков ВИЧ.

Итак, мы можем быть уверены, что во второй половине 1987 года Фредди уже был ВИЧ-инфицирован. Когда же он заразился?

По всем внешним признакам, у Фредди была одна из самых тяжелых и интенсивных форм болезни, при которой ВИЧ-инфекция в максимально короткие сроки переходит в СПИД, а больной погибает в течении двух-трех лет после заражения. Его медицинская карта написана на его лице — он удивительно быстро сдал. Лицо Фредди в течении года изменилось до неузнаваемости прямо на глазах у почтенной публики.

Он неплохо выглядел осенью 1987 года, на вечеринке в честь своего дня рождения. А затем — катастрофа. Спустя год он выглядел намного хуже, а еще через несколько месяцев, в первой половине 1989 года, напоминал высохшую мумию самого себя. В конце того же 1989 года на него нельзя было смотреть без слез. Такие резкие метаморфозы свидетельствуют об интенсивном развитии болезни.

Известно, что Фредди страдал от сильных болей — и это еще один признак интенсивной формы СПИДа. Кроме того, с 1987 года он часто просил шофера остановить машину и выходил «прогуляться». Это может означать только одно — его тошнило. Налицо так называемый «синдром острой сероконверсии», который чаще всего бывает именно при тяжелых формах ВИЧ-инфекции и быстром ее переходе в СПИД, и характеризуется хронической тошнотой и диареей. Почти все жертвы этой тяжелой формы вируса страдали данным синдромом.

Надо также учитывать, что Фредди прожил несколько дольше, чем должен был бы прожить при его варианте СПИДа, по двум причинам.

Он был крепким, здоровым, физически сильным мужчиной, занимался спортом, его организм не был ослаблен алкоголем или наркотиками и мог бороться за жизнь дольше, чем организм обычного человека.

Фредди заразился после 35 лет, а люди старше этого возраста живут с вирусом ВИЧ дольше, чем молодые.

Итак, мы выяснили, что у Фредди была интенсивная форма ВИЧ. Следовательно, инкубационный период и отрезок от заражения до начала СПИД проходил в максимально короткие сроки.

Первые проявления СПИД начинаются от нескольких дней до двух-трех месяцев, вторичные — от нескольких месяцев. В целом инкубационный период ВИЧ при интенсивных формах заканчивается через год-полтора с момента заражения. А приступы тошноты и диареи могут начаться уже через два-три месяца после проникновения инфекции в организм.

Когда у Фредди начались вторичные признаки ВИЧ, мы знаем — в ноябре 1987 года, когда у него подскочило количество лейкоцитов. Значит, он был инфицирован примерно за год до того (минимум — за полгода, максимум — за полтора). Суммируя эти данные, мы можем определить срок его заражения ВИЧ между 1985-86 годом и началом 1987 года. Кстати, некоторые биографы осторожно называют именно 1986 год...

Похоже, «свидетели» не просто так врут — они пытаются дать объяснение катастрофически интенсивному развитию его болезни. А заодно покрывают Гордона Аткинсона — ведь это благодаря его лечению сильный и крепкий ВИЧ-инфицированный мужчина за два года превратился в полную развалину!

В книге Фристоуна есть любопытный эпизод. Фредди впадает в кому. Слуги вызывают Аткинсона (хотя следовало бы вызвать «Скорую помощь»). Бросив беглый взгляд на начавшего цепенеть Фредди, Аткинсон говорит, что все под контролем, сделать ничего нельзя, больной может впадать в такое состояние еще не раз и… не оказывает умирающему никакой медицинской помощи. В тот же день Фредди умер. Итак, лондонское светило, словно советский участковый терапевт, открыто пренебрегает своими прямыми обязанностями (не говоря о «клятве Гиппократа»). Лондонскому миллионеру не делают того, что сделала бы «Скорая помощь» любому человеку — ни укола, ни капельницы...

Последний день своей жизни Фредди проводит без всякой медицинской помощи, при откровенном равнодушии и бездействии врача. Любопытно, что почти за несколько минут до смерти своего пациента Аткинсон уехал домой, заявив, что сделать ничего нельзя (как будто он что-то делал), и что он едет ужинать (как будто он не мог поужинать в Гарден-Лодж). Говоря о смерти Фредди, он почему-то сказал, что Фредди «неудачно оступился».

Великий музыкант ушел из жизни из-за тяжелой болезни.

Это нельзя объяснить конспирацией — в тот момент (если только эпизод не выдуман Фристоуном) о болезни Фредди уже сообщила пресса. Аткинсон мог бы оправдаться тем, что Фредди сам не хотел, чтобы его лечили, или признаться в том, что он плохой врач и «проглядел», что пациент на последнем издыхании. Но Аткинсон вместо этого рассказал, как у постели Фредди дежурили мифические сиделки и врачи, как к нему были подключены капельницы и аппарат искусственного дыхания... И Аткинсон не объяснил, почему богатый житель современной развитой страны месяцами страдал от невыносимых болей — хотя западная медицина к тому времени уже изобрела сильные обезболивающие, позволяющие безнадежно больным прожить остаток своих дней с минимальными страданиями. Не объяснил, почему Фредди прописывали лекарства, от которых ему становилось все хуже и хуже. Почему врач не отменил диамормий, от которого Фредди тошнило — в результате он сам отказался от лечения, приносившего ему одни страдания (не надо быть медиком, чтобы знать — если пациенту плохо от лекарства, его надо заменить).

Было что скрывать и Мэри Остин. Она часто хвастается, что ухаживала за больным Фредди, но не объясняет, почему он так быстро захирел от ее ухода.

А Джо Фанелли, готовивший еду для больного Фредди, уже ничего не скажет. Вскоре после смерти Меркьюри Фанелли обратился в «Queen Productions» с требованием денег — по его словам, на лечение от СПИДа. Вскоре он скончался при невыясненных обстоятельствах, официально — от СПИДа. Незадолго до своей кончины он выглядел здоровым и активным, до самой смерти Меркьюри продолжал выполнять свои обязанности и регулярно посещал спортзал — что странно для больного СПИДом в последней стадии.

Еще один детективный штрих: перед самой смертью Фредди и сразу после долгого разговора с ним его душеприказчик Джим Бич был отослан в Лос-Анджелес, хотя состояние Фредди требовало его присутствия в Лондоне (чтобы не вызвать подозрений, свидетели сказали, что смерти Фредди ждали не раньше Рождества). Когда Бичу сообщили о смерти Фредди, он попросил оставить тело в доме до его возвращения в Лондон — как душеприказчик он имел на это полное право. Но его просьба не была исполнена. Таким образом, открыто были нарушены права душеприказчика покойного и все возможные юридические нормы. Питер Фристоун потом сознался, что не пустил к умирающему Фредди его родителей. Другие «свидетели» вообще не упомянули о визите супругов Балсара — хотя, по всем данным, их попросил приехать сам Фредди (что не мешает некоторым биографам сообщать, что Фредди умер в присутствии семьи). Фристоун сказал, что родных «вызвали» — кто, не объяснил. Сами вызвали и сами не пустили? «Скорбящие» обитатели Гарден-Лодж со стороны напоминали убийц, прячущих труп...

«Свидетели» сознательно исключают какую-либо роль семьи Фредди в последние дни и месяцы его жизни. Они не только скрыли тот факт, что тело Фредди увез из дома его отец — они говорят, что Фредди скрывал свою болезнь от родных, не желая их расстраивать. В это может поверить только тот, кто ничего не знает о парсийской семье. К тому же сестра Фредди Кашмира говорила, что Фредди сообщил о своем скором конце ей, ее мужу и детям.

В целом, если рассматривать разные свидетельства, происходившее в Гарден-Лодж со стороны напоминает дурной детектив. Время смерти Фредди колеблется между половиной седьмого, без пятнадцати семь и без двенадцати семь. Никто, кроме Фристоуна, ничего не говорит об утреннем приступе у Фредди. О его смерти существуют три полностью расходящиеся между собой свидетельства — Кларка, Хаттона и Фристоуна (подробнее об этом будет сказано чуть позже). Мэри Остин говорит, что была с Фредди весь день, и только перед самой его смертью ей, как Аткинсону, приспичило домой. Но, по словам Фристоуна, Мэри в тот день приходила к Фредди совсем ненадолго и вскоре ушла. Пытаясь объяснить отъезд Джима Бича, Фристоун говорит, что тот передал свои обязанности «душеприказчику Фредди Джону Либсону», а его телефонного номера так и не нашли. Но это не совпадает с уже упомянутым рассказом, что Джим Бич просил оставить тело в доме до его приезда. Все свидетели говорят, что родители приехали проститься с сыном в дом — все, кроме Фристоуна... И это далеко не полный список странностей и противоречий.

Любопытно, что Фристоун, не будучи ни родственником, ни наследником, ни душеприказчиком Фредди, стал сам заниматься оформлением всех похоронных формальностей — поездками в больницу за свидетельством о смерти, вызовом катафалка и т.д, привлек к этому похоронное бюро своего отца — хотя юридически Фредди не давал ему на это никакого права. Со свойственной ему скромностью Фристоун объяснил это исполнением обязанностей друга — мол, Бича не было, все находились в шоке, и только он, благородный Питер, мог в этой ситуации принять решение. При этом роль родственников он сводит к консультации... Учитывая, какую «дружескую» книгу написал о Фредди Фристоун, в это не очень верится. И сам Фристоун в своей книге проговорился, что за две недели до смерти Фредди, якобы не ожидая его конца в течение ближайшего месяца, он обсуждал с отцом возможность эвакуации тела из дома, осажденного журналистами. То есть, не имея на то никаких прав, обсуждал детали эвакуации тела еще живого человека, не поставив в известность сам «труп». Очевидно, у Фристоуна были причины самому оформлять похоронные бумаги.

Точно известно, что с осени 1985 года, после переезда в Лондон, Фредди жил как отшельник, сосредоточившись на работе и поставив крест на личной жизни. Гей-легенда допустила очередную серьезную ошибку, не засекретив эту информацию. Данный факт подтвердили все, включая и лжесвидетелей — но не дали внятных объяснений случившемуся.

Почти все время вне работы Фредди проводил дома. Он тяжело и интенсивно работал, а в немногие свободные дни никуда не ходил. Во время отпуска, проведенного в Японии, он не был замечен ни в каких сексуальных приключениях, вел активную культурную жизнь, постоянно находился на виду — под присмотром гида Ватанабе, ни на минуту не оставался один. Таким образом, возможность его полового заражения в этот временной промежуток сведена почти к нулю.

Существует мнение, что именно осенью 1985 года Фредди узнал о своей болезни — поэтому и сменил стиль жизни. Но эта версия не соответствует медицинским показаниям, кроме того, больной СПИДом Меркьюри не стал бы организовывать тяжелейшее турне, давая по пять концертов в неделю.

И в этот период Фредди работал настолько интенсивно, что у него просто не было времени на «ошибки».

А теперь посмотрим, когда западная пресса узнала о его болезни.

Официально она узнала об этом 23 ноября 1991 года, за сутки до смерти Меркьюри. Но слухи, конечно, появились намного раньше.

Если бы они появились после 1988 года, когда Фредди исчез из общественной жизни, а его внешность резко изменилась, в этом не было бы ничего удивительного.

Но пресса узнала об этом намного раньше — еще когда Фредди прекрасно выглядел и вел активную публичную жизнь.

Не правда ли, это выглядит несколько подозрительно?

Осенью 1985 года газета «Сан», а за ней другие жёлтые издания сообщили, что у Фредди Меркьюри обнаружен СПИД. Джон Дикон в своём интервью опроверг эту информацию, шутливо заметив – раз в газетах пишут о СПИДе, значит, у кого-то в Queen должен быть СПИД. Всерьёз это никто не воспринял, и слух вскоре забыли.

Осенью 1986 года, менее чем через два месяца после грандиозного «Magic Tour», газета «Сан» сообщила, что Фредди Меркьюри проверялся на СПИД. Там же было сказано, что инфекция не была обнаружена, что Фредди снова живет с Мэри Остин и прочие таблоидные глупости — но заметка имела большой общественный резонанс. Самого Фредди в тот момент не было в Лондоне — он находился в Японии, где проводил отпуск. По возвращении в аэропорту его встретила толпа журналистов и засыпала вопросами. Меркьюри назвал это дезинформацией.

Это можно было бы считать обычной газетной уткой, если бы Фредди действительно не заболел СПИДом. Кроме того, выяснилось, что перед отъездом в Японию он действительно сдал анализ крови в лондонской больнице Харли-Стрит. Так что «Сан» не совсем солгала.

Может быть, он именно тогда узнал о своей болезни, а информация каким-то образом попала в «Сан»?

Нет. Неужели «Сан» скрыла бы от своих читателей такую сенсацию?! Зачем им «покрывать» Меркьюри, сообщая, что инфекция не обнаружена (тем более что год назад газета вела себя иначе)? Зачем им лишать себя такого удовольствия ради человека, которого эта газетенка всю жизнь ненавидела и травила?

Кроме того, если следовать этой версии, то получается, что «Сан» узнала о болезни Фредди... раньше его самого!

Осенью 1986 года у Фредди Меркьюри не было никаких оснований проверяться на СПИД. Этот год был одним из самых напряженных и загруженных в его жизни. Он выпустил два альбома, семь синглов, один видеоминьон и один CD-миньон, снял шесть видеоклипов, написал музыку к двум фильмам и одному спектаклю, дал 22 концерта и 28 приемов и презентаций, выступил на фестивале в Монтрё, поучаствовал в записи альбома Билли Сквайра. Помимо этого, он начал работу над новым сольным альбомом, сделав несколько пробных записей. При таких напряженных ритмах жизни у него не было времени на развлечения, в том числе и сексуальные. И он точно не поехал бы в отпуск при положительном результате на СПИД. Придурковатый «Мистер Дорогуша» из воображения биографов мог бы позволить себе такое легкомыслие — но не настоящий Фредди Меркьюри. Он кинулся бы приводить в порядок свои дела. А он едет в Японию, проводит там активный отдых, посещает лавочки, театры, магазины, выставки, антикварные лавочки, старинные кварталы Киото. И явно не собирается умирать в ближайшее время.

Фредди Меркьюри проходил какое-то медицинское обследование в Харли-Стрит. Возможно, это был курс реабилитации после напряженного турне. Может быть, обычная ежегодная диспансеризация — по долгу работы он должен был следить за своим здоровьем. Возможно, у него брали и анализ крови на ВИЧ. Не исключено, что ему просто потребовалась справка об отсутствии ВИЧ-инфекции. Но вошел он туда здоровым — и получил такие результаты, что смог спокойно уехать.

Откуда же эта заметка в «Сан»? Почему дурацкая статья в желтой газете, которой не доверяет ни один нормальный житель Англии, вызвала такое возбуждение журналистов? Не напоминает ли это хорошо организованную суету вокруг «приезда королевы» в 1974 году, после возвращения «Queen» из Австралии?

Обратите внимание на само содержание этой «сенсационной» заметки: рок-певец Фредди Меркьюри прошел анализ на ВИЧ. Инфекции не выявлено...

Ну и что? Что здесь такого сенсационного? Ежегодно во всем мире десятки миллионов людей проходили и проходят плановые анализы на ВИЧ. Статья имела смысл только в одном случае — если бы там сообщалось, что у Фредди выявлен СПИД. Иначе это абсурд. С тем же успехом «Сан» могла написать: «Сегодня Меркьюри ехал в автомобиле и не попал в аварию». Или: «Меркьюри вылетел из Лондона в Мюнхен, и его самолет не разбился». Или: «Сегодня Меркьюри ел на обед рыбу и не подавился». Но эта дурацкая и бессмысленная заметка не только была напечатана, но и вызвала не подлежащий никакому логическому осмыслению общественный ажиотаж! Ряд исследователей — Лаура Джексон, Лесли Энн Джонс и т.д. пишут, что обследование было проведено осенью 1985 года. Но почему тогда «Сан» вспомнила о нем год спустя? И почему сначала пишут, что СПИД есть, а через год – что он не обнаружен? Куда он делся?

С огромной натяжкой статью в «Сан» можно было бы считать случайным совпадением — если бы эта история не имела продолжения.

Прошло всего несколько месяцев после той публикации, и в мае 1987 года та же «Сан» напечатала уже известное вам скандальное интервью Пола Прентера, в котором Меркьюри предстал организатором кокаиновых вечеринок и сексуальных оргий, активным геем, поимевшим сотни мужчин.

Проходит совсем немного времени, и в прессе появляется скандальное интервью Меркьюри, в котором он весьма откровенно высказывается о проблеме СПИДа и своей личной жизни:

«СПИД полностью изменил мой взгляд на вещи. Раньше я был очень развратен, а теперь сижу дома, никуда не хожу... Я думаю, каждый, кто имел беспорядочные половые связи, должен пройти тест на СПИД... Сам я проверялся, я чист...».

Едва газета вышла в свет, как в редакцию позвонил разъяренный Фредди с требованием извинений и опровержения. Редактор принес свои извинения и пообещал разобраться — но опровержения так и не последовало, а эта фальшивка теперь украшает все книги о Меркьюри и «Queen».

И все эти материалы вышли, когда Фредди был здоров и активен!

А когда у Фредди появились внешние признаки болезни, в течение трех лет ряд газет, словно издеваясь, печатали все новые и новые сообщения о том, что он опять проверялся на СПИД — и инфекции снова не было обнаружено!

Хотела бы обратить ваше внимание на еще одну важную деталь. На протяжении ряда лет пресса писала о Фредди какие угодно гадости и глупости — что он проводит кокаиновые вечеринки, не вылезает из гей-клубов, имеет сотни любовников, устраивает оргии, спит со своими кошками, депортирован в Танзанию — но до самой осени 1985 года почему-то никому не пришло в голову написать, что он болен СПИДом или проходил тест на наличие этой болезни. А затем — целая череда странных и провокационных публикаций, за которыми четко просматривается подготовка общественного мнения к смерти Фредди Меркьюри от СПИДа.

До сих пор ни один биограф, журналист или поклонник Меркьюри не обратил внимания на то, что сразу после смерти Фредди практически во всех ведущих британских газетах появились статьи, со смаком и жуткими подробностями поведавшие душераздирающие истории о невероятно развратном образе жизни первого гея земного шара. Все эти материалы появились прежде, чем кто-либо из друзей Фредди успел что-то сказать. Мэри Остин сказала, что Фредди был геем — но ничего более... Итак, когда о покойном не было известно ничего, кроме того, что он умер от СПИДа, газеты печатают подготовленные заранее заказные материалы. Информация появилась раньше информаторов.

Только один человек заметил это — и испугался. Это был Питер Фристоун. И он не нашел ничего лучше, как свалить все на давно умершего к тому времени Джо Фанелли. Якобы тот встречался в спортзале с репортером газеты «Дэйли Мэйл» — поэтому и слухи о болезни Фредди просочились в прессу еще до его смерти.

Сваливать все на покойника — верх низости, но в вполне в стиле «друзей». Но только Фристоун не объясняет, откуда пресса узнала о многочисленных любовных похождениях Фредди. Почему слухи пошли раньше, чем об этом узнал сам Фредди и тем более Джо Фанелли. И почему репортер «Дэйли Мэйл» вопреки всем журналистским правилам сообщил обо всем коллегам из изданий-конкурентов. И почему пресса ждала сообщения о смерти Фредди — чтобы вылить на голову граждан заранее заготовленные мерзости. И, конечно, он не сказал о том, что спортзалы, наряду с гей-клубами и мужскими туалетами, являются излюбленными местами для встреч гомосексуалистов...

Попробуем не рассматривать все вышеизложенные события как серию случайностей и составим из них хронологическую цепочку.

Осень 1985 год – Жёлтая пресса пускает первые слухи о заболевании Фредди СПИДом Лето 1986 года — «Queen» проводит самое грандиозное в своей истории турне «Magic tour», после которого о Меркьюри можно говорить как о новом Короле Рока. Осень 1986 года — Меркьюри проходит какое-то обследование в лондонской больнице Харли-Стрит и уезжает в Японию. В его отсутствие бульварная газета «Сан» сообщает, что он проверялся на СПИД. Заметка привлекает внимание журналистов и вызывает скандал, по возвращении Меркьюри опровергает изложенные в газете сведения. 1987 год — одна за другой газеты печатают провокационные заметки о Меркьюри. Сообщается о его развратной жизни гея, печатается фальшивое интервью Меркьюри, в котором он откровенничает о своей прежней развратной жизни, прекратившемся с появлением СПИД, и сообщает об отрицательном анализе на ВИЧ. 1988-1991 год — пресса постоянно сообщает, что Меркьюри проверялся на СПИД, но инфекции не было обнаружено. Между тем сильно изменившаяся внешность Фредди вызывает слухи о его здоровье. Официальные представители «Queen» отрицают его заболевание СПИДом. 1991 год, ноябрь — за сутки до своей кончины Фредди официально заявляет, что болен СПИДом. Спустя десять лет после его смерти вся медицинская документация о его заболевании продолжает скрываться от общественности.

Похоже, круг замкнулся. И теперь можно выдвинуть предварительную версию, где и когда Фредди Меркьюри был заражен СПИДом.

Это случилось в сентябре 1986 года, в лондонской больнице Харли-Стрит.

То, что произошло в Харли-Стрит — не медицинская ошибка и не халатность, а тщательно спланированное заказное убийство. В противном случае «Сан» не узнала бы об этом так быстро, Фредди был бы не единственной жертвой, а размах скандала трудно было бы даже представить.

В 80-90-х годах по всему миру прошла волна массовых заражений СПИДом в медицинских учреждениях. Но в каждом подобном случае заражение быстро выявлялось, виновников находили, а пресса поднимала скандал. Были и случаи единичных заражений (так, в 1991 году весь мир был потрясен трагедией американской студентки, зараженной СПИДом в кабинете стоматолога), но и такие случаи быстро выявлялись.

Выявить можно только в том случае, если это случайность, халатность. Но в тот день никто больше не заразился, зараженные инструменты тут же были заменены и уничтожены, и что-либо доказать, как и найти виновных, было невозможно... Фредди уехал в Японию, еще не зная, что с ним сделали. Зато об этом знал тот, кто опубликовал заметку в «Сан» — скорее всего, это был условный знак «дело сделано». А чтобы в будущем, после смерти Меркьюри, ни у кого не возникло подозрений, статья была выдержана в стиле газетной утки. А потом началась целенаправленная и хорошо продуманная газетная кампания, подготавливавшая общественное мнение к будущему бесславному концу первого гея Европы. А чтобы он невзначай не прожил лет десять-пятнадцать на лекарствах, как это часто бывает при СПИДе, его скорейшую отправку на тот свет должен был обеспечить милый доктор Гордон Аткинсон...

Конечно, подобное преступление требует тщательной подготовки. Но если учитывать, что в доме Фредди постоянно находились три гей-шпиона, шпион-водитель и женщина, кровно заинтересованная в его смерти, то его врагам это было не так уж трудно... Возможно, кто-то уже снисходительно улыбнулся — слишком вычурно и надуманно все это выглядит, словно списано с американского сериала. Больница, врачи-убийцы с зараженными шприцами... Какая глупость! Да если бы его хотели убить — неужели его не убрали бы менее экзотическим способом?

Сначала мне тоже показалась, что это глупость. Но, если рассуждать логически, по отношению персонально к Меркьюри именно этот способ убийства — идеален. И дьявольски жесток.

Трудно было придумать более аккуратное, научное, бездоказательное убийство. Прямое убийство знаменитости на Западе почти невозможно. Это не Россия — убийц найдут почти сразу, если только раньше их не прикончат заказчики. Редкий западный киллер возьмется за такую работу. Поэтому подобные преступления происходят крайне редко, и их исполнители — маньяки-одиночки. Да и зачем такая головная боль? Представляете, как бы возмущалась общественность, как бы она требовала найти и наказать убийц, как бы все жалели Фредди?

Конечно, существуют и другие способы убийства — человека можно убрать так, что никто ничего не заподозрит. Может выйти из строя его самолет, могут отказать тормоза в машине, вывернется из-за угла пьяный водитель, случится сердечный приступ, произойдет передозировка наркотиков, он вывалится из окна, утонет в бассейне или захочет свести счеты с жизнью... Но все равно будет шумиха, скандал, разговоры, слухи, журналистские расследования. Так уж люди устроены. Не могут они поверить, что кумир миллионов тоже смертен и с ним может случиться беда. Что бы ни случилось на самом деле, немедленно ползут слухи — «убрали». А пресса, особенно таблоидная, пользуется этим, печатая самые невероятные версии случившегося.

Но убийцы Меркьюри избрали способ, обеспечивший им освобождение от всех возможных подозрений. Смерть Меркьюри не вызвала никаких подобных слухов и разговоров. Ни один самый дикий таблоид не опубликовал ни одной, даже полностью высосанной из пальца, альтернативной версии его смерти. После всего, что говорили о Фредди, его смерть казалась нормальным логическим завершением беспутной жизни. В самом деле, от чего еще может умереть главный гей Англии, имевший сотни мужчин-партнеров?

Идеальное убийство — не то, при котором невозможно найти убийцу, а то, при котором невозможным считается сам факт убийства — и смерть Меркьюри полностью подходит под эту классификацию. Для полного успеха нужно было совсем немного — создать индустрию, пропагандирующую истории о развратном образе жизни гея Фредди Меркьюри.

И не было лучшего способа отомстить Фредди. Его обрекли на медленную, страшную, мучительную смерть. Выбросить его из окна или переехать грузовиком было бы намного гуманнее.

Наконец, его не только убили, но и публично опозорили как человека и мужчину. С этого момента все, кто не верил в его гомосексуализм, при активном давлении пропаганды вынуждены были поверить. Ведь СПИД — это «рак геев», не так ли? Именно это нам говорят с утра до ночи!

Умри Фредди от чего угодно — его бы жалели, считали жертвой, а слухи о его гомосексуализме за отсутствием доказательств так и остались бы слухами. Но отныне он навсегда останется в памяти людей развратным геем, сексуальным маньяком, сумасшедшим. СПИД дал «красный свет» всем гадостям о Меркьюри — с этого момента не было ни одной мерзости, которой бы не верили. А на все вопросы — один-единственный ответ: он же умер от СПИДа, какие еще могут быть вопросы? Они прекрасно знают человеческую психологию. Мыльный пузырь, высосанная из пальца гей-легенда превратилась в «неопровержимые факты» — и все это благодаря не столько подставным лицам вроде Джима Хаттона, сколько СПИДу.

... Фредди Меркьюри в качестве погибшего от СПИДа гомосексуалиста — идеальный рекламный жупел для международного гей-сообщества. Молодой, красивый, талантливый гей, сраженный во цвете лет чумой XX века... Какая жалость! А ведь этого не должно было случиться, если бы люди вовремя надевали презервативы куда следует и лучше относились к сексуальным меньшинствам... А теперь все возьмемся за руки, наденем ленточки и споем «аллилуйя» в знак солидарности с больными СПИДом... Грамотно проведенная рекламная кампания — и люди изменят свое отношение к больным СПИДом геям, обольются слезами над судьбой несчастных, непохожих на них людей, погибающих от страшной болезни, отдавших свои молодые жизни за торжество прекрасной однополой любви... И впереди, конечно, Фредди Меркьюри, который навсегда останется молодым в памяти людей... Что же, вполне в их стиле — сначала уничтожить человека, а потом использовать его имя в своих целях. Ярый противник нью-эйджевских ценностей после смерти превратится в главного героя пропагандистского гей-шоу...

...Один из самых распространенных мифов гей-легенды — что Брайан Мэй, Роджер Тейлор и Джон Дикон ничего не знали о заболевании Фредди. Они якобы узнали об этом позже всех, после того, как это знали все «близкие друзья», под которыми подразумевается половина лондонских геев. Источниками дезинформации на этот раз стали сами экс-члены «Queen». Брайан Мэй после смерти Фредди сказал, что они ничего не знали, «только догадывались», и Фредди сообщил им только за несколько месяцев до своей смерти. Хотя в одном из поздних интервью он проговорился, что Фредди с самого начала попросил коллег помочь ему делать музыку и нормально провести оставшиеся годы. Скорее всего, они связаны с Фредди обетом молчания. Все факты говорят о том, что они узнали о случившемся одними из первых.

Прежде всего, эти трое мало похожи на кретинов — а только кретины могли по несколько недель проводить с Фредди и не понять, что он умирает.

Как порядочный человек, Фредди обязан был предупредить ребят о том, что «Queen» осталось существовать совсем недолго, и им пора более серьезно подумать о сольных карьерах.

Уже в 1987 году члены «Queen» заявили, что в будущем они откажутся от концертов и шоу — значит, все четверо знали причину этой непонятной для посторонних перемены. Их выдавали глаза — на всех фото начиная с 1989 года их глаза пронзительно грустны. В сентябре 1987 года пресса обратила внимание на несколько неожиданное событие — на остров Ибиса прибыли все четверо членов находившейся в отпуске «Queen». И прибыли они не вместе, а, по «совпадению», по отдельности.

Но члены «Queen» с 1977 года не проводили отпуск вместе — они достаточно уставали друг от друга на работе. И вдруг они «случайно» решили встретиться.

Возможно, они решили увидеться после девяти месяцев простоя, обсудить будущие планы и заодно отдохнуть.

Но если Роджер Тейлор решил, не покидая «Queen», создать собственную рок-группу «Кросс» и официально представил ее общественности — значит, он был уверен, что у него будет время для работы с «Кросс». Работа в «Queen» в обычных масштабах не оставила бы ему такой возможности — следовательно, он знал, что в будущем «Queen» будет работать вполсилы, и не мог не знать причину.

А год спустя, осенью 1988 года, Фредди еще раз приехал на Ибиса, и на этот раз он остановился не в отеле, а скрылся на вилле Роджера Тейлора, прячась от посторонних глаз. Тейлор не мог не знать об этом.

Начиная с 1989 года Роджер Тейлор и Брайан Мэй, по скрытности своей личной жизни мало уступавшие Фредди, вдруг резко изменили поведение — они стали выставлять напоказ свои семейные проблемы и устраивать скандальные и экстравагантные выходки. Брайан Мэй публично признался в том, что актриса Анита Добсон — его любовница, позволив желтой прессе всячески муссировать эту тему. Через два года он развелся с женой — и предал свой развод огласке, прекрасно осознавая последствия. Он также сыграл на концерте скандально известной группы «Блэк Саббат», дав прессе повод для бурных дискуссий. Роджер Тейлор также выставил напоказ свой разрыв с гражданской женой Доминик, их брак ради детей, за которым последовал немедленный развод, уход к манекенщице Дэбби Лэнг...

За этим последовало бурное празднование его дня рождения с грохотом и фейерверками, перепугавшее соседей и вызвавшее визит полиции, кража из его дома интимной кассеты, на которой он был снят с Дэбби Лэнг и бурное обсуждение этой кражи в желтой прессе. Редко появлявшиеся с женами, они стали публично гулять в обнимку со своими новыми возлюбленными... и все это безобразие продолжалось два года, полностью прекратившись после смерти Фредди.

Даже некоторые биографы поняли подлинную причину случившегося. Конечно, Мэй и Тейлор не стали внезапно получать удовольствие от внимания прессы к их интимной жизни и скандальным выходкам. Они делали все это ради Фредди — строя из себя плейбоев и отвлекая внимание прессы от его умирания. Следовательно, они все знали... Наконец, все позднее творчество «Queen» переполнено намеками, позволяющими подтвердить не только версию о насильственной смерти Фредди Меркьюри, но и знание этой тайны его коллегами.

«The Miracle» («Чудо»), первый альбом, выпущенный «Queen» после трехлетнего простоя, сразу вызвал оживленные дискуссии в прессе. Многие обратили внимание на странную обложку альбома — лица четырех музыкантов были слиты в одно. В будущем появилась версия, что это было сделано, дабы отвлечь внимание публики от измененного болезнью лица Фредди. Но тогда следовало вообще воздержаться от фотографий, поместив на обложку рисунок. Обложка имела иной смысл — члены «Queen», объединенные бедой, как бы слились в одно.

Именно с 1989 года творчество «Queen» стало анонимным. Раньше указывался автор каждой песни, за исключением тех, в создании которых принимала участия вся группа. Но начиная с «The Miracle» вместо имени автора писали просто «Queen». Авторские доходы также делились поровну.

Не случайным было и название альбома — сам факт его выхода был чудом. По всем научно-медицинским расчетам Фредди должен был лежать под капельницей — а вместо этого он выпускает новый прекрасный альбом.

Альбом начинается с необычных для «Queen» резких и хулиганских ритмов — можно подумать, что музыканты дурачатся, стуча во что попало. Звучит шуточная и дурашливая «Party» («Вечеринка»), плавно переходящая в «Khashoggi Ship» («Корабль Хашогги»). Легкомысленные песенка о том, как им хорошо и как они развлекаются, звучит жутко, если помнить, что Фредди в это время умирал. После слов «до свидания, вечеринка закончилась», завершающих первую песню, начинается вторая — со слов: «Кто сказал, что моя вечеринка закончилась? Ха-ха, да я в прекрасной форме...». А заканчивается символичным «никто не остановит мою вечеринку, никто не остановит мою...». Песня адресована прежде всего Им — шокированным выходом нового альбома Фредди Меркьюри, на котором уже поставлен крест. И Фредди говорит им: «Вы меня слышите, сволочи? Да, это я. Я в полном порядке. Вы меня не остановили. Я вам еще покажу!». Выходка вполне в стиле Фредди Меркьюри — такие люди не сдаются. Песня «Rain Must Fall» («Должна случиться неприятность») повествует о некоей удачливой звезде. У него все в порядке, он пользуется успехом и ведет сказочную жизнь — но с ним что-то случилось: Я вижу по твоим звездам — твоя жизнь так восхитительна! Все вокруг так заманчиво, твой мир так манит! Ты хладнокровно играешь и выглядишь таким таинственным, милый! Каждый твой день полон солнечного света, Но в жизни каждого может случиться маленькая неприятность. Вся песня намекает на эту «маленькую неприятность», которая способна не только повредить герою, но и уничтожить его репутацию, которой он очень дорожит: Ты хочешь безупречную репутацию, Но сейчас у тебя осложнения, Потому что в жизни каждого Может случиться маленькая неприятность. Нетрудно догадаться, о какой неприятности идет речь. Особенно пугают строчки: Каждый, кто воображает, Что тебя можно ослепить с помощью науки, Только запугивают тебя недвижимостью и финансами. Русские переводчики не случайно перевели «blind» («слепой», «ослепить»), как «охмурить», изменив таким образом весь смысл фразы. Слишком жутко звучит этот намек про ослепление с помощью науки — особенно если учитывать, что в последние дни своей жизни Фредди почти полностью ослеп — СПИД поразил его сетчатку.

И печаль, с которой Фредди исполняет песню, не оставляет никаких сомнений в ее подлинном смысле.

«Scandal» («Скандал») — пронзительная песня против желтой прессы — той, что бесцеремонно лезет в интимную жизнь знаменитых людей, превращая ее в ад, делая все их личные драмы и горести объектом всеобщего внимания: Скандал — ты бросила меня, и теперь весь мир знает об этом. Скандал — они превратили нашу жизнь в безобразное шоу. Они увидят нашу душевную боль и разбитую любовь. Они услышат мои мольбы, а я буду повторять «Бога ради». Эй, скандал, и весь мир выставит нас дураками. Жди плохие новости, приготовься к потокам слез. Они бросят нас истекающими кровью, мы назовем их дешевками... Легко понять этот крик замученного травлей знаменитого человека. И еще надо учитывать, что именно в 1989 году, когда была записана «Scandal», сразу двое членов «Queen», Брайан Мэй и Роджер Тейлор, попали в таблоиды как раз на тему краха семейной жизни. Но песня имеет еще один уровень.

В снятом на эту песню видеоклипе Меркьюри появляется на фоне огромного газетного заголовка «National Scandal» («Национальный Скандал»). Любовные драмы звезд — хороший повод для прессы и обывателей почесать языки, но, согласитесь, на скандал национального масштаба это не тянет. Зато одно событие, случившееся именно в «Queen», стало скандалом не только британского, но и мирового масштаба. Только случилось это через два года после выхода видеоклипа «Scandal».

Думаю, вы уже поняли, о чем идет речь — конечно, это смерть Фредди Меркьюри от СПИДа. Фредди намекает на будущий скандал, на тот публичный позор, на который его обрекает пресса. И снова странные слова: Сегодня — газетные заголовки, завтра -трудные времена, И никто не сможет отличить правду от лжи. И в конце концов эту историю надо поглубже спрятать — Глубже, глубже, глубже спрятать! Это выглядит как предложение скрыть свой разрыв от посторонних глаз, не выставляя его напоказ проклятой прессе, но Фредди говорит еще и о желании спрятать некую историю — какую, нетрудно догадаться.

В песне «My Life Has Been Saved» после слов «моя жизнь спасена» звучат странные и подозрительные слова: «Вот и мы продолжаем врать».

В песне «Was It All Worth Of It?» («Стоило ли все это усилий?»), завершавшей «The Miracle», «Queen» подводит итог своей работе, прощаясь со слушателями. Никто не знал, сколько еще осталось жить Фредди, и этот альбом вполне мог стать последним. Там сказано: «Стоило ли все это усилий — дышать одним рок-н-роллом, жить как отшельники? Стоило ли все это усилий, раз свистопляска закончилась?». И отвечают: «Да, это был стоящий опыт. Он стоил всех усилий». Ни умирающий Фредди, ни его команда ни о чем не жалели... В том же 1989 году появилась малоизвестная песня «Hang On In There» («Задержись здесь»), изданная только на сингле и на CD-версии альбома «The Miracle». В ней откровенно говорится о Фредди, о его умирании: Не уходи, не теряй свою таинственность, Подожди немного! Завтрашний день принесет еще один праздник. Благодарим Господа за то, что ты еще жив! Ты все еще участвуешь в пьесе. Задержись здесь, задержись здесь, И твои желания будут тебе дарованы! Все твои проблемы исчезнут! Не глупи, твой пик еще не достигнут! ... Твоя жизнь еще не окончена. ... Помолись о чуде, и оно возникнет! ... Подожди рассвета, Просто подожди и увидишь, как все прояснится! От этой песни невольно хочется плакать. Она не нуждается в комментариях — и она еще раз доказывает, что все члены «Queen» знали о болезни и скорой смерти Фредди. Они так надеялись на чудо, на его спасение, на вмешательство свыше. Это не песня отчаяния, а полная надежды молитва — не надо, не умирай, ты не можешь, не должен, ты же не успел сделать все, что хотел, у тебя еще столько дел!

Тогда же была записана малоизвестная и до сих пор не изданная песня «I guess we're falling out». Там были зловещие строчки — «чувствую, кто-то всадил мне в спину нож... мы скоро выйдем из игры... а так еще хочется побыть здесь...».

В 1991 году «Queen» перешла от полупрозрачных намеков к прозрачным. Их новый альбом носил символическое название «Innuendo» («Косвенный намек»), и даже некоторые критики обратили внимание на зловещие и непонятные окружающим намеки группы, которые, по их же словам, прояснились только после смерти Меркьюри. Действительно, альбом, как и снятые в том же году видеоклипы, переполнен даже не косвенными, как заявлено в названии, а почти прямыми намеками как на скорую смерть Фредди, так и на ее причины.

Видеоклип «I'm Going Slightly Mad» («Я понемногу схожу с ума») — один из самых странных и зловещих видео, созданных «Queen». Этот сюрреалистический черно-белый клип — пантомима, состоящий сплошь из символики, по сложной образности напоминающий знаменитый шедевр Луиса Бунюэля «Андалузский щенок» и сопровождаемый странным и многозначительным текстом, считается одним из главных шедевров «Queen». Он вызывал и продолжает вызывать немало дискуссий, но их содержательный уровень, как правило, не поднимается выше табуретки. «Рассказ о гомосексуализме», «наряженный в нелепый парик Фредди фигурирует в обществе трех ручных пингвинов», «наряженная в невероятные костюмы группа виртуозно демонстрирует различные формы психоза», «умора» — таковы далеко не самые нелепые отзывы на этот клип.

Но все же многие отмечали, что клип производит тяжелое впечатление, многим после просмотра было немного не по себе. Ничего удивительного. Образ, символ, так же как и музыка, способен проникать глубоко в подсознание личности, и даже если человек не понимает ни значения увиденного, ни текста, которым сопровождаются данные образы — все равно подсознательно он поймет все правильно. Поэтому многим было страшно смотреть этот клип — даже если они ничего не понимали и смеялись над странным видеорядом.

На второй секунде клипа Фредди появляется в медицинском кресле, в котором он сидит, скрестив ноги. В течении доли секунды он оказывается мишенью в снайперской винтовке. О смысле этого жуткого намека нетрудно догадаться. Сидя в кресле, Фредди поет: Когда постоянно растет температура, И значение этого так понятно, Тысяча и один желтый нарцисс начинают танцевать перед тобой... Постоянно высокая температура — характерный признак СПИДа. Желтый нарцисс — известный со времен античности символ безвременной смерти. Фредди говорит о своей болезни и скорой смерти. Далее идут странные слова: «Пытаются ли они сказать тебе что-то?», — то есть слова про нарциссы не просто поэтический образ. «Ты потерял последний винтик», «ты просто не в форме, дорогой», «ты просто не понимаешь смысла происходящего» — для зрителя все увиденное останется забавой, он не понимает самого главного — ради чего Фредди затеял все это представление, что он хочет сказать. Фредди постоянно говорит о случившейся с ним беде. Он несколько раз делает жест, означающий «страшно». Он перебирает волосы на своей голове и по очереди проводит ту же манипуляцию над Мэем, Тейлором и Диконом. Этот восточный жест означает «пепел (то есть «позор») на мою голову, а делая то же над своими коллегами, он добавляет: «и на ваши». Фредди говорит, что публично опозорен своей болезнью, а вместе с ним опозорена и вся «Queen», все его коллеги.

Он скоро умрет — поэтому говорит: «Всего одной волны не хватает до кораблекрушения», «я свалился с лихорадкой» (наряду с высокой температурой, лихорадка — один из признаков СПИДа), «я не вхожу, как обычно, в список лучших», «этот чайник выкипает» (в клипе в этот момент появляется выкипающий чайник — символ скорого конца). Фраза «я вяжу одной спицей, нитка разматывается быстро, это правда» (в кадре появляется вяжущий Джон Дикон) имеет сразу два страшных значения. Вязание одной спицей — символ мужской импотенции, неспособности к продолжению рода — именно это сделала с Фредди его страшная болезнь. Быстро разматывающаяся нитка — символ жизни, которая вот-вот прекратится, знак умирания. О слабости и неспособности к продолжению рода Фредди говорит в эпизоде, в котором он гоняется за Роджером Тейлором, разъезжающем на детском трехколесном велосипеде, и ходит среди играющих людей. Звучат слова «в эти дни я могу разъезжать только на трехколесном велосипеде». Трехколесный велосипед ассоциируется с детством, ребенком. Погоня за ускользающим «ребенком» означает, что у него никогда уже не будет детей — а вы не представляете себе, как это страшно для восточного мужчины, тем более для зороастрийца...

Появляется человек, переодетый пингвином (Брайан Мэй), и три живых пингвина. Пингвин — символ птицы, не способной к полету или лишенной этой способности, птицы с обрезанными крыльями.

Говорит Фредди и о презрении, которым он будет окружен из-за своей «срамной» болезни — он подползает к сидящим на скамье людям, как бы взывая к их сочувствию, но они высокомерно отодвигаются от него, а один из них в исполнении Тейлора грубо его трясет за грудки.

Несколько раз Фредди появляется со странной гигантской обезьяной. Сначала он заигрывает с ней со словами «я не совсем в форме». Эта сцена напоминает то эпизод из балета «Дочь фараона», то музыкальный номер из фильма «Кабаре». Затем он надкусывает банан, бросает его обезьяне, та ловит, но с отвращением отбрасывает. Далее обезьяна бежит от пингвина, а в одном из последних кадров она танцует, и у нее отваливается голова. Это одна из самых страшных сцен видеоклипа.

Обезьяна имеет множество значений в мировой культуре. Большая бесхвостая обезьяна в контексте клипа означает сексуальность, плодородие, продолжение рода. В Индии во время особых храмовых праздников женщины, желающие забеременеть, обнимают статую большой обезьяны. Говоря, что он «не в форме», Фредди сообщает о своем поражении как мужчины. Банан — фаллический символ, а надкусанный банан символизирует кастрацию и является знаком евнуха. Обезьяна с отвращением отбрасывает надкусанный банан, и это означает, что Фредди больше не полюбит и не захочет ни одна женщина — он евнух, не мужчина, он перестал быть мужчиной из-за своей болезни. Затем у обезьяны отваливается голова. Голова — символ продолжения рода и сильного мужского начала, с этим связано ритуальное обезглавливание врагов во многих культурах мира. Отпадение головы у обезьяны-сексуальности символизирует прекращение рода, конец мужской силы. Род Фредди пресекся — как и род его отца. Других сыновей у его отца нет, а дочери, по восточным понятиям, продолжают чужой род...

Появляющаяся в видеоклипе забинтованная голова символизирует смерть и одновременно сексуальную немощь. Это символ, восходящий еще к Древнему Египту. Другое значение этого символа, как и темных очков — «слепота» публики, ее неспособность понять Меркьюри.

Самый страшный эпизод видеоклипа — рука с ножницами отрезает галстук. Щелкающие ножницы — символ смерти, конца жизни. Согласно античной мифологии, жизнью человека распоряжаются три мойры — богини судьбы. Мойра Лахесис определяет судьбу человека от рождения до смерти, Клото «ведет» его, прядя нить его жизни, Атропос обрезает нить ножницами, когда приходит смертный час.

Фредди снова говорит о своей скорой смерти.

В сочетании с галстуком сцена имеет особую символику. Галстук — знак общественного статуса мужчины, мужского достоинства, респектабельности (мужчина должен появляться в общественных местах в галстуке), а также символ сексуальной мощи. Обрезание галстука означает, что болезнь не только обрекла Фредди на смерть, но и лишила его мужской силы — и одновременно он опозорен на весь мир как мужчина и как уважаемый, знаменитый человек. С точки зрения Меркьюри, его опозорили самым страшным для зороастрийца срамом, он уничтожен как мужчина — как в сексуальном, так и в общественном понятии этого слова.

В финале Фредди улыбается несколько ехидной улыбкой, давая знать, что он не сломлен и не собирается сдаваться...

Любопытно, что сексуально озабоченные биографы Меркьюри «не заметили» видеоклип, перенасыщенный сексуальной символикой.

В видеоклипе «I'm Going Slightly Mad» Фредди откровенно говорит о своей болезни, страданиях и скорой смерти, но, за исключением сцены в кресле, не говорит о ее причинах. Не таков был снятый два месяца спустя, в апреле 1991 года, «Headlong» — самый страшный видеоклип «Queen».

«Headlong» совсем не похож на «I'm Going Slightly Mad». Похоже, Фредди решил, что предыдущий клип был слишком мрачен — и «Headlong» наполнен боевым задором и агрессивной воинственностью. Умирающий Фредди продолжал сражение.

Это единственный видеоклип «Queen» 1991 года, в котором Фредди снялся без грима. Он выходит на съемочную площадку какой есть — бледный, истощенный, похожий на высохшую мумию, но обладающий странной и завораживающей красотой умирающего. При этом Фредди поет весьма воинственный текст, сопровождая песню сверканием глаз и взмахом кулака. Он как бы говорит: «Посмотрите, люди добрые, что со мной сделали. Но я не собираюсь сдаваться. Я еще повоюю». Его одежда также имеет символический смысл — желтая блуза (знак воина — льва и одновременно знак скорой смерти) и синяя рубашка (цвет неба, траура, религиозности).

Воинственный настрой клипа сразу обращает на себя внимание. Все четверо музыкантов пребывают в каком-то странном злом возбуждении, они как будто бы выясняют с кем-то отношения. Глаза Фредди свирепо сверкают, он показывает кулак и другие ругательные жесты, поет свирепо и агрессивно. Со стороны может показаться, что он пришел не петь, а набить кому-то морду. На протяжении всего клипа Фредди несколько раз повторяет: И ты несешься, у тебя новая цель. Ты несешься, неуправляем, Ты думаешь, ты такой сильный — но это ты не можешь остановить, С этим ты ничего не можешь поделать. Ничего, нет, ничего ты не можешь с этим поделать. Фредди говорит: «Ты, думаешь, сильный? Очень сильный? Но с этим ты ничего, нет, ничего не сможешь сделать». При этом он то показывает кулак, то воздевает руки в зороастрийской молитве, то дразнится. Его коллеги то валяют дурака, то свирепо вопят в кадр «ничего ты с этим сделать не можешь!».

В одном из эпизодов Фредди наклоняется к столу, и, внимательно грядя в камеру, говорит «Let me out of this cheap «B» movie» («Высвободите меня из этой низкосортного фильма»). Он произносит эти слова свирепо, подняв указательный палец. То есть — не записывайте меня в плохой фильм, в котором я не участвую, я не порнозвезда и не герой дешевой кинокартины. Фредди прямо намекает, что его болезнь получена не в результате разврата. На протяжении всего видео Фредди постоянно танцует, делает сложные акробатические номера и нагло-вызывающе улыбается в кадр, как бы говоря, что с ним все в порядке. Сами его воинственные и издевательские танцы — вызов. Даже страшно подумать, чего это ему стоило — в то время он сутками не мог есть и спать от боли, на съемках он терял сознание от боли и слабости. И через страшную боль он улыбался, шутил, дразнился, танцевал, отжимался. «Headlong» — памятник невероятному мужеству Фредди Меркьюри. В одном из эпизодов Брайан Мэй, стоя рядом со свирепо резвящимся Фредди, смотрит на него с улыбкой печали и восхищения. В другом кадре Мэй делает резкий жест крепкого ругательства, адресованного явно не ничего не подозревающим зрителям. Он поднимает большой палец вверх, все четверо постоянно делают подобные жесты, дразнятся, издают презрительные вопли.

Несколько раз музыканты сняты лежащими на полках, расположенных как на египетских фресках. Фредди лежит на нижней полке, на нем странный белый галстук. В одном из эпизодов он тянет галстук вверх и указывает на него взглядом. Символика более чем прозрачна: длинный белый галстук — знак удавки, насильственной смерти. Ближе к концу клипа появляется кадр, длящийся менее секунды, но крепко врезающийся в память — при словах «ты думаешь, ты очень сильный» все четыре полки сняты общим планом, Фредди лежит задушенный тем самым галстуком, шея свернута, край галстука пришпилен к полу. Этот эпизод подтверждает все самые худшие подозрения. На мгновение группа появляется сидящей в креслах. Фредди откинулся назад, глаза его закрыты, и, судя по его виду, он на грани болевого обморока. На самом деле ему очень плохо — но он не сломлен и продолжает работать.

В конце клипа Фредди машет кулаком и свирепо говорит «хе-хе», вся группа издает боевой клич, а Фредди показывает язык.

Но наиболее откровенно Фредди сказал о себе в великой песне «The Show Must Go On» («Шоу должно продолжаться»). Это — предсмертная исповедь, самая откровенная, самая таинственная и одновременно одна из самых гениальных песен «Queen». Написанная Брайаном Мэем, она, похоже, была создана специально для Фредди. «The Show Must Go On» до сих пор пользуется популярностью во всем мире, считается символом погибающего, но не сдающегося артиста и звучит на похоронах людей искусства.

Прощальный видеоклип, снятый на эту песню в октябре 1991 года, за месяц до смерти Фредди, представляет собой монтаж из фрагментов концертов и видеоклипов разных лет. Но это не просто набор кадров — клип представляет собой ряд сложных символов и образов. Начинается он с красного занавеса, за ним следует другой. Открывается дверь. В символике это означает тайну — Фредди хочет рассказать о себе кое-что важное. Звучат слова: Пустой космос — ради чего мы живем? Покинутые места — мы знаем, какой ценой! Меркьюри снова задает религиозный вопрос: ради чего мы живем — неужели ради того, чтобы без остатка растворится в холодной пустоте космоса (именно этому учит нью-эйджевская философия)? Появляется толпа подростков, и это ответ на вопрос, ради чего жил Фредди Меркьюри — ради них, этих детей. Им он посвятил жизнь. Ради них отказался от обычного человеческого счастья, ради них он умирает.

Говорит он и о своем эмигрантском состоянии. Он покинул родину, прожил всю жизнь в чужих странах, добился успеха среди гордых и надменных чужаков — но какой ценой! ... Кто-нибудь знает, чего мы ищем? Фредди, облаченный в белые одежды, отделен от зрителей решеткой, на которую несколько раз кидается. Решетка — символ несвободы, отчужденности, непонимания, разделения. Фредди говорит о той незримой стене непонимания и клеветы, которая выстроена между Фредди и людьми. Он хочет объяснить людям, что он вовсе не тот, за кого его принимают, но не может этого сделать. Одновременно это символ души, рвущейся на свободу — к этому времени измученный болезнью Фредди ждал смерти как избавления от мук.

Далее Фредди прямо говорит об истинной причине своей скорой смерти, отбросив все полунамеки: Еще один герой — еще одно бессмысленное преступление, За занавесом, в пантомиме. Не вешай трубку — кто-нибудь хочет это сделать? При словах «еще один герой» появляется Фредди — зрителю дается понять, что речь идет именно о нем, а не об абстрактном лирическом герое. «Еще одно бессмысленное преступление» — на экране страшный эпизод из «I'm Going Slightly Mad», в котором ножницы обрезают галстук. Мы уже знаем, что это рассказ о болезни Фредди Меркьюри. Значит, его заболевание СПИДом — это... правильно, бессмысленное преступление. Половое заражение нельзя назвать преступлением — это нелепость, глупость, но не преступление. Заражение из-за халатности врача — преступление даже по уголовному кодексу, но не бессмысленное — скорее, нелепое. Итак, Фредди заявил, что против него совершено преступление.

«За занавесом» означает тайну, скрытую от посторонних глаз (о подобных вещах принято говорить «за кулисами»). Против Фредди Меркьюри совершено тайное преступление, о котором общество не знает и не узнает.

«В пантомиме» — в этот момент появляется Фредди в виде клоуна, делающий жест — «позор» и «страшно». Как известно, пантомима — это театральный жанр, в котором все играется без слов, одними жестами (за исключением близкой к балагану так называемой «английской пантомимы»). Речь идет о преступлении, совершенном в «пантомиме». Посмотрим, чем «пантомимное» убийство отличается от театрального.

В классическом театре убийца называет свое имя и произносит длинный монолог, объясняющий, за что и почему он убил. В пантомиме безымянный убийца подкрадывается к жертве, молча наносит удар кинжалом, жертва падает, убийца удаляется. Следовательно, преступление против Фредди совершено молча и анонимным преступником.

Меркьюри говорит «еще один герой» и «еще одно бессмысленное преступление» — значит, в мире шоу-бизнеса уже было подобное. Действительно, было — это убийство Джона Леннона маньяком Марком Чэпменом. Но только убийство Леннона было скорее «театральное» — Чэпмен сделал из этого целый спектакль. Он не пытался скрыться, спокойно стоял, дожидаясь полиции, и с удовольствием отвечал на вопросы собравшихся вокруг него «зрителей». На допросах и на суде он в подробностях рассказывал о причинах преступления и о его подготовке, наслаждаясь всеобщим вниманием и возможностью говорить на весь мир. В свою очередь, убийство Меркьюри — «пантомимное». Его совершили в тайне, имя убийцы неизвестно, он не сказал ничего — просто сделал свое дело и ушел, а люди даже не знают, что совершено преступление.

Говоря «держи связь», Фредди обращается к зрителям, призывая их понять, о чем он хочет сказать. Появляется кадр с четырьмя полками из «Headlong» — то есть коллеги Меркьюри посвящены в тайну «бессмысленного преступления».

Фактически Фредди говорит: «Я — жертва бессмысленного преступления, совершенного в глубокой тайне и в молчании. Кто-нибудь, поймите, что я хочу сказать!». И поет он эти строки с грустью и отчаянием в голосе. Постоянно повторяется припев: Шоу должно продолжаться, Шоу должно продолжаться! Пусть мое сердце разрывается, Мой грим отслаивается, Но моя улыбка остается! Обычно припев трактуют так: шоу должно продолжаться, несмотря на смерть актера, умирающий актер продолжает играть роль на сцене и будет это делать до самой смерти. Биографы сделали из Меркьюри переполненного гордыней полоумного паяца, не желающего признавать факт собственной смертности. Были и такие комментарии: «Фредди остался шоуменом до конца. Он хотел, чтобы все продолжалось без него. Он не желал и слышать о роспуске группы после своей смерти».

Какая глупость! И какое неуважение к его смерти!

А я бы сказала — Фредди остался воином до конца. Каждый раз, когда в клипе звучит «шоу должно продолжаться», Фредди и его коллеги выбрасывают вперед кулаки и говорят о намерении продолжать борьбу. Появляется то Фредди, идущий по сцене в боевом танце и раздающий пинки кому-то невидимому, то Брайан, стреляющий из гитары. Меркьюри говорит не о сценическом шоу, а о духовной войне, которая должна быть продолжена — пусть он смертельно ранен и скоро сойдет с дистанции. Поэтому и сопровождает каждое слово о шоу воинственный взмах кулака.

Фредди надеется на то, что его музыка останется с людьми — как и его улыбка, которую невозможно забыть. Все наносное, внешнее уйдет — и останется главное. А еще он говорит, что улыбается людям, превозмогая муки боли, и любит их, несмотря ни на что. Далее Фредди говорит о своей неудачной личной жизни и о том, что он всегда надеялся на лучшее, о любви к людям, которой, по его словам, «он еще продолжает учиться». И снова говорит о скорой смерти:

Я скоро сверну, угол уже близко, Снаружи наступает рассвет. Но внутри я сквозь боль рвусь к свободе. При словах «я скоро сверну» Фредди стоит под стрелками часов, затем, закрывая его и циферблат, в кадре появляются Роджер, Брайан и Джон. Прозрачный символ — скоро пробьет его час, и он покинет этот мир, их останется трое. Говоря о рассвете, Фредди снова намекает на свой скорый уход на тот свет. Появляется стрелка, идущая вниз — намек на скорое «схождение в землю». Пробивающий стену поезд — из того же ряда символов. Под торжественную музыку идут батальные сцены, в одной их них Мэй стреляет из гитары, в другой Фредди скрестил свой меч-микрофон в союзе с Горцем — победителем Каргана, рушатся стены и летит вниз «S» — знак поверженного Сатаны. Меркьюри снова говорит о тайной войне, которую «Queen» вела с помощью музыки. Хотя Фредди скоро умрет, но война не окончена — она будет идти всегда. Моя душа раскрашена, как крылья бабочки. Вчерашние сказки разрушатся, но никогда не умрут. Я умею летать, друзья мои! При словах о раскрашенной, как крылья бабочки, душе Фредди появляется на фоне огромной надписи «Национальный скандал». Тем самым он говорит о том, что истинная его душа никому не интересна — всех волнуют исключительно сальные истории и сексуальные скандалы. Слово «скандал» расположено за его спиной, что является иллюстрацией восточного выражения «дурная молва за ним по пятам ходит» (дословно — за его спиной). Но слова о неумирающих сказках на фоне Фредди в костюме волшебника означают, что «волшебство «Queen» и все, что делал Фредди, навсегда останется с людьми. При словах «я умею летать» Фредди совершает «полет души»: цитата из «I Want To Break Free» — снова намек на скорую смерть. Я приму это с улыбкой, я никогда не сдаюсь. Продолжайте шоу... Я заберусь на самый верх, я превзойду всех, Я найду в себе силы вынести это. Продолжайте шоу! Шоу должно продолжаться... Фредди улыбается, а в следующем кадре поворачивается задом. На Востоке это знак крайнего презрения, так там «посылают» обидчиков. А дословный перевод этого жеста с языка знаков — «педерасты!». Фредди сказал негодяям все, что о них думал, и показал, что умирающий, изувеченный, опозоренный — он все равно издевается над ними и смотрит на них с улыбкой презрения и победы.

Одновременно Фредди говорит: «Вам моя задница нужна? Вам ведь только это интересно? Получайте!»

Фредди говорит и о том, что найдет в себе силы вынести все чудовищные муки, он примет свои испытания с улыбкой и не сломается — и все равно он лучший, он — Король. И это не хвастовство — Фредди Меркьюри уходил из жизни в статусе Короля Рока. Он дошел до верха — пусть и ценой собственной жизни. Несколько раз повторяется «продолжайте шоу» — и на экране всякий раз возникают лица подростков-поклонников. Именно к ним обращается Фредди с призывом продолжать шоу, то есть продолжать войну со злом. Одновременно он обращается и к музыкантам — продолжайте войну ради них, за эти юные души. При последнем восклицании «шоу должно продолжаться» он машет кулаком. Последние аккорды уходят вдаль. Фредди закрывает дверь — исповедь окончена. В предпоследнем кадре он показывает язык — он не сдается. «The Show Must Go On» — настоящая боевая песнь воина, сраженного на поле битвы. В старинных героических преданиях смертельно раненый великий воин произносил так называемые «речи», в которых говорил о своих подвигах, о том, что сделал ради людей, чем прославил свое имя. А если он был подло сражен со спины — тогда убийце доставалось как следует, и все вокруг пели хульную песню на негодяя. И Фредди исполнил свою прощальную песню. Чем-то она напоминает последние речи его тайного героя Исфандияра — великого воина-зороастрийца, также сраженного с помощью подлости: Не плачь! Все это небом и луною Предрешено — свершенное со мною! Вот буду мертв и буду я зарыт, Но ты не плачь о том, что я убит. ... Вот сколько тайно, да и явно я Трудился в сих пределах бытия Во исполненье Божьего завета Во имя правды, разума и света! Когда ж мой подвиг в мире воссиял И руки Ахримана я связал — Судьбина лапу львиную простерла, Клыками львиными впилась мне в горло. Но ведаю, хоть умираю я, Что не напрасно жизнь прошла моя. Пусть слава дел моих навек затмится, Посев мой для потомства всколосится... После смерти Фредди журналисты все донимали свидетелей вопросами — раскаялся ли Меркьюри, пожалел ли он о своей беспутной жизни. Мэри Остин на все подобные вопросы отвечала: нет, он ни о чем не жалел — и она не соврала. Он действительно ни о чем не жалел — потому что знал, за что умирает, и не боялся смерти. Не случайно Фристоун сказал, что Фредди не имел в виду свою смерть — он прекрасно понимал, что эта песня — ключ к тайне, раскрытие которой надолго способно отправить за решетку его и его друзей. В песне «Ride The Wild Wind» («Прокатись на диком ветре») постоянно проговариваются странные слова: «Living life on the razors edge» («Живешь на острие ножа»). Биографы со свойственной им оригинальностью трактуют эти слова как намек на развратный образ жизни Меркьюри, при котором он все время находился под риском заражения СПИДом (а Дэвид Брет даже использовал эти слова в качестве названия своей книги о гей-похождениях Меркьюри). Однако речь идет о совсем другом риске: вся карьера Фредди — это именно хождение по острию ножа, с которого он в конце концов сорвался... ...Наконец, в последней песне, созданной «Queen», «No One But You» («Никто, кроме тебя»), посвященной памяти Меркьюри, весьма зловеще проходит тема Икара, изображенного на обложке сингла и в видеоклипе — на фоне слов «Только лучшие умирают молодыми. Они летят слишком близко к солнцу». А после трогательных слов «мы никогда не осознаем это чувство, что тебя нет» звучит ужасное: «Как и то, что это было запланировано». Весьма странно выглядела и обложка альбома “Queen Rocks”, в который вошла «No One But You». Картинка изображала… взорванный герб Queen. В своем сольном творчестве Брайан Мэй также не оставил без внимание тему страшной судьбы Фредди. В его сольном альбоме «Back To The Light» («Назад к свету»), в песне с символическим названием «Resurreсtion» («Воскрешение»), он говорит: Моя душа плачет, Она рвется на свободу. Я истратил свою жизнь В долине лжи. Я доберусь до утреннего света Сквозь ночь. Я жертва жертвы заговора. От покинутого тела Улечу на свободу. Воскресение приходит! А в песне «Nothing But Blue», по его собственным словам, написанной, когда умер Фредди, есть странные строчки: В моей жизни нет ритма, Она совершенно расстроена. Я все пытаюсь им сказать, Что мы вскоре увидимся, Но правда все равно возвращается. Думаю, ты знаешь, что я имею в виду! Нет, я всего лишь подавлен... Нет смысла плакать — Это не то, что сделал бы ты. Живые или умирающие — Мы продолжим нашу борьбу! ... Итак, осенью 1991 года война подходила к логическому концу — Фредди умирал. Хозяевам оставалось только немного потерпеть и подождать развязки. Поскольку «Queen» ждал скорый конец, враги слегка ослабили свою хватку. Критика стала немного мягче, «Queen» наконец получила награду Британской Индустрии Звукозаписи как «лучшая британская группа 80-х», видеоклип «Innuendo» получил единственную в карьере «Queen» награду на фестивале в Чикаго, влиятельная американская фирма «Holliwood Records» заключила с группой договор на выпуск в США их альбомов. Опалу сняли с фильма «Горец», с опозданием на три года он стал культовым и в США, принес огромные прибыли, было снято продолжение — обычный пошлый боевик. Жизнь Фредди в последние три года — это постоянная, ни на минуту не прекращающаяся мука. Невыносимые боли не оставляли его ни на мгновение. Он сутками или даже неделями не мог спать и есть и был вынужден принимать сильнейшие обезболивающие, чтобы поспать хотя бы один-два часа в неделю. Он стал похож на мумию. Единственным его утешением в эти страшные годы становится музыка... Порой он не мог говорить из-за сильной одышки. В песне «Queen» «Mother Love» («Материнская любовь»), последней песней, записанной Фредди, есть строчки: «Мое тело болит, но я не могу заснуть. Только мои мысли составляют мне компанию... Мне нужно немного покоя перед смертью...». И за эти годы невыносимых страданий никто не услышал от него ни крика, ни стона, ни жалобы. Он умирал, как настоящий мужчина и воин, и сквозь боль он еще шутил и подбадривал всех вокруг него. Биографы Пушкина восхищаются тем, что он терпел невыносимые боли три дня — Фредди Меркьюри терпел еще более страшные боли три года, и еще продолжал шутить и смеяться. И он сквозь чудовищные физические страдания, сквозь муки боли продолжал работать — и как работать! А ведь он испытывал не только физические, но и нравственные муки. Он прекрасно понимал, что его смерть опозорит его на весь мир, что журналисты превратят его в главного гея и первого развратника, что его доброе имя навек погибло — как и его род. Помимо своей религии, превыше всего на свете парс дорожит двумя вещами — детьми и репутацией. У Фредди нет ни того, ни другого — и никогда уже не будет. И он не озлобился, не ожесточился, не проклял этот мир и людей, не бросился в бессмысленной злобе заражать всех вокруг — хотя мог бы. Он продолжал любить людей. И по-прежнему записывал прекрасную музыку — духовные гимны, молитвы и трогательные лирические баллады. Представьте себе, чего это ему стоило. А он сквозь такие страдания продолжал нести любовь, радость и надежду людям, которым было намного лучше, чем ему самому. Он работает, записывая альбомы и снимая видеоклипы, появляется на экране с сияющими глазами и торжествующей улыбкой — и мало кто знал, что на съемках он падал в обморок от боли, что записи много раз проходилось прерывать, чтобы привести его в чувство, и все вокруг умоляли его прерваться и отдохнуть, а он говорил: «Все в порядке, я должен это закончить — и я это сделаю». На съемках видеоклипа «I'm Going Slightly Mad», во время которых Фредди изнемогал от боли и должен был постоянно отдыхать, он был единственный, кто вспомнил об изнемогающих от жажды пингвинах. В суматохе съемок о них забыли, в павильоне было жарко — и пингвины тихо страдали... И только погибающий Фредди не забывал постоянно подходить к ним и поить водичкой... Одна эта история разом убивает все, что наговорили о Фредди! Все свидетели, кроме Джима Хаттона, говорят, что никогда не видели ни таких страшных мук, ни такого мужественного, достойного умирания. Меркьюри умирал с мужеством, достоинством и благородством своих предков, не желая никого беспокоить своими страданиями и не терпя никакой жалости. Умирал он совершенно спокойно, с чувством выполненного долга и исполненной миссии, прекрасно понимая, что и на том свете ему нечего бояться. Грешные люди не умирают так, как умирал Фредди Меркьюри. Брайан Мэй, глядя на Фредди, испытывал почти мистическое чувство — то, что происходило, невозможно было объяснить. Фредди слабел с каждым днем, почти не мог ходить, в студии он должен был лежать, от его тела осталась еле видная тень — но дух его крепчал с каждым днем. Физические силы его покинули — но не душевные. Происходящее было чудом в высоком, религиозном смысле этого слова. Фредди и его друзья молились о чуде — и оно произошло. Фредди продолжал петь, продолжал записывать новые альбомы. У него не пропал голос, даже когда СПИД почти полностью уничтожил его тело — а это абсолютная медицинская аномалия. Скажут, что СПИД — болезнь коварная, ее течение непредсказуемо, и болезнь просто пощадила его горло. Но в случае с Фредди это объяснение не годится. Осложнение на горло почти всегда бывает при СПИДе, и Фредди здесь не был исключением. Он страдал одышкой, пневмонией, порой не мог говорить. СПИД имеет особенность до предела обострять все имеющиеся у человека болезни — а Фредди с молодости страдал ларингитом, его связки периодически отекали, и он не раз вынужден был отменять концерты, иногда срывал голос прямо на концертах. Следовательно, уже в первые месяцы с момента начала болезни он должен был потерять голос. Но этого не произошло. У Фредди не было тела, не было горла, не было легких — но он продолжал петь, и голос не покидал его. Последнюю запись он сделал за несколько месяцев до смерти. Но это еще не все. Его голос не только не пропал — он стал лучше. Брайан Мэй говорил, что голос Фредди вопреки всему с каждым годом становился сильнее, и это правда — чтобы убедиться в этом, достаточно прослушать несколько его поздних записей. Скажите любому врачу, что СПИД на последних стадиях своего развития благотворно влияет на голосовые связки — он рассмеется вам в лицо и будет прав. То, что случилось с Фредди Меркьюри, невозможно объяснить никакими медицинскими причинами. Это — чудо.

Великий музыкант ушел из жизни из-за тяжелой болезни.

...Видеоклип «This Are The Days Of Our Lives» (британская версия), последний, в которым снялся Фредди, был превращен в зороастрийскую молитву. Изнемогавший от боли Фредди улыбался и молился. Он воздевал руки к небу, подносил ладонь к лицу в зороастрийском жесте любви к Богу и поднимал вверх сияющие необычным светом глаза. Последними его словами, сказанными в камеру, были «I still loves you» («Я все еще люблю тебя»). При этих словах Фредди поднял сияющие глаза к небу. Затем он внимательно посмотрел в кадр, склонил голову в коротком поклоне, улыбнулся странной и язвительной улыбкой и еще раз проговорил эти слова, а затем взмахнул рукой — и ушел. Эта трогательная сцена стала прощальной. Один из биографов с удивлением отмечал, что в «This Are The Days Of Our Lives» лицо умирающего Фредди излучает такой свет и радость, какой редко встретишь у здоровых людей. Верное замечание. Только этот господин вряд ли поймет, почему у умирающего, измученного страшной болью Фредди лицо светилось, а глаза сияли. А это был внутренний свет — то, что верующие люди называют «внутренняя благодать». И сияющие глаза умирающего Фредди Меркьюри — еще одно доказательство того, что есть Бог, есть духовный рок, и есть праведные рок-музыканты, к которым не липнет никакая грязь их среды. Но биографы не дремлют — умирание Фредди надо обгадить. Со слов Хаттона из него делают злобного, все время ноющего и жалующегося гея, который боится смерти и запрещает о ней говорить. А Рик Скай неистовствует: как он мог молчать о своей болезни, не сделать ее объектом всеобщего внимания! Да он трус! Они видимо, считают, что он должен был сделать себе рекламу: ах, я бедный-несчастный, посмотрите на меня, пожалейте меня, восхищайтесь, как я борюсь с чумой двадцатого века, и давайте все вместе споем «аллилуйя» и пожертвуем по доллару в фонд борьбы со СПИДом! Я еще вам покажу мои раны — смотрите, щупайте, восхищайтесь... Фредди Меркьюри никогда не унизился бы до этой пошлости. Он не хотел, чтобы его жалели — не тот характер. И он помогал другим людям, больным СПИДом, жертвовал для них огромные деньги, завещал основать фонд борьбы с этой болезнью. Он понимал, что его уже не спасут — но хотел, чтобы спасли других. Чтобы помочь страдающим людям, он позволил использовать свое имя в борьбе со СПИДом — прекрасно осознавая, что высокопоставленные геи воспользуются этим, чтобы окончательно записать его в свои ряды. Рика Ская трясет от ненависти и одновременно от наслаждения, когда он говорит о его смерти. С особым удовольствием он отмечает ажиотаж, устроенный вокруг дома Фредди в последние две недели его жизни. Кто-то из осведомителей в доме сообщил, что конец близок — и дом окружили толпы папарацци. Они ломились в дом, чуть ли не лезли в окна, требуя, чтобы Фредди к ним вышел и ведя истеричные репортажи от его дома. Фредди не давали даже умереть спокойно. Полиция отказалась вмешаться, спокойно наблюдая за этим безобразием. Все, кто приходил в те дни к Фредди, вынуждены были делать это с черного хода, потому что при приближении к дому на них бросались толпы папарацци. Неплохое шоу в прямом эфире — пресса ждала, когда же сдохнет ненавистный Фредди Меркьюри. А журналисты боролись за право первыми сообщить радостную новость Хозяевам. О смерти Фредди свидетельства, как всегда, противоречивые, и приходится анализировать все, пытаясь отличить правду от лжи. 23 ноября 1991 года, за сутки до смерти, он продиктовал официальное заявление для прессы, в котором сообщил о своей болезни, заявив, что скрывал эту информацию, чтобы защитить близких людей. Пресса разразилась истерическим визгом. Фредди умирал под восторженное улюлюканье прессы, в атмосфере страшного, мерзкого и беспрецедентного скандала. Многие газеты заранее заготовили гадкие некрологи. Пресса истошно кричала о его гомосексуализме, но поклонники завалили дом Фредди письмами поддержки, в которых заявляли: им наплевать, что о нем говорят. Толпы людей приходили к дому Фредди и часами стояли в надежде что-либо узнать о его здоровье, что поразительно напоминало ситуацию вокруг дома Пушкина в последние три дня его жизни. О происходившем в самом доме есть несколько расходящихся друг с другом свидетельств — правду о его смерти надо было скрыть, как и правду о его жизни. Единственным свидетелем смерти Фредди является его друг Дэйв Кларк. Вечером 24 ноября он пришел в его дом, остался у его постели (Мэри Остин в это время ушла домой) — и Фредди скончался в его присутствии. Задним числом Хаттон и Фристоун пытались опровергнуть свидетельства Дэйва Кларка, говоря, что в момент смерти Фредди его не было в комнате. Хаттон даже ругал Кларка. Чтобы еще раз удостовериться, насколько можно верить этой парочке, посмотрим, что они говорили о смерти Фредди. Хаттон утверждал, что перед смертью Фредди в спальне находились он и Дэйв Кларк. Затем «Фредди попросился в туалет. Я помчался вниз по лестнице, чтобы Питер помог мне. Я сказал Питеру: надо поменять ему белье и одежду прежде, чем он встанет. В этот момент Дэйв из приличия вышел. И Фредди умер». А по словам Фристоуна, Дэйв Кларк находился с Фредди в спальне, а Хаттон — на кухне: «... В это время сверху спустился Дэйв Кларк и попросил Джима и меня подняться и помочь Фредди дойти до туалета... Фредди вплоть до самого конца гордился тем, что никогда не был привязан к постели... Всю последнюю неделю мы водили его до туалета и обратно, держа под руки... Когда мы стали аккуратно приподнимать его с кровати, выяснилось, что в этом уже нет необходимости. Фредди не дышал». Как видите, история Фредди все время напоминает фильм «Расемон» — нет двух совпадающих свидетельств. Кларк говорил, что в последний день своей жизни Фредди лежал на белой простыне и в белой одежде — а именно так, омывшись и облачившись в белое, принимают смерть зороастрийцы. И его удивило спокойное лицо и улыбка Фредди. Мэри Остин потом сказала странные слова — что он сам выбрал день своей смерти. В тот день он сказал: «Мне пора, я ухожу», — но никто не придал этому значения. И это было 24 ноября — по старому стилю, день смерти Святого Меркурия Кесарийского и Святого Меркурия Смоленского.

Диски Меркьюри до сих пор продаются большими тиражами.

Дэйв Кларк потом говорил: «... Я остался с ним, и он заснул... Фредди обладал сильным и мужественным характером и боролся с болезнью до самого конца, продолжая работать и веря в Бога и во все самое лучшее. Он был редким человеком, уникальным и неповторимым. Я точно знаю, что он в лучшем мире». Дэйв Кларк смелый человек. Журналисты рвались узнать, как сдохла развратная собака — и услышали такие слова. То, что он сказал — очень важно. Дэйв Кларк заявил, что уверен в посмертной участи Фредди — после того, как увидел его смерть. Ничего странного тут нет — потому что это было второе по счету чудо. Фредди, обвиненный во всех человеческих грехах, кроме убийства, изнасилования и скотоложества, скончался, как праведник. Он умер от страшной, мучительной болезни, измотавшей все его тело — но не было ни агонии, ни хрипов, ни судорог, ни искаженного смертной мукой лица. Он просто тихо, спокойно заснул — как потом говорили, с улыбкой на лице. Христиане в таких случаях говорят «почил» или «отошел». Так умирают только праведные, прекрасные люди. История сохранила много свидетельств о праведных кончинах. Такие люди с улыбкой и молитвой засыпали — и никто не успевал понять, когда пришла смерть. У присутствовавших при таких смертях оставалось светлое, благодатное чувство, и, несмотря на скорбь, они ощущали, что смерть — не страшна, что тому, кого уже нет — хорошо, и не надо бояться смерти, потому что ее нет. По-другому умирали страшные грешники. Это было кошмарное зрелище — тяжелая агония, хрипы, метания, злоба, ужас перед неизбежным. На лицах умерших замирало страшное, страдальческое выражение, а свидетели долго не могли прийти в себя от ужаса и потрясения... На этом доказательства невиновности Фредди не закончились. Вскоре после его смерти последовало третье чудо. Когда его родители вошли в спальню, Фредди лежал такой красивый, что они спросили, не в гриме ли их сын. Болезнь очень сильно изменила лицо Фредди — но почти сразу после смерти он стал таким же красивым, как раньше. Обычно лица покойников гримируют — Фредди это не понадобилось. Отец Фредди забрал тело из дома, чтобы похоронить сына по обычаям предков — разумеется, ни в одной биографии об этом даже не упомянуто. Фредди был похоронен на четвертый день после своей смерти, по зороастрийскому обряду. Его похороны были проведены втайне — присутствовали только близкие. Тело после заупокойной службы было кремировано, место захоронения праха неизвестно. Возможно, в Бомбее, в Башне Молчания. Часть биографов даже смерть не может остановить — и они вслед за «друзьями» говорят, что похороны Фредди стали продолжением его сногсшибательных шоу. Он, мол, тщательно отрепетировал свои похороны, устроив последнее дурацкое шоу — священники в белых одеждах, молитвы на непонятном языке, классическая музыка... Им даже это надо было обгадить! И до какого же цинизма и бесстыдства надо было дойти, чтобы отпевание покойника назвать шоу?! Если бы Фредди хотел устроить шоу, для этого ему надо было просто не держать в тайне место и время своих похорон. На его похороны пришли бы сотни тысяч людей, сотни знаменитостей — Лондон надолго запомнил бы это зрелище. А его могила должна была превратиться в место массового паломничества. Но он этого не сделал, чтобы соблюсти зороастрийский обряд — четное число присутствующих, только родные и друзья, могилу не сохранять. Конечно, они никогда не скажут, что это были религиозные похороны — иначе их наниматели оставят их без зарплаты. Скрыть его похороны они не могли — там было сорок четыре свидетеля, поэтому говорят про «религию родителей Фредди» — и никак не комментируют ни зороастрийский обряд, ни ту музыку, которую играли на его похоронах по окончании заупокойной службы. В лучшем случае говорят о записях Монсеррат Кабалье и Ареты Франклин — но не говорят, какие это были записи. Только один раз оговорились, что звучала песня Ареты Франклин «Возьми меня за руку, Боже» — то есть играли христианский рок-гимн. У Фредди были совсем не атеистические похороны — даже в их светской части... Брайан Мэй, Роджер Тейлор и Джон Дикон сразу же после окончания церемонии скрылись в неизвестном направлении, и в тот день никто их больше не видел. Дом Фредди был переполнен журналистами — Мэри Остин добросовестно отрабатывала свою «раскрутку». К изумлению гостей, Джим Хаттон, Джо Фанелли и Питер Фристоун появились увешанные драгоценностями и с внешними признаками своей сексуальной ориентации. Они сказали, что эти драгоценности им подарил Фредди и они одели их в память о нем. Что же, представление закончилось, актеры переоделись. Больше они не слуги... Собравшимся было предложено шампанское — напиток, странный для поминок. Похоже, банда Мэри Остин отмечала удачное завершение задания... Пресса неистовствовала, изрыгая потоки грязи и ненависти. Знаменитые люди умирали от СПИДа и до, и после Меркьюри, но такой скандальностине было никогда. Только у части газет и журналов хватило такта написать о смерти Фредди с сочувствием. Многие журналисты так хотели ублажить своих хозяев, что забыли об элементарных правилах приличия, радуясь, как при победе национальной сборной по футболу. В те дни в газетах можно было встретить такие некрологи: «Мерзкая, развратная, амбициозная бисексуальная звезда рок-н-ролла умер от СПИДа — страшная цена за беспутную жизнь!» «Фредди Меркьюри умер от СПИДа! По сравнению с той жизнью, которой вел этот бисексуальный певец, Элтон Джон — невинная ромашка!» «Рок не знал более развратного певца!» «Смерть Фредди Меркьюри — хороший урок для всех звезд, ведущих беспорядочную половую жизнь!» «Смерть Фредди Меркьюри — еще одно напоминание о проблеме распространения СПИДа среди гомосексуалистов». Предатели во главе с Мэри Остин рассказывали о его активной жизни гея. В течение суток мир узнал, что умерло самое мерзкое и порочное существо, которое когда-либо носила земля. Но они, привыкшие видеть в народе бессловесный скот, не ожидали его реакции. С удивлением они увидели, что людям, мягко говоря, не нравится, как оскорбляли Фредди. На редакции газет обрушился шквал возмущенных звонков и писем. Почувствовав общественный гнев, враги слегка отступили. О Фредди говорили как о великом певце и артисте, одна за другой выходили передачи его памяти, телеканалы крутили его видеоклипы. Но пресса ни на минуту не забывала напомнить о его гомосексуальных «гулявах» и порочной жизни гея, наркомана и придурка. Пресса злорадно писала о толпах знаменитостей, бросившихся сдавать тесты на ВИЧ. Появлялись статьи, уверявшие, что Фредди Меркьюри не стоит поднятой вокруг его смерти «истерики». Газеты старались как могли — но люди, несмотря ни на что, не хотели ненавидеть Фредди. Не первый и не в последний раз умирала рок-звезда. Но в этот раз было нечто иное. Англия на несколько дней погрузилась в траур — разумеется, неофициальный. Дом Фредди окружали рыдаюшие люди, и не только молодые фаны «Queen». Люди разных возрастов и сословий несли к его дому цветы. У его дома рыдали целые семейства. Несмотря на истерику прессы, его смерть стала по-настоящему народным горем. Как справедливо отметил Питер Хоуген, подобного в Англии не было со времен смерти Джона Леннона. Кен Дин пишет, что лондонские таксисты, проезжая в районе дома Меркьюри, снижали скорость, приглушали фары и отказывались брать пассажиров. Казалось бы, какое им дело до молодежной рок-звезды? Простые люди Англии восприняли смерть Фредди, как свою личную потерю — и им было наплевать, что о нем говорят... В короткий срок была сфальсифицирована жизнь и смерть Фредди Меркьюри. Были изданы десятки фальшивых биографий, оскорбительных статей и вымышленных интервью, несколько липовых мемуаров «друзей», поставлено несколько гомосексуальных фильмов и спектаклей, созданы специальные сайты в интернете, заработали свои люди в фан-клубах и в самой корпорации Меркьюри... Убийцы не жалели никаких денег, чтобы скрыть свое преступление, опозорить своего смертельного врага и максимально нейтрализовать его влияние на молодежь. Так состоялась одна из величайших мистификаций XX века. И она будет продолжаться до тех пор, пока миллионы квиноманов во всем мире не поймут, наконец, что их кумира зверски убили, а их самих все эти годы бессовестно обманывали. Когда это случится, это будет началом переворота в сознании молодежи — и не худшей ее части. Конечно, убийцы сделают все, чтобы не допустить это, но рано или поздно это произойдет. С Фредди хватит его мученической смерти — а незаслуженного позора он натерпелся достаточно. Он заслужил добрую память, и он ее получит. Иначе быть не может. Может быть, Бог попустил такую несправедливость на некоторое время, чтобы в будущем его имя воссияло очищенным от клеветы. Это время придет, и клеветники будут посрамлены и опозорены в глазах людей. В заключение хотелось бы вспомнить слова православного священника Михаила Ходанова. Они относятся к другому рок-певцу — Игорю Талькову, но удивительно подходят к нашему герою: «Всеведущий Господь знал о времени и часе грядущей кончины поэта и допустил ей, по неисповедимому промыслу своему, свершиться в виде насильственного убийства. Смерть эта стала для поэта поистине мученической — за правду, за обличение зла и за незаурядное гражданское мужество. «Никогда ничего не бойтесь», — часто говорил он, обращаясь во время выступлений к зрителям и ободряя их... Страдания умерших в мучениях за правду и за други своя имеют великую цену в очах Божиих. Ими страдалец не только омывает множество своих грехов, но и создает в обществе здоровую духовную закваску для прихода иных неустрашимых исповедников и борцов, для противостояния злу, которого так много в этом мире». И когда Брайан Мэй в своей мемориальной песне “No one but you” сказал про ангела, тянущегося к небесам, это не было поэтической метафорой — он знал, что говорил. Годы отделяют нас от смерти Фредди Меркьюри, но его имя все еще окружено стеной лжи и клеветы. Ошалевшие от собственной безнаказанности писаки продолжают позорить его во все новых и новых книгах и статьях. Выход книг Рика Ская и Джима Хаттона продемонстрировал, что по отношению к Меркьюри можно все, и пределов лжи давно нет. Людям так часто, настойчиво и безальтернативно морочат голову, что даже абсолютно бездарный и противоречивый характер гей-легенды не мешает ее процветанию.

Идиотизм ситуации в том, что все эти гадости рассчитаны прежде всего на поклонников Меркьюри — те, кому он не нравится, просто не будут покупать книги о нем. Получается, что его фаны сами финансируют тех, кто оскорбляет их кумира.

Друзей Фредди неоднократно подставляли, под разным видом заманивая их в проекты, оскорбляющие его память.

Так, например, Монсеррат Кабалье попросили написать предисловие к новой книге о Меркьюри. Конечно, она с радостью согласилась почтить его память — но лучше бы она поинтересовалась, что это за книга! В результате ее предисловие украшает порнороман Дэвида Брета «Жизнь на острие».

Точно так же уже несколько раз подставляли экс-членов «Queen». Первый раз это произошло на знаменитом рок-концерте памяти Фредди Меркьюри, состоявшемся в 1992 году на лондонском стадионе Уэмбли. Он был запланирован как благотворительный, а весь сбор должен был пойти в пользу жертв СПИДа и стать первым взносом в фонд «Феникс». В результате акция стала еще одним напоминанием о том, как один гей сдох от собственного разврата.

У входа на стадион всем раздавали красные ленточки в знак солидарности с больными СПИДом. А перед началом второго отделения концерта на сцену вывалилась Элизабет Тейлор, наряженная, как хозяйка борделя, в сопровождении представителя гей-сообщества. Эта «активистка борьбы со СПИДом», для вида сделав скорбное лицо и сказав пару теплых слов о Фредди, прочла получасовую лекцию о пользе презерватива, несколько раз напомнив о «сексуальной ориентации» и вызвав заслуженный ропот собравшейся молодежи. Фактически Фредди превратили в наглядное пособие на тему «презерватив — наш лучший друг, а кто им не пользуется — кончает так, как гей по имени Фредди Меркьюри»...

Брайан Мэй, правильно оценив провокацию, в своем интервью резко осудил наркотическое и гомосексуальное растление молодежи: «Сейчас молодым людям говорят: «Как жаль, что ты не гей, как жаль, что ты не наркоман. На мой взгляд, это преступление». Он также попросил не отождествлять имя Меркьюри «ни со СПИДом, ни с гомосексуализмом и ни с чем подобным». Он сказал: «Фредди был нормальным человеком и жил полнокровной жизнью — так же, как и мы все». Но его никто не слушал. Из участников концерта один только Дэвид Боуи сообразил просто помолиться. Биографы не могли не съязвить — мол, все забыли, зачем собрались, забыли о СПИДе. Похоже, они решили, что этот концерт посвящен не Фредди, а СПИДу! С тех пор Фредди Меркьюри и СПИД воспринимают неотрывно друг от друга, как сиамских близнецов...

Еще одна провокация состоялась в 1997 году, когда Морис Бежар поставил балет на музыку Меркьюри и «Queen». Балет был заявлен как посвященный памяти Фредди Меркьюри и всех талантливых людей, умерших во цвете лет — как выяснилось, под этим подразумевались творческие гомосексуалисты. Экс-членов «Queen» попросили поучаствовать в премьере. Они клюнули на эту приманку — мастер мирового балета ставит спектакль памяти Фредди. В финале они должны были исполнить «The Show Must Go On» вместе с Элтоном Джоном. Они слишком поздно поняли, что участвуют в бездарном балете, намекавшем на прелести однополой любви…Что касается фан-клубов «Queen», равно как и фан-сайтов в Интернет — это органы прямого оболванивания поклонников Меркьюри. Они не только не защищают доброе имя Фредди — они открыто рекламируют и распространяют самые мерзкие книги о нем. Поклонников Меркьюри, попавших в эти структуры, организованно превращают в идиотов. Так называемая демократия и свобода дискуссий в фан-клубах — чистая фикция. Выбирать можно — но только между назначенными сверху интеллектуальными темами для обсуждения. Хотите — обсудим его кошек и обменяемся фотографиями, хотите — поговорим о рыбках или цветочках, хотите — обсудим интерьер его дома, сорт булочек на его утреннем столе или цвет унитаза в его особняке. Можете купить новый диск или постер, новый порнороман. Для желающих организован конкурс детского творчества на тему «рисуем Фредди» и «Фредди в стихах фанов», особый конкурс детских порнографических сочинений и фанфиков на тему «бисексуальность в лирике Фредди Меркьюри», «Фредди и его мужчины». Для богатых — тур по Швейцарии с фотографией у памятника дорогому Фредди на фоне Женевского озера. Хотите – вас отвезут на специальную встречу с людьми, которые знали Фредди. Вы увидите самого Питера Фристоуна! А хотите экскурсию по Лондону с обязательной демонстрацией гей-клуба Heaven – главного места в жизни Фредди Меркьюри? А может быть, хотите увидеть тот угол, где Фредди впервые поцеловал Джима Хаттона? А если вы съездите на съезд официального фан-клуба, то, может, вам повезёт – увидите Джима живьём и даже возьмёте у него автограф! Хотите — нарядитесь в костюм Фредди из «I'm Going Slightly Mad» и кривляйтесь под его музыку. Можно заниматься зарядкой или устроить бег в мешках под музыку Queen. Можно создавать собственные клипы на его песни. Можно создать собственную группу ряженых и исполнять песни «Queen». Можно устроить дискотеку с имитацией распутных вечеринок Фредди и нарядить кого-нибудь в главных кумиров квиноманов - Хаттона и Фристоуна. Анализ так называемых «дискуссий» в рамках фан-движения подтверждает, что несчастные дети послушно повторяют чужие мысли и слова, свято принимая их за свои собственные. Но попробуйте отшвырнуть в сторону эти детские кубики с кошечками и розочками, посмейте усомниться в гомосексуализме Фредди Меркьюри, посмейте обвинить во лжи Джима Хаттона или Мэри Остин, посмейте назвать фальшивками книги Рика Ская или Питера Фристоуна — и вы узнаете, есть ли в фан-клубах «Queen» демократия и свобода слова! Невероятно, но факт — в фан-клубах поклонники обычно делают из своего героя ангела и готовы порвать в клочки любого, кто будет его критиковать. Но надсмотрщики из фан-клубов «Queen» скорее порвут в клочки того, кто скажет о Фредди Меркьюри хоть одно доброе слово.

С одной стороны, вместо Фредди Меркьюри фанам навязывают порочного урода, с другой — пропагандируется его культ почти как божества. Один из голландских фан-клубов так и называется — «Фредди — наш Бог». Тем самым совершается чудовищное богохульство, нарушается заповедь «не сотвори себе кумира» и оскорбляется как память Меркьюри, так и его миссия на Земле. И происходит грандиозная подмена, потому что тот, кого почитают фаны «Queen» — не Фредди Меркьюри.

«Queen Productions» также ничего не делает для защиты Фредди, хотя это их прямая работа. С их стороны не было подано ни одного иска в защиту чести и достоинства Фредди Меркьюри, хотя происходящее бросает тень на честь всей корпорации (да и на доходы влияет – не все хотят покупать музыку дьявола во плоти). Более того, в фильме «Freddie Mercury. The untold story», снятом на официальной студии «Queen Films», Хаттона и Фристоуна с неизбежной Мэри Остин превозносили до небес как «главных и самых близких людей Фредди, которые знали его лучше всех».

Кстати, оба злосчастных памятника Фредди Меркьюри были созданы и установлены на личные деньги Брайана Мэя, Роджера Тейлора и Джона Дикона. А «звезда Queen» — на деньги американских квиноманов.

Зато корпорация качает деньги из имени Фредди, торгуя им, как колбасой. Сувениры, игры, постеры, книжки, журналы, видеоклипы на основе его записей, бездарные фильмы... Существуют десятки неизданных или изданных ограниченными тиражами уникальных записей Меркьюри и «Queen», но корпорация не очень торопится их издавать. Она предпочитает издеваться над творческим наследием Фредди Меркьюри, выпуская от имени «Queen» изувеченные до неузнаваемости версии их песен или поручая отчисленным за неуспеваемость первокурсникам Института Кино снимать видеоклипы на их музыку.

Так, в 1996 году вышел видеоальбом «Made In Heaven. The Films», представлявший собой набор видеоклипов, снятый режиссерами Британского Института Кино на основе песен из альбома «Made In Heaven». За исключением двух-трех приличных работ, от происходящего на экране волосы могли встать дыбом. Тут и целующиеся геи, и страстно ласкающие друг друга лесбиянки, и харкающие дети, и совокупляющиеся прямо на полу подростки, и татуирование, и язык, крутящийся в весьма непристойном жесте. Но где же защитники нравственности? И критика, и прогрессивная общественность с восторгом приняла фильм, он был продемонстрирован на нескольких кинофестивалях...

Происходящее в «Queen Productions» можно определить одной емкой фразой, встреченной мной на музыкальном сайте в интернете — «Freddie For Sale» («Фредди на продажу»). Дай этим людям волю — и они бы продали на аукционе его прах. А экс-члены «Queen», похоже, давно уже не контролируют происходящее в корпорации. И, к сожалению, они сами не раз позволяли уродовать песни группы.

Помимо всего вышеперечисленного, существует еще одна ложь — принижение Фредди. В литературе по истории рок-музыки из него делают экстравагантного чудика, расфуфыренного гея. Так, в «Британике» он представлен как поп-певец, привлекавший внимание яркими и экстравагантными одеждами и умерший от СПИДа. Иногда даже можно встретить утверждение, что после 1985 года начался закат славы «Queen», у Фредди заметно сел голос, и только его смерть вызвала новую волну интереса к группе. Это ложь, потому что именно 1985 и 1986 годы стали триумфальными для «Queen», а голос у Фредди не сел даже при СПИДе. Налицо стремление скрыть сам факт превращения Фредди Меркьюри в Короля Рока. И ничего — о его влиянии на рок-музыку, об изобретении видеоклипа, о его идеях, которыми пользуется шоу-бизнес. Он проходит как среднеанглийское чудо в перьях — куда ниже «Битлз», «Роллинг Стоунз», «Бич Бойз». В любой среднестатистической книге о рок-музыке «Битлз» или «Роллинг Стоунз» уделяется целая глава, а «Queen» удостаивается только нескольких небрежных строчек. В большинстве британских музыкальных энциклопедий «Queen» вообще не упоминается, чего не скажешь о «Битлз». Не помогает и то, что альбомы «Queen» до сих пор самые продаваемые в мире — несмотря на всю грязь, вылитую на Фредди. Каждый новый релиз группы, номинально не существующей с 1991 года, выходит на первые места в музыкальных рейтингах всего мира – равно как и сольные релизы Фредди Меркьюри. Это не мешает до сих пор писать, что Queen – заурядная группа, которую прославил умерший от СПИДа вокалист экзотического происхождения и сексуальной ориентации. Нельзя сказать и о безусловном признании профессиональных заслуг Фредди — так, в справочнике Бондаренко-Дроздова можно прочитать, что у «Queen» концерты были безобразными, тексты — бессмысленными, а видеоклипы — безвкусными, да и интерес к «Queen» вызван исключительно смертью Фредди Меркьюри...

Кстати, когда в 2004 году новый релиз «Queen on Fire. Live at The Bowl» занял первое место в Великобритании и ряде ведущих стран Европы, музыкальная пресса предпочла просто «не заметить» это событие.

Итак, на всех уровнях ложь, биографы распространяют дезинформацию, друзья заняты тем же или молчат, его родители молча терпят свою муку, его фирма предала его, а фаны дремлют в состоянии блаженного идиотизма.

Бывают и попытки защитить Фредди — но они откровенно беспомощны, поэтому и проходят цензуру. Так, например, кузина Фредди Сара Балсара публично заявила, что Фредди оклеветан — он не был развратником и ненавидел наркотики. Но она все испортила заявлением, что в клубах крематорного дыма ей явился призрак Фредди и попросил прекратить издевательства над ним и защитить его доброе имя (если только сцену с призраком не вставили газетчики). В таком виде напечатали — потому что все равно никто не поверит. Как напечатали книгу не то психически больной, не то бесноватой Мелиссы Ричмонд, утверждавшей, что дух Фредди, как примерный супруг, является ей каждую ночь и раскрывает тайный смысл своих песен. Как напечатали весьма странные толкования песен Queen некоего Ливингстона.

Спросят — а как же Брайан Мэй, Роджер Тейлор, Джон Дикон? Как же это так — знают правду, видят весь этот ужас — и молчат? Какие же они после этого друзья? А что они могут сделать — в этой обстановке всеобщей лжи, предательства и круговой поруки? Кто им поверит? И как это будет выглядеть? Всего лишь как жалкая попытка защитить друга.

Брайан Мэй просил не ассоциировать имя Фредди с гомосексуализмом? Просил. Он говорил, что в ужасе от клеветы на Фредди? Говорил. Возмущался по поводу пропаганды гомосексуализма среди молодежи? Возмущался. И что? Ничего, реакция нулевая. А еще у них есть дети, которые тоже могут заболеть... Несчастным можно только посочувствовать.

А родители... Страшно даже подумать о том, что пережили эти старики, сколько тайных слез пролили, сколько мук вынесли! Что они должны делать - выйти на улицу и кричать «наш мальчик не гей»?! Восточные люди никогда не сделают этого — другой характер, другой менталитет. Против мнения улицы они не пойдут. А если бы пошли — кто им поверит?

Похоже, что влиятельные убийцы Меркьюри все эти годы оказывают давление на людей, знавших его лично. Поэтому даже порядочные люди, не державшие на Фредди зла, под угрозой больших неприятностей не решаются сказать что-либо, что поставило бы под сомнение мнение о Фредди как об исчадье ада. Максимум на что они решаются — не говорить про него гадостей. В то же время появляются странные и даже провокационные интервью Брайана Мэя. Невероятная чушь и вопиющие расхождения с другими интервью того же Мэя позволяют говорить или о провокации, или о давлении, которому подвергается Мэй как глава Queen.

Звучит зловеще, но, похоже, публично отрицать нетрадиционную ориентацию и прочие сплетни о Фредди – значит, поставить под риск свою карьеру и безопасность. Мне пришлось лично в этом убедиться. Уже после публикации книги в интернете я пыталась установить контакты с людьми, знавшими Фредди. Эти люди, признавая, что Фредди подвергся клевете, тем не менее, категорически отказывались заявить это официально. Они явно чего-то боялись. Мне также сообщили, что друзей и родственников Фредди неоднократно обманывали, а один из них, житель Лондона, открыто оспоривший в своём интервью легенды о кокаине и гей-клубах, немедленно удостоился телефонного звонка с угрозами. Этот человек умер в 2003 году.

Но главная проблема не в том, что есть могущественные люди, которые сделают всё, чтобы правда не вышла на поверхность. Бывали скандалы и афёры похуже. Беда в том, что это никому не нужно.

«Иракскому досье», «Уотергейту», или «Фаренгейту 911» способствовало желание свалить того или иного политика. Проблема Фредди в том, что заинтересованных в раскрытии этого дела нет. Не, считая, конечно, любопытных журналистов и квиноманов.

Фан-клуб Queen? Queen Productions? Не буду повторяться насчёт того, чьи интересы обслуживают эти почтенные организации, давно ставшие личным пиар-агенством Хаттона - Фристоуна - Остин.

Экс-члены группы и родственники давно смирились с тем, что он них ничего не зависит. Одни плывут по течению, другие давно не показываются на публике.

Зороастрийское сообщество поражает своим равнодушием к происходящему. Понимают, соглашаются, говорят, что ситуация недопустима и молчать нельзя… но всё продолжается по-прежнему. Не хочет зороастрийская диаспора конфликта с влиятельными людьми своих стран, угрозу своему спокойствию… ради кого? Ну да, хоть и самого знаменитого, и, безусловно, талантливого, но всё же ушедшего от своих парса. Среди них много богатых и влиятельных людей, многие парсы, особенно в Индии, владеют пресой и телеканалами. Семья Фредди отнюдь не бедна и могла бы нанять хорошего адвоката или журналиста. Всё хорошо. Одно плохо – никому ничего не нужно. Все привыкли. Ситуация осложняется как нежеланием парсов лишний раз общаться с «джуддинами», так и тем, что все предыдущие интервью с родственниками Фредди были использованы для стряпания очередных лживых фильмов, статей и книг – что породило вполне понятное нежелание говорить на эту тему с кем бы то ни было.

Но значит ли это, что ничего нельзя сделать? Конечно, нет. Гей-легенда — огромный мыльный пузырь, держащийся исключительно на клевете, слухах, домыслах, ограничении информации, и он лопнет от первого же прикосновения. Миф продолжает существовать только потому, что никто до сих пор не сказал «нет».

Конечно же, авторы мифа будут сопротивляться. Ведь пока люди верят в гомосексуализм и развратную жизнь Фредди, никому не придет в голову копаться в обстоятельствах его жизни и смерти.

Подлинная история Фредди Меркьюри наглядно демонстрирует, как на самом деле обстоит на Западе со свободой слова и свободной прессой, какая судьба ждет там по-настоящему свободного человека. А еще история Фредди — живое свидетельство того, что в обществе «всеобщей терпимости» за веру в Бога и за проповедничество преследуют, а иногда и убивают.

Реабилитация Фредди Меркьюри приведет к фантастическому росту его популярности. Пусть он потеряет кучку эстетствующих извращенцев-поклонников, но взамен он получит миллионы новых почитателей.

Правда о Фредди заставит пересмотреть многие устойчивые мнения о рок-музыке. Растлители молодежи больше не посмеют говорить, что наркотики, разврат, сквернословие и сатанизм — неотъемлемая часть рока, ханжи не смогут называть рок изобретением бесов, а всех рок-музыкантов — аморальными людьми и служителями дьявола.

Кроме того, расследование «дела Меркьюри» способно вызвать ненависть к гей-сообществу.

Самое страшное — правда о Фредди Меркьюри даст современной молодежи героя. Говорят, что у современной молодёжи нет будущего, потому что у нее нет настоящего героя, а те, кто претендует на эту роль — самозванцы. Так вот же он — современный и в то же время такой же, как века назад!

Раскрытие «дела Меркьюри» (я имею в виду не мою книгу, а полноценное журналистское расследование с документами и свидетелями), вызовёт в Великобритании, да и во всём мире скандал, по сравнению с которым могут померкнуть «иракское досье» и даже версии убийства Леди Ди. И вряд ли дело ограничится только отставками одиозных директоров официального фан-клуба Queen и корпорации Queen Productions. «Дело Меркьюри» может стать примером того, как обращаются с людьми, не вписавшимися в установленные на Западе правила шоу-бизнеса и диктатуру звукозаписывающих компаний. А также - отъявленного и жестокого расизма, применённого к гениальному и законопослушному подданному Её Королевского Величества, чья вина перед британским обществом состояла только в том, что он родился жгучим брюнетом с неанглийской внешностью и фамилией Балсара. Или – что ждёт человека, посмевшего проповедовать традиционные ценности. Миллионы людей во всём мире боготворят Фредди. Сотни миллионов индийцев, иранцев, арабов и т.д. гордятся тем, что самый гениальный рок-вокалист Запада – на самом деле «ихний» (хотя их и смущают постоянные напоминания о гомосексуализме). Queen стала первой западной рок-группой, официально изданной в Иране. Можно себе представить, какой взрыв возмущения может быть в этих странах.

Конечно, геи не сдадут Фредди без боя — слишком хорошо им было паразитировать на его таланте. Но пора объяснить им, что нехорошо брать чужое. Тем более нехорошо обманывать и говорить, что это им принадлежало всегда.

Впрочем, отчасти они проиграли. Тратят десятки миллионов долларов на гадости о нем, а его все равно любят. Тратят еще сотни миллионов на раскручивание своих протеже, а альбомы и видеоклипы Фредди по-прежнему пользуется огромным спросом, его песни звучат по всему миру. Делают все возможное для растления его поклонников, но среди фанов «Queen» не наблюдается массового роста гомосексуализма и наркомании. Хотя в 90-е в фан-движение «вбросили» множество геев, а в квиноманском интернете появляются весёлые топики типа «все ли фаны Queen – геи» и «сколько песен Queen – про геев»? Можно издать десяток порнороманов, найти еще несколько свидетелей того, что Фредди занимался сексом с мужчинами прямо под роялем — все равно их безголосые наложницы не запоют так, как Фредди. Они ничего не могут, кроме как врать, угрожать, морочить голову.

И всё же они торжествуют. Потому что добились ситуации, когда им никто не возражает. Не могут или не хотят. Надеяться на родных или друзей Фредди, равно как и на экс-членов Queen, к сожалению, не приходится. Помочь могут только те, кому это нужно и интересно - поклонники Фредди Меркьюри. И к ним мне хотелось бы обратиться перед тем, как закончить книгу.

Много лет вы безропотно позволяли издеваться над вашим кумиром. Вас обманули. Но дальше это терпеть невозможно. И если вам действительно дорог этот человек — вы сможете искупить свою вину перед ним.

Многие из вас хорошо владеют английским языком, имеют доступ в интернет, общаются с поклонниками Меркьюри из других стран — если вы постараетесь, вам удасться пробить «информационную блокаду» квиноманов. Среди вас есть хорошие программисты — создайте посвященные Фредди сайты и веб-страницы, которые смогут противостоять международному официозу и реабилитировать его доброе имя. Бойкотируйте книги, которые пишут о нем гадости. Хватит своими деньгами поддерживать надругательство над его прахом. Издатели скоро поймут, что глумление над Меркьюри больше не приносит прибыли.

Не бойтесь защищать Фредди. Не надо больше стыдливо отмалчиваться на слова об «этом педике» или мямлить «все равно я его люблю». Каждый раз, когда услышите подобное - не бойтесь возражать.

Больше не оставляйте безнаказанными гадкие статьи о нем. Те, кто пишут о Меркьюри, должны знать — оскорбления в его адрес больше не пройдут. Те из вас, кто состоит в «официальных» фан-клубах — покиньте их. Но не молча и анонимно, а официально уведомив руководство и других фанов о причине вашего ухода. Когда лидеры фан-движения получат первые несколько сотен таких заявлений — они серьёзно запаникуют.

Не поддавайтесь на провокации, которые начнутся, как только «дело Меркьюри» станет достоянием общественности. Вас призовут к спокойствию, назовут все это глупостью, дешевкой, провокацией, дутой сенсацией. Возможно, срочно найдутся липовые доказательства — фотографии Фредди с Джимом Хаттоном и другими мужчинами в постели, очередные порции лжесвидетельств, сенсационные интимные дневники и письма Меркьюри, от которых покраснеют бывалые геи, написанная на скорую руку медицинская карта — тогда вы просто спросите: а где все это было раньше? Возможно, в будущем ради сохранения гей-легенды пойдут на некоторые компромиссы. С Фредди снимут обвинения в наркомании и разврате, из активного гея он превратится в нормального человека с бисексуальными наклонностями, среди его возлюбленных назовут и мужчин, и женщин, а его болезнь станет результатом не разврата, но «ошибки». Не соглашайтесь на «частичное оправдание».

Начните самостоятельное изучение жизни и творчества Фредди Меркьюри. Возможно создание альтернативных структур, в которых будут вестись серьезные дискуссии на эту тему. Это очень интересно — вы откроете для себя совсем другого Фредди Меркьюри, совсем иную «Queen». У вас есть возможность выбрать между детским садом и университетом — решайте сами, что вам интереснее.

Возможно, кто-то из вас в будущем захочет провести полноценное журналистское расследование обстоятельств его жизни и смерти — вы не пожалеете. Конечно, это опасно. Убийцы не захотят, чтобы их имена были обнародованы, а это очень влиятельные люди. И скосвенно замешанные соучастники тоже не захотят быть изобличенными во лжи и предательстве и вызвать всеобщую ненависть и презрение. Но без риска не делаются никакие серьезные дела.

Кому-то из вас еще предстоит написать биографию Фредди Меркьюри. Жизнь Фредди Меркьюри — сплошное белое пятно. Его биография до сих пор не написана, а то, что наводнило книжный рынок — не более чем дешевые подделки. Вам предстоит полностью восстановить его жизнь, разыскать и опросить неизвестных свидетелей, найти его женщин — на ваш век работы хватит. Тем более что большинство знавших Фредди людей не только не опрошены, а вообще никому не известны – слово дают только тем, кто соглашается клеветать на Фредди или как минимум не возражать против клеветы.

Фредди Меркьюри ждет своего биографа — порядочного, образованного и не продавшегося человека — и им может стать любой из вас. Думайте, решайте, выбирайте — с кем вы и кто вы, и кем вы себя ощущаете — скотиной или личностью.

Если вы проигнорировали навязываемых вам бездарных кумиров и предпочли Фредди Меркьюри — значит, каждый из вас — личность с независимым характером, собственным мнением и хорошим эстетическим вкусом, а такая молодежь смертельно опасна для «нового порядка». Поэтому превратить вас в идиотов — для этих негодяев стратегическая задача. Ради этого они не пожалеют никаких денег.

Фредди уже один раз прославился на весь мир как великий певец и музыкант — и может прославиться еще раз как проповедник, служитель Бога и мученик. Произойдет это или нет — зависит от вас.

Историю Фредди Меркьюри и группы «Queen» иногда называют волшебной сказкой с плохим концом. Но конец можно изменить.

Умершего не вернешь, но если имя Фредди будет очищено от клеветы, если люди придут в дом его родственников и скажут, что они должны гордиться своим родичем Фарухом Балсара, в миру известном как Фредди Меркьюри — это будет лучшим концом истории".

www.tumen.kp.ru

Биограф Меркьюри:"Тайна смерти Фредди засекречена!"

24 ноября 1991 года не стало великого музыканта, легендарного Фредди Меркьюри.

В годовщину смерти Фредди "КП" полистала книгу биографа музыканта Марии Ахундовой

"История Фредди Меркьюри":

"Многих эта книга шокирует. Впрочем, разве может шокировать что-либо, связанное с Фредди Меркьюри? Нет той грязи, в которой еще не изваляли этого человека. Тем большим шоком будет узнать, что его история — это ложь. От первого и до последнего слова.

...Фредди Меркьюри представляет собой редкое исключение — его биографы словно соревнуются между собой, кто сильнее изваляет его в грязи.Так уж повелось — знаменитый человек может вести очень скандальную жизнь, но после смерти, особенно безвременной, ему все прощают и говорят о нем только хорошее, даже если покойный потонул в грехах и пороках. А что сделали с памятью Фредди? Каких гадостей ему еще не приписали? Сказано же: о мертвых плохо не говорят! Но на Фредди Меркьюри общепринятые правила приличия почему-то не распространяются!

Друзья музыканта говорят, что Фредди был очень ранимым человеком.

...Семь лет он прожил с Мэри Остин, которая фактически была его гражданской женой. Свое одиночество он сам остро переживал, по свидетельству его друзей, он всегда очень хотел иметь семью, с завистью смотрел на их семейные очаги, мечтал о детях. Холостая жизнь его очень расстраивала — дело в том, что женитьба и продолжение рода у зороастрийцев считается религиозной добродетелью — монашество и отшельничество они не признают, считая это грехом. Если мужчина после тридцати лет не женат — он тем самым совершает грех против Бога и родителей. Недаром многие лирические песни Фредди полны звериной тоской жаждущего любви одиночки. В знаменитой "Somebody To Love" он говорит: Каждый день частица меня умирает — Я едва держусь на ногах, Смотрю в зеркало и кричу: Господи, что же ты делаешь со мной! Все эти годы я жил верой в тебя, Но мне не становиться легче, Господи! Кого-нибудь, кого-нибудь Кто-нибудь может мне найти — Кого-нибудь, кого я полюблю? Когда Фредди говорит о зеркале, то он имеет в виду не тоску стареющего в одиночестве человека — когда он написал эту песню, ему не было и тридцати. Образ становится понятен, только если знать обычаи парсов.

В старину у парсов, как и у русских, невесту мужчине выбирали родители. Нередко жених и невеста даже не виделись до свадьбы. Перед брачной церемонией был такой обычай — молодоженов с закрытыми покрывалом лицами по отдельности заводили в комнату с большим зеркалом, покрывало снимали, и в зеркале они впервые видели друг друга. Обычай имел символическое значение — брак считался союзом двух людей, которые должны стать половинками друг друга, поэтому, глядя на отражение своей невесты, жених как бы видел себя — и свою будущую семейную жизнь. Фредди смотрит в зеркало — и видит только свое отражение, а невесты у него нет. Отношения с Мэри Остин к этому времени уже зашли в тупик. Фредди переживает отсутствие жены и детей и мечтает о свадьбе, которой у него так и не будет... В будущем он использовал тот же парсийский символ в видеоклипе "I Was Born To Love You" — отражение Фредди в зеркале превращается в отражение девушки. И таких песен у него десятки. То, что Фредди безвременно умер холостым и бездетным — трагедия, а вовсе не доказательство его гомосексуализма.

Последний свой альбом певец писал уже будукчи тяжело больным.

...Болезнь и смерть Фредди Меркьюри окружены мрачной и весьма подозрительной тайной.Даже Питер Хоуген в предисловии к своей книге о «Queen» осторожно заметил: «Фредди Меркьюри умер от бронхиальной пневмонии, вызванной СПИДом. Однако мы с точностью не можем утверждать, что причиной его смерти явились излишества, присущие стилю его жизни, нам неизвестно, когда Фредди стал ВИЧ-инфицированным, а также, каким путем произошло заражение — половым или неполовым».

Но тут же, словно испугавшись собственной смелости, Хоуген поспешно говорит «но это неважно» и переводит разговор на другую тему.

Ну почему же? Это очень важно — потому что за ответом на этот вопрос стоит погубленная репутация порядочного человека!

Хоуген прав — ничего нельзя с точностью утверждать, в связи с полным отсутствием информации по данной теме.

Фредди Меркьюри — не единственная знаменитость, умершая от СПИДа, но только обстоятельства его болезни и смерти до сих пор скрываются от общественности. Про любого знаменитого человека, умершего при подобных обстоятельствах, можно узнать все: дату установления диагноза — год, месяц и день, фамилию врача, сообщившего страшную новость, номер и название больницы, в которой это случилось, приблизительную дату, когда несчастный был ВИЧ-инфицирован, как и где он лечился, в каких больницах и клиниках лежал, какие лекарства принимал и какие процедуры проходил, как протекала болезнь, фамилию лечащего врача или врачей и т.д. и т.п.

Это можно узнать про любого — кроме Меркьюри.Внятная информация по его болезни отсутствует. Немногие имеющиеся данные разрозненны, хаотичны и противоречат друг другу. А фактически неизвестно ничего. Самое главное — никто и не пытается что-либо узнать. Биографы и журналисты, большие любители копаться в грязном белье Фредди, почему-то совсем не интересуются такой остренькой темой, как его болезнь.

Более того — они напрямую «закрывают» явно неприятную для них тему, сообщая, что никто, мол, кроме Мэри Остин и Джима Хаттона, не знает, когда Фредди был ВИЧ-инфицирован — и на этом замолкают. Короче, никто не знает — и не надо. Много будете знать, дорогие квиноманы — скоро состаритесь. Баю-бай, детки, обсуждайте лучше кошечек и рыбок и не суйтесь туда, куда вас не просят...

Но об этом как минимум должны знать те врачи, которые сделали анализы и сообщили Фредди страшную новость. Не мог не знать об этом его личный врач Гордон Аткинсон и медики, у которых он лечился. Как у любого жителя Великобритании, у Фредди должна была остаться медицинская карта. Он несколько лет лечился от СПИДа — значит, должна быть история болезни, записи о процедурах, которые он проходил, о выписанных ему лекарствах, консультациях специалистов, течении болезни, дата первой записи об открытии карты еще одного ВИЧ-инфицированного британского подданного Фаруха Балсара. Где это все?

А где формальности, необходимые в случае смерти от инфекционного заболевания (тем более что Фредди умер дома, а не в больнице)? Где результаты вскрытия или хотя бы простого осмотра тела? Где заключение врача? Свидетельство о смерти было выписано на основе устного заключения Гордона Аткинсона — почему? Почему тело увезли из дома с грубейшими нарушениями закона?

Возможно, потому, что в случае соблюдения формальностей врачи нашли бы много интересного. Например, медицинское подтверждение нормальной сексуальной ориентации покойного. Или отсутствие каких-либо следов кокаина в его организме — а ведь это грандиозный скандал, не так ли?

Нет ничего удивительного в том, что вся эта информация скрывалась при жизни Фредди. Но какой смысл делать это после его смерти?

Если знаменитый человек умирает от болезни, его лечащий врач (или врачи) дает пресс-конференцию, на которой отвечает на все вопросы прессы. Гордон Аткинсон этого не сделал, ограничившись несколькими общими, ничего не значащими фразами. Так же поступили все свидетели.

Диски Меркьюри до сих пор продаются большими тиражами.

Но почему никто не пытается узнать это самостоятельно? Падкие до сенсаций пресса и биографы так старательно обсасывали вымышленные гей-романы Фредди, с таким скандалом преподнесли публике его смерть — но никто не потребовал от Аткинсона показать карту и историю болезни, ни один самый дикий таблоид не обратил внимание публики на странное замалчивание подробностей болезни, ни один охотник за сенсациями не попытался самостоятельно добыть информацию. Ни пресса, всегда живо интересующаяся болезнями и смертями знаменитостей, ни биографы, с наслаждением садистов описывавшие физические мучения умирающего Меркьюри — никто так и не припер к стенке свидетелей, и ни один журналист не потребовал от них не юлить и ответить на элементарные вопросы.

Откуда такое равнодушие? И не надо говорить, что это дань деликатности — мы знаем, что они сделали с добрым именем и памятью Фредди.

Анализ материалов по этой теме привел меня к весьма неутешительному выводу — информация о болезни и смерти Фредди Меркьюри засекречена. Даже сейчас, спустя двадцать лет после его смерти.

Зачем, если его болезнь — просто несчастный случай? К чему такая конспирация на фоне самого разнузданного бесстыдства?

Более того, 90% имеющихся обрывочных сведений являются прямой и откровенной дезинформацией с целью заморочить голову читателю. Так называемые «свидетели» постоянно и беззастенчиво лгут, путаются в датах, противоречат друг другу. «Друзья» Фредди, обливавшие его гроб грязью, при разговоре об обстоятельствах его болезни немедленно становятся стеснительными и деликатными.

Мэри Остин, которая оживляется, как только надо поговорить о гей-партнерах Фредди, и превращается в партизанку при вопросе, когда он был ВИЧ-инфицирован, в одном из интервью сказала, что Фредди прожил с вирусом ВИЧ минимум семь лет. То есть самое позднее с 1984-85 года. И она врет — потому что ВИЧ-инфицированный Фредди не мог давать по 70 концертов в год и петь, что он еще докажет свою правоту и невиновность.

А второй «Великий Посвященный», Джим Хаттон, назвал совсем другую дату — апрель 1987 года. В результате биографы Меркьюри пишут, что «никто не знает» — так как перед нами классический провал свидетельских показаний, полностью противоречивая информация по одному и тому же вопросу. А для биографов лучше промолчать, чем изобличить во лжи нежно ими любимых Хаттона и Остин.

Но Хаттон тоже лжет — он не назвал число, больницу, фамилию врача, другие подробности. Чтобы избежать расспросов, он прибегнул к хитрости и заявил, что в апреле 1987 года уезжал к родителям в Ирландию и о болезни Фредди узнал задним числом, вернувшись домой. Подробности ему неизвестны... (впрочем, если он правильно назвал месяц, тогда получается, что Фредди узнал о своей болезни... на Пасху!). А еще он сказал, что якобы у Фредди врачи очень долго не могли найти СПИД — даже когда он уже был инфицирован... Другие «друзья» вообще опустили эту тему...

В этом человеке сочеталось, казалось бы несочетаемое:страсть, ранимость, талант.

Еще один пример лжи — в ряде биографий со слов Гордона Аткинсона и некоторых других лжесвидетелей сказано, что дом Меркьюри в последние несколько месяцев превратился в закрытую клинику, у постели круглосуточно дежурили врачи и сиделки, к кровати был подключен аппарат искусственного дыхания... Но целый ряд свидетелей показали, что в доме Фредди перед его смертью не было никаких врачей и медицинских аппаратов, из медиков приходил только Гордон Аткинсон. А Мэри Остин заявила, что Фредди за два месяца до смерти отказался от лечения и лекарств, решив не продлевать больше свои мучения. На этот раз она сказала правду. Это же сказал и Фристоун — все, кто навещал Фредди перед его смертью, подтвердили, что не видели никаких врачей и капельниц. Некоторые биографы обратили внимание на очередное противоречие, но не дали никаких объяснений. Как и не объяснили, почему все свидетельства о последних днях и смерти Фредди не совпадают друг с другом.

Аткинсон говорил, что у Фредди была пневмония. Пневмония вместе со СПИДом названа в свидетельстве о смерти (где покойный почему-то назван Фредди Меркьюри и тут же — Фредерик Балсара). Но никто больше не говорил о пневмонии у Фредди.

Итак, от нас спрятали подлинную информацию о болезни Фредди и заменили ее баснями. Но значит ли это, что о заражении Фредди невозможно что-либо узнать? Нет, все не так безнадежно. Кое-что можно узнать и без тщательно скрываемых медицинских документов. Конечно, СПИД — коварная и непредсказуемая болезнь. ВИЧ-инфекция может годами находиться в организме, никак себя не проявляя, и только потом постепенно перейти в СПИД. Вирус может убить за год, а может по 15-20 лет жить в теле жертвы, ничуть не мешая нормальной жизни. Срок перехода от ВИЧ-инфекции к СПИДу колеблется от двух-трех месяцев до 10 лет, иногда инфицированный вообще не заболевает. В случае с Меркьюри наша задача усложняется отсутствием медицинских документов. Но, несмотря на все эти проблемы, кое-что можно узнать на основе простого наблюдения и имеющихся обрывков информации.

В первую очередь мы должны выяснить, когда Фредди точно был болен СПИДом. В 1988 году он исчез из публичной жизни, а в его внешности произошли изменения. Итак, в том году он уже был болен.

Поскольку должен быть инкубационный период — значит, он был ВИЧ-инфицирован как минимум на год ранее. В 1987 году он нормально выглядел и вел активную публичную жизнь — но уже тогда у него начались проблемы со здоровьем. Осенью 1987 года он вынужден был на короткое время прервать работу в студии. У него в крови резко повысилось количество лейкоцитов - а это так называемые вторичные проявления ВИЧ-инфекции. В мае он поранил ногу, и порез плохо заживал, а плохая заживаемость ран — один из признаков ВИЧ.

Итак, мы можем быть уверены, что во второй половине 1987 года Фредди уже был ВИЧ-инфицирован. Когда же он заразился?

По всем внешним признакам, у Фредди была одна из самых тяжелых и интенсивных форм болезни, при которой ВИЧ-инфекция в максимально короткие сроки переходит в СПИД, а больной погибает в течении двух-трех лет после заражения. Его медицинская карта написана на его лице — он удивительно быстро сдал. Лицо Фредди в течении года изменилось до неузнаваемости прямо на глазах у почтенной публики.

Он неплохо выглядел осенью 1987 года, на вечеринке в честь своего дня рождения. А затем — катастрофа. Спустя год он выглядел намного хуже, а еще через несколько месяцев, в первой половине 1989 года, напоминал высохшую мумию самого себя. В конце того же 1989 года на него нельзя было смотреть без слез. Такие резкие метаморфозы свидетельствуют об интенсивном развитии болезни.

Известно, что Фредди страдал от сильных болей — и это еще один признак интенсивной формы СПИДа. Кроме того, с 1987 года он часто просил шофера остановить машину и выходил «прогуляться». Это может означать только одно — его тошнило. Налицо так называемый «синдром острой сероконверсии», который чаще всего бывает именно при тяжелых формах ВИЧ-инфекции и быстром ее переходе в СПИД, и характеризуется хронической тошнотой и диареей. Почти все жертвы этой тяжелой формы вируса страдали данным синдромом.

Надо также учитывать, что Фредди прожил несколько дольше, чем должен был бы прожить при его варианте СПИДа, по двум причинам.

Он был крепким, здоровым, физически сильным мужчиной, занимался спортом, его организм не был ослаблен алкоголем или наркотиками и мог бороться за жизнь дольше, чем организм обычного человека.

Фредди заразился после 35 лет, а люди старше этого возраста живут с вирусом ВИЧ дольше, чем молодые.

Итак, мы выяснили, что у Фредди была интенсивная форма ВИЧ. Следовательно, инкубационный период и отрезок от заражения до начала СПИД проходил в максимально короткие сроки.

Первые проявления СПИД начинаются от нескольких дней до двух-трех месяцев, вторичные — от нескольких месяцев. В целом инкубационный период ВИЧ при интенсивных формах заканчивается через год-полтора с момента заражения. А приступы тошноты и диареи могут начаться уже через два-три месяца после проникновения инфекции в организм.

Когда у Фредди начались вторичные признаки ВИЧ, мы знаем — в ноябре 1987 года, когда у него подскочило количество лейкоцитов. Значит, он был инфицирован примерно за год до того (минимум — за полгода, максимум — за полтора). Суммируя эти данные, мы можем определить срок его заражения ВИЧ между 1985-86 годом и началом 1987 года. Кстати, некоторые биографы осторожно называют именно 1986 год...

Похоже, «свидетели» не просто так врут — они пытаются дать объяснение катастрофически интенсивному развитию его болезни. А заодно покрывают Гордона Аткинсона — ведь это благодаря его лечению сильный и крепкий ВИЧ-инфицированный мужчина за два года превратился в полную развалину!

В книге Фристоуна есть любопытный эпизод. Фредди впадает в кому. Слуги вызывают Аткинсона (хотя следовало бы вызвать «Скорую помощь»). Бросив беглый взгляд на начавшего цепенеть Фредди, Аткинсон говорит, что все под контролем, сделать ничего нельзя, больной может впадать в такое состояние еще не раз и… не оказывает умирающему никакой медицинской помощи. В тот же день Фредди умер. Итак, лондонское светило, словно советский участковый терапевт, открыто пренебрегает своими прямыми обязанностями (не говоря о «клятве Гиппократа»). Лондонскому миллионеру не делают того, что сделала бы «Скорая помощь» любому человеку — ни укола, ни капельницы...

Последний день своей жизни Фредди проводит без всякой медицинской помощи, при откровенном равнодушии и бездействии врача. Любопытно, что почти за несколько минут до смерти своего пациента Аткинсон уехал домой, заявив, что сделать ничего нельзя (как будто он что-то делал), и что он едет ужинать (как будто он не мог поужинать в Гарден-Лодж). Говоря о смерти Фредди, он почему-то сказал, что Фредди «неудачно оступился».

Великий музыкант ушел из жизни из-за тяжелой болезни.

Это нельзя объяснить конспирацией — в тот момент (если только эпизод не выдуман Фристоуном) о болезни Фредди уже сообщила пресса. Аткинсон мог бы оправдаться тем, что Фредди сам не хотел, чтобы его лечили, или признаться в том, что он плохой врач и «проглядел», что пациент на последнем издыхании. Но Аткинсон вместо этого рассказал, как у постели Фредди дежурили мифические сиделки и врачи, как к нему были подключены капельницы и аппарат искусственного дыхания... И Аткинсон не объяснил, почему богатый житель современной развитой страны месяцами страдал от невыносимых болей — хотя западная медицина к тому времени уже изобрела сильные обезболивающие, позволяющие безнадежно больным прожить остаток своих дней с минимальными страданиями. Не объяснил, почему Фредди прописывали лекарства, от которых ему становилось все хуже и хуже. Почему врач не отменил диамормий, от которого Фредди тошнило — в результате он сам отказался от лечения, приносившего ему одни страдания (не надо быть медиком, чтобы знать — если пациенту плохо от лекарства, его надо заменить).

Было что скрывать и Мэри Остин. Она часто хвастается, что ухаживала за больным Фредди, но не объясняет, почему он так быстро захирел от ее ухода.

А Джо Фанелли, готовивший еду для больного Фредди, уже ничего не скажет. Вскоре после смерти Меркьюри Фанелли обратился в «Queen Productions» с требованием денег — по его словам, на лечение от СПИДа. Вскоре он скончался при невыясненных обстоятельствах, официально — от СПИДа. Незадолго до своей кончины он выглядел здоровым и активным, до самой смерти Меркьюри продолжал выполнять свои обязанности и регулярно посещал спортзал — что странно для больного СПИДом в последней стадии.

Еще один детективный штрих: перед самой смертью Фредди и сразу после долгого разговора с ним его душеприказчик Джим Бич был отослан в Лос-Анджелес, хотя состояние Фредди требовало его присутствия в Лондоне (чтобы не вызвать подозрений, свидетели сказали, что смерти Фредди ждали не раньше Рождества). Когда Бичу сообщили о смерти Фредди, он попросил оставить тело в доме до его возвращения в Лондон — как душеприказчик он имел на это полное право. Но его просьба не была исполнена. Таким образом, открыто были нарушены права душеприказчика покойного и все возможные юридические нормы. Питер Фристоун потом сознался, что не пустил к умирающему Фредди его родителей. Другие «свидетели» вообще не упомянули о визите супругов Балсара — хотя, по всем данным, их попросил приехать сам Фредди (что не мешает некоторым биографам сообщать, что Фредди умер в присутствии семьи). Фристоун сказал, что родных «вызвали» — кто, не объяснил. Сами вызвали и сами не пустили? «Скорбящие» обитатели Гарден-Лодж со стороны напоминали убийц, прячущих труп...

«Свидетели» сознательно исключают какую-либо роль семьи Фредди в последние дни и месяцы его жизни. Они не только скрыли тот факт, что тело Фредди увез из дома его отец — они говорят, что Фредди скрывал свою болезнь от родных, не желая их расстраивать. В это может поверить только тот, кто ничего не знает о парсийской семье. К тому же сестра Фредди Кашмира говорила, что Фредди сообщил о своем скором конце ей, ее мужу и детям.

В целом, если рассматривать разные свидетельства, происходившее в Гарден-Лодж со стороны напоминает дурной детектив. Время смерти Фредди колеблется между половиной седьмого, без пятнадцати семь и без двенадцати семь. Никто, кроме Фристоуна, ничего не говорит об утреннем приступе у Фредди. О его смерти существуют три полностью расходящиеся между собой свидетельства — Кларка, Хаттона и Фристоуна (подробнее об этом будет сказано чуть позже). Мэри Остин говорит, что была с Фредди весь день, и только перед самой его смертью ей, как Аткинсону, приспичило домой. Но, по словам Фристоуна, Мэри в тот день приходила к Фредди совсем ненадолго и вскоре ушла. Пытаясь объяснить отъезд Джима Бича, Фристоун говорит, что тот передал свои обязанности «душеприказчику Фредди Джону Либсону», а его телефонного номера так и не нашли. Но это не совпадает с уже упомянутым рассказом, что Джим Бич просил оставить тело в доме до его приезда. Все свидетели говорят, что родители приехали проститься с сыном в дом — все, кроме Фристоуна... И это далеко не полный список странностей и противоречий.

Любопытно, что Фристоун, не будучи ни родственником, ни наследником, ни душеприказчиком Фредди, стал сам заниматься оформлением всех похоронных формальностей — поездками в больницу за свидетельством о смерти, вызовом катафалка и т.д, привлек к этому похоронное бюро своего отца — хотя юридически Фредди не давал ему на это никакого права. Со свойственной ему скромностью Фристоун объяснил это исполнением обязанностей друга — мол, Бича не было, все находились в шоке, и только он, благородный Питер, мог в этой ситуации принять решение. При этом роль родственников он сводит к консультации... Учитывая, какую «дружескую» книгу написал о Фредди Фристоун, в это не очень верится. И сам Фристоун в своей книге проговорился, что за две недели до смерти Фредди, якобы не ожидая его конца в течение ближайшего месяца, он обсуждал с отцом возможность эвакуации тела из дома, осажденного журналистами. То есть, не имея на то никаких прав, обсуждал детали эвакуации тела еще живого человека, не поставив в известность сам «труп». Очевидно, у Фристоуна были причины самому оформлять похоронные бумаги.

Точно известно, что с осени 1985 года, после переезда в Лондон, Фредди жил как отшельник, сосредоточившись на работе и поставив крест на личной жизни. Гей-легенда допустила очередную серьезную ошибку, не засекретив эту информацию. Данный факт подтвердили все, включая и лжесвидетелей — но не дали внятных объяснений случившемуся.

Почти все время вне работы Фредди проводил дома. Он тяжело и интенсивно работал, а в немногие свободные дни никуда не ходил. Во время отпуска, проведенного в Японии, он не был замечен ни в каких сексуальных приключениях, вел активную культурную жизнь, постоянно находился на виду — под присмотром гида Ватанабе, ни на минуту не оставался один. Таким образом, возможность его полового заражения в этот временной промежуток сведена почти к нулю.

Существует мнение, что именно осенью 1985 года Фредди узнал о своей болезни — поэтому и сменил стиль жизни. Но эта версия не соответствует медицинским показаниям, кроме того, больной СПИДом Меркьюри не стал бы организовывать тяжелейшее турне, давая по пять концертов в неделю.

И в этот период Фредди работал настолько интенсивно, что у него просто не было времени на «ошибки».

А теперь посмотрим, когда западная пресса узнала о его болезни.

Официально она узнала об этом 23 ноября 1991 года, за сутки до смерти Меркьюри. Но слухи, конечно, появились намного раньше.

Если бы они появились после 1988 года, когда Фредди исчез из общественной жизни, а его внешность резко изменилась, в этом не было бы ничего удивительного.

Но пресса узнала об этом намного раньше — еще когда Фредди прекрасно выглядел и вел активную публичную жизнь.

Не правда ли, это выглядит несколько подозрительно?

Осенью 1985 года газета «Сан», а за ней другие жёлтые издания сообщили, что у Фредди Меркьюри обнаружен СПИД. Джон Дикон в своём интервью опроверг эту информацию, шутливо заметив – раз в газетах пишут о СПИДе, значит, у кого-то в Queen должен быть СПИД. Всерьёз это никто не воспринял, и слух вскоре забыли.

Осенью 1986 года, менее чем через два месяца после грандиозного «Magic Tour», газета «Сан» сообщила, что Фредди Меркьюри проверялся на СПИД. Там же было сказано, что инфекция не была обнаружена, что Фредди снова живет с Мэри Остин и прочие таблоидные глупости — но заметка имела большой общественный резонанс. Самого Фредди в тот момент не было в Лондоне — он находился в Японии, где проводил отпуск. По возвращении в аэропорту его встретила толпа журналистов и засыпала вопросами. Меркьюри назвал это дезинформацией.

Это можно было бы считать обычной газетной уткой, если бы Фредди действительно не заболел СПИДом. Кроме того, выяснилось, что перед отъездом в Японию он действительно сдал анализ крови в лондонской больнице Харли-Стрит. Так что «Сан» не совсем солгала.

Может быть, он именно тогда узнал о своей болезни, а информация каким-то образом попала в «Сан»?

Нет. Неужели «Сан» скрыла бы от своих читателей такую сенсацию?! Зачем им «покрывать» Меркьюри, сообщая, что инфекция не обнаружена (тем более что год назад газета вела себя иначе)? Зачем им лишать себя такого удовольствия ради человека, которого эта газетенка всю жизнь ненавидела и травила?

Кроме того, если следовать этой версии, то получается, что «Сан» узнала о болезни Фредди... раньше его самого!

Осенью 1986 года у Фредди Меркьюри не было никаких оснований проверяться на СПИД. Этот год был одним из самых напряженных и загруженных в его жизни. Он выпустил два альбома, семь синглов, один видеоминьон и один CD-миньон, снял шесть видеоклипов, написал музыку к двум фильмам и одному спектаклю, дал 22 концерта и 28 приемов и презентаций, выступил на фестивале в Монтрё, поучаствовал в записи альбома Билли Сквайра. Помимо этого, он начал работу над новым сольным альбомом, сделав несколько пробных записей. При таких напряженных ритмах жизни у него не было времени на развлечения, в том числе и сексуальные. И он точно не поехал бы в отпуск при положительном результате на СПИД. Придурковатый «Мистер Дорогуша» из воображения биографов мог бы позволить себе такое легкомыслие — но не настоящий Фредди Меркьюри. Он кинулся бы приводить в порядок свои дела. А он едет в Японию, проводит там активный отдых, посещает лавочки, театры, магазины, выставки, антикварные лавочки, старинные кварталы Киото. И явно не собирается умирать в ближайшее время.

Фредди Меркьюри проходил какое-то медицинское обследование в Харли-Стрит. Возможно, это был курс реабилитации после напряженного турне. Может быть, обычная ежегодная диспансеризация — по долгу работы он должен был следить за своим здоровьем. Возможно, у него брали и анализ крови на ВИЧ. Не исключено, что ему просто потребовалась справка об отсутствии ВИЧ-инфекции. Но вошел он туда здоровым — и получил такие результаты, что смог спокойно уехать.

Откуда же эта заметка в «Сан»? Почему дурацкая статья в желтой газете, которой не доверяет ни один нормальный житель Англии, вызвала такое возбуждение журналистов? Не напоминает ли это хорошо организованную суету вокруг «приезда королевы» в 1974 году, после возвращения «Queen» из Австралии?

Обратите внимание на само содержание этой «сенсационной» заметки: рок-певец Фредди Меркьюри прошел анализ на ВИЧ. Инфекции не выявлено...

Ну и что? Что здесь такого сенсационного? Ежегодно во всем мире десятки миллионов людей проходили и проходят плановые анализы на ВИЧ. Статья имела смысл только в одном случае — если бы там сообщалось, что у Фредди выявлен СПИД. Иначе это абсурд. С тем же успехом «Сан» могла написать: «Сегодня Меркьюри ехал в автомобиле и не попал в аварию». Или: «Меркьюри вылетел из Лондона в Мюнхен, и его самолет не разбился». Или: «Сегодня Меркьюри ел на обед рыбу и не подавился». Но эта дурацкая и бессмысленная заметка не только была напечатана, но и вызвала не подлежащий никакому логическому осмыслению общественный ажиотаж! Ряд исследователей — Лаура Джексон, Лесли Энн Джонс и т.д. пишут, что обследование было проведено осенью 1985 года. Но почему тогда «Сан» вспомнила о нем год спустя? И почему сначала пишут, что СПИД есть, а через год – что он не обнаружен? Куда он делся?

С огромной натяжкой статью в «Сан» можно было бы считать случайным совпадением — если бы эта история не имела продолжения.

Прошло всего несколько месяцев после той публикации, и в мае 1987 года та же «Сан» напечатала уже известное вам скандальное интервью Пола Прентера, в котором Меркьюри предстал организатором кокаиновых вечеринок и сексуальных оргий, активным геем, поимевшим сотни мужчин.

Проходит совсем немного времени, и в прессе появляется скандальное интервью Меркьюри, в котором он весьма откровенно высказывается о проблеме СПИДа и своей личной жизни:

«СПИД полностью изменил мой взгляд на вещи. Раньше я был очень развратен, а теперь сижу дома, никуда не хожу... Я думаю, каждый, кто имел беспорядочные половые связи, должен пройти тест на СПИД... Сам я проверялся, я чист...».

Едва газета вышла в свет, как в редакцию позвонил разъяренный Фредди с требованием извинений и опровержения. Редактор принес свои извинения и пообещал разобраться — но опровержения так и не последовало, а эта фальшивка теперь украшает все книги о Меркьюри и «Queen».

И все эти материалы вышли, когда Фредди был здоров и активен!

А когда у Фредди появились внешние признаки болезни, в течение трех лет ряд газет, словно издеваясь, печатали все новые и новые сообщения о том, что он опять проверялся на СПИД — и инфекции снова не было обнаружено!

Хотела бы обратить ваше внимание на еще одну важную деталь. На протяжении ряда лет пресса писала о Фредди какие угодно гадости и глупости — что он проводит кокаиновые вечеринки, не вылезает из гей-клубов, имеет сотни любовников, устраивает оргии, спит со своими кошками, депортирован в Танзанию — но до самой осени 1985 года почему-то никому не пришло в голову написать, что он болен СПИДом или проходил тест на наличие этой болезни. А затем — целая череда странных и провокационных публикаций, за которыми четко просматривается подготовка общественного мнения к смерти Фредди Меркьюри от СПИДа.

До сих пор ни один биограф, журналист или поклонник Меркьюри не обратил внимания на то, что сразу после смерти Фредди практически во всех ведущих британских газетах появились статьи, со смаком и жуткими подробностями поведавшие душераздирающие истории о невероятно развратном образе жизни первого гея земного шара. Все эти материалы появились прежде, чем кто-либо из друзей Фредди успел что-то сказать. Мэри Остин сказала, что Фредди был геем — но ничего более... Итак, когда о покойном не было известно ничего, кроме того, что он умер от СПИДа, газеты печатают подготовленные заранее заказные материалы. Информация появилась раньше информаторов.

Только один человек заметил это — и испугался. Это был Питер Фристоун. И он не нашел ничего лучше, как свалить все на давно умершего к тому времени Джо Фанелли. Якобы тот встречался в спортзале с репортером газеты «Дэйли Мэйл» — поэтому и слухи о болезни Фредди просочились в прессу еще до его смерти.

Сваливать все на покойника — верх низости, но в вполне в стиле «друзей». Но только Фристоун не объясняет, откуда пресса узнала о многочисленных любовных похождениях Фредди. Почему слухи пошли раньше, чем об этом узнал сам Фредди и тем более Джо Фанелли. И почему репортер «Дэйли Мэйл» вопреки всем журналистским правилам сообщил обо всем коллегам из изданий-конкурентов. И почему пресса ждала сообщения о смерти Фредди — чтобы вылить на голову граждан заранее заготовленные мерзости. И, конечно, он не сказал о том, что спортзалы, наряду с гей-клубами и мужскими туалетами, являются излюбленными местами для встреч гомосексуалистов...

Попробуем не рассматривать все вышеизложенные события как серию случайностей и составим из них хронологическую цепочку.

Осень 1985 год – Жёлтая пресса пускает первые слухи о заболевании Фредди СПИДом Лето 1986 года — «Queen» проводит самое грандиозное в своей истории турне «Magic tour», после которого о Меркьюри можно говорить как о новом Короле Рока. Осень 1986 года — Меркьюри проходит какое-то обследование в лондонской больнице Харли-Стрит и уезжает в Японию. В его отсутствие бульварная газета «Сан» сообщает, что он проверялся на СПИД. Заметка привлекает внимание журналистов и вызывает скандал, по возвращении Меркьюри опровергает изложенные в газете сведения. 1987 год — одна за другой газеты печатают провокационные заметки о Меркьюри. Сообщается о его развратной жизни гея, печатается фальшивое интервью Меркьюри, в котором он откровенничает о своей прежней развратной жизни, прекратившемся с появлением СПИД, и сообщает об отрицательном анализе на ВИЧ. 1988-1991 год — пресса постоянно сообщает, что Меркьюри проверялся на СПИД, но инфекции не было обнаружено. Между тем сильно изменившаяся внешность Фредди вызывает слухи о его здоровье. Официальные представители «Queen» отрицают его заболевание СПИДом. 1991 год, ноябрь — за сутки до своей кончины Фредди официально заявляет, что болен СПИДом. Спустя десять лет после его смерти вся медицинская документация о его заболевании продолжает скрываться от общественности.

Похоже, круг замкнулся. И теперь можно выдвинуть предварительную версию, где и когда Фредди Меркьюри был заражен СПИДом.

Это случилось в сентябре 1986 года, в лондонской больнице Харли-Стрит.

То, что произошло в Харли-Стрит — не медицинская ошибка и не халатность, а тщательно спланированное заказное убийство. В противном случае «Сан» не узнала бы об этом так быстро, Фредди был бы не единственной жертвой, а размах скандала трудно было бы даже представить.

В 80-90-х годах по всему миру прошла волна массовых заражений СПИДом в медицинских учреждениях. Но в каждом подобном случае заражение быстро выявлялось, виновников находили, а пресса поднимала скандал. Были и случаи единичных заражений (так, в 1991 году весь мир был потрясен трагедией американской студентки, зараженной СПИДом в кабинете стоматолога), но и такие случаи быстро выявлялись.

Выявить можно только в том случае, если это случайность, халатность. Но в тот день никто больше не заразился, зараженные инструменты тут же были заменены и уничтожены, и что-либо доказать, как и найти виновных, было невозможно... Фредди уехал в Японию, еще не зная, что с ним сделали. Зато об этом знал тот, кто опубликовал заметку в «Сан» — скорее всего, это был условный знак «дело сделано». А чтобы в будущем, после смерти Меркьюри, ни у кого не возникло подозрений, статья была выдержана в стиле газетной утки. А потом началась целенаправленная и хорошо продуманная газетная кампания, подготавливавшая общественное мнение к будущему бесславному концу первого гея Европы. А чтобы он невзначай не прожил лет десять-пятнадцать на лекарствах, как это часто бывает при СПИДе, его скорейшую отправку на тот свет должен был обеспечить милый доктор Гордон Аткинсон...

Конечно, подобное преступление требует тщательной подготовки. Но если учитывать, что в доме Фредди постоянно находились три гей-шпиона, шпион-водитель и женщина, кровно заинтересованная в его смерти, то его врагам это было не так уж трудно... Возможно, кто-то уже снисходительно улыбнулся — слишком вычурно и надуманно все это выглядит, словно списано с американского сериала. Больница, врачи-убийцы с зараженными шприцами... Какая глупость! Да если бы его хотели убить — неужели его не убрали бы менее экзотическим способом?

Сначала мне тоже показалась, что это глупость. Но, если рассуждать логически, по отношению персонально к Меркьюри именно этот способ убийства — идеален. И дьявольски жесток.

Трудно было придумать более аккуратное, научное, бездоказательное убийство. Прямое убийство знаменитости на Западе почти невозможно. Это не Россия — убийц найдут почти сразу, если только раньше их не прикончат заказчики. Редкий западный киллер возьмется за такую работу. Поэтому подобные преступления происходят крайне редко, и их исполнители — маньяки-одиночки. Да и зачем такая головная боль? Представляете, как бы возмущалась общественность, как бы она требовала найти и наказать убийц, как бы все жалели Фредди?

Конечно, существуют и другие способы убийства — человека можно убрать так, что никто ничего не заподозрит. Может выйти из строя его самолет, могут отказать тормоза в машине, вывернется из-за угла пьяный водитель, случится сердечный приступ, произойдет передозировка наркотиков, он вывалится из окна, утонет в бассейне или захочет свести счеты с жизнью... Но все равно будет шумиха, скандал, разговоры, слухи, журналистские расследования. Так уж люди устроены. Не могут они поверить, что кумир миллионов тоже смертен и с ним может случиться беда. Что бы ни случилось на самом деле, немедленно ползут слухи — «убрали». А пресса, особенно таблоидная, пользуется этим, печатая самые невероятные версии случившегося.

Но убийцы Меркьюри избрали способ, обеспечивший им освобождение от всех возможных подозрений. Смерть Меркьюри не вызвала никаких подобных слухов и разговоров. Ни один самый дикий таблоид не опубликовал ни одной, даже полностью высосанной из пальца, альтернативной версии его смерти. После всего, что говорили о Фредди, его смерть казалась нормальным логическим завершением беспутной жизни. В самом деле, от чего еще может умереть главный гей Англии, имевший сотни мужчин-партнеров?

Идеальное убийство — не то, при котором невозможно найти убийцу, а то, при котором невозможным считается сам факт убийства — и смерть Меркьюри полностью подходит под эту классификацию. Для полного успеха нужно было совсем немного — создать индустрию, пропагандирующую истории о развратном образе жизни гея Фредди Меркьюри.

И не было лучшего способа отомстить Фредди. Его обрекли на медленную, страшную, мучительную смерть. Выбросить его из окна или переехать грузовиком было бы намного гуманнее.

Наконец, его не только убили, но и публично опозорили как человека и мужчину. С этого момента все, кто не верил в его гомосексуализм, при активном давлении пропаганды вынуждены были поверить. Ведь СПИД — это «рак геев», не так ли? Именно это нам говорят с утра до ночи!

Умри Фредди от чего угодно — его бы жалели, считали жертвой, а слухи о его гомосексуализме за отсутствием доказательств так и остались бы слухами. Но отныне он навсегда останется в памяти людей развратным геем, сексуальным маньяком, сумасшедшим. СПИД дал «красный свет» всем гадостям о Меркьюри — с этого момента не было ни одной мерзости, которой бы не верили. А на все вопросы — один-единственный ответ: он же умер от СПИДа, какие еще могут быть вопросы? Они прекрасно знают человеческую психологию. Мыльный пузырь, высосанная из пальца гей-легенда превратилась в «неопровержимые факты» — и все это благодаря не столько подставным лицам вроде Джима Хаттона, сколько СПИДу.

... Фредди Меркьюри в качестве погибшего от СПИДа гомосексуалиста — идеальный рекламный жупел для международного гей-сообщества. Молодой, красивый, талантливый гей, сраженный во цвете лет чумой XX века... Какая жалость! А ведь этого не должно было случиться, если бы люди вовремя надевали презервативы куда следует и лучше относились к сексуальным меньшинствам... А теперь все возьмемся за руки, наденем ленточки и споем «аллилуйя» в знак солидарности с больными СПИДом... Грамотно проведенная рекламная кампания — и люди изменят свое отношение к больным СПИДом геям, обольются слезами над судьбой несчастных, непохожих на них людей, погибающих от страшной болезни, отдавших свои молодые жизни за торжество прекрасной однополой любви... И впереди, конечно, Фредди Меркьюри, который навсегда останется молодым в памяти людей... Что же, вполне в их стиле — сначала уничтожить человека, а потом использовать его имя в своих целях. Ярый противник нью-эйджевских ценностей после смерти превратится в главного героя пропагандистского гей-шоу...

...Один из самых распространенных мифов гей-легенды — что Брайан Мэй, Роджер Тейлор и Джон Дикон ничего не знали о заболевании Фредди. Они якобы узнали об этом позже всех, после того, как это знали все «близкие друзья», под которыми подразумевается половина лондонских геев. Источниками дезинформации на этот раз стали сами экс-члены «Queen». Брайан Мэй после смерти Фредди сказал, что они ничего не знали, «только догадывались», и Фредди сообщил им только за несколько месяцев до своей смерти. Хотя в одном из поздних интервью он проговорился, что Фредди с самого начала попросил коллег помочь ему делать музыку и нормально провести оставшиеся годы. Скорее всего, они связаны с Фредди обетом молчания. Все факты говорят о том, что они узнали о случившемся одними из первых.

Прежде всего, эти трое мало похожи на кретинов — а только кретины могли по несколько недель проводить с Фредди и не понять, что он умирает.

Как порядочный человек, Фредди обязан был предупредить ребят о том, что «Queen» осталось существовать совсем недолго, и им пора более серьезно подумать о сольных карьерах.

Уже в 1987 году члены «Queen» заявили, что в будущем они откажутся от концертов и шоу — значит, все четверо знали причину этой непонятной для посторонних перемены. Их выдавали глаза — на всех фото начиная с 1989 года их глаза пронзительно грустны. В сентябре 1987 года пресса обратила внимание на несколько неожиданное событие — на остров Ибиса прибыли все четверо членов находившейся в отпуске «Queen». И прибыли они не вместе, а, по «совпадению», по отдельности.

Но члены «Queen» с 1977 года не проводили отпуск вместе — они достаточно уставали друг от друга на работе. И вдруг они «случайно» решили встретиться.

Возможно, они решили увидеться после девяти месяцев простоя, обсудить будущие планы и заодно отдохнуть.

Но если Роджер Тейлор решил, не покидая «Queen», создать собственную рок-группу «Кросс» и официально представил ее общественности — значит, он был уверен, что у него будет время для работы с «Кросс». Работа в «Queen» в обычных масштабах не оставила бы ему такой возможности — следовательно, он знал, что в будущем «Queen» будет работать вполсилы, и не мог не знать причину.

А год спустя, осенью 1988 года, Фредди еще раз приехал на Ибиса, и на этот раз он остановился не в отеле, а скрылся на вилле Роджера Тейлора, прячась от посторонних глаз. Тейлор не мог не знать об этом.

Начиная с 1989 года Роджер Тейлор и Брайан Мэй, по скрытности своей личной жизни мало уступавшие Фредди, вдруг резко изменили поведение — они стали выставлять напоказ свои семейные проблемы и устраивать скандальные и экстравагантные выходки. Брайан Мэй публично признался в том, что актриса Анита Добсон — его любовница, позволив желтой прессе всячески муссировать эту тему. Через два года он развелся с женой — и предал свой развод огласке, прекрасно осознавая последствия. Он также сыграл на концерте скандально известной группы «Блэк Саббат», дав прессе повод для бурных дискуссий. Роджер Тейлор также выставил напоказ свой разрыв с гражданской женой Доминик, их брак ради детей, за которым последовал немедленный развод, уход к манекенщице Дэбби Лэнг...

За этим последовало бурное празднование его дня рождения с грохотом и фейерверками, перепугавшее соседей и вызвавшее визит полиции, кража из его дома интимной кассеты, на которой он был снят с Дэбби Лэнг и бурное обсуждение этой кражи в желтой прессе. Редко появлявшиеся с женами, они стали публично гулять в обнимку со своими новыми возлюбленными... и все это безобразие продолжалось два года, полностью прекратившись после смерти Фредди.

Даже некоторые биографы поняли подлинную причину случившегося. Конечно, Мэй и Тейлор не стали внезапно получать удовольствие от внимания прессы к их интимной жизни и скандальным выходкам. Они делали все это ради Фредди — строя из себя плейбоев и отвлекая внимание прессы от его умирания. Следовательно, они все знали... Наконец, все позднее творчество «Queen» переполнено намеками, позволяющими подтвердить не только версию о насильственной смерти Фредди Меркьюри, но и знание этой тайны его коллегами.

«The Miracle» («Чудо»), первый альбом, выпущенный «Queen» после трехлетнего простоя, сразу вызвал оживленные дискуссии в прессе. Многие обратили внимание на странную обложку альбома — лица четырех музыкантов были слиты в одно. В будущем появилась версия, что это было сделано, дабы отвлечь внимание публики от измененного болезнью лица Фредди. Но тогда следовало вообще воздержаться от фотографий, поместив на обложку рисунок. Обложка имела иной смысл — члены «Queen», объединенные бедой, как бы слились в одно.

Именно с 1989 года творчество «Queen» стало анонимным. Раньше указывался автор каждой песни, за исключением тех, в создании которых принимала участия вся группа. Но начиная с «The Miracle» вместо имени автора писали просто «Queen». Авторские доходы также делились поровну.

Не случайным было и название альбома — сам факт его выхода был чудом. По всем научно-медицинским расчетам Фредди должен был лежать под капельницей — а вместо этого он выпускает новый прекрасный альбом.

Альбом начинается с необычных для «Queen» резких и хулиганских ритмов — можно подумать, что музыканты дурачатся, стуча во что попало. Звучит шуточная и дурашливая «Party» («Вечеринка»), плавно переходящая в «Khashoggi Ship» («Корабль Хашогги»). Легкомысленные песенка о том, как им хорошо и как они развлекаются, звучит жутко, если помнить, что Фредди в это время умирал. После слов «до свидания, вечеринка закончилась», завершающих первую песню, начинается вторая — со слов: «Кто сказал, что моя вечеринка закончилась? Ха-ха, да я в прекрасной форме...». А заканчивается символичным «никто не остановит мою вечеринку, никто не остановит мою...». Песня адресована прежде всего Им — шокированным выходом нового альбома Фредди Меркьюри, на котором уже поставлен крест. И Фредди говорит им: «Вы меня слышите, сволочи? Да, это я. Я в полном порядке. Вы меня не остановили. Я вам еще покажу!». Выходка вполне в стиле Фредди Меркьюри — такие люди не сдаются. Песня «Rain Must Fall» («Должна случиться неприятность») повествует о некоей удачливой звезде. У него все в порядке, он пользуется успехом и ведет сказочную жизнь — но с ним что-то случилось: Я вижу по твоим звездам — твоя жизнь так восхитительна! Все вокруг так заманчиво, твой мир так манит! Ты хладнокровно играешь и выглядишь таким таинственным, милый! Каждый твой день полон солнечного света, Но в жизни каждого может случиться маленькая неприятность. Вся песня намекает на эту «маленькую неприятность», которая способна не только повредить герою, но и уничтожить его репутацию, которой он очень дорожит: Ты хочешь безупречную репутацию, Но сейчас у тебя осложнения, Потому что в жизни каждого Может случиться маленькая неприятность. Нетрудно догадаться, о какой неприятности идет речь. Особенно пугают строчки: Каждый, кто воображает, Что тебя можно ослепить с помощью науки, Только запугивают тебя недвижимостью и финансами. Русские переводчики не случайно перевели «blind» («слепой», «ослепить»), как «охмурить», изменив таким образом весь смысл фразы. Слишком жутко звучит этот намек про ослепление с помощью науки — особенно если учитывать, что в последние дни своей жизни Фредди почти полностью ослеп — СПИД поразил его сетчатку.

И печаль, с которой Фредди исполняет песню, не оставляет никаких сомнений в ее подлинном смысле.

«Scandal» («Скандал») — пронзительная песня против желтой прессы — той, что бесцеремонно лезет в интимную жизнь знаменитых людей, превращая ее в ад, делая все их личные драмы и горести объектом всеобщего внимания: Скандал — ты бросила меня, и теперь весь мир знает об этом. Скандал — они превратили нашу жизнь в безобразное шоу. Они увидят нашу душевную боль и разбитую любовь. Они услышат мои мольбы, а я буду повторять «Бога ради». Эй, скандал, и весь мир выставит нас дураками. Жди плохие новости, приготовься к потокам слез. Они бросят нас истекающими кровью, мы назовем их дешевками... Легко понять этот крик замученного травлей знаменитого человека. И еще надо учитывать, что именно в 1989 году, когда была записана «Scandal», сразу двое членов «Queen», Брайан Мэй и Роджер Тейлор, попали в таблоиды как раз на тему краха семейной жизни. Но песня имеет еще один уровень.

В снятом на эту песню видеоклипе Меркьюри появляется на фоне огромного газетного заголовка «National Scandal» («Национальный Скандал»). Любовные драмы звезд — хороший повод для прессы и обывателей почесать языки, но, согласитесь, на скандал национального масштаба это не тянет. Зато одно событие, случившееся именно в «Queen», стало скандалом не только британского, но и мирового масштаба. Только случилось это через два года после выхода видеоклипа «Scandal».

Думаю, вы уже поняли, о чем идет речь — конечно, это смерть Фредди Меркьюри от СПИДа. Фредди намекает на будущий скандал, на тот публичный позор, на который его обрекает пресса. И снова странные слова: Сегодня — газетные заголовки, завтра -трудные времена, И никто не сможет отличить правду от лжи. И в конце концов эту историю надо поглубже спрятать — Глубже, глубже, глубже спрятать! Это выглядит как предложение скрыть свой разрыв от посторонних глаз, не выставляя его напоказ проклятой прессе, но Фредди говорит еще и о желании спрятать некую историю — какую, нетрудно догадаться.

В песне «My Life Has Been Saved» после слов «моя жизнь спасена» звучат странные и подозрительные слова: «Вот и мы продолжаем врать».

В песне «Was It All Worth Of It?» («Стоило ли все это усилий?»), завершавшей «The Miracle», «Queen» подводит итог своей работе, прощаясь со слушателями. Никто не знал, сколько еще осталось жить Фредди, и этот альбом вполне мог стать последним. Там сказано: «Стоило ли все это усилий — дышать одним рок-н-роллом, жить как отшельники? Стоило ли все это усилий, раз свистопляска закончилась?». И отвечают: «Да, это был стоящий опыт. Он стоил всех усилий». Ни умирающий Фредди, ни его команда ни о чем не жалели... В том же 1989 году появилась малоизвестная песня «Hang On In There» («Задержись здесь»), изданная только на сингле и на CD-версии альбома «The Miracle». В ней откровенно говорится о Фредди, о его умирании: Не уходи, не теряй свою таинственность, Подожди немного! Завтрашний день принесет еще один праздник. Благодарим Господа за то, что ты еще жив! Ты все еще участвуешь в пьесе. Задержись здесь, задержись здесь, И твои желания будут тебе дарованы! Все твои проблемы исчезнут! Не глупи, твой пик еще не достигнут! ... Твоя жизнь еще не окончена. ... Помолись о чуде, и оно возникнет! ... Подожди рассвета, Просто подожди и увидишь, как все прояснится! От этой песни невольно хочется плакать. Она не нуждается в комментариях — и она еще раз доказывает, что все члены «Queen» знали о болезни и скорой смерти Фредди. Они так надеялись на чудо, на его спасение, на вмешательство свыше. Это не песня отчаяния, а полная надежды молитва — не надо, не умирай, ты не можешь, не должен, ты же не успел сделать все, что хотел, у тебя еще столько дел!

Тогда же была записана малоизвестная и до сих пор не изданная песня «I guess we're falling out». Там были зловещие строчки — «чувствую, кто-то всадил мне в спину нож... мы скоро выйдем из игры... а так еще хочется побыть здесь...».

В 1991 году «Queen» перешла от полупрозрачных намеков к прозрачным. Их новый альбом носил символическое название «Innuendo» («Косвенный намек»), и даже некоторые критики обратили внимание на зловещие и непонятные окружающим намеки группы, которые, по их же словам, прояснились только после смерти Меркьюри. Действительно, альбом, как и снятые в том же году видеоклипы, переполнен даже не косвенными, как заявлено в названии, а почти прямыми намеками как на скорую смерть Фредди, так и на ее причины.

Видеоклип «I'm Going Slightly Mad» («Я понемногу схожу с ума») — один из самых странных и зловещих видео, созданных «Queen». Этот сюрреалистический черно-белый клип — пантомима, состоящий сплошь из символики, по сложной образности напоминающий знаменитый шедевр Луиса Бунюэля «Андалузский щенок» и сопровождаемый странным и многозначительным текстом, считается одним из главных шедевров «Queen». Он вызывал и продолжает вызывать немало дискуссий, но их содержательный уровень, как правило, не поднимается выше табуретки. «Рассказ о гомосексуализме», «наряженный в нелепый парик Фредди фигурирует в обществе трех ручных пингвинов», «наряженная в невероятные костюмы группа виртуозно демонстрирует различные формы психоза», «умора» — таковы далеко не самые нелепые отзывы на этот клип.

Но все же многие отмечали, что клип производит тяжелое впечатление, многим после просмотра было немного не по себе. Ничего удивительного. Образ, символ, так же как и музыка, способен проникать глубоко в подсознание личности, и даже если человек не понимает ни значения увиденного, ни текста, которым сопровождаются данные образы — все равно подсознательно он поймет все правильно. Поэтому многим было страшно смотреть этот клип — даже если они ничего не понимали и смеялись над странным видеорядом.

На второй секунде клипа Фредди появляется в медицинском кресле, в котором он сидит, скрестив ноги. В течении доли секунды он оказывается мишенью в снайперской винтовке. О смысле этого жуткого намека нетрудно догадаться. Сидя в кресле, Фредди поет: Когда постоянно растет температура, И значение этого так понятно, Тысяча и один желтый нарцисс начинают танцевать перед тобой... Постоянно высокая температура — характерный признак СПИДа. Желтый нарцисс — известный со времен античности символ безвременной смерти. Фредди говорит о своей болезни и скорой смерти. Далее идут странные слова: «Пытаются ли они сказать тебе что-то?», — то есть слова про нарциссы не просто поэтический образ. «Ты потерял последний винтик», «ты просто не в форме, дорогой», «ты просто не понимаешь смысла происходящего» — для зрителя все увиденное останется забавой, он не понимает самого главного — ради чего Фредди затеял все это представление, что он хочет сказать. Фредди постоянно говорит о случившейся с ним беде. Он несколько раз делает жест, означающий «страшно». Он перебирает волосы на своей голове и по очереди проводит ту же манипуляцию над Мэем, Тейлором и Диконом. Этот восточный жест означает «пепел (то есть «позор») на мою голову, а делая то же над своими коллегами, он добавляет: «и на ваши». Фредди говорит, что публично опозорен своей болезнью, а вместе с ним опозорена и вся «Queen», все его коллеги.

Он скоро умрет — поэтому говорит: «Всего одной волны не хватает до кораблекрушения», «я свалился с лихорадкой» (наряду с высокой температурой, лихорадка — один из признаков СПИДа), «я не вхожу, как обычно, в список лучших», «этот чайник выкипает» (в клипе в этот момент появляется выкипающий чайник — символ скорого конца). Фраза «я вяжу одной спицей, нитка разматывается быстро, это правда» (в кадре появляется вяжущий Джон Дикон) имеет сразу два страшных значения. Вязание одной спицей — символ мужской импотенции, неспособности к продолжению рода — именно это сделала с Фредди его страшная болезнь. Быстро разматывающаяся нитка — символ жизни, которая вот-вот прекратится, знак умирания. О слабости и неспособности к продолжению рода Фредди говорит в эпизоде, в котором он гоняется за Роджером Тейлором, разъезжающем на детском трехколесном велосипеде, и ходит среди играющих людей. Звучат слова «в эти дни я могу разъезжать только на трехколесном велосипеде». Трехколесный велосипед ассоциируется с детством, ребенком. Погоня за ускользающим «ребенком» означает, что у него никогда уже не будет детей — а вы не представляете себе, как это страшно для восточного мужчины, тем более для зороастрийца...

Появляется человек, переодетый пингвином (Брайан Мэй), и три живых пингвина. Пингвин — символ птицы, не способной к полету или лишенной этой способности, птицы с обрезанными крыльями.

Говорит Фредди и о презрении, которым он будет окружен из-за своей «срамной» болезни — он подползает к сидящим на скамье людям, как бы взывая к их сочувствию, но они высокомерно отодвигаются от него, а один из них в исполнении Тейлора грубо его трясет за грудки.

Несколько раз Фредди появляется со странной гигантской обезьяной. Сначала он заигрывает с ней со словами «я не совсем в форме». Эта сцена напоминает то эпизод из балета «Дочь фараона», то музыкальный номер из фильма «Кабаре». Затем он надкусывает банан, бросает его обезьяне, та ловит, но с отвращением отбрасывает. Далее обезьяна бежит от пингвина, а в одном из последних кадров она танцует, и у нее отваливается голова. Это одна из самых страшных сцен видеоклипа.

Обезьяна имеет множество значений в мировой культуре. Большая бесхвостая обезьяна в контексте клипа означает сексуальность, плодородие, продолжение рода. В Индии во время особых храмовых праздников женщины, желающие забеременеть, обнимают статую большой обезьяны. Говоря, что он «не в форме», Фредди сообщает о своем поражении как мужчины. Банан — фаллический символ, а надкусанный банан символизирует кастрацию и является знаком евнуха. Обезьяна с отвращением отбрасывает надкусанный банан, и это означает, что Фредди больше не полюбит и не захочет ни одна женщина — он евнух, не мужчина, он перестал быть мужчиной из-за своей болезни. Затем у обезьяны отваливается голова. Голова — символ продолжения рода и сильного мужского начала, с этим связано ритуальное обезглавливание врагов во многих культурах мира. Отпадение головы у обезьяны-сексуальности символизирует прекращение рода, конец мужской силы. Род Фредди пресекся — как и род его отца. Других сыновей у его отца нет, а дочери, по восточным понятиям, продолжают чужой род...

Появляющаяся в видеоклипе забинтованная голова символизирует смерть и одновременно сексуальную немощь. Это символ, восходящий еще к Древнему Египту. Другое значение этого символа, как и темных очков — «слепота» публики, ее неспособность понять Меркьюри.

Самый страшный эпизод видеоклипа — рука с ножницами отрезает галстук. Щелкающие ножницы — символ смерти, конца жизни. Согласно античной мифологии, жизнью человека распоряжаются три мойры — богини судьбы. Мойра Лахесис определяет судьбу человека от рождения до смерти, Клото «ведет» его, прядя нить его жизни, Атропос обрезает нить ножницами, когда приходит смертный час.

Фредди снова говорит о своей скорой смерти.

В сочетании с галстуком сцена имеет особую символику. Галстук — знак общественного статуса мужчины, мужского достоинства, респектабельности (мужчина должен появляться в общественных местах в галстуке), а также символ сексуальной мощи. Обрезание галстука означает, что болезнь не только обрекла Фредди на смерть, но и лишила его мужской силы — и одновременно он опозорен на весь мир как мужчина и как уважаемый, знаменитый человек. С точки зрения Меркьюри, его опозорили самым страшным для зороастрийца срамом, он уничтожен как мужчина — как в сексуальном, так и в общественном понятии этого слова.

В финале Фредди улыбается несколько ехидной улыбкой, давая знать, что он не сломлен и не собирается сдаваться...

Любопытно, что сексуально озабоченные биографы Меркьюри «не заметили» видеоклип, перенасыщенный сексуальной символикой.

В видеоклипе «I'm Going Slightly Mad» Фредди откровенно говорит о своей болезни, страданиях и скорой смерти, но, за исключением сцены в кресле, не говорит о ее причинах. Не таков был снятый два месяца спустя, в апреле 1991 года, «Headlong» — самый страшный видеоклип «Queen».

«Headlong» совсем не похож на «I'm Going Slightly Mad». Похоже, Фредди решил, что предыдущий клип был слишком мрачен — и «Headlong» наполнен боевым задором и агрессивной воинственностью. Умирающий Фредди продолжал сражение.

Это единственный видеоклип «Queen» 1991 года, в котором Фредди снялся без грима. Он выходит на съемочную площадку какой есть — бледный, истощенный, похожий на высохшую мумию, но обладающий странной и завораживающей красотой умирающего. При этом Фредди поет весьма воинственный текст, сопровождая песню сверканием глаз и взмахом кулака. Он как бы говорит: «Посмотрите, люди добрые, что со мной сделали. Но я не собираюсь сдаваться. Я еще повоюю». Его одежда также имеет символический смысл — желтая блуза (знак воина — льва и одновременно знак скорой смерти) и синяя рубашка (цвет неба, траура, религиозности).

Воинственный настрой клипа сразу обращает на себя внимание. Все четверо музыкантов пребывают в каком-то странном злом возбуждении, они как будто бы выясняют с кем-то отношения. Глаза Фредди свирепо сверкают, он показывает кулак и другие ругательные жесты, поет свирепо и агрессивно. Со стороны может показаться, что он пришел не петь, а набить кому-то морду. На протяжении всего клипа Фредди несколько раз повторяет: И ты несешься, у тебя новая цель. Ты несешься, неуправляем, Ты думаешь, ты такой сильный — но это ты не можешь остановить, С этим ты ничего не можешь поделать. Ничего, нет, ничего ты не можешь с этим поделать. Фредди говорит: «Ты, думаешь, сильный? Очень сильный? Но с этим ты ничего, нет, ничего не сможешь сделать». При этом он то показывает кулак, то воздевает руки в зороастрийской молитве, то дразнится. Его коллеги то валяют дурака, то свирепо вопят в кадр «ничего ты с этим сделать не можешь!».

В одном из эпизодов Фредди наклоняется к столу, и, внимательно грядя в камеру, говорит «Let me out of this cheap «B» movie» («Высвободите меня из этой низкосортного фильма»). Он произносит эти слова свирепо, подняв указательный палец. То есть — не записывайте меня в плохой фильм, в котором я не участвую, я не порнозвезда и не герой дешевой кинокартины. Фредди прямо намекает, что его болезнь получена не в результате разврата. На протяжении всего видео Фредди постоянно танцует, делает сложные акробатические номера и нагло-вызывающе улыбается в кадр, как бы говоря, что с ним все в порядке. Сами его воинственные и издевательские танцы — вызов. Даже страшно подумать, чего это ему стоило — в то время он сутками не мог есть и спать от боли, на съемках он терял сознание от боли и слабости. И через страшную боль он улыбался, шутил, дразнился, танцевал, отжимался. «Headlong» — памятник невероятному мужеству Фредди Меркьюри. В одном из эпизодов Брайан Мэй, стоя рядом со свирепо резвящимся Фредди, смотрит на него с улыбкой печали и восхищения. В другом кадре Мэй делает резкий жест крепкого ругательства, адресованного явно не ничего не подозревающим зрителям. Он поднимает большой палец вверх, все четверо постоянно делают подобные жесты, дразнятся, издают презрительные вопли.

Несколько раз музыканты сняты лежащими на полках, расположенных как на египетских фресках. Фредди лежит на нижней полке, на нем странный белый галстук. В одном из эпизодов он тянет галстук вверх и указывает на него взглядом. Символика более чем прозрачна: длинный белый галстук — знак удавки, насильственной смерти. Ближе к концу клипа появляется кадр, длящийся менее секунды, но крепко врезающийся в память — при словах «ты думаешь, ты очень сильный» все четыре полки сняты общим планом, Фредди лежит задушенный тем самым галстуком, шея свернута, край галстука пришпилен к полу. Этот эпизод подтверждает все самые худшие подозрения. На мгновение группа появляется сидящей в креслах. Фредди откинулся назад, глаза его закрыты, и, судя по его виду, он на грани болевого обморока. На самом деле ему очень плохо — но он не сломлен и продолжает работать.

В конце клипа Фредди машет кулаком и свирепо говорит «хе-хе», вся группа издает боевой клич, а Фредди показывает язык.

Но наиболее откровенно Фредди сказал о себе в великой песне «The Show Must Go On» («Шоу должно продолжаться»). Это — предсмертная исповедь, самая откровенная, самая таинственная и одновременно одна из самых гениальных песен «Queen». Написанная Брайаном Мэем, она, похоже, была создана специально для Фредди. «The Show Must Go On» до сих пор пользуется популярностью во всем мире, считается символом погибающего, но не сдающегося артиста и звучит на похоронах людей искусства.

Прощальный видеоклип, снятый на эту песню в октябре 1991 года, за месяц до смерти Фредди, представляет собой монтаж из фрагментов концертов и видеоклипов разных лет. Но это не просто набор кадров — клип представляет собой ряд сложных символов и образов. Начинается он с красного занавеса, за ним следует другой. Открывается дверь. В символике это означает тайну — Фредди хочет рассказать о себе кое-что важное. Звучат слова: Пустой космос — ради чего мы живем? Покинутые места — мы знаем, какой ценой! Меркьюри снова задает религиозный вопрос: ради чего мы живем — неужели ради того, чтобы без остатка растворится в холодной пустоте космоса (именно этому учит нью-эйджевская философия)? Появляется толпа подростков, и это ответ на вопрос, ради чего жил Фредди Меркьюри — ради них, этих детей. Им он посвятил жизнь. Ради них отказался от обычного человеческого счастья, ради них он умирает.

Говорит он и о своем эмигрантском состоянии. Он покинул родину, прожил всю жизнь в чужих странах, добился успеха среди гордых и надменных чужаков — но какой ценой! ... Кто-нибудь знает, чего мы ищем? Фредди, облаченный в белые одежды, отделен от зрителей решеткой, на которую несколько раз кидается. Решетка — символ несвободы, отчужденности, непонимания, разделения. Фредди говорит о той незримой стене непонимания и клеветы, которая выстроена между Фредди и людьми. Он хочет объяснить людям, что он вовсе не тот, за кого его принимают, но не может этого сделать. Одновременно это символ души, рвущейся на свободу — к этому времени измученный болезнью Фредди ждал смерти как избавления от мук.

Далее Фредди прямо говорит об истинной причине своей скорой смерти, отбросив все полунамеки: Еще один герой — еще одно бессмысленное преступление, За занавесом, в пантомиме. Не вешай трубку — кто-нибудь хочет это сделать? При словах «еще один герой» появляется Фредди — зрителю дается понять, что речь идет именно о нем, а не об абстрактном лирическом герое. «Еще одно бессмысленное преступление» — на экране страшный эпизод из «I'm Going Slightly Mad», в котором ножницы обрезают галстук. Мы уже знаем, что это рассказ о болезни Фредди Меркьюри. Значит, его заболевание СПИДом — это... правильно, бессмысленное преступление. Половое заражение нельзя назвать преступлением — это нелепость, глупость, но не преступление. Заражение из-за халатности врача — преступление даже по уголовному кодексу, но не бессмысленное — скорее, нелепое. Итак, Фредди заявил, что против него совершено преступление.

«За занавесом» означает тайну, скрытую от посторонних глаз (о подобных вещах принято говорить «за кулисами»). Против Фредди Меркьюри совершено тайное преступление, о котором общество не знает и не узнает.

«В пантомиме» — в этот момент появляется Фредди в виде клоуна, делающий жест — «позор» и «страшно». Как известно, пантомима — это театральный жанр, в котором все играется без слов, одними жестами (за исключением близкой к балагану так называемой «английской пантомимы»). Речь идет о преступлении, совершенном в «пантомиме». Посмотрим, чем «пантомимное» убийство отличается от театрального.

В классическом театре убийца называет свое имя и произносит длинный монолог, объясняющий, за что и почему он убил. В пантомиме безымянный убийца подкрадывается к жертве, молча наносит удар кинжалом, жертва падает, убийца удаляется. Следовательно, преступление против Фредди совершено молча и анонимным преступником.

Меркьюри говорит «еще один герой» и «еще одно бессмысленное преступление» — значит, в мире шоу-бизнеса уже было подобное. Действительно, было — это убийство Джона Леннона маньяком Марком Чэпменом. Но только убийство Леннона было скорее «театральное» — Чэпмен сделал из этого целый спектакль. Он не пытался скрыться, спокойно стоял, дожидаясь полиции, и с удовольствием отвечал на вопросы собравшихся вокруг него «зрителей». На допросах и на суде он в подробностях рассказывал о причинах преступления и о его подготовке, наслаждаясь всеобщим вниманием и возможностью говорить на весь мир. В свою очередь, убийство Меркьюри — «пантомимное». Его совершили в тайне, имя убийцы неизвестно, он не сказал ничего — просто сделал свое дело и ушел, а люди даже не знают, что совершено преступление.

Говоря «держи связь», Фредди обращается к зрителям, призывая их понять, о чем он хочет сказать. Появляется кадр с четырьмя полками из «Headlong» — то есть коллеги Меркьюри посвящены в тайну «бессмысленного преступления».

Фактически Фредди говорит: «Я — жертва бессмысленного преступления, совершенного в глубокой тайне и в молчании. Кто-нибудь, поймите, что я хочу сказать!». И поет он эти строки с грустью и отчаянием в голосе. Постоянно повторяется припев: Шоу должно продолжаться, Шоу должно продолжаться! Пусть мое сердце разрывается, Мой грим отслаивается, Но моя улыбка остается! Обычно припев трактуют так: шоу должно продолжаться, несмотря на смерть актера, умирающий актер продолжает играть роль на сцене и будет это делать до самой смерти. Биографы сделали из Меркьюри переполненного гордыней полоумного паяца, не желающего признавать факт собственной смертности. Были и такие комментарии: «Фредди остался шоуменом до конца. Он хотел, чтобы все продолжалось без него. Он не желал и слышать о роспуске группы после своей смерти».

Какая глупость! И какое неуважение к его смерти!

А я бы сказала — Фредди остался воином до конца. Каждый раз, когда в клипе звучит «шоу должно продолжаться», Фредди и его коллеги выбрасывают вперед кулаки и говорят о намерении продолжать борьбу. Появляется то Фредди, идущий по сцене в боевом танце и раздающий пинки кому-то невидимому, то Брайан, стреляющий из гитары. Меркьюри говорит не о сценическом шоу, а о духовной войне, которая должна быть продолжена — пусть он смертельно ранен и скоро сойдет с дистанции. Поэтому и сопровождает каждое слово о шоу воинственный взмах кулака.

Фредди надеется на то, что его музыка останется с людьми — как и его улыбка, которую невозможно забыть. Все наносное, внешнее уйдет — и останется главное. А еще он говорит, что улыбается людям, превозмогая муки боли, и любит их, несмотря ни на что. Далее Фредди говорит о своей неудачной личной жизни и о том, что он всегда надеялся на лучшее, о любви к людям, которой, по его словам, «он еще продолжает учиться». И снова говорит о скорой смерти:

Я скоро сверну, угол уже близко, Снаружи наступает рассвет. Но внутри я сквозь боль рвусь к свободе. При словах «я скоро сверну» Фредди стоит под стрелками часов, затем, закрывая его и циферблат, в кадре появляются Роджер, Брайан и Джон. Прозрачный символ — скоро пробьет его час, и он покинет этот мир, их останется трое. Говоря о рассвете, Фредди снова намекает на свой скорый уход на тот свет. Появляется стрелка, идущая вниз — намек на скорое «схождение в землю». Пробивающий стену поезд — из того же ряда символов. Под торжественную музыку идут батальные сцены, в одной их них Мэй стреляет из гитары, в другой Фредди скрестил свой меч-микрофон в союзе с Горцем — победителем Каргана, рушатся стены и летит вниз «S» — знак поверженного Сатаны. Меркьюри снова говорит о тайной войне, которую «Queen» вела с помощью музыки. Хотя Фредди скоро умрет, но война не окончена — она будет идти всегда. Моя душа раскрашена, как крылья бабочки. Вчерашние сказки разрушатся, но никогда не умрут. Я умею летать, друзья мои! При словах о раскрашенной, как крылья бабочки, душе Фредди появляется на фоне огромной надписи «Национальный скандал». Тем самым он говорит о том, что истинная его душа никому не интересна — всех волнуют исключительно сальные истории и сексуальные скандалы. Слово «скандал» расположено за его спиной, что является иллюстрацией восточного выражения «дурная молва за ним по пятам ходит» (дословно — за его спиной). Но слова о неумирающих сказках на фоне Фредди в костюме волшебника означают, что «волшебство «Queen» и все, что делал Фредди, навсегда останется с людьми. При словах «я умею летать» Фредди совершает «полет души»: цитата из «I Want To Break Free» — снова намек на скорую смерть. Я приму это с улыбкой, я никогда не сдаюсь. Продолжайте шоу... Я заберусь на самый верх, я превзойду всех, Я найду в себе силы вынести это. Продолжайте шоу! Шоу должно продолжаться... Фредди улыбается, а в следующем кадре поворачивается задом. На Востоке это знак крайнего презрения, так там «посылают» обидчиков. А дословный перевод этого жеста с языка знаков — «педерасты!». Фредди сказал негодяям все, что о них думал, и показал, что умирающий, изувеченный, опозоренный — он все равно издевается над ними и смотрит на них с улыбкой презрения и победы.

Одновременно Фредди говорит: «Вам моя задница нужна? Вам ведь только это интересно? Получайте!»

Фредди говорит и о том, что найдет в себе силы вынести все чудовищные муки, он примет свои испытания с улыбкой и не сломается — и все равно он лучший, он — Король. И это не хвастовство — Фредди Меркьюри уходил из жизни в статусе Короля Рока. Он дошел до верха — пусть и ценой собственной жизни. Несколько раз повторяется «продолжайте шоу» — и на экране всякий раз возникают лица подростков-поклонников. Именно к ним обращается Фредди с призывом продолжать шоу, то есть продолжать войну со злом. Одновременно он обращается и к музыкантам — продолжайте войну ради них, за эти юные души. При последнем восклицании «шоу должно продолжаться» он машет кулаком. Последние аккорды уходят вдаль. Фредди закрывает дверь — исповедь окончена. В предпоследнем кадре он показывает язык — он не сдается. «The Show Must Go On» — настоящая боевая песнь воина, сраженного на поле битвы. В старинных героических преданиях смертельно раненый великий воин произносил так называемые «речи», в которых говорил о своих подвигах, о том, что сделал ради людей, чем прославил свое имя. А если он был подло сражен со спины — тогда убийце доставалось как следует, и все вокруг пели хульную песню на негодяя. И Фредди исполнил свою прощальную песню. Чем-то она напоминает последние речи его тайного героя Исфандияра — великого воина-зороастрийца, также сраженного с помощью подлости: Не плачь! Все это небом и луною Предрешено — свершенное со мною! Вот буду мертв и буду я зарыт, Но ты не плачь о том, что я убит. ... Вот сколько тайно, да и явно я Трудился в сих пределах бытия Во исполненье Божьего завета Во имя правды, разума и света! Когда ж мой подвиг в мире воссиял И руки Ахримана я связал — Судьбина лапу львиную простерла, Клыками львиными впилась мне в горло. Но ведаю, хоть умираю я, Что не напрасно жизнь прошла моя. Пусть слава дел моих навек затмится, Посев мой для потомства всколосится... После смерти Фредди журналисты все донимали свидетелей вопросами — раскаялся ли Меркьюри, пожалел ли он о своей беспутной жизни. Мэри Остин на все подобные вопросы отвечала: нет, он ни о чем не жалел — и она не соврала. Он действительно ни о чем не жалел — потому что знал, за что умирает, и не боялся смерти. Не случайно Фристоун сказал, что Фредди не имел в виду свою смерть — он прекрасно понимал, что эта песня — ключ к тайне, раскрытие которой надолго способно отправить за решетку его и его друзей. В песне «Ride The Wild Wind» («Прокатись на диком ветре») постоянно проговариваются странные слова: «Living life on the razors edge» («Живешь на острие ножа»). Биографы со свойственной им оригинальностью трактуют эти слова как намек на развратный образ жизни Меркьюри, при котором он все время находился под риском заражения СПИДом (а Дэвид Брет даже использовал эти слова в качестве названия своей книги о гей-похождениях Меркьюри). Однако речь идет о совсем другом риске: вся карьера Фредди — это именно хождение по острию ножа, с которого он в конце концов сорвался... ...Наконец, в последней песне, созданной «Queen», «No One But You» («Никто, кроме тебя»), посвященной памяти Меркьюри, весьма зловеще проходит тема Икара, изображенного на обложке сингла и в видеоклипе — на фоне слов «Только лучшие умирают молодыми. Они летят слишком близко к солнцу». А после трогательных слов «мы никогда не осознаем это чувство, что тебя нет» звучит ужасное: «Как и то, что это было запланировано». Весьма странно выглядела и обложка альбома “Queen Rocks”, в который вошла «No One But You». Картинка изображала… взорванный герб Queen. В своем сольном творчестве Брайан Мэй также не оставил без внимание тему страшной судьбы Фредди. В его сольном альбоме «Back To The Light» («Назад к свету»), в песне с символическим названием «Resurreсtion» («Воскрешение»), он говорит: Моя душа плачет, Она рвется на свободу. Я истратил свою жизнь В долине лжи. Я доберусь до утреннего света Сквозь ночь. Я жертва жертвы заговора. От покинутого тела Улечу на свободу. Воскресение приходит! А в песне «Nothing But Blue», по его собственным словам, написанной, когда умер Фредди, есть странные строчки: В моей жизни нет ритма, Она совершенно расстроена. Я все пытаюсь им сказать, Что мы вскоре увидимся, Но правда все равно возвращается. Думаю, ты знаешь, что я имею в виду! Нет, я всего лишь подавлен... Нет смысла плакать — Это не то, что сделал бы ты. Живые или умирающие — Мы продолжим нашу борьбу! ... Итак, осенью 1991 года война подходила к логическому концу — Фредди умирал. Хозяевам оставалось только немного потерпеть и подождать развязки. Поскольку «Queen» ждал скорый конец, враги слегка ослабили свою хватку. Критика стала немного мягче, «Queen» наконец получила награду Британской Индустрии Звукозаписи как «лучшая британская группа 80-х», видеоклип «Innuendo» получил единственную в карьере «Queen» награду на фестивале в Чикаго, влиятельная американская фирма «Holliwood Records» заключила с группой договор на выпуск в США их альбомов. Опалу сняли с фильма «Горец», с опозданием на три года он стал культовым и в США, принес огромные прибыли, было снято продолжение — обычный пошлый боевик. Жизнь Фредди в последние три года — это постоянная, ни на минуту не прекращающаяся мука. Невыносимые боли не оставляли его ни на мгновение. Он сутками или даже неделями не мог спать и есть и был вынужден принимать сильнейшие обезболивающие, чтобы поспать хотя бы один-два часа в неделю. Он стал похож на мумию. Единственным его утешением в эти страшные годы становится музыка... Порой он не мог говорить из-за сильной одышки. В песне «Queen» «Mother Love» («Материнская любовь»), последней песней, записанной Фредди, есть строчки: «Мое тело болит, но я не могу заснуть. Только мои мысли составляют мне компанию... Мне нужно немного покоя перед смертью...». И за эти годы невыносимых страданий никто не услышал от него ни крика, ни стона, ни жалобы. Он умирал, как настоящий мужчина и воин, и сквозь боль он еще шутил и подбадривал всех вокруг него. Биографы Пушкина восхищаются тем, что он терпел невыносимые боли три дня — Фредди Меркьюри терпел еще более страшные боли три года, и еще продолжал шутить и смеяться. И он сквозь чудовищные физические страдания, сквозь муки боли продолжал работать — и как работать! А ведь он испытывал не только физические, но и нравственные муки. Он прекрасно понимал, что его смерть опозорит его на весь мир, что журналисты превратят его в главного гея и первого развратника, что его доброе имя навек погибло — как и его род. Помимо своей религии, превыше всего на свете парс дорожит двумя вещами — детьми и репутацией. У Фредди нет ни того, ни другого — и никогда уже не будет. И он не озлобился, не ожесточился, не проклял этот мир и людей, не бросился в бессмысленной злобе заражать всех вокруг — хотя мог бы. Он продолжал любить людей. И по-прежнему записывал прекрасную музыку — духовные гимны, молитвы и трогательные лирические баллады. Представьте себе, чего это ему стоило. А он сквозь такие страдания продолжал нести любовь, радость и надежду людям, которым было намного лучше, чем ему самому. Он работает, записывая альбомы и снимая видеоклипы, появляется на экране с сияющими глазами и торжествующей улыбкой — и мало кто знал, что на съемках он падал в обморок от боли, что записи много раз проходилось прерывать, чтобы привести его в чувство, и все вокруг умоляли его прерваться и отдохнуть, а он говорил: «Все в порядке, я должен это закончить — и я это сделаю». На съемках видеоклипа «I'm Going Slightly Mad», во время которых Фредди изнемогал от боли и должен был постоянно отдыхать, он был единственный, кто вспомнил об изнемогающих от жажды пингвинах. В суматохе съемок о них забыли, в павильоне было жарко — и пингвины тихо страдали... И только погибающий Фредди не забывал постоянно подходить к ним и поить водичкой... Одна эта история разом убивает все, что наговорили о Фредди! Все свидетели, кроме Джима Хаттона, говорят, что никогда не видели ни таких страшных мук, ни такого мужественного, достойного умирания. Меркьюри умирал с мужеством, достоинством и благородством своих предков, не желая никого беспокоить своими страданиями и не терпя никакой жалости. Умирал он совершенно спокойно, с чувством выполненного долга и исполненной миссии, прекрасно понимая, что и на том свете ему нечего бояться. Грешные люди не умирают так, как умирал Фредди Меркьюри. Брайан Мэй, глядя на Фредди, испытывал почти мистическое чувство — то, что происходило, невозможно было объяснить. Фредди слабел с каждым днем, почти не мог ходить, в студии он должен был лежать, от его тела осталась еле видная тень — но дух его крепчал с каждым днем. Физические силы его покинули — но не душевные. Происходящее было чудом в высоком, религиозном смысле этого слова. Фредди и его друзья молились о чуде — и оно произошло. Фредди продолжал петь, продолжал записывать новые альбомы. У него не пропал голос, даже когда СПИД почти полностью уничтожил его тело — а это абсолютная медицинская аномалия. Скажут, что СПИД — болезнь коварная, ее течение непредсказуемо, и болезнь просто пощадила его горло. Но в случае с Фредди это объяснение не годится. Осложнение на горло почти всегда бывает при СПИДе, и Фредди здесь не был исключением. Он страдал одышкой, пневмонией, порой не мог говорить. СПИД имеет особенность до предела обострять все имеющиеся у человека болезни — а Фредди с молодости страдал ларингитом, его связки периодически отекали, и он не раз вынужден был отменять концерты, иногда срывал голос прямо на концертах. Следовательно, уже в первые месяцы с момента начала болезни он должен был потерять голос. Но этого не произошло. У Фредди не было тела, не было горла, не было легких — но он продолжал петь, и голос не покидал его. Последнюю запись он сделал за несколько месяцев до смерти. Но это еще не все. Его голос не только не пропал — он стал лучше. Брайан Мэй говорил, что голос Фредди вопреки всему с каждым годом становился сильнее, и это правда — чтобы убедиться в этом, достаточно прослушать несколько его поздних записей. Скажите любому врачу, что СПИД на последних стадиях своего развития благотворно влияет на голосовые связки — он рассмеется вам в лицо и будет прав. То, что случилось с Фредди Меркьюри, невозможно объяснить никакими медицинскими причинами. Это — чудо.

Великий музыкант ушел из жизни из-за тяжелой болезни.

...Видеоклип «This Are The Days Of Our Lives» (британская версия), последний, в которым снялся Фредди, был превращен в зороастрийскую молитву. Изнемогавший от боли Фредди улыбался и молился. Он воздевал руки к небу, подносил ладонь к лицу в зороастрийском жесте любви к Богу и поднимал вверх сияющие необычным светом глаза. Последними его словами, сказанными в камеру, были «I still loves you» («Я все еще люблю тебя»). При этих словах Фредди поднял сияющие глаза к небу. Затем он внимательно посмотрел в кадр, склонил голову в коротком поклоне, улыбнулся странной и язвительной улыбкой и еще раз проговорил эти слова, а затем взмахнул рукой — и ушел. Эта трогательная сцена стала прощальной. Один из биографов с удивлением отмечал, что в «This Are The Days Of Our Lives» лицо умирающего Фредди излучает такой свет и радость, какой редко встретишь у здоровых людей. Верное замечание. Только этот господин вряд ли поймет, почему у умирающего, измученного страшной болью Фредди лицо светилось, а глаза сияли. А это был внутренний свет — то, что верующие люди называют «внутренняя благодать». И сияющие глаза умирающего Фредди Меркьюри — еще одно доказательство того, что есть Бог, есть духовный рок, и есть праведные рок-музыканты, к которым не липнет никакая грязь их среды. Но биографы не дремлют — умирание Фредди надо обгадить. Со слов Хаттона из него делают злобного, все время ноющего и жалующегося гея, который боится смерти и запрещает о ней говорить. А Рик Скай неистовствует: как он мог молчать о своей болезни, не сделать ее объектом всеобщего внимания! Да он трус! Они видимо, считают, что он должен был сделать себе рекламу: ах, я бедный-несчастный, посмотрите на меня, пожалейте меня, восхищайтесь, как я борюсь с чумой двадцатого века, и давайте все вместе споем «аллилуйя» и пожертвуем по доллару в фонд борьбы со СПИДом! Я еще вам покажу мои раны — смотрите, щупайте, восхищайтесь... Фредди Меркьюри никогда не унизился бы до этой пошлости. Он не хотел, чтобы его жалели — не тот характер. И он помогал другим людям, больным СПИДом, жертвовал для них огромные деньги, завещал основать фонд борьбы с этой болезнью. Он понимал, что его уже не спасут — но хотел, чтобы спасли других. Чтобы помочь страдающим людям, он позволил использовать свое имя в борьбе со СПИДом — прекрасно осознавая, что высокопоставленные геи воспользуются этим, чтобы окончательно записать его в свои ряды. Рика Ская трясет от ненависти и одновременно от наслаждения, когда он говорит о его смерти. С особым удовольствием он отмечает ажиотаж, устроенный вокруг дома Фредди в последние две недели его жизни. Кто-то из осведомителей в доме сообщил, что конец близок — и дом окружили толпы папарацци. Они ломились в дом, чуть ли не лезли в окна, требуя, чтобы Фредди к ним вышел и ведя истеричные репортажи от его дома. Фредди не давали даже умереть спокойно. Полиция отказалась вмешаться, спокойно наблюдая за этим безобразием. Все, кто приходил в те дни к Фредди, вынуждены были делать это с черного хода, потому что при приближении к дому на них бросались толпы папарацци. Неплохое шоу в прямом эфире — пресса ждала, когда же сдохнет ненавистный Фредди Меркьюри. А журналисты боролись за право первыми сообщить радостную новость Хозяевам. О смерти Фредди свидетельства, как всегда, противоречивые, и приходится анализировать все, пытаясь отличить правду от лжи. 23 ноября 1991 года, за сутки до смерти, он продиктовал официальное заявление для прессы, в котором сообщил о своей болезни, заявив, что скрывал эту информацию, чтобы защитить близких людей. Пресса разразилась истерическим визгом. Фредди умирал под восторженное улюлюканье прессы, в атмосфере страшного, мерзкого и беспрецедентного скандала. Многие газеты заранее заготовили гадкие некрологи. Пресса истошно кричала о его гомосексуализме, но поклонники завалили дом Фредди письмами поддержки, в которых заявляли: им наплевать, что о нем говорят. Толпы людей приходили к дому Фредди и часами стояли в надежде что-либо узнать о его здоровье, что поразительно напоминало ситуацию вокруг дома Пушкина в последние три дня его жизни. О происходившем в самом доме есть несколько расходящихся друг с другом свидетельств — правду о его смерти надо было скрыть, как и правду о его жизни. Единственным свидетелем смерти Фредди является его друг Дэйв Кларк. Вечером 24 ноября он пришел в его дом, остался у его постели (Мэри Остин в это время ушла домой) — и Фредди скончался в его присутствии. Задним числом Хаттон и Фристоун пытались опровергнуть свидетельства Дэйва Кларка, говоря, что в момент смерти Фредди его не было в комнате. Хаттон даже ругал Кларка. Чтобы еще раз удостовериться, насколько можно верить этой парочке, посмотрим, что они говорили о смерти Фредди. Хаттон утверждал, что перед смертью Фредди в спальне находились он и Дэйв Кларк. Затем «Фредди попросился в туалет. Я помчался вниз по лестнице, чтобы Питер помог мне. Я сказал Питеру: надо поменять ему белье и одежду прежде, чем он встанет. В этот момент Дэйв из приличия вышел. И Фредди умер». А по словам Фристоуна, Дэйв Кларк находился с Фредди в спальне, а Хаттон — на кухне: «... В это время сверху спустился Дэйв Кларк и попросил Джима и меня подняться и помочь Фредди дойти до туалета... Фредди вплоть до самого конца гордился тем, что никогда не был привязан к постели... Всю последнюю неделю мы водили его до туалета и обратно, держа под руки... Когда мы стали аккуратно приподнимать его с кровати, выяснилось, что в этом уже нет необходимости. Фредди не дышал». Как видите, история Фредди все время напоминает фильм «Расемон» — нет двух совпадающих свидетельств. Кларк говорил, что в последний день своей жизни Фредди лежал на белой простыне и в белой одежде — а именно так, омывшись и облачившись в белое, принимают смерть зороастрийцы. И его удивило спокойное лицо и улыбка Фредди. Мэри Остин потом сказала странные слова — что он сам выбрал день своей смерти. В тот день он сказал: «Мне пора, я ухожу», — но никто не придал этому значения. И это было 24 ноября — по старому стилю, день смерти Святого Меркурия Кесарийского и Святого Меркурия Смоленского.

Диски Меркьюри до сих пор продаются большими тиражами.

Дэйв Кларк потом говорил: «... Я остался с ним, и он заснул... Фредди обладал сильным и мужественным характером и боролся с болезнью до самого конца, продолжая работать и веря в Бога и во все самое лучшее. Он был редким человеком, уникальным и неповторимым. Я точно знаю, что он в лучшем мире». Дэйв Кларк смелый человек. Журналисты рвались узнать, как сдохла развратная собака — и услышали такие слова. То, что он сказал — очень важно. Дэйв Кларк заявил, что уверен в посмертной участи Фредди — после того, как увидел его смерть. Ничего странного тут нет — потому что это было второе по счету чудо. Фредди, обвиненный во всех человеческих грехах, кроме убийства, изнасилования и скотоложества, скончался, как праведник. Он умер от страшной, мучительной болезни, измотавшей все его тело — но не было ни агонии, ни хрипов, ни судорог, ни искаженного смертной мукой лица. Он просто тихо, спокойно заснул — как потом говорили, с улыбкой на лице. Христиане в таких случаях говорят «почил» или «отошел». Так умирают только праведные, прекрасные люди. История сохранила много свидетельств о праведных кончинах. Такие люди с улыбкой и молитвой засыпали — и никто не успевал понять, когда пришла смерть. У присутствовавших при таких смертях оставалось светлое, благодатное чувство, и, несмотря на скорбь, они ощущали, что смерть — не страшна, что тому, кого уже нет — хорошо, и не надо бояться смерти, потому что ее нет. По-другому умирали страшные грешники. Это было кошмарное зрелище — тяжелая агония, хрипы, метания, злоба, ужас перед неизбежным. На лицах умерших замирало страшное, страдальческое выражение, а свидетели долго не могли прийти в себя от ужаса и потрясения... На этом доказательства невиновности Фредди не закончились. Вскоре после его смерти последовало третье чудо. Когда его родители вошли в спальню, Фредди лежал такой красивый, что они спросили, не в гриме ли их сын. Болезнь очень сильно изменила лицо Фредди — но почти сразу после смерти он стал таким же красивым, как раньше. Обычно лица покойников гримируют — Фредди это не понадобилось. Отец Фредди забрал тело из дома, чтобы похоронить сына по обычаям предков — разумеется, ни в одной биографии об этом даже не упомянуто. Фредди был похоронен на четвертый день после своей смерти, по зороастрийскому обряду. Его похороны были проведены втайне — присутствовали только близкие. Тело после заупокойной службы было кремировано, место захоронения праха неизвестно. Возможно, в Бомбее, в Башне Молчания. Часть биографов даже смерть не может остановить — и они вслед за «друзьями» говорят, что похороны Фредди стали продолжением его сногсшибательных шоу. Он, мол, тщательно отрепетировал свои похороны, устроив последнее дурацкое шоу — священники в белых одеждах, молитвы на непонятном языке, классическая музыка... Им даже это надо было обгадить! И до какого же цинизма и бесстыдства надо было дойти, чтобы отпевание покойника назвать шоу?! Если бы Фредди хотел устроить шоу, для этого ему надо было просто не держать в тайне место и время своих похорон. На его похороны пришли бы сотни тысяч людей, сотни знаменитостей — Лондон надолго запомнил бы это зрелище. А его могила должна была превратиться в место массового паломничества. Но он этого не сделал, чтобы соблюсти зороастрийский обряд — четное число присутствующих, только родные и друзья, могилу не сохранять. Конечно, они никогда не скажут, что это были религиозные похороны — иначе их наниматели оставят их без зарплаты. Скрыть его похороны они не могли — там было сорок четыре свидетеля, поэтому говорят про «религию родителей Фредди» — и никак не комментируют ни зороастрийский обряд, ни ту музыку, которую играли на его похоронах по окончании заупокойной службы. В лучшем случае говорят о записях Монсеррат Кабалье и Ареты Франклин — но не говорят, какие это были записи. Только один раз оговорились, что звучала песня Ареты Франклин «Возьми меня за руку, Боже» — то есть играли христианский рок-гимн. У Фредди были совсем не атеистические похороны — даже в их светской части... Брайан Мэй, Роджер Тейлор и Джон Дикон сразу же после окончания церемонии скрылись в неизвестном направлении, и в тот день никто их больше не видел. Дом Фредди был переполнен журналистами — Мэри Остин добросовестно отрабатывала свою «раскрутку». К изумлению гостей, Джим Хаттон, Джо Фанелли и Питер Фристоун появились увешанные драгоценностями и с внешними признаками своей сексуальной ориентации. Они сказали, что эти драгоценности им подарил Фредди и они одели их в память о нем. Что же, представление закончилось, актеры переоделись. Больше они не слуги... Собравшимся было предложено шампанское — напиток, странный для поминок. Похоже, банда Мэри Остин отмечала удачное завершение задания... Пресса неистовствовала, изрыгая потоки грязи и ненависти. Знаменитые люди умирали от СПИДа и до, и после Меркьюри, но такой скандальностине было никогда. Только у части газет и журналов хватило такта написать о смерти Фредди с сочувствием. Многие журналисты так хотели ублажить своих хозяев, что забыли об элементарных правилах приличия, радуясь, как при победе национальной сборной по футболу. В те дни в газетах можно было встретить такие некрологи: «Мерзкая, развратная, амбициозная бисексуальная звезда рок-н-ролла умер от СПИДа — страшная цена за беспутную жизнь!» «Фредди Меркьюри умер от СПИДа! По сравнению с той жизнью, которой вел этот бисексуальный певец, Элтон Джон — невинная ромашка!» «Рок не знал более развратного певца!» «Смерть Фредди Меркьюри — хороший урок для всех звезд, ведущих беспорядочную половую жизнь!» «Смерть Фредди Меркьюри — еще одно напоминание о проблеме распространения СПИДа среди гомосексуалистов». Предатели во главе с Мэри Остин рассказывали о его активной жизни гея. В течение суток мир узнал, что умерло самое мерзкое и порочное существо, которое когда-либо носила земля. Но они, привыкшие видеть в народе бессловесный скот, не ожидали его реакции. С удивлением они увидели, что людям, мягко говоря, не нравится, как оскорбляли Фредди. На редакции газет обрушился шквал возмущенных звонков и писем. Почувствовав общественный гнев, враги слегка отступили. О Фредди говорили как о великом певце и артисте, одна за другой выходили передачи его памяти, телеканалы крутили его видеоклипы. Но пресса ни на минуту не забывала напомнить о его гомосексуальных «гулявах» и порочной жизни гея, наркомана и придурка. Пресса злорадно писала о толпах знаменитостей, бросившихся сдавать тесты на ВИЧ. Появлялись статьи, уверявшие, что Фредди Меркьюри не стоит поднятой вокруг его смерти «истерики». Газеты старались как могли — но люди, несмотря ни на что, не хотели ненавидеть Фредди. Не первый и не в последний раз умирала рок-звезда. Но в этот раз было нечто иное. Англия на несколько дней погрузилась в траур — разумеется, неофициальный. Дом Фредди окружали рыдаюшие люди, и не только молодые фаны «Queen». Люди разных возрастов и сословий несли к его дому цветы. У его дома рыдали целые семейства. Несмотря на истерику прессы, его смерть стала по-настоящему народным горем. Как справедливо отметил Питер Хоуген, подобного в Англии не было со времен смерти Джона Леннона. Кен Дин пишет, что лондонские таксисты, проезжая в районе дома Меркьюри, снижали скорость, приглушали фары и отказывались брать пассажиров. Казалось бы, какое им дело до молодежной рок-звезды? Простые люди Англии восприняли смерть Фредди, как свою личную потерю — и им было наплевать, что о нем говорят... В короткий срок была сфальсифицирована жизнь и смерть Фредди Меркьюри. Были изданы десятки фальшивых биографий, оскорбительных статей и вымышленных интервью, несколько липовых мемуаров «друзей», поставлено несколько гомосексуальных фильмов и спектаклей, созданы специальные сайты в интернете, заработали свои люди в фан-клубах и в самой корпорации Меркьюри... Убийцы не жалели никаких денег, чтобы скрыть свое преступление, опозорить своего смертельного врага и максимально нейтрализовать его влияние на молодежь. Так состоялась одна из величайших мистификаций XX века. И она будет продолжаться до тех пор, пока миллионы квиноманов во всем мире не поймут, наконец, что их кумира зверски убили, а их самих все эти годы бессовестно обманывали. Когда это случится, это будет началом переворота в сознании молодежи — и не худшей ее части. Конечно, убийцы сделают все, чтобы не допустить это, но рано или поздно это произойдет. С Фредди хватит его мученической смерти — а незаслуженного позора он натерпелся достаточно. Он заслужил добрую память, и он ее получит. Иначе быть не может. Может быть, Бог попустил такую несправедливость на некоторое время, чтобы в будущем его имя воссияло очищенным от клеветы. Это время придет, и клеветники будут посрамлены и опозорены в глазах людей. В заключение хотелось бы вспомнить слова православного священника Михаила Ходанова. Они относятся к другому рок-певцу — Игорю Талькову, но удивительно подходят к нашему герою: «Всеведущий Господь знал о времени и часе грядущей кончины поэта и допустил ей, по неисповедимому промыслу своему, свершиться в виде насильственного убийства. Смерть эта стала для поэта поистине мученической — за правду, за обличение зла и за незаурядное гражданское мужество. «Никогда ничего не бойтесь», — часто говорил он, обращаясь во время выступлений к зрителям и ободряя их... Страдания умерших в мучениях за правду и за други своя имеют великую цену в очах Божиих. Ими страдалец не только омывает множество своих грехов, но и создает в обществе здоровую духовную закваску для прихода иных неустрашимых исповедников и борцов, для противостояния злу, которого так много в этом мире». И когда Брайан Мэй в своей мемориальной песне “No one but you” сказал про ангела, тянущегося к небесам, это не было поэтической метафорой — он знал, что говорил. Годы отделяют нас от смерти Фредди Меркьюри, но его имя все еще окружено стеной лжи и клеветы. Ошалевшие от собственной безнаказанности писаки продолжают позорить его во все новых и новых книгах и статьях. Выход книг Рика Ская и Джима Хаттона продемонстрировал, что по отношению к Меркьюри можно все, и пределов лжи давно нет. Людям так часто, настойчиво и безальтернативно морочат голову, что даже абсолютно бездарный и противоречивый характер гей-легенды не мешает ее процветанию.

Идиотизм ситуации в том, что все эти гадости рассчитаны прежде всего на поклонников Меркьюри — те, кому он не нравится, просто не будут покупать книги о нем. Получается, что его фаны сами финансируют тех, кто оскорбляет их кумира.

Друзей Фредди неоднократно подставляли, под разным видом заманивая их в проекты, оскорбляющие его память.

Так, например, Монсеррат Кабалье попросили написать предисловие к новой книге о Меркьюри. Конечно, она с радостью согласилась почтить его память — но лучше бы она поинтересовалась, что это за книга! В результате ее предисловие украшает порнороман Дэвида Брета «Жизнь на острие».

Точно так же уже несколько раз подставляли экс-членов «Queen». Первый раз это произошло на знаменитом рок-концерте памяти Фредди Меркьюри, состоявшемся в 1992 году на лондонском стадионе Уэмбли. Он был запланирован как благотворительный, а весь сбор должен был пойти в пользу жертв СПИДа и стать первым взносом в фонд «Феникс». В результате акция стала еще одним напоминанием о том, как один гей сдох от собственного разврата.

У входа на стадион всем раздавали красные ленточки в знак солидарности с больными СПИДом. А перед началом второго отделения концерта на сцену вывалилась Элизабет Тейлор, наряженная, как хозяйка борделя, в сопровождении представителя гей-сообщества. Эта «активистка борьбы со СПИДом», для вида сделав скорбное лицо и сказав пару теплых слов о Фредди, прочла получасовую лекцию о пользе презерватива, несколько раз напомнив о «сексуальной ориентации» и вызвав заслуженный ропот собравшейся молодежи. Фактически Фредди превратили в наглядное пособие на тему «презерватив — наш лучший друг, а кто им не пользуется — кончает так, как гей по имени Фредди Меркьюри»...

Брайан Мэй, правильно оценив провокацию, в своем интервью резко осудил наркотическое и гомосексуальное растление молодежи: «Сейчас молодым людям говорят: «Как жаль, что ты не гей, как жаль, что ты не наркоман. На мой взгляд, это преступление». Он также попросил не отождествлять имя Меркьюри «ни со СПИДом, ни с гомосексуализмом и ни с чем подобным». Он сказал: «Фредди был нормальным человеком и жил полнокровной жизнью — так же, как и мы все». Но его никто не слушал. Из участников концерта один только Дэвид Боуи сообразил просто помолиться. Биографы не могли не съязвить — мол, все забыли, зачем собрались, забыли о СПИДе. Похоже, они решили, что этот концерт посвящен не Фредди, а СПИДу! С тех пор Фредди Меркьюри и СПИД воспринимают неотрывно друг от друга, как сиамских близнецов...

Еще одна провокация состоялась в 1997 году, когда Морис Бежар поставил балет на музыку Меркьюри и «Queen». Балет был заявлен как посвященный памяти Фредди Меркьюри и всех талантливых людей, умерших во цвете лет — как выяснилось, под этим подразумевались творческие гомосексуалисты. Экс-членов «Queen» попросили поучаствовать в премьере. Они клюнули на эту приманку — мастер мирового балета ставит спектакль памяти Фредди. В финале они должны были исполнить «The Show Must Go On» вместе с Элтоном Джоном. Они слишком поздно поняли, что участвуют в бездарном балете, намекавшем на прелести однополой любви…Что касается фан-клубов «Queen», равно как и фан-сайтов в Интернет — это органы прямого оболванивания поклонников Меркьюри. Они не только не защищают доброе имя Фредди — они открыто рекламируют и распространяют самые мерзкие книги о нем. Поклонников Меркьюри, попавших в эти структуры, организованно превращают в идиотов. Так называемая демократия и свобода дискуссий в фан-клубах — чистая фикция. Выбирать можно — но только между назначенными сверху интеллектуальными темами для обсуждения. Хотите — обсудим его кошек и обменяемся фотографиями, хотите — поговорим о рыбках или цветочках, хотите — обсудим интерьер его дома, сорт булочек на его утреннем столе или цвет унитаза в его особняке. Можете купить новый диск или постер, новый порнороман. Для желающих организован конкурс детского творчества на тему «рисуем Фредди» и «Фредди в стихах фанов», особый конкурс детских порнографических сочинений и фанфиков на тему «бисексуальность в лирике Фредди Меркьюри», «Фредди и его мужчины». Для богатых — тур по Швейцарии с фотографией у памятника дорогому Фредди на фоне Женевского озера. Хотите – вас отвезут на специальную встречу с людьми, которые знали Фредди. Вы увидите самого Питера Фристоуна! А хотите экскурсию по Лондону с обязательной демонстрацией гей-клуба Heaven – главного места в жизни Фредди Меркьюри? А может быть, хотите увидеть тот угол, где Фредди впервые поцеловал Джима Хаттона? А если вы съездите на съезд официального фан-клуба, то, может, вам повезёт – увидите Джима живьём и даже возьмёте у него автограф! Хотите — нарядитесь в костюм Фредди из «I'm Going Slightly Mad» и кривляйтесь под его музыку. Можно заниматься зарядкой или устроить бег в мешках под музыку Queen. Можно создавать собственные клипы на его песни. Можно создать собственную группу ряженых и исполнять песни «Queen». Можно устроить дискотеку с имитацией распутных вечеринок Фредди и нарядить кого-нибудь в главных кумиров квиноманов - Хаттона и Фристоуна. Анализ так называемых «дискуссий» в рамках фан-движения подтверждает, что несчастные дети послушно повторяют чужие мысли и слова, свято принимая их за свои собственные. Но попробуйте отшвырнуть в сторону эти детские кубики с кошечками и розочками, посмейте усомниться в гомосексуализме Фредди Меркьюри, посмейте обвинить во лжи Джима Хаттона или Мэри Остин, посмейте назвать фальшивками книги Рика Ская или Питера Фристоуна — и вы узнаете, есть ли в фан-клубах «Queen» демократия и свобода слова! Невероятно, но факт — в фан-клубах поклонники обычно делают из своего героя ангела и готовы порвать в клочки любого, кто будет его критиковать. Но надсмотрщики из фан-клубов «Queen» скорее порвут в клочки того, кто скажет о Фредди Меркьюри хоть одно доброе слово.

С одной стороны, вместо Фредди Меркьюри фанам навязывают порочного урода, с другой — пропагандируется его культ почти как божества. Один из голландских фан-клубов так и называется — «Фредди — наш Бог». Тем самым совершается чудовищное богохульство, нарушается заповедь «не сотвори себе кумира» и оскорбляется как память Меркьюри, так и его миссия на Земле. И происходит грандиозная подмена, потому что тот, кого почитают фаны «Queen» — не Фредди Меркьюри.

«Queen Productions» также ничего не делает для защиты Фредди, хотя это их прямая работа. С их стороны не было подано ни одного иска в защиту чести и достоинства Фредди Меркьюри, хотя происходящее бросает тень на честь всей корпорации (да и на доходы влияет – не все хотят покупать музыку дьявола во плоти). Более того, в фильме «Freddie Mercury. The untold story», снятом на официальной студии «Queen Films», Хаттона и Фристоуна с неизбежной Мэри Остин превозносили до небес как «главных и самых близких людей Фредди, которые знали его лучше всех».

Кстати, оба злосчастных памятника Фредди Меркьюри были созданы и установлены на личные деньги Брайана Мэя, Роджера Тейлора и Джона Дикона. А «звезда Queen» — на деньги американских квиноманов.

Зато корпорация качает деньги из имени Фредди, торгуя им, как колбасой. Сувениры, игры, постеры, книжки, журналы, видеоклипы на основе его записей, бездарные фильмы... Существуют десятки неизданных или изданных ограниченными тиражами уникальных записей Меркьюри и «Queen», но корпорация не очень торопится их издавать. Она предпочитает издеваться над творческим наследием Фредди Меркьюри, выпуская от имени «Queen» изувеченные до неузнаваемости версии их песен или поручая отчисленным за неуспеваемость первокурсникам Института Кино снимать видеоклипы на их музыку.

Так, в 1996 году вышел видеоальбом «Made In Heaven. The Films», представлявший собой набор видеоклипов, снятый режиссерами Британского Института Кино на основе песен из альбома «Made In Heaven». За исключением двух-трех приличных работ, от происходящего на экране волосы могли встать дыбом. Тут и целующиеся геи, и страстно ласкающие друг друга лесбиянки, и харкающие дети, и совокупляющиеся прямо на полу подростки, и татуирование, и язык, крутящийся в весьма непристойном жесте. Но где же защитники нравственности? И критика, и прогрессивная общественность с восторгом приняла фильм, он был продемонстрирован на нескольких кинофестивалях...

Происходящее в «Queen Productions» можно определить одной емкой фразой, встреченной мной на музыкальном сайте в интернете — «Freddie For Sale» («Фредди на продажу»). Дай этим людям волю — и они бы продали на аукционе его прах. А экс-члены «Queen», похоже, давно уже не контролируют происходящее в корпорации. И, к сожалению, они сами не раз позволяли уродовать песни группы.

Помимо всего вышеперечисленного, существует еще одна ложь — принижение Фредди. В литературе по истории рок-музыки из него делают экстравагантного чудика, расфуфыренного гея. Так, в «Британике» он представлен как поп-певец, привлекавший внимание яркими и экстравагантными одеждами и умерший от СПИДа. Иногда даже можно встретить утверждение, что после 1985 года начался закат славы «Queen», у Фредди заметно сел голос, и только его смерть вызвала новую волну интереса к группе. Это ложь, потому что именно 1985 и 1986 годы стали триумфальными для «Queen», а голос у Фредди не сел даже при СПИДе. Налицо стремление скрыть сам факт превращения Фредди Меркьюри в Короля Рока. И ничего — о его влиянии на рок-музыку, об изобретении видеоклипа, о его идеях, которыми пользуется шоу-бизнес. Он проходит как среднеанглийское чудо в перьях — куда ниже «Битлз», «Роллинг Стоунз», «Бич Бойз». В любой среднестатистической книге о рок-музыке «Битлз» или «Роллинг Стоунз» уделяется целая глава, а «Queen» удостаивается только нескольких небрежных строчек. В большинстве британских музыкальных энциклопедий «Queen» вообще не упоминается, чего не скажешь о «Битлз». Не помогает и то, что альбомы «Queen» до сих пор самые продаваемые в мире — несмотря на всю грязь, вылитую на Фредди. Каждый новый релиз группы, номинально не существующей с 1991 года, выходит на первые места в музыкальных рейтингах всего мира – равно как и сольные релизы Фредди Меркьюри. Это не мешает до сих пор писать, что Queen – заурядная группа, которую прославил умерший от СПИДа вокалист экзотического происхождения и сексуальной ориентации. Нельзя сказать и о безусловном признании профессиональных заслуг Фредди — так, в справочнике Бондаренко-Дроздова можно прочитать, что у «Queen» концерты были безобразными, тексты — бессмысленными, а видеоклипы — безвкусными, да и интерес к «Queen» вызван исключительно смертью Фредди Меркьюри...

Кстати, когда в 2004 году новый релиз «Queen on Fire. Live at The Bowl» занял первое место в Великобритании и ряде ведущих стран Европы, музыкальная пресса предпочла просто «не заметить» это событие.

Итак, на всех уровнях ложь, биографы распространяют дезинформацию, друзья заняты тем же или молчат, его родители молча терпят свою муку, его фирма предала его, а фаны дремлют в состоянии блаженного идиотизма.

Бывают и попытки защитить Фредди — но они откровенно беспомощны, поэтому и проходят цензуру. Так, например, кузина Фредди Сара Балсара публично заявила, что Фредди оклеветан — он не был развратником и ненавидел наркотики. Но она все испортила заявлением, что в клубах крематорного дыма ей явился призрак Фредди и попросил прекратить издевательства над ним и защитить его доброе имя (если только сцену с призраком не вставили газетчики). В таком виде напечатали — потому что все равно никто не поверит. Как напечатали книгу не то психически больной, не то бесноватой Мелиссы Ричмонд, утверждавшей, что дух Фредди, как примерный супруг, является ей каждую ночь и раскрывает тайный смысл своих песен. Как напечатали весьма странные толкования песен Queen некоего Ливингстона.

Спросят — а как же Брайан Мэй, Роджер Тейлор, Джон Дикон? Как же это так — знают правду, видят весь этот ужас — и молчат? Какие же они после этого друзья? А что они могут сделать — в этой обстановке всеобщей лжи, предательства и круговой поруки? Кто им поверит? И как это будет выглядеть? Всего лишь как жалкая попытка защитить друга.

Брайан Мэй просил не ассоциировать имя Фредди с гомосексуализмом? Просил. Он говорил, что в ужасе от клеветы на Фредди? Говорил. Возмущался по поводу пропаганды гомосексуализма среди молодежи? Возмущался. И что? Ничего, реакция нулевая. А еще у них есть дети, которые тоже могут заболеть... Несчастным можно только посочувствовать.

А родители... Страшно даже подумать о том, что пережили эти старики, сколько тайных слез пролили, сколько мук вынесли! Что они должны делать - выйти на улицу и кричать «наш мальчик не гей»?! Восточные люди никогда не сделают этого — другой характер, другой менталитет. Против мнения улицы они не пойдут. А если бы пошли — кто им поверит?

Похоже, что влиятельные убийцы Меркьюри все эти годы оказывают давление на людей, знавших его лично. Поэтому даже порядочные люди, не державшие на Фредди зла, под угрозой больших неприятностей не решаются сказать что-либо, что поставило бы под сомнение мнение о Фредди как об исчадье ада. Максимум на что они решаются — не говорить про него гадостей. В то же время появляются странные и даже провокационные интервью Брайана Мэя. Невероятная чушь и вопиющие расхождения с другими интервью того же Мэя позволяют говорить или о провокации, или о давлении, которому подвергается Мэй как глава Queen.

Звучит зловеще, но, похоже, публично отрицать нетрадиционную ориентацию и прочие сплетни о Фредди – значит, поставить под риск свою карьеру и безопасность. Мне пришлось лично в этом убедиться. Уже после публикации книги в интернете я пыталась установить контакты с людьми, знавшими Фредди. Эти люди, признавая, что Фредди подвергся клевете, тем не менее, категорически отказывались заявить это официально. Они явно чего-то боялись. Мне также сообщили, что друзей и родственников Фредди неоднократно обманывали, а один из них, житель Лондона, открыто оспоривший в своём интервью легенды о кокаине и гей-клубах, немедленно удостоился телефонного звонка с угрозами. Этот человек умер в 2003 году.

Но главная проблема не в том, что есть могущественные люди, которые сделают всё, чтобы правда не вышла на поверхность. Бывали скандалы и афёры похуже. Беда в том, что это никому не нужно.

«Иракскому досье», «Уотергейту», или «Фаренгейту 911» способствовало желание свалить того или иного политика. Проблема Фредди в том, что заинтересованных в раскрытии этого дела нет. Не, считая, конечно, любопытных журналистов и квиноманов.

Фан-клуб Queen? Queen Productions? Не буду повторяться насчёт того, чьи интересы обслуживают эти почтенные организации, давно ставшие личным пиар-агенством Хаттона - Фристоуна - Остин.

Экс-члены группы и родственники давно смирились с тем, что он них ничего не зависит. Одни плывут по течению, другие давно не показываются на публике.

Зороастрийское сообщество поражает своим равнодушием к происходящему. Понимают, соглашаются, говорят, что ситуация недопустима и молчать нельзя… но всё продолжается по-прежнему. Не хочет зороастрийская диаспора конфликта с влиятельными людьми своих стран, угрозу своему спокойствию… ради кого? Ну да, хоть и самого знаменитого, и, безусловно, талантливого, но всё же ушедшего от своих парса. Среди них много богатых и влиятельных людей, многие парсы, особенно в Индии, владеют пресой и телеканалами. Семья Фредди отнюдь не бедна и могла бы нанять хорошего адвоката или журналиста. Всё хорошо. Одно плохо – никому ничего не нужно. Все привыкли. Ситуация осложняется как нежеланием парсов лишний раз общаться с «джуддинами», так и тем, что все предыдущие интервью с родственниками Фредди были использованы для стряпания очередных лживых фильмов, статей и книг – что породило вполне понятное нежелание говорить на эту тему с кем бы то ни было.

Но значит ли это, что ничего нельзя сделать? Конечно, нет. Гей-легенда — огромный мыльный пузырь, держащийся исключительно на клевете, слухах, домыслах, ограничении информации, и он лопнет от первого же прикосновения. Миф продолжает существовать только потому, что никто до сих пор не сказал «нет».

Конечно же, авторы мифа будут сопротивляться. Ведь пока люди верят в гомосексуализм и развратную жизнь Фредди, никому не придет в голову копаться в обстоятельствах его жизни и смерти.

Подлинная история Фредди Меркьюри наглядно демонстрирует, как на самом деле обстоит на Западе со свободой слова и свободной прессой, какая судьба ждет там по-настоящему свободного человека. А еще история Фредди — живое свидетельство того, что в обществе «всеобщей терпимости» за веру в Бога и за проповедничество преследуют, а иногда и убивают.

Реабилитация Фредди Меркьюри приведет к фантастическому росту его популярности. Пусть он потеряет кучку эстетствующих извращенцев-поклонников, но взамен он получит миллионы новых почитателей.

Правда о Фредди заставит пересмотреть многие устойчивые мнения о рок-музыке. Растлители молодежи больше не посмеют говорить, что наркотики, разврат, сквернословие и сатанизм — неотъемлемая часть рока, ханжи не смогут называть рок изобретением бесов, а всех рок-музыкантов — аморальными людьми и служителями дьявола.

Кроме того, расследование «дела Меркьюри» способно вызвать ненависть к гей-сообществу.

Самое страшное — правда о Фредди Меркьюри даст современной молодежи героя. Говорят, что у современной молодёжи нет будущего, потому что у нее нет настоящего героя, а те, кто претендует на эту роль — самозванцы. Так вот же он — современный и в то же время такой же, как века назад!

Раскрытие «дела Меркьюри» (я имею в виду не мою книгу, а полноценное журналистское расследование с документами и свидетелями), вызовёт в Великобритании, да и во всём мире скандал, по сравнению с которым могут померкнуть «иракское досье» и даже версии убийства Леди Ди. И вряд ли дело ограничится только отставками одиозных директоров официального фан-клуба Queen и корпорации Queen Productions. «Дело Меркьюри» может стать примером того, как обращаются с людьми, не вписавшимися в установленные на Западе правила шоу-бизнеса и диктатуру звукозаписывающих компаний. А также - отъявленного и жестокого расизма, применённого к гениальному и законопослушному подданному Её Королевского Величества, чья вина перед британским обществом состояла только в том, что он родился жгучим брюнетом с неанглийской внешностью и фамилией Балсара. Или – что ждёт человека, посмевшего проповедовать традиционные ценности. Миллионы людей во всём мире боготворят Фредди. Сотни миллионов индийцев, иранцев, арабов и т.д. гордятся тем, что самый гениальный рок-вокалист Запада – на самом деле «ихний» (хотя их и смущают постоянные напоминания о гомосексуализме). Queen стала первой западной рок-группой, официально изданной в Иране. Можно себе представить, какой взрыв возмущения может быть в этих странах.

Конечно, геи не сдадут Фредди без боя — слишком хорошо им было паразитировать на его таланте. Но пора объяснить им, что нехорошо брать чужое. Тем более нехорошо обманывать и говорить, что это им принадлежало всегда.

Впрочем, отчасти они проиграли. Тратят десятки миллионов долларов на гадости о нем, а его все равно любят. Тратят еще сотни миллионов на раскручивание своих протеже, а альбомы и видеоклипы Фредди по-прежнему пользуется огромным спросом, его песни звучат по всему миру. Делают все возможное для растления его поклонников, но среди фанов «Queen» не наблюдается массового роста гомосексуализма и наркомании. Хотя в 90-е в фан-движение «вбросили» множество геев, а в квиноманском интернете появляются весёлые топики типа «все ли фаны Queen – геи» и «сколько песен Queen – про геев»? Можно издать десяток порнороманов, найти еще несколько свидетелей того, что Фредди занимался сексом с мужчинами прямо под роялем — все равно их безголосые наложницы не запоют так, как Фредди. Они ничего не могут, кроме как врать, угрожать, морочить голову.

И всё же они торжествуют. Потому что добились ситуации, когда им никто не возражает. Не могут или не хотят. Надеяться на родных или друзей Фредди, равно как и на экс-членов Queen, к сожалению, не приходится. Помочь могут только те, кому это нужно и интересно - поклонники Фредди Меркьюри. И к ним мне хотелось бы обратиться перед тем, как закончить книгу.

Много лет вы безропотно позволяли издеваться над вашим кумиром. Вас обманули. Но дальше это терпеть невозможно. И если вам действительно дорог этот человек — вы сможете искупить свою вину перед ним.

Многие из вас хорошо владеют английским языком, имеют доступ в интернет, общаются с поклонниками Меркьюри из других стран — если вы постараетесь, вам удасться пробить «информационную блокаду» квиноманов. Среди вас есть хорошие программисты — создайте посвященные Фредди сайты и веб-страницы, которые смогут противостоять международному официозу и реабилитировать его доброе имя. Бойкотируйте книги, которые пишут о нем гадости. Хватит своими деньгами поддерживать надругательство над его прахом. Издатели скоро поймут, что глумление над Меркьюри больше не приносит прибыли.

Не бойтесь защищать Фредди. Не надо больше стыдливо отмалчиваться на слова об «этом педике» или мямлить «все равно я его люблю». Каждый раз, когда услышите подобное - не бойтесь возражать.

Больше не оставляйте безнаказанными гадкие статьи о нем. Те, кто пишут о Меркьюри, должны знать — оскорбления в его адрес больше не пройдут. Те из вас, кто состоит в «официальных» фан-клубах — покиньте их. Но не молча и анонимно, а официально уведомив руководство и других фанов о причине вашего ухода. Когда лидеры фан-движения получат первые несколько сотен таких заявлений — они серьёзно запаникуют.

Не поддавайтесь на провокации, которые начнутся, как только «дело Меркьюри» станет достоянием общественности. Вас призовут к спокойствию, назовут все это глупостью, дешевкой, провокацией, дутой сенсацией. Возможно, срочно найдутся липовые доказательства — фотографии Фредди с Джимом Хаттоном и другими мужчинами в постели, очередные порции лжесвидетельств, сенсационные интимные дневники и письма Меркьюри, от которых покраснеют бывалые геи, написанная на скорую руку медицинская карта — тогда вы просто спросите: а где все это было раньше? Возможно, в будущем ради сохранения гей-легенды пойдут на некоторые компромиссы. С Фредди снимут обвинения в наркомании и разврате, из активного гея он превратится в нормального человека с бисексуальными наклонностями, среди его возлюбленных назовут и мужчин, и женщин, а его болезнь станет результатом не разврата, но «ошибки». Не соглашайтесь на «частичное оправдание».

Начните самостоятельное изучение жизни и творчества Фредди Меркьюри. Возможно создание альтернативных структур, в которых будут вестись серьезные дискуссии на эту тему. Это очень интересно — вы откроете для себя совсем другого Фредди Меркьюри, совсем иную «Queen». У вас есть возможность выбрать между детским садом и университетом — решайте сами, что вам интереснее.

Возможно, кто-то из вас в будущем захочет провести полноценное журналистское расследование обстоятельств его жизни и смерти — вы не пожалеете. Конечно, это опасно. Убийцы не захотят, чтобы их имена были обнародованы, а это очень влиятельные люди. И скосвенно замешанные соучастники тоже не захотят быть изобличенными во лжи и предательстве и вызвать всеобщую ненависть и презрение. Но без риска не делаются никакие серьезные дела.

Кому-то из вас еще предстоит написать биографию Фредди Меркьюри. Жизнь Фредди Меркьюри — сплошное белое пятно. Его биография до сих пор не написана, а то, что наводнило книжный рынок — не более чем дешевые подделки. Вам предстоит полностью восстановить его жизнь, разыскать и опросить неизвестных свидетелей, найти его женщин — на ваш век работы хватит. Тем более что большинство знавших Фредди людей не только не опрошены, а вообще никому не известны – слово дают только тем, кто соглашается клеветать на Фредди или как минимум не возражать против клеветы.

Фредди Меркьюри ждет своего биографа — порядочного, образованного и не продавшегося человека — и им может стать любой из вас. Думайте, решайте, выбирайте — с кем вы и кто вы, и кем вы себя ощущаете — скотиной или личностью.

Если вы проигнорировали навязываемых вам бездарных кумиров и предпочли Фредди Меркьюри — значит, каждый из вас — личность с независимым характером, собственным мнением и хорошим эстетическим вкусом, а такая молодежь смертельно опасна для «нового порядка». Поэтому превратить вас в идиотов — для этих негодяев стратегическая задача. Ради этого они не пожалеют никаких денег.

Фредди уже один раз прославился на весь мир как великий певец и музыкант — и может прославиться еще раз как проповедник, служитель Бога и мученик. Произойдет это или нет — зависит от вас.

Историю Фредди Меркьюри и группы «Queen» иногда называют волшебной сказкой с плохим концом. Но конец можно изменить.

Умершего не вернешь, но если имя Фредди будет очищено от клеветы, если люди придут в дом его родственников и скажут, что они должны гордиться своим родичем Фарухом Балсара, в миру известном как Фредди Меркьюри — это будет лучшим концом истории".

www.kuban.kp.ru


Смотрите также