Мое проклятие право на счастье алиса ардова


Книга "Право на счастье" автора Ардова Алиса

Последние комментарии

 
 

Право на счастье

Автор: Ардова Алиса Жанр: Любовно-фантастические романы, Самиздат Серия: Мое проклятие #3 Язык: русский Добавил: Admin 16 Сен 17 Проверил: Admin 16 Сен 17 Формат:  FB2 (363 Kb)  RTF (302 Kb)  TXT (357 Kb)  HTML (364 Kb)  EPUB (470 Kb)  MOBI (1909 Kb)  

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Знаете ли вы, что такое свобода?Недостижимая, как загадочный храм Верховной в древних Альских горах. Опасная, как дорога, что ведет к заветной цели. Сладко-горькая, как воспоминания о мужчине, которому отдала свое сердце. Холодная, как одиночество. Призрачная, как глупая мечта о счастье.Итак, знаете ли вы, что такое свобода?

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Ардова Алиса

Другие книги серии "Мое проклятие"

Похожие книги

Комментарии к книге "Право на счастье"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

 

2011 - 2018

www.rulit.me

Читать онлайн книгу Мое проклятие. Право на счастье (СИ)

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 13 страниц]

Назад к карточке книги

Мое проклятие. Книга 3

Знаете ли вы, что такое свобода?

Недостижимая, как загадочный храм Верховной в древних Альских горах. Опасная, как дорога, что ведет к заветной цели. Сладко-горькая, как воспоминания о мужчине, которому отдала свое сердце. Холодная, как одиночество. Призрачная, как глупая мечта о счастье.

Итак, знаете ли вы, что такое свобода?

Глава 1

Очнулась я на траве под большим раскидистым деревом. Открыла глаза и долго вглядывалась в далекое пронзительно синее небо, мучительно пытаясь вспомнить, что же со мной произошло.

Как я здесь очутилась? Почему валяюсь в мягкой пышной зелени – пахучей и удивительно яркой несмотря на густую тень деревьев, – а не нахожусь в Эфраде, у себя в покоях? И к слову, с какой стати я вообще лежу, если до вечера явно еще далеко? Вон солнце как высоко стоит.

Голова раскалывалась, тело онемело от боли, а грудь пекло просто невыносимо. С трудом подняла руку и осторожно ощупала себя, в полной уверенности, что натолкнусь на страшную рваную рану с запекшейся по краям кровью. Но ощутила лишь упругую горячую кожу. Ровную и безупречно гладкую, без единой царапины.

Странно…

Под пальцами вдруг забился-завибрировал медальон – мерно, в такт ударам сердца. Испугавшись, дернулась, отводя ладонь. Рука тяжело упала на землю, а я снова замерла, беспомощно уставившись в небо.

Яркие лучи, пробиваясь сквозь густую листву, слепили глаза. Было душно и жарко, лишь тень да слабый ветерок немного спасали, даря едва уловимую прохладу. Горло пересохло так, что казалось невозможно сглотнуть. Отчаянно хотелось пить, но я даже пошевелиться не могла – не осталось сил.

Веки налились свинцом и начали постепенно опускаться…

– Кэти!

Оторвала взгляд от полупрозрачных пейзажей, сменяющих друг друга в туманном окне портального перехода. Обернулась – медленно-медленно – и меня обожгло бьющееся в серых глазах яростное черное пламя. Гнев, боль, непонимание, растерянность, дикий страх – я задохнулась, захлебнулась обрушившимися на меня чужими эмоциями.

Савард!

– Кэти…

Сиятельный рванулся вперед, но получилось это как-то заторможено, тягуче, словно в замедленно съемке. Невольно отступила, задев что-то ладонью, и, одновременно с этим, мужчина выбросил перед собой руку. С его пальцев сорвался пульсирующий темный сгусток и полетел ко мне…

Нет, не ко мне…

Время стало вязким, почти застыло, и я ясно увидела приближающийся магический заряд. Еще секунда, и он, скользнув мимо, коснется развернувшегося портала. Савард собирается закрыть переход?

– Кэти… в сторону… – не услышала, а скорее прочитала по губам.

Отходить не хотелось – тогда точно никуда не уйду: ни сегодня, ни тем более потом. Восстановят связь, увезут, запрут, станут следить за каждым шагом. Да и настоятельницы рядом не будет, чтобы еще раз помочь. Но соваться сейчас в портал и подставляться под удар – самоубийство. Я колебалась, не зная, что предпринять, пока кто-то другой не решил все за меня.

Неясная смазанная тень отделилась от стены и плавно двинулась к переходу.

Неожиданный короткий толчок… и почти следом за ним – сильный удар в грудь…

Волна острой боли, нахлынув, опрокинула навзничь. Не успела ни осознать, что происходит, ни даже испугаться, а уже летела, беспомощно раскинув руки, в раскрывшуюся за спиной бездну. Тело стало непослушным и невероятно тяжелым.

“Вот и все”, – мелькнула удивительно спокойная мысль.

– Кэти… – отчаянным эхом донесся издалека мужской голос.

– Прости, дитя, так надо, – тихим шелестом вторил ему женский.

Сердце, дрогнув в последний раз, затихло. Сознание стремительно гасло, наполнялось темнотой, пока не исчезло, растворяясь в небытие…

Не знаю, долго ли я пролежала без чувств, но в следующий раз пришла в себя уже вечером. С трудом ворочая головой, посмотрела по сторонам и в быстро сгущающихся сумерках кое-как разглядела, что нахожусь на крохотной полянке, окруженной густыми зарослями и крепкими ветвистыми деревьями. Воздух заметно посвежел, изнуряющая духота исчезла, жара уже не давила как прежде, но жажда мучила нестерпимо.

Нащупала сумку – хорошо, что она лежала рядом – достала флягу с водой, чуть приподнявшись, сделала несколько жадных глотков. Пить было больно. Сухие губы потрескались и кровоточили, так что во рту ощущался солоноватый металлический привкус. Закашлялась, выронила из ослабевших пальцев фляжку – потом посмотрю, куда она откатилась, – и вяло опустилась на траву.

Теперь я помнила все, что со мной произошло, но вопросов меньше не стало.

С души будто камень упал, когда осознала, что Савард не собирался причинять мне вреда, не планировал ранить или тем более убить. Он хотел всего лишь закрыть портал, остановить, удержать. Но понял ли сиятельный, что я ухожу добровольно? Попыталась поставить себя на место мужчины.

Странные болезненные ощущения вырывают его из глубокого сна…

Одновременно с пробуждением он чувствует, что связь с наидой оборвалась, а это возможно только в случае ее смерти…

Читает ли Савард инструкцию, оставленную на столе, и надпись на стекле? Уверена, что нет, ему не до этого – он в панике. Зовет, мечется и как-то подозрительно быстро определяет, где я. Словно его ведет что-то…

Находит и что видит? Наида жива-здорова, но стоит у открывающегося портала и собирается исчезнуть…

О чем он думает в эти несколько секунд? Что я сама приняла решение бросить его? Может и так. А если меня опоили, наложили новое сильное заклятие и принудили? Ведь было уже два покушения. Вдруг это похищение? Тогда обязательно нужно задержать, спасти. Кстати, в этом случае Савард и прощальному письму, скорее всего, не поверит. Мало ли кто его сочинил, он ведь даже почерка моего не знает.

И кто меня толкнул в портал? Настоятельница, которой важно, чтобы я выполнила волю ее богини и нашла храм? А если бы я погибла? Откуда такая уверенность, что со мной ничего не случится? Или все-таки это был кто-то другой?

Пока я размышляла, наступила ночь, глаза уже едва различали мрачные, призрачные силуэты деревьев. В высоких кронах шелестел ветер, но сюда, вниз его шум доносился неясно и глухо, превращаясь в тихий зловещий шепот. В отдалении послышались странные невнятные хрипы, зашуршали листья, захрустели ветки. Медальон на груди мгновенно нагрелся, окутывая тело нежным ласковым теплом, и неприятные звуки отступили. Они кружили неподалеку, но не приближались, словно вокруг меня был очерчен невидимый защитный контур или накинут охранный полог.

Проверять, так это или нет, не стала, да и не смогла бы. Заснула почти мгновенно.

– Не сходи с ума, Вард, – раздался в поглотившей меня темноте знакомый голос. Раиэсс… Днем покоя не давал, так теперь еще и сниться начал! – Как ты собираешься сейчас ее искать? Метаться по всему Эргору? На удачу, вдруг повезет?

Император говорил отрывисто и сердито, но мне показалось, что за раздражением и недовольством прятались неподдельная тревога и даже смятение.

– А ты что предлагаешь? – вздрогнула, услышав резкий ответ и, собрав силы, распахнула глаза. Будто включила свет.

Гостиная наших покоев в Эфраде. У окна спиной ко мне застыл Савард. Напряженные плечи, неестественно прямая осанка и побелевшие пальцы судорожно стиснувшие подоконник.

– Ждать, – раздалось сбоку решительное.

Покосилась на кресло у дивана, уже зная, кого там обнаружу. Айар. Мрачный, сосредоточенный и, на первый взгляд, совершенно спокойный. Но не покидало ощущение, что Повелителю приходится прилагать немалые усилия, чтобы это спокойствие сохранить.

– Ждать?! – яростный выдох. – Чего?

Савард, стремительно развернулся, и я невольно вздрогнула, увидев наконец его лицо – потемневшее, осунувшееся, словно изможденное. Лихорадочно блестящие серые глаза, щетина на всегда гладко выбритом подбородке. Волосы растрепаны, а одежда измята, точно он сегодня спал, не раздеваясь.

– Как ждать, если знаешь, что в эту самую минуту Кэти умирает где-то там… – сиятельный запнулся и с силой сжал кулаки. – И в этом виноват именно я! Я собственными руками… – он снова не договорил, отводя взгляд.

– На поиски брошены все маги имперской службы безопасности и стражи порядка, – в холодной сдержанности Айара чувствовалась скрытая сокрушительная мощь. – После того, как с глав высших родов была взята клятва о неразглашении, их также уведомили о похищении наиды советника императора.

– Похищении? – Савард вскинул голову.

– А ты предпочел бы сообщить, что твоя женщина сбежала? – невесело усмехнулся император. – Нет уж, пока не доказано обратное пусть лучше думают, что Кателлину забрали силой. Надо признаться, я тоже склоняюсь к этой версии. Кэти не способна сама оборвать связь или построить портальный переход. Гарарда и Кариффу мы с тобой допрашивали лично – им ничего не известно. Старуха даже согласилась на ритуал взыскания истины, но, уверен, это ничего не даст. Тут явно замешан высокородный. Скорее всего, тот, кто устроил покушение на Поединке Стихий, а до этого пытался отравить Кателлину в вашей родовой резиденции, – Айар помолчал, скривился и неожиданно добавил: – Или кто-то другой, с кем Кэти успела договориться за твоей спиной.

– Что ты хочешь сказать? – нахмурился Савард.

– Только то, что наида моего советника – загадка, которую, к сожалению, так и не удалось разгадать. Не удивлюсь, если выяснится, что она ушла с похитителем или сообщником добровольно. Я тебе еще не говорил… сегодня мне доложили, что артефакт, с помощью которого в обители определяли девочек с кровью жриц, больше не действует. Маги не могут понять, почему и когда он «сломался», но последней на нем проверяли именно Кателлину. Так что мне есть, о чем побеседовать с твоей женщиной, и я приложу все силы, чтобы узнать, где она находится. И для тебя… и для себя, – Повелитель поднялся и в несколько шагов оказался возле сиятельного. – Мы отыщем ее, Вард, обязательно. Чтобы вернуть назад или… убедиться в смерти.

– Кэти жива, – Савард внезапно успокоился, замер, словно прислушиваясь, и решительно кивнул, встречая скептическую улыбку императора: – Я знаю.

– Откуда такая уверенность? – Айар недоверчиво прищурился. – Кателлина оставила письмо? Записку? Объяснила свои действия?

– Нет, – сиятельный не медлил ни секунды, – я ничего не видел.

Бросила быстрый взгляд на оконное стекло. Чисто… Посмотрела на прикроватный столик. Пусто… Значит, Савард обнаружил мои послания, но сохранил в тайне, не счел нужным делиться с императором.

– Райс, я хочу остаться один, – сиятельный снова повернулся к окну. – Дай мне час.

Несколько мгновений император колебался, но все-таки нехотя процедил:

– Хорошо. Жду тебя в Соот Мирне.

И шагнул в созданный портал.

Марево перехода давно развеялось, когда сиятельный наконец-то отмер. Прерывисто выдохнул, разрушая царившую в комнате гнетущую тишину, и устало ссутулился, будто из него выдернули стержень. Потом протянул руку, медленно провел пальцами по стеклу там, где еще совсем недавно были буквы.

Ладонь Саварда дрогнула, остановилась, а мне внезапно стало трудно дышать. Сердце подскочило, замерло и тут же бешено заколотилось. Отчаянно захотелось подойти, дотронуться, прижаться хоть на миг. Качнулась в сторону мужчины и тут же остановилась, услышав полное надежды:

– Кэти?

Савард отпрянул от окна, жадно обводя взглядом гостиную. Он что, почувствовал мое присутствие?

– Кэти?!

Отступила назад, и комната тут же начала растворяться в подступившей темноте. Миг – и все исчезло, лишь в ушах продолжал звучать хриплый голос:

– Я найду тебя, Кэти. Слышишь? Найду. Чего бы мне это не стоило.

Проснулась я, когда рассвет едва коснулся неба. Именно проснулась, а не выпала из обморочного небытия, как в первый и второй раз. Чувствовала себя вполне сносно – от прежнего болезненного состояния осталась лишь легкая слабость и некоторая заторможенность. Быстро, однако, в себя пришла… или все-таки не быстро? Сколько дней я здесь провалялась? Никто не ответит – очнулась, уже неплохо.

Медленно приподнялась, села, и тут же над головой раздался короткий громкий хлопок, словно лопнул огромный воздушный шар или разрушился невидимый барьер. Вокруг меня заструилась, быстро растворяясь в воздухе, темная дымка, а медальон на груди внезапно нагрелся и также стремительно остыл, когда зыбкое марево окончательно рассеялось.

Новая загадка…

Ладно, подумаю об этой странности позже, кстати, и о необычном сне тоже. Сейчас не до них.

Осторожно встала на ноги, нашла отброшенную пустую флягу и, пошатываясь, побрела к краю поляны. Там, вырываясь из густых кустов, усыпанных крупными фиолетовыми ягодами, протекал небольшой прозрачный ручей. Чистая, хрустальная вода показалась особенно вкусной. Я торопливо, жадно пила – жажда все никак не проходила, – затем умылась и долго лежала на теплой земле, отдыхая.

Солнце, взбираясь все выше, снова начало припекать, и я вдруг сообразила, почему мне так жарко – слишком тепло закутана. Собиралась ведь в горы, на перевал, подготовилась соответственно, а здесь, внизу, царило душное лето. Выпуталась из плена толстой, плотной одежды и с облегчением ощутила, что сразу стало свободней дышать. Аккуратно сложила все лишнее в заплечную сумку, наполнила водой пустую флягу, бросила туда же и стала думать, что же делать дальше.

Прежде всего, хорошо бы понять, куда меня забросило. В том, что я все еще на Эргоре, сомневаться не приходилось: необычные деревья, кусты, цветы – все это я уже видела в Эрто Аэрэ. Осталось определить, в какой стороне Альские горы и долго ли добираться до перевала Онтир. Но в лесу это точно невозможно сделать, надо выходить к дороге, а потом – к ближайшему городу.

«…На поиски брошены все маги имперской службы безопасности и стражи порядка… глав высших родов также уведомили о похищении наиды советника императора…», – вспомнились слова императора.

Значит, Кателлину Крэаз уже ищут. На дорогах и в городах – точно.

Это, безусловно, минус.

На мне нет родового кольца – знака принадлежности отцу, опекуну, мужу или господину, а сирры без него не могут обходиться. Связь с родовым артефактом для них жизненно необходима. Да и платье нары ни одной высокородной в голову не придет на себя нацепить.

А вот это плюс.

Но у имперских магов и стражей порядка наверняка есть мое описание. Да и внешне я не очень похожа на женщину «из народа». Простолюдинки более плотные, ширококостные, черты лица у них не такие тонкие, а волосы – русые или каштановые. Светлых, почти белых локонов у нар просто не бывает.

Еще один минус

Вздохнула, что ж, выбираться все равно придется. Достала большой платок, повязала, чтобы скрыть волосы. Как учила меня Кариффа – натянуть вплотную к подбородку, а потом обмотать вокруг головы и заколоть, так, чтобы один конец падал на плечо или грудь. Чуть подняла рукава, чтобы всем встречным сразу бросались в глаза абсолютно «пустые» пальцы – родовое кольцо никуда не делось, но, как только настоятельница блокировала связь с Савардом, стало невидимым. Стряхнула пониже вдовий браслет на запястье. А теперь вперед – искать дорогу.

Куда идти дальше, было совершенно безразлично. Вперед… назад… вправо… влево – везде один и тот же незнакомый лес. Но не успела сделать и шага, как медальон опять нагрелся, а в душе родилась твердая уверенность, что мне нужна вон та неприметная на первый взгляд тропка, что, петляя, тут же скрывается из виду. Хмыкнула, пожала плечами, закинула на плечо сумку и направилась к деревьям.

К моей радости, лес оказался сухим и редким. Слабость исчезла, шла я бодро, несколько раз, следуя указаниям неожиданно появившегося навигатора, сворачивала с одной тропинки на другую и довольно скоро оказалась возле старой грунтовой дороги. Остановилась, раздумывая, а вернее, ожидая совета, получила подсказку и, настороженно поглядывая по сторонам, двинулась по обочине.

Разбойников я не боялась – стараниями саэров на Эргоре эта древнейшая профессия давно стала невыгодной и чрезвычайно опасной для жизни. Единичные уцелевшие «бандформирования» промышляли на оживленных и шумных торговых трактах, а уж никак не на пустынных сельских дорогах. А вот встречи со стражами порядка, патрулирующими эти самые дороги, опасалась.

Нет, одинокая нара, их бы не насторожила. Разве что отсутствие у нее сопровождающих вызвало бы некоторое удивление. С другой стороны, мало ли по каким делам спешит утром в соседний город женщина со вдовьим браслетом. Плохо не это. А то, что, во-первых, в каждом отряде обязательно имеется свой маг, которому успели передать «из центра» мой ментальный портрет. А во-вторых, я даже не могла ответить на вопрос, откуда и куда иду, так как до сих не имела ни малейшего представления, где нахожусь.

Примерно через час с небольшим показалась развилка с указателем. «Цевин» – зазывала направо одна табличка. «Сидо» – предлагала повернуть налево другая. Наконец-то я поняла, куда же меня занесла нелегкая, и это знание совсем не радовало.

Путь до перевала Онтир предстоял неблизкий. Начинался он в землях саэра Рэдриса Борга, мужа хорошо знакомой мне Энальды – собственно здесь я сейчас и находилась – и дальше шел через владения Эктаров. Я в любой момент имела шанс столкнуться там с горячо любимым «дядюшкой» Ританом, «сестрицей» Альфиисой и знающим меня в лицо наследником Теаром. Уверена, он тоже не испытывал ко мне большой братской любви, после того, что случилось с его отцом.

Из-за поворота дороги, ведущей из Цевина, вывернула большая крытая повозка. Если она едет в Сидо, нам по пути. Надвинула платок пониже, почти на самые глаза, и стала ждать. Поравнявшись со мной, возница придержал лошадь – значит, готов выслушать. Нащупала в кармане несколько предусмотрительно положенных туда медяшек, шагнула вперед.

– День добрый! Вы в Сидо? Позвольте доехать с вами, мне срочно нужно в город, а пешком очень уж долго добираться, – улыбнулась как можно приветливей и в ужасе замерла, увидев знакомое лицо.

Седой мужчина, немного сутуловатый и весь какой-то бесцветно-унылый, словно пропыленный, скользнул по мне пустым взглядом и вяло кивнул:

– Садитесь.

Лучше бы отказал, честное слово, это порадовало бы гораздо больше. Интересно, узнал или нет? Все-таки видел он меня всего лишь раз, мельком, роскошно одетую и увешанную драгоценностями. Да и не того ему было в тот момент, чтобы меня разглядывать.

– Что там, Ильм? – раздалось недовольное, и ткань, прикрывающая вход в повозку, отлетела в сторону.

А вот и Урга. Собственной персоной.

Нара Дарн высунула голову и бесцеремонно осмотрела меня с ног до головы, уделив особое внимание рукам и браслету на запястье. В выцветших голубых глазах мелькнуло странное выражение, зрачки резко сузились, словно женщина увидела что-то неприятное, но через мгновение она уже отвернулась и вопросительно уставилась на мужа.

– Вот, просят подвезти до города, – равнодушно пожал плечами супруг.

Урга зыркнула исподлобья и неожиданно раздвинула губы в почти любезной улыбке, приглашающе сдвигаясь в сторону.

– Что ж, места всем хватит, нара…

– Рина, – представилась вежливо, – Рина Варр, вдова Тима Варра, купца второй руки из Иртея.

– Урга Дарн, – сообщила женщина то, что я и без нее знала. Дождалась пока я залезу, и повозка сдвинется с места, после чего продолжила: – Как же вы оказались так далеко от Иртея, нара Варр? И где сопровождающие? Оно, конечно, не запрещено, но все-таки не следует достойной вдове без спутников по дорогам шастать.

– После смерти мужа я совсем одна осталась, не дала Лиос нам с Тимом детей, – начала неторопливо излагать составленную вместе с Кариффой «легенду», на ходу вплетая в нее новые подробности, – да и родственников у меня в Иртее нет. Вот и решила съездить после положенных месяцев траура к родителям, они во владениях саэра Эктара живут. У отца собственный дом в столице провинции, – похвалилась важно. – Он у меня тоже купец второй руки, тканями торгует, его многие в Гриаде знают. И попутчики имелись, только не поладили мы. Нифа сама вместе ехать предложила, а потом покрикивать стала. Подумаешь, муж у нее – купец первой руки, это еще не повод нос задирать, – обиженно надула губы, вздыхая про себя: опять дурочку изображать приходится. – В общем, лопнуло мое терпение, ушла я с постоялого двора. Не нужны мне такие подруги, обойдусь без ее помощи. Сейчас в Сидо сопровождающих найму, как и положено, а отец дома со всеми расплатится.

Не знаю, поверила мне Урга или нет, но ничего не сказала. Головой покачала, неопределенно хмыкнула и скрылась в глубине повозки, задернув за собой полог. А я осталась рядом с ее мужем. Нар Дарн, сгорбился, безразлично застыл на козлах, не обращая на меня никакого внимания. Судя по всему, он и рассказа моего не слышал. Впрочем, его ничего вокруг не интересовало. Даже лошадь тащилась сама, без понуканий и указаний со стороны возницы.

Дорога вилась вперед бесконечной лентой, повозка покачивалась на кочках и ухабах, а мы с Ильмом сидели и молчали, погруженные в свои невеселые размышления. Не знаю, о чем думал мужчина, а я перебирала в уме все, что сказала Урге, поминая добрым словом Кариффу и ее предусмотрительность.

Имя мы с наставницей искали долго и тщательно. Чтобы «прижилось» сразу, стало родным, чтобы я отзывалась на него быстро, без запинки, лучше всего – машинально. «Кэти» старуха забраковала сразу – простолюдинок так не называли, – пришлось сочинять новое. Мы прикидывали так и этак, пока я не вспомнила, как ко мне обращалась бабушка Люся, мамина мама. Не Екатерина, Катюша, Катя, как другие, а Рина. Как ни странно, это подошло! Фамилию составляли по тому же принципу: чтобы запомнилась и произносилась без запинки. Так Екатерина Уварова в очередной раз сменила имя и превратилась в Рину Варр.

Вести себя как служанка, а тем более крестьянка я не умела, слишком высоко «в верха» забираться опасалась, поэтому Рина стала дочерью зажиточного торговца. Не слишком богатого и известного, но и не простого лавочника. Так называемого купца второй руки. Он вполне мог дать своей любимой девочке и начальное образование, и соответствующее воспитание.

Бережно погладила тонкий обруч на запястье. За него я была особенно благодарна наставнице. Именно ей пришла в голову мысль представить меня вдовой – они более самостоятельны и независимы, чем девушки и замужние женщины. И именно Кариффа настояла, чтобы Гарард надел на меня это украшение, скрепив его магией. В отличие от высокородных, простолюдины носили не кольца, а браслеты. До свадьбы – детские, а потом брачные или, если не повезет, вдовьи. Снимали и надевали их маги специального имперского ведомства, так что подделать свой «семейный статус» нары не могли, даже если бы захотели. Никому просто в голову не придет, что я не вдова и нацепила браслет, не имея на это ни малейшего права.

День уже перевалил за половину, когда мы миновали еще одну развилку, повернули, и большие деревянные колеса бодро застучали по мощеному тракту. Сначала редко, а потом все чаше и чаше стали попадаться повозки, телеги с разнообразными грузами, а также путники – пешие или конные. Крестьяне, ремесленники, купцы, воины… саэров, слава богам, я не увидела. Что, впрочем, и не удивительно – высокородные обычно перемещались порталами.

За спиной неожиданно зашелестел полог.

– Вы, наверное, проголодались, нара Варр? Пообедаете с нами?

Голос Урги звучал спокойно и ровно, а вот глаза… глаза как-то нехорошо, лихорадочно блестели, и уголок губ слегка подергивался.

Глава 2

Я колебалась лишь мгновение, но женщина успела заметить мою нерешительность. Поджала губы, бросила обиженно:

– Брезгуете? Или боитесь отравиться? – невольно вздрогнула: именно этого я и опасалась, а супруга Ильма ухмыльнулась и добавила: – Не сомневайтесь, все самое свежее, утром в Цевине лично выбирала.

– Что вы, просто… – какой же повод найти, чтобы отказаться? Лезть под крышу повозки почему-то ужасно не хотелось. – На меня же не рассчитано.

– С запасом купила, – буркнула нара, – на всех хватит.

Тянуть дальше было невежливо, а повода уклониться от приглашения так и не нашлось. Сказать, что сыта? Глупо. Мы уже полдня в дороге, кто угодно успел бы проголодаться.

– А нар Дарн? – кивнула на мужчину, который за все время нашего разговора даже не шелохнулся.

– Позже поест, – женщина скользнула назад, но полог задвигать не стала. – Кому-то же надо управлять повозкой. До Сидо еще ехать и ехать, хорошо бы попасть в город к ужину, так что останавливаться не станем. Так вы идете, нара Варр? – окликнули меня, поторапливая.

Вздохнув, пробралась внутрь и с любопытством огляделась.

В повозке было достаточно просторно, чтобы мы с хозяйкой могли, не теснясь, свободно разместиться. В глубине – накрытые одеялами спальные места, впереди – несколько мягких шкур. На одну из них мне и указали, предложив садиться.

– Доченька, просыпайся, – Урга мягко провела рукой по одному из одеял, поразив меня удивительно нежным, ласковым интонациям. – Пора обедать.

Под покрывалом завозились, заерзали, край его откинулся, и я увидела… Хельму.

Со времени нашей последней встречи девушка почти не изменилась. Все те же густые русые волосы – сейчас спутанные и растрепанные после сна, – чуть вздернутый носик, пухлые губки. Только взгляд иной. Чистый, не замутненный ни злобой, ни ненавистью, ни болью, наивный и открытый. Какой бывает только у детей.

Девушка сонно посопела, похлопала длинными пушистыми ресницами, протерла кулачком заспанные глаза и с искренним интересом уставились прямо на меня.

– Здравствуйте, тетенька, – покосилась на мать, исправилась: – Здравствуйте, нара, – запнулась и, все-таки не выдержав, спросила с детской непосредственностью: – А вы кто?

Надо же, даже голос у нее стал другим – более высоким, звонким. Это несоответствие внешности и внутреннего содержания просто оглушало, вызывало самые противоречивые чувства: неприятие, острую жалость, какую-то брезгливость, смутную вину. Хотелось вскочить и бежать без оглядки от этой молодой женщины, в одночасье ставшей ребенком.

– Нара Рина Варр, – произнесла немного растерянно.

– А я Хель, – девушка выпуталась из одеяла и перебралась поближе, – ой, то есть Хельма, Хельма Дарн. Но мне не нравится это имя, оно взрослое и совсем колючее. Хель лучше. Можно называть вас тетя Рина? Мама говорит, что незнакомым нарам нельзя говорить «тетя», это не-при-лич-но, – слово «неприлично» она так и выговорила, по слогам, очень старательно. – Но вы добрая, не обидитесь.

И лицо девушка озарила белозубая улыбка, широкая и немного озорная.

– Моя дочь больна, – неожиданно проскрипела Урга, о которой я на время совершенно забыла. Женщина неприязненно прищурилась и после паузы, видя, что я не собираюсь ни о чем расспрашивать, пояснила: – Неудачный магический ритуал.

Неудачный ритуал? Ну, можно и так сказать.

– Очень жаль…

Разговор, да что там разговор – вся ситуация раздражала, была неприятна. Я не понимала, узнала меня мать Хельмы или нет, откровенна она или играет, и вообще, что ей от меня нужно. Это напрягало. Хотелось побыстрее съесть что-нибудь – неважно, что – и выбраться из душной повозки назад, к солнцу, свету.

– Моя девочка находится под наблюдением целителей и должна ежедневно им показываться, – продолжала рассказывать нара Дарн. – Мы не уехали бы из дома, если бы не смерть свекра, отца Ильма. Пришлось отлучиться на время, чтобы, как полагается, провести все необходимые обряды, но по пути в каждом городе Хельму обязательно осматривают имперские маги. Поэтому мы так торопимся в Сидо.

Вот зачем она все это мне сообщает? Случайной попутчице, с которой через несколько часов благополучно расстанется, чтобы больше никогда не встретиться. Или… все-таки узнала и теперь пытается намекнуть, что они не сбежали из-под надзора, а получили соответствующее разрешение? Бросила быстрый взгляд на Ургу, но лицо женщины не выражала ничего, кроме тоски и какой-то глухой покорности судьбе.

– Понимаю…

– Понимаете? – по губам женщины скользнула горькая усмешка. – Что может понимать женщина, которой не дано иметь детей?

Это она о чем сейчас? О моем вдовстве или о статусе наиды?

– Тетя Рина, а вы любите угорские пряники? – вмешалась в непонятную беседу «взрослых» Хельма, чем заслужила мою молчаливую, но от этого не менее горячую благодарность. – Любите, да? Я поделюсь… у меня много, – похвасталась она, порывисто подскакивая.

– Сядь, Хель, – строго одернула Урга, наконец-то отвлекаясь от меня. – Сладкое только после еды.

Она потянулась к одной из сумок, и через несколько минут на большой белой салфетке появилась посуда, нехитрая снедь – копченое мясо, домашний сыр, лепешки, вареные овощи – и фляга с водой. «Что бы Урга не задумала, травить она меня вряд ли станет», – подумала, наблюдая как женщина отрезает мясо, отламывает лепешку и протягивает все это дочери. Но не успела я взять свою порцию, как услышала капризное:

– Не хочу! – Хельма мотала головой, прикрыв рот рукой, видимо, для надежности. – Пряники лучше.

– Хель, доченька, надо поесть, хоть чуть-чуть, – начала уговаривать Урга, но девушка была неумолима.

– Мясо невкусное, не хочу, – повторяла она снова и снова, а потом вдруг неожиданно сдалась и, лукаво выдала: Только если сказку расскажешь.

– Хорошо, – устало выдохнула мать и впихнула в руки довольной дочери несчастный бутерброд. – Какую: про девочку из озера или про то, как мышиный император на войну ходил?

– Не-е-е, эти все я давно знаю – заявила девушка, впиваясь зубами в мясо. Кажется, кое-кто и не собирался от еды отказываться, а просто шантажировал родительницу. – Новую.

– Новую… – Урга задумчиво посмотрела на дочь, а потом окинула меня долгим непонятным взглядом. В полумраке повозки глаза ее загадочно мерцали. – Будет тебе новая.

Женщина соорудила еще один бутерброд, подвинула его поближе к дочери и негромко нараспев начала:

– В волшебном краю за пределами мира

Сокрыт под горою таинственный храм.

Свет солнца земля навсегда позабыла,

Дорога известна лишь вечным ветрам.

Я замерла, опустив руку с зажатой в ней лепешкой. Опять храм… удивительное совпадение.

– В веках исчезают и люди, и страны,

Победы и беды уносят года,

Но свято хранят храм снега и туманы,

Врагу путь к нему не найти никогда.

Надо же, я была уверена, что на Эргоре только высокопарные хвалебные оды сочинять могут, и вдруг – такая красивая баллада. Хотя, что, собственно, я знаю о нарах, кроме официальной информации и того, что из них получаются усердные послушные слуги? Ничего…

Урга говорила протяжно, неспешно, глядя куда-то поверх наших голов, а мы с Хельмой внимательно слушали

– А в храме, как сказано в древней легенде,

Закрывшись от зависти, смерти и зла,

Средь россыпей злата и дивных каменьев

Назад к карточке книги "Мое проклятие. Право на счастье (СИ)"

itexts.net

Читать онлайн книгу Мое проклятие: Право на счастье

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 26 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

Назад к карточке книги

АРДОВА АЛИСАМое проклятие. Книга 3

Глава 1

Очнулась я на траве под большим раскидистым деревом. Открыла глаза и долго вглядывалась в далекое пронзительно синее небо, мучительно пытаясь вспомнить, что же со мной произошло.

Как я здесь очутилась? Почему валяюсь в мягкой пышной зелени – пахучей и удивительно яркой несмотря на густую тень деревьев, – а не нахожусь в Эфраде, у себя в покоях? И к слову, с какой стати я вообще лежу, если до вечера явно еще далеко? Вон солнце как высоко стоит.

Голова раскалывалась, тело онемело от боли, а грудь пекло просто невыносимо. С трудом подняла руку и осторожно ощупала себя, в полной уверенности, что натолкнусь на страшную рваную рану с запекшейся по краям кровью. Но ощутила лишь упругую горячую кожу. Ровную и безупречно гладкую, без единой царапины.

Странно…

Под пальцами вдруг забился-завибрировал медальон – мерно, в такт ударам сердца. Испугавшись, дернулась, отводя ладонь. Рука тяжело упала на землю, а я снова замерла, беспомощно уставившись в небо.

Яркие лучи, пробиваясь сквозь густую листву, слепили глаза. Было душно и жарко, лишь тень да слабый ветерок немного спасали, даря едва уловимую прохладу. Горло пересохло так, что казалось невозможно сглотнуть. Отчаянно хотелось пить, но я даже пошевелиться не могла – не осталось сил.

Веки налились свинцом и начали постепенно опускаться…

– Кэти!

Оторвала взгляд от полупрозрачных пейзажей, сменяющих друг друга в туманном окне портального перехода. Обернулась – медленно-медленно – и меня обожгло бьющееся в серых глазах яростное черное пламя. Гнев, боль, непонимание, растерянность, дикий страх – я задохнулась, захлебнулась обрушившимися на меня чужими эмоциями.

Савард!

– Кэти…

Сиятельный рванулся вперед, но получилось это как-то заторможено, тягуче, словно в замедленно съемке. Невольно отступила, задев что-то ладонью, и, одновременно с этим, мужчина выбросил перед собой руку. С его пальцев сорвался пульсирующий темный сгусток и полетел ко мне…

Нет, не ко мне…

Время стало вязким, почти застыло, и я ясно увидела приближающийся магический заряд. Еще секунда, и он, скользнув мимо, коснется развернувшегося портала. Савард собирается закрыть переход?

– Кэти… в сторону… – не услышала, а скорее прочитала по губам.

Отходить не хотелось – тогда точно никуда не уйду: ни сегодня, ни тем более потом. Восстановят связь, увезут, запрут, станут следить за каждым шагом. Да и настоятельницы рядом не будет, чтобы еще раз помочь. Но соваться сейчас в портал и подставляться под удар – самоубийство. Я колебалась, не зная, что предпринять, пока кто-то другой не решил все за меня.

Неясная смазанная тень отделилась от стены и плавно двинулась к переходу.

Неожиданный короткий толчок… и почти следом за ним – сильный удар в грудь…

Волна острой боли, нахлынув, опрокинула навзничь. Не успела ни осознать, что происходит, ни даже испугаться, а уже летела, беспомощно раскинув руки, в раскрывшуюся за спиной бездну. Тело стало непослушным и невероятно тяжелым.

"Вот и все", – мелькнула удивительно спокойная мысль.

– Кэти… – отчаянным эхом донесся издалека мужской голос.

– Прости, дитя, так надо, – тихим шелестом вторил ему женский.

Сердце, дрогнув в последний раз, затихло. Сознание стремительно гасло, наполнялось темнотой, пока не исчезло, растворяясь в небытие…

Не знаю, долго ли я пролежала без чувств, но в следующий раз пришла в себя уже вечером. С трудом ворочая головой, посмотрела по сторонам и в быстро сгущающихся сумерках кое-как разглядела, что нахожусь на крохотной полянке, окруженной густыми зарослями и крепкими ветвистыми деревьями. Воздух заметно посвежел, изнуряющая духота исчезла, жара уже не давила как прежде, но жажда мучила нестерпимо.

Нащупала сумку – хорошо, что она лежала рядом – достала флягу с водой, чуть приподнявшись, сделала несколько жадных глотков. Пить было больно. Сухие губы потрескались и кровоточили, так что во рту ощущался солоноватый металлический привкус. Закашлялась, выронила из ослабевших пальцев фляжку – потом посмотрю, куда она откатилась, – и вяло опустилась на траву.

Теперь я помнила все, что со мной произошло, но вопросов меньше не стало.

С души будто камень упал, когда осознала, что Савард не собирался причинять мне вреда, не планировал ранить или тем более убить. Он хотел всего лишь закрыть портал, остановить, удержать. Но понял ли сиятельный, что я ухожу добровольно? Попыталась поставить себя на место мужчины.

Странные болезненные ощущения вырывают его из глубокого сна…

Одновременно с пробуждением он чувствует, что связь с наидой оборвалась, а это возможно только в случае ее смерти…

Читает ли Савард инструкцию, оставленную на столе, и надпись на стекле? Уверена, что нет, ему не до этого – он в панике. Зовет, мечется и как-то подозрительно быстро определяет, где я. Словно его ведет что-то…

Находит и что видит? Наида жива-здорова, но стоит у открывающегося портала и собирается исчезнуть…

О чем он думает в эти несколько секунд? Что я сама приняла решение бросить его? Может и так. А если меня опоили, наложили новое сильное заклятие и принудили? Ведь было уже два покушения. Вдруг это похищение? Тогда обязательно нужно задержать, спасти. Кстати, в этом случае Савард и прощальному письму, скорее всего, не поверит. Мало ли кто его сочинил, он ведь даже почерка моего не знает.

И кто меня толкнул в портал? Настоятельница, которой важно, чтобы я выполнила волю ее богини и нашла храм? А если бы я погибла? Откуда такая уверенность, что со мной ничего не случится? Или все-таки это был кто-то другой?

Пока я размышляла, наступила ночь, глаза уже едва различали мрачные, призрачные силуэты деревьев. В высоких кронах шелестел ветер, но сюда, вниз его шум доносился неясно и глухо, превращаясь в тихий зловещий шепот. В отдалении послышались странные невнятные хрипы, зашуршали листья, захрустели ветки. Медальон на груди мгновенно нагрелся, окутывая тело нежным ласковым теплом, и неприятные звуки отступили. Они кружили неподалеку, но не приближались, словно вокруг меня был очерчен невидимый защитный контур или накинут охранный полог.

Проверять, так это или нет, не стала, да и не смогла бы. Заснула почти мгновенно.

– Не сходи с ума, Вард, – раздался в поглотившей меня темноте знакомый голос. Раиэсс… Днем покоя не давал, так теперь еще и сниться начал! – Как ты собираешься сейчас ее искать? Метаться по всему Эргору? На удачу, вдруг повезет?

Император говорил отрывисто и сердито, но мне показалось, что за раздражением и недовольством прятались неподдельная тревога и даже смятение.

– А ты что предлагаешь? – вздрогнула, услышав резкий ответ и, собрав силы, распахнула глаза. Будто включила свет.

Гостиная наших покоев в Эфраде. У окна спиной ко мне застыл Савард. Напряженные плечи, неестественно прямая осанка и побелевшие пальцы судорожно стиснувшие подоконник.

– Ждать, – раздалось сбоку решительное.

Покосилась на кресло у дивана, уже зная, кого там обнаружу. Айар. Мрачный, сосредоточенный и, на первый взгляд, совершенно спокойный. Но не покидало ощущение, что Повелителю приходится прилагать немалые усилия, чтобы это спокойствие сохранить.

– Ждать?! – яростный выдох. – Чего?

Савард, стремительно развернулся, и я невольно вздрогнула, увидев наконец его лицо – потемневшее, осунувшееся, словно изможденное. Лихорадочно блестящие серые глаза, щетина на всегда гладко выбритом подбородке. Волосы растрепаны, а одежда измята, точно он сегодня спал, не раздеваясь.

– Как ждать, если знаешь, что в эту самую минуту Кэти умирает где-то там… – сиятельный запнулся и с силой сжал кулаки. – И в этом виноват именно я! Я собственными руками… – он снова не договорил, отводя взгляд.

– На поиски брошены все маги имперской службы безопасности и стражи порядка, – в холодной сдержанности Айара чувствовалась скрытая сокрушительная мощь. – После того, как с глав высших родов была взята клятва о неразглашении, их также уведомили о похищении наиды советника императора.

– Похищении? – Савард вскинул голову.

– А ты предпочел бы сообщить, что твоя женщина сбежала? – невесело усмехнулся император. – Нет уж, пока не доказано обратное пусть лучше думают, что Кателлину забрали силой. Надо признаться, я тоже склоняюсь к этой версии. Кэти не способна сама оборвать связь или построить портальный переход. Гарарда и Кариффу мы с тобой допрашивали лично – им ничего не известно. Старуха даже согласилась на ритуал взыскания истины, но, уверен, это ничего не даст. Тут явно замешан высокородный. Скорее всего, тот, кто устроил покушение на Поединке Стихий, а до этого пытался отравить Кателлину в вашей родовой резиденции, – Айар помолчал, скривился и неожиданно добавил: – Или кто-то другой, с кем Кэти успела договориться за твоей спиной.

– Что ты хочешь сказать? – нахмурился Савард.

– Только то, что наида моего советника – загадка, которую, к сожалению, так и не удалось разгадать. Не удивлюсь, если выяснится, что она ушла с похитителем или сообщником добровольно. Я тебе еще не говорил… сегодня мне доложили, что артефакт, с помощью которого в обители определяли девочек с кровью жриц, больше не действует. Маги не могут понять, почему и когда он «сломался», но последней на нем проверяли именно Кателлину. Так что мне есть, о чем побеседовать с твоей женщиной, и я приложу все силы, чтобы узнать, где она находится. И для тебя… и для себя, – Повелитель поднялся и в несколько шагов оказался возле сиятельного. – Мы отыщем ее, Вард, обязательно. Чтобы вернуть назад или… убедиться в смерти.

– Кэти жива, – Савард внезапно успокоился, замер, словно прислушиваясь, и решительно кивнул, встречая скептическую улыбку императора: – Я знаю.

– Откуда такая уверенность? – Айар недоверчиво прищурился. – Кателлина оставила письмо? Записку? Объяснила свои действия?

– Нет, – сиятельный не медлил ни секунды, – я ничего не видел.

Бросила быстрый взгляд на оконное стекло. Чисто… Посмотрела на прикроватный столик. Пусто… Значит, Савард обнаружил мои послания, но сохранил в тайне, не счел нужным делиться с императором.

– Райс, я хочу остаться один, – сиятельный снова повернулся к окну. – Дай мне час.

Несколько мгновений император колебался, но все-таки нехотя процедил:

– Хорошо. Жду тебя в Соот Мирне.

И шагнул в созданный портал.

Марево перехода давно развеялось, когда сиятельный наконец-то отмер. Прерывисто выдохнул, разрушая царившую в комнате гнетущую тишину, и устало ссутулился, будто из него выдернули стержень. Потом протянул руку, медленно провел пальцами по стеклу там, где еще совсем недавно были буквы.

Ладонь Саварда дрогнула, остановилась, а мне внезапно стало трудно дышать. Сердце подскочило, замерло и тут же бешено заколотилось. Отчаянно захотелось подойти, дотронуться, прижаться хоть на миг. Качнулась в сторону мужчины и тут же остановилась, услышав полное надежды:

– Кэти?

Савард отпрянул от окна, жадно обводя взглядом гостиную. Он что, почувствовал мое присутствие?

– Кэти?!

Отступила назад, и комната тут же начала растворяться в подступившей темноте. Миг – и все исчезло, лишь в ушах продолжал звучать хриплый голос:

– Я найду тебя, Кэти. Слышишь? Найду. Чего бы мне это не стоило.

Проснулась я, когда рассвет едва коснулся неба. Именно проснулась, а не выпала из обморочного небытия, как в первый и второй раз. Чувствовала себя вполне сносно – от прежнего болезненного состояния осталась лишь легкая слабость и некоторая заторможенность. Быстро, однако, в себя пришла… или все-таки не быстро? Сколько дней я здесь провалялась? Никто не ответит – очнулась, уже неплохо.

Медленно приподнялась, села, и тут же над головой раздался короткий громкий хлопок, словно лопнул огромный воздушный шар или разрушился невидимый барьер. Вокруг меня заструилась, быстро растворяясь в воздухе, темная дымка, а медальон на груди внезапно нагрелся и также стремительно остыл, когда зыбкое марево окончательно рассеялось.

Новая загадка…

Ладно, подумаю об этой странности позже, кстати, и о необычном сне тоже. Сейчас не до них.

Осторожно встала на ноги, нашла отброшенную пустую флягу и, пошатываясь, побрела к краю поляны. Там, вырываясь из густых кустов, усыпанных крупными фиолетовыми ягодами, протекал небольшой прозрачный ручей. Чистая, хрустальная вода показалась особенно вкусной. Я торопливо, жадно пила – жажда все никак не проходила, – затем умылась и долго лежала на теплой земле, отдыхая.

Солнце, взбираясь все выше, снова начало припекать, и я вдруг сообразила, почему мне так жарко – слишком тепло закутана. Собиралась ведь в горы, на перевал, подготовилась соответственно, а здесь, внизу, царило душное лето. Выпуталась из плена толстой, плотной одежды и с облегчением ощутила, что сразу стало свободней дышать. Аккуратно сложила все лишнее в заплечную сумку, наполнила водой пустую флягу, бросила туда же и стала думать, что же делать дальше.

Прежде всего, хорошо бы понять, куда меня забросило. В том, что я все еще на Эргоре, сомневаться не приходилось: необычные деревья, кусты, цветы – все это я уже видела в Эрто Аэрэ. Осталось определить, в какой стороне Альские горы и долго ли добираться до перевала Онтир. Но в лесу это точно невозможно сделать, надо выходить к дороге, а потом – к ближайшему городу.

«…На поиски брошены все маги имперской службы безопасности и стражи порядка… глав высших родов также уведомили о похищении наиды советника императора…», – вспомнились слова императора.

Значит, Кателлину Крэаз уже ищут. На дорогах и в городах – точно.

Это, безусловно, минус.

На мне нет родового кольца – знака принадлежности отцу, опекуну, мужу или господину, а сирры без него не могут обходиться. Связь с родовым артефактом для них жизненно необходима. Да и платье нары ни одной высокородной в голову не придет на себя нацепить.

А вот это плюс.

Но у имперских магов и стражей порядка наверняка есть мое описание. Да и внешне я не очень похожа на женщину «из народа». Простолюдинки более плотные, ширококостные, черты лица у них не такие тонкие, а волосы – русые или каштановые. Светлых, почти белых локонов у нар просто не бывает.

Еще один минус

Вздохнула, что ж, выбираться все равно придется. Достала большой платок, повязала, чтобы скрыть волосы. Как учила меня Кариффа – натянуть вплотную к подбородку, а потом обмотать вокруг головы и заколоть, так, чтобы один конец падал на плечо или грудь. Чуть подняла рукава, чтобы всем встречным сразу бросались в глаза абсолютно «пустые» пальцы – родовое кольцо никуда не делось, но, как только настоятельница блокировала связь с Савардом, стало невидимым. Стряхнула пониже вдовий браслет на запястье. А теперь вперед – искать дорогу.

Куда идти дальше, было совершенно безразлично. Вперед… назад… вправо… влево – везде один и тот же незнакомый лес. Но не успела сделать и шага, как медальон опять нагрелся, а в душе родилась твердая уверенность, что мне нужна вон та неприметная на первый взгляд тропка, что, петляя, тут же скрывается из виду. Хмыкнула, пожала плечами, закинула на плечо сумку и направилась к деревьям.

К моей радости, лес оказался сухим и редким. Слабость исчезла, шла я бодро, несколько раз, следуя указаниям неожиданно появившегося навигатора, сворачивала с одной тропинки на другую и довольно скоро оказалась возле старой грунтовой дороги. Остановилась, раздумывая, а вернее, ожидая совета, получила подсказку и, настороженно поглядывая по сторонам, двинулась по обочине.

Разбойников я не боялась – стараниями саэров на Эргоре эта древнейшая профессия давно стала невыгодной и чрезвычайно опасной для жизни. Единичные уцелевшие «бандформирования» промышляли на оживленных и шумных торговых трактах, а уж никак не на пустынных сельских дорогах. А вот встречи со стражами порядка, патрулирующими эти самые дороги, опасалась.

Нет, одинокая нара, их бы не насторожила. Разве что отсутствие у нее сопровождающих вызвало бы некоторое удивление. С другой стороны, мало ли по каким делам спешит утром в соседний город женщина со вдовьим браслетом. Плохо не это. А то, что, во-первых, в каждом отряде обязательно имеется свой маг, которому успели передать «из центра» мой ментальный портрет. А во-вторых, я даже не могла ответить на вопрос, откуда и куда иду, так как до сих не имела ни малейшего представления, где нахожусь.

Примерно через час с небольшим показалась развилка с указателем. «Цевин» – зазывала направо одна табличка. «Сидо» – предлагала повернуть налево другая. Наконец-то я поняла, куда же меня занесла нелегкая, и это знание совсем не радовало.

Путь до перевала Онтир предстоял неблизкий. Начинался он в землях саэра Рэдриса Борга, мужа хорошо знакомой мне Энальды – собственно здесь я сейчас и находилась – и дальше шел через владения Эктаров. Я в любой момент имела шанс столкнуться там с горячо любимым «дядюшкой» Ританом, «сестрицей» Альфиисой и знающим меня в лицо наследником Теаром. Уверена, он тоже не испытывал ко мне большой братской любви, после того, что случилось с его отцом.

Из-за поворота дороги, ведущей из Цевина, вывернула большая крытая повозка. Если она едет в Сидо, нам по пути. Надвинула платок пониже, почти на самые глаза, и стала ждать. Поравнявшись со мной, возница придержал лошадь – значит, готов выслушать. Нащупала в кармане несколько предусмотрительно положенных туда медяшек, шагнула вперед.

– День добрый! Вы в Сидо? Позвольте доехать с вами, мне срочно нужно в город, а пешком очень уж долго добираться, – улыбнулась как можно приветливей и в ужасе замерла, увидев знакомое лицо.

Седой мужчина, немного сутуловатый и весь какой-то бесцветно-унылый, словно пропыленный, скользнул по мне пустым взглядом и вяло кивнул:

– Садитесь.

Лучше бы отказал, честное слово, это порадовало бы гораздо больше. Интересно, узнал или нет? Все-таки видел он меня всего лишь раз, мельком, роскошно одетую и увешанную драгоценностями. Да и не того ему было в тот момент, чтобы меня разглядывать.

– Что там, Ильм? – раздалось недовольное, и ткань, прикрывающая вход в повозку, отлетела в сторону.

А вот и Урга. Собственной персоной.

Нара Дарн высунула голову и бесцеремонно осмотрела меня с ног до головы, уделив особое внимание рукам и браслету на запястье. В выцветших голубых глазах мелькнуло странное выражение, зрачки резко сузились, словно женщина увидела что-то неприятное, но через мгновение она уже отвернулась и вопросительно уставилась на мужа.

– Вот, просят подвезти до города, – равнодушно пожал плечами супруг.

Урга зыркнула исподлобья и неожиданно раздвинула губы в почти любезной улыбке, приглашающе сдвигаясь в сторону.

– Что ж, места всем хватит, нара…

– Рина, – представилась вежливо, – Рина Варр, вдова Тима Варра, купца второй руки из Иртея.

– Урга Дарн, – сообщила женщина то, что я и без нее знала. Дождалась пока я залезу, и повозка сдвинется с места, после чего продолжила: – Как же вы оказались так далеко от Иртея, нара Варр? И где сопровождающие? Оно, конечно, не запрещено, но все-таки не следует достойной вдове без спутников по дорогам шастать.

– После смерти мужа я совсем одна осталась, не дала Лиос нам с Тимом детей, – начала неторопливо излагать составленную вместе с Кариффой «легенду», на ходу вплетая в нее новые подробности, – да и родственников у меня в Иртее нет. Вот и решила съездить после положенных месяцев траура к родителям, они во владениях саэра Эктара живут. У отца собственный дом в столице провинции, – похвалилась важно. – Он у меня тоже купец второй руки, тканями торгует, его многие в Гриаде знают. И попутчики имелись, только не поладили мы. Нифа сама вместе ехать предложила, а потом покрикивать стала. Подумаешь, муж у нее – купец первой руки, это еще не повод нос задирать, – обиженно надула губы, вздыхая про себя: опять дурочку изображать приходится. – В общем, лопнуло мое терпение, ушла я с постоялого двора. Не нужны мне такие подруги, обойдусь без ее помощи. Сейчас в Сидо сопровождающих найму, как и положено, а отец дома со всеми расплатится.

Не знаю, поверила мне Урга или нет, но ничего не сказала. Головой покачала, неопределенно хмыкнула и скрылась в глубине повозки, задернув за собой полог. А я осталась рядом с ее мужем. Нар Дарн, сгорбился, безразлично застыл на козлах, не обращая на меня никакого внимания. Судя по всему, он и рассказа моего не слышал. Впрочем, его ничего вокруг не интересовало. Даже лошадь тащилась сама, без понуканий и указаний со стороны возницы.

Дорога вилась вперед бесконечной лентой, повозка покачивалась на кочках и ухабах, а мы с Ильмом сидели и молчали, погруженные в свои невеселые размышления. Не знаю, о чем думал мужчина, а я перебирала в уме все, что сказала Урге, поминая добрым словом Кариффу и ее предусмотрительность.

Имя мы с наставницей искали долго и тщательно. Чтобы «прижилось» сразу, стало родным, чтобы я отзывалась на него быстро, без запинки, лучше всего – машинально. «Кэти» старуха забраковала сразу – простолюдинок так не называли, – пришлось сочинять новое. Мы прикидывали так и этак, пока я не вспомнила, как ко мне обращалась бабушка Люся, мамина мама. Не Екатерина, Катюша, Катя, как другие, а Рина. Как ни странно, это подошло! Фамилию составляли по тому же принципу: чтобы запомнилась и произносилась без запинки. Так Екатерина Уварова в очередной раз сменила имя и превратилась в Рину Варр.

Вести себя как служанка, а тем более крестьянка я не умела, слишком высоко «в верха» забираться опасалась, поэтому Рина стала дочерью зажиточного торговца. Не слишком богатого и известного, но и не простого лавочника. Так называемого купца второй руки. Он вполне мог дать своей любимой девочке и начальное образование, и соответствующее воспитание.

Бережно погладила тонкий обруч на запястье. За него я была особенно благодарна наставнице. Именно ей пришла в голову мысль представить меня вдовой – они более самостоятельны и независимы, чем девушки и замужние женщины. И именно Кариффа настояла, чтобы Гарард надел на меня это украшение, скрепив его магией. В отличие от высокородных, простолюдины носили не кольца, а браслеты. До свадьбы – детские, а потом брачные или, если не повезет, вдовьи. Снимали и надевали их маги специального имперского ведомства, так что подделать свой «семейный статус» нары не могли, даже если бы захотели. Никому просто в голову не придет, что я не вдова и нацепила браслет, не имея на это ни малейшего права.

День уже перевалил за половину, когда мы миновали еще одну развилку, повернули, и большие деревянные колеса бодро застучали по мощеному тракту. Сначала редко, а потом все чаше и чаше стали попадаться повозки, телеги с разнообразными грузами, а также путники – пешие или конные. Крестьяне, ремесленники, купцы, воины… саэров, слава богам, я не увидела. Что, впрочем, и не удивительно – высокородные обычно перемещались порталами.

За спиной неожиданно зашелестел полог.

– Вы, наверное, проголодались, нара Варр? Пообедаете с нами?

Голос Урги звучал спокойно и ровно, а вот глаза… глаза как-то нехорошо, лихорадочно блестели, и уголок губ слегка подергивался.

Назад к карточке книги "Мое проклятие: Право на счастье"

itexts.net

Мое проклятие. Право на счастье - Ардова Алиса

АРДОВА АЛИСАМое проклятие. Книга 3

Глава 1

Очнулась я на траве под большим раскидистым деревом. Открыла глаза и долго вглядывалась в далекое пронзительно синее небо, мучительно пытаясь вспомнить, что же со мной произошло.

Как я здесь очутилась? Почему валяюсь в мягкой пышной зелени — пахучей и удивительно яркой несмотря на густую тень деревьев, — а не нахожусь в Эфраде, у себя в покоях? И к слову, с какой стати я вообще лежу, если до вечера явно еще далеко? Вон солнце как высоко стоит.

Голова раскалывалась, тело онемело от боли, а грудь пекло просто невыносимо. С трудом подняла руку и осторожно ощупала себя, в полной уверенности, что натолкнусь на страшную рваную рану с запекшейся по краям кровью. Но ощутила лишь упругую горячую кожу. Ровную и безупречно гладкую, без единой царапины.

Странно…

Под пальцами вдруг забился-завибрировал медальон — мерно, в такт ударам сердца. Испугавшись, дернулась, отводя ладонь. Рука тяжело упала на землю, а я снова замерла, беспомощно уставившись в небо.

Яркие лучи, пробиваясь сквозь густую листву, слепили глаза. Было душно и жарко, лишь тень да слабый ветерок немного спасали, даря едва уловимую прохладу. Горло пересохло так, что казалось невозможно сглотнуть. Отчаянно хотелось пить, но я даже пошевелиться не могла — не осталось сил.

Веки налились свинцом и начали постепенно опускаться…

— Кэти!

Оторвала взгляд от полупрозрачных пейзажей, сменяющих друг друга в туманном окне портального перехода. Обернулась — медленно-медленно — и меня обожгло бьющееся в серых глазах яростное черное пламя. Гнев, боль, непонимание, растерянность, дикий страх — я задохнулась, захлебнулась обрушившимися на меня чужими эмоциями.

Савард!

— Кэти…

Сиятельный рванулся вперед, но получилось это как-то заторможено, тягуче, словно в замедленно съемке. Невольно отступила, задев что-то ладонью, и, одновременно с этим, мужчина выбросил перед собой руку. С его пальцев сорвался пульсирующий темный сгусток и полетел ко мне…

Нет, не ко мне…

Время стало вязким, почти застыло, и я ясно увидела приближающийся магический заряд. Еще секунда, и он, скользнув мимо, коснется развернувшегося портала. Савард собирается закрыть переход?

— Кэти… в сторону… — не услышала, а скорее прочитала по губам.

Отходить не хотелось — тогда точно никуда не уйду: ни сегодня, ни тем более потом. Восстановят связь, увезут, запрут, станут следить за каждым шагом. Да и настоятельницы рядом не будет, чтобы еще раз помочь. Но соваться сейчас в портал и подставляться под удар — самоубийство. Я колебалась, не зная, что предпринять, пока кто-то другой не решил все за меня.

Неясная смазанная тень отделилась от стены и плавно двинулась к переходу.

Неожиданный короткий толчок… и почти следом за ним — сильный удар в грудь…

Волна острой боли, нахлынув, опрокинула навзничь. Не успела ни осознать, что происходит, ни даже испугаться, а уже летела, беспомощно раскинув руки, в раскрывшуюся за спиной бездну. Тело стало непослушным и невероятно тяжелым.

"Вот и все", — мелькнула удивительно спокойная мысль.

— Кэти… — отчаянным эхом донесся издалека мужской голос.

— Прости, дитя, так надо, — тихим шелестом вторил ему женский.

Сердце, дрогнув в последний раз, затихло. Сознание стремительно гасло, наполнялось темнотой, пока не исчезло, растворяясь в небытие…

Не знаю, долго ли я пролежала без чувств, но в следующий раз пришла в себя уже вечером. С трудом ворочая головой, посмотрела по сторонам и в быстро сгущающихся сумерках кое-как разглядела, что нахожусь на крохотной полянке, окруженной густыми зарослями и крепкими ветвистыми деревьями. Воздух заметно посвежел, изнуряющая духота исчезла, жара уже не давила как прежде, но жажда мучила нестерпимо.

Нащупала сумку — хорошо, что она лежала рядом — достала флягу с водой, чуть приподнявшись, сделала несколько жадных глотков. Пить было больно. Сухие губы потрескались и кровоточили, так что во рту ощущался солоноватый металлический привкус. Закашлялась, выронила из ослабевших пальцев фляжку — потом посмотрю, куда она откатилась, — и вяло опустилась на траву.

Теперь я помнила все, что со мной произошло, но вопросов меньше не стало.

С души будто камень упал, когда осознала, что Савард не собирался причинять мне вреда, не планировал ранить или тем более убить. Он хотел всего лишь закрыть портал, остановить, удержать. Но понял ли сиятельный, что я ухожу добровольно? Попыталась поставить себя на место мужчины.

Странные болезненные ощущения вырывают его из глубокого сна…

Одновременно с пробуждением он чувствует, что связь с наидой оборвалась, а это возможно только в случае ее смерти…

Читает ли Савард инструкцию, оставленную на столе, и надпись на стекле? Уверена, что нет, ему не до этого — он в панике. Зовет, мечется и как-то подозрительно быстро определяет, где я. Словно его ведет что-то…

Находит и что видит? Наида жива-здорова, но стоит у открывающегося портала и собирается исчезнуть…

О чем он думает в эти несколько секунд? Что я сама приняла решение бросить его? Может и так. А если меня опоили, наложили новое сильное заклятие и принудили? Ведь было уже два покушения. Вдруг это похищение? Тогда обязательно нужно задержать, спасти. Кстати, в этом случае Савард и прощальному письму, скорее всего, не поверит. Мало ли кто его сочинил, он ведь даже почерка моего не знает.

И кто меня толкнул в портал? Настоятельница, которой важно, чтобы я выполнила волю ее богини и нашла храм? А если бы я погибла? Откуда такая уверенность, что со мной ничего не случится? Или все-таки это был кто-то другой?

Пока я размышляла, наступила ночь, глаза уже едва различали мрачные, призрачные силуэты деревьев. В высоких кронах шелестел ветер, но сюда, вниз его шум доносился неясно и глухо, превращаясь в тихий зловещий шепот. В отдалении послышались странные невнятные хрипы, зашуршали листья, захрустели ветки. Медальон на груди мгновенно нагрелся, окутывая тело нежным ласковым теплом, и неприятные звуки отступили. Они кружили неподалеку, но не приближались, словно вокруг меня был очерчен невидимый защитный контур или накинут охранный полог.

Проверять, так это или нет, не стала, да и не смогла бы. Заснула почти мгновенно.

— Не сходи с ума, Вард, — раздался в поглотившей меня темноте знакомый голос. Раиэсс… Днем покоя не давал, так теперь еще и сниться начал! — Как ты собираешься сейчас ее искать? Метаться по всему Эргору? На удачу, вдруг повезет?

Император говорил отрывисто и сердито, но мне показалось, что за раздражением и недовольством прятались неподдельная тревога и даже смятение.

— А ты что предлагаешь? — вздрогнула, услышав резкий ответ и, собрав силы, распахнула глаза. Будто включила свет.

Гостиная наших покоев в Эфраде. У окна спиной ко мне застыл Савард. Напряженные плечи, неестественно прямая осанка и побелевшие пальцы судорожно стиснувшие подоконник.

— Ждать, — раздалось сбоку решительное.

Покосилась на кресло у дивана, уже зная, кого там обнаружу. Айар. Мрачный, сосредоточенный и, на первый взгляд, совершенно спокойный. Но не покидало ощущение, что Повелителю приходится прилагать немалые усилия, чтобы это спокойствие сохранить.

— Ждать?! — яростный выдох. — Чего?

Савард, стремительно развернулся, и я невольно вздрогнула, увидев наконец его лицо — потемневшее, осунувшееся, словно изможденное. Лихорадочно блестящие серые глаза, щетина на всегда гладко выбритом подбородке. Волосы растрепаны, а одежда измята, точно он сегодня спал, не раздеваясь.

— Как ждать, если знаешь, что в эту самую минуту Кэти умирает где-то там… — сиятельный запнулся и с силой сжал кулаки. — И в этом виноват именно я! Я собственными руками… — он снова не договорил, отводя взгляд.

— На поиски брошены все маги имперской службы безопасности и стражи порядка, — в холодной сдержанности Айара чувствовалась скрытая сокрушительная мощь. — После того, как с глав высших родов была взята клятва о неразглашении, их также уведомили о похищении наиды советника императора.

— Похищении? — Савард вскинул голову.

— А ты предпочел бы сообщить, что твоя женщина сбежала? — невесело усмехнулся император. — Нет уж, пока не доказано обратное пусть лучше думают, что Кателлину забрали силой. Надо признаться, я тоже склоняюсь к этой версии. Кэти не способна сама оборвать связь или построить портальный переход. Гарарда и Кариффу мы с тобой допрашивали лично — им ничего не известно. Старуха даже согласилась на ритуал взыскания истины, но, уверен, это ничего не даст. Тут явно замешан высокородный. Скорее всего, тот, кто устроил покушение на Поединке Стихий, а до этого пытался отравить Кателлину в вашей родовой резиденции, — Айар помолчал, скривился и неожиданно добавил: — Или кто-то другой, с кем Кэти успела договориться за твоей спиной.

nemaloknig.info

Читать онлайн книгу Мое проклятие: Право на счастье

сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 26 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

Назад к карточке книги
Глава 11

Мэтр появился минут через пять. Беглянка, угрюмо уставившись себе под ноги, плелась позади него. Не знаю, как мужчине удалось ее вразумить, но капризная девица без возражений, покорно выполняла все распоряжения. Поздоровалась со мной, когда ей напомнили о правилах вежливости, и, подчиняясь короткой команде, безропотно повернула к дому.

Стана открыла сразу же, после первого стука, словно все это время провела у двери. Сгребла девочку в охапку, крепко обняла, а потом, немного отстранившись, взволнованно спросила:

– Все хорошо? Господа тебя не заметили?

Летта поморщилась и уже набрала воздуха – явно чтобы сказать какую-то гадость, – но, зыркнув исподлобья на мага, сдулась, мрачно пробубнила:

– Никто меня не видел, – и после паузы еле слышно закончила: – К сожалению.

– Благодарю тебя, Лиос, – радостно выдохнула женщина, прижимая дочь к себе.

– Благодарите мэтра Вольпена, – не сдержалась я, – если бы не его помощь, не известно, как бы все завершилось.

– Спасибо, – почтительный поклон в сторону моего соседа. – Вам тоже, нара Варр. – рассеянный кивок мне, и она снова занялась своей драгоценной пропажей. – Пойдем скорее, у нас еще вязание не закончено. Сейчас звездное плетение покажу, как раз до обеда успеем.

– Нара Хард, – прервала я семейную идиллию, – новый узор – это, конечно, замечательно, но его явно недостаточно.

– О чем это вы? – нервно вскинулась Стана.

– О наказании за провинность. Девочка нарушила запрет, без спросу убежала в парк. Вы что, даже ругать ее не собираетесь?

– Она и так все поняла, уверена, – упрямо поджала губы мамаша. И откровенно гордясь собой, добавила: – Я никогда не наказываю дочерей.

– А зря, – вырвалось у меня язвительное. – Кое-кто здесь давно нуждается в хорошей порке.

Странно, что при подобном подходе к воспитанию у нее Тисса нормальной выросла. Хотя Летта мне сначала тоже милой, непосредственной, доброжелательной показалась, а теперь вон как распоясалась. Не могла же она так быстро измениться? Или это отсутствие твердой отцовской руки сказывается? Насколько я поняла из наших бесед, нар Вит – любящий, но довольно строгий родитель.

– Как вам только в голову это пришло! – воинственно ощетинилась собеседница. – Вот родите собственного ребенка, тогда узнаете…

– У меня нет детей, – прервала я разбушевавшуюся нару, – и не известно, появятся ли вообще, но мне не нравится то, что происходит. Не хочу спорить и что-то доказывать, лучше давайте на этом попрощаемся. Тисса скоро поправится, и вы отправитесь дальше, в Гриаду, но уже без меня. Я найду других попутчиков. Всего хорошего.

Развернулась, сделала несколько шагов, и тут меня догнал ехидный голосок Летты:

– Вы нарочно так говорите, чтобы от нас отвязаться – мы же вам больше не нужны, – а сами никуда из Атдора не уедете. – Изумленно оглянулась. – Что смотрите? Скажете, я не права? Вы ведь времени зря не теряли, присмотрели и себе высокородного. Да непростого – целого наследника рода. Мама думает, вы о нашей Тиске беспокоились. Глупая она. Вы к саэру Теомеру подбирались. Он не такой красивый, как Даниас, зато богатый и очень щедрый, вон какие украшения дарил. Ни разу не отказались, все в сумку складывали, я видела. – Некрасиво кривя губы, продолжала плеваться ядом девчонка. – А вчера вас полдня дома не было. В столицу ездили, да? Уже и дом там купили, наверное. И что он в вас нашел, не понимаю. Добились, о чем мечтали, и больше ни о покойном муже, ни о трауре не вспоминаете. Теперь еще и перед магом хвостом вертите. Надеетесь, что он вас подберет, когда высокородный…

– Летта, – охнула Стана, дернула дочь к себе и зажала ей рот рукою. – Простите, уважаемый мэтр… простите… девочка не понимает, что болтает, – забормотала она, испуганно отшатываясь от разъяренного мага. – Переволновалась очень…

– Нара Хард, – окликнула я поспешно отступающую женщину. – Вы тоже считаете, что я использовала Тиссу, чтобы обратить на себя внимание саэра Теомера?

– Нет-нет, что вы, разумеется, нет, – она замялась, старательно отводя взгляд. – Просто вам повезло, так ведь случается…

Все ясно.

Хотя, чего ждать от нары, воспитанной в рабском преклонении перед дваждырожденными, если даже Вольпен до недавнего времени рассуждал точно так же? Молодой, одинокой вдове, которой в жизни уже в общем-то ничего не светило, улыбнулась удача – ею заинтересовался полубог. Как говорится: свезло ей, так свезло… просто неописуемо свезло. Однозначно! Кто же в здравом уме от привалившего счастья добровольно откажется? Вот и она цепляется руками и ногами. А что нос прилюдно воротит – так просто цену набивает. Сама же спит и видит, как заживет в новом особняке, купаясь в подарках щедрого любовника. Ага… как Скрудж МакДак в золоте. И с магом кокетничает для подстраховки. Вдруг саэр быстро охладеет…

Кстати, о подстраховке.

– Боюсь, сегодняшнее происшествие Летту ничему не научило, – произнесла, хмуро разглядывая мелкую поганку. – А нара Хард с дочерью неспособна справиться. К сожалению. Если девочка опять сбежит и начнет докучать гостям, вам, уважаемый мэтр грозят неприятности.

– Не сбежит, – нехорошо улыбнулся Вольпен. – Обещаю.

– Что вы задумали? – забеспокоилась я, вспомнив Хельму. Как я ни злилась на Летту, не хотелось, чтобы с ней случилось что-то непоправимое. – Надеюсь, не собираетесь стирать память или ставить какие-нибудь печати.

– Стирать память? – удивленно переспросил мэтр. – Зачем? Достаточно легкого ментального воздействия первого уровня. Девчонка станет, спокойной, довольной и очень послушной. Отдам приказ, и она будет сидеть на месте, как пришитая.

– А потом? – зябко передернула плечами. Как у них все просто. Раз – и человек во всем покорен твоей воле.

– Такие заклинания долго не держатся. Через несколько дней оно утратит силу, пусть тогда мать с проблемами дочки сама разбирается. Кстати, о матери, – глаза мага остро блеснули и Стана беспомощно съежилась под его холодным взглядом, – наложу-ка я и на нее заклятие усмирения. На всякий случай.

– Делайте, как считаете нужным, – устало махнула рукой и направилась к своей комнате. После всего, что сейчас произошло, на душе остался мерзкий, тяжелый осадок.

Зашла, опустилась на край кровати, посидела немного, сосредоточенно изучая стену напротив, достала Дневник и принялась ябедничать. Ну в самом деле, имею же я право хоть иногда кому-то пожаловаться? Пусть и бессловесному артефакту. Хотя… не такому и бессловесному.

«Быть неблагодарным – подло», – плавно распахнувшись, согласился со мной Дневник.

Но не успела обрадоваться неожиданной поддержке, как лист дрогнул, перевернулся, и я прочитала:

«… а надеяться на благодарность – глупо».

– Никто особо и не надеялся, – упрямо поджала губы. – Я делала это не для Станы, а для Тиссы и ни о чем не жалею, но все равно… обидно… Немного.

«Благодарность и предательство – начало и конец одного пути», – продолжала настаивать книга.

– А вот с этим не согласна, – возразила я, начиная привыкать к нашему странному диалогу.

На этот раз Дневник не сразу отреагировал. Помедлил, как будто обдумывал, что ответить, а потом мне открылась очередная мудрость:

«Каждый шурх на своей кочке сидит, только один край болота видит и не догадывается, как огромен мир. Не жди, что он обретет крылья и взлетит над землей. Тогда и разочарован не будешь».

Снова быстрое мельтешение страниц:

«Люди видят лишь то, что рассчитывают увидеть. Слышат то, что желают слышать. Верят в то, во что хотят верить».

Ну что ж, верно, пожалуй.

Нара Хард – обыкновенная простолюдинка, даже не дочь сказителя, как Урга. И она действительно убеждена, что одинокая молодая вдова Рина Варр только выиграла от сложившейся ситуации. Можно сказать, сорвала джек-пот. Так что мы в расчете. Их семья способствовала моей встрече с наследником – я согласилась отправиться в усадьбу наместника в Сидо, заехать на несколько дней в поместье Боргов и найти Летту. Всего то! Да и то, идти к Теомеру и просить за старшую дочь женщина поначалу не собиралась. Именно я ее убедила, настроила, подстегнула, практически вынудила. Ну а младшую и вовсе маг назад привел. С точки зрения матери, мне даже делать ничего не пришлось.

Так все выглядело, если посмотреть на ситуацию глазами Станы. О моих договоренностях с Теомером и Вольпеном она ведь не догадывалась.

– Нара Варр, – послышалось от двери, – простите, что заставил ждать, нужно было отдать несколько распоряжений. Зато теперь до церемонии выбора нас никто не побеспокоит.

Мэтр, о котором я только что вспоминала, ворвался так стремительно, что я не успела не то что убрать – даже закрыть Дневник. Прошел вглубь комнаты и оперся спиной о подоконник, осматриваясь. Я тут же напряглась, гадая, заметит он артефакт или нет? Не заметил, словно того и вовсе не существовало – рассеянно скользнул взглядом по кровати и уставился на меня.

– Жрица?..

Значит, настоятельница не солгала: книга на самом деле способна отводить глаза.

– Я не жрица, – откликнулась досадливо. – неужели не помните?

– Но нара Варр…

– Не Варр и уж точно не нара. Скорее, сирра, да и то с натяжкой, – вздохнула, наблюдая, как вытягивается от удивления лицо мага, и указала на стул. – Садитесь, разговор предстоит непростой.

Вольпен выслушал всю мою историю, от начала до конца – спокойно, не прерывая ни словом, ни жестом, ни единым движением, а когда рассказ закончился, долго молчал. Я уже начала беспокоиться, опасаясь, что для мэтра известие о моем иномирном происхождении стало слишком большим потрясением, и тут он неожиданно улыбнулся.

– Если честно, что-то подобное я и подозревал.

Теперь настал мой через недоуменно хмурить брови.

– Вот так? Почему?

– На Эргоре давно нет женщин, способных бросить Зов, – последовало тихое.

– Я же говорила, это получилось случайно, под влиянием медальона. Даже не представляю, как все произошло. Ни умений, ни способностей у меня нет.

– Умений, пожалуй, нет, – согласился мэтр, – а вот способностей… Только та, в ком горит изначальный огонь способна зажечь звезду мага, найти ее среди бесконечной тьмы и притянуть к себе, наполняя живительной энергией. Если силы недостаточно – никакой амулет не поможет.

Вспомнила маленькую белую искорку, которую удалось нащупать в непроглядном мраке. Такую далекую и близкую одновременно. Сгусток тепла в холоде вечной ночи.

И у меня назрел важный, очень резонный вопрос.

– А откуда вы все это знаете, мэтр?

Вольпен ответил не сразу. Встал, прошелся из угла в угол, заложив руки за спину.

– Саэры истребили всех жриц, способных собрать круг, уничтожили их книги, – выдал он наконец. – Но кое-что они все-таки оставили. В библиотеках Башен хранится несколько старых хроник. Чтобы мы читали и помнили о том, что когда-то утратили. Ни на миг не забывали, как велика мощь тех, кто держит в руках нити наших судеб, – в голосе мага звучала едва сдерживаемая горечь. – Высокородные ничем не рискуют. Мы знаем – да, но никогда не сумеем воспользоваться своими знаниями, – он резко остановился и развернулся ко мне. – Представляете ли вы, каково это, навсегда быть связанным с господином кровной клятвой, существовать с петлей на шее и осознавать, что тех, кто способен тебя освободить уже много веков не существует? И выхода нет.

Мда… Что тут можно сказать? Тому из победителей, кто придумал этот психологический прессинг, стоило поставить памятник. Все просчитал… кроме моего появления в этом мире.

– Когда я услышал Зов, – точно прочитав мои мысли, эхом откликнулся мэтр, – вернее, когда мне показалось, что я его услышал, подумал, что сошел с ума. Меня так тянуло к вам… подойти… остаться рядом… защищать… но я все не верил. Присматривался, переходил от отчаяния к надежде и все-таки произнес свою часть клятвы, вы же сделали вид, что не понимаете. Я долго смеялся над собой… дурак…

– Простите, – пробормотала сконфуженно.

– А потом вы завершили ритуал, сняли с меня удавку кровной клятвы, и я почувствовал себя как человек, который впервые смог вдохнуть воздух полной грудью..

– А вы не боитесь, что просто сменили хозяина на хозяйку? Одну веревку на другую, более крепкую? – добавила ложку дегтя в его огромную бочку приторно сладкого меда. – Нет, я, конечно, не собираюсь пользоваться никакими преимуществами, но все-таки…

– Теперь я вижу, вы и в самом деле не имеете представления о том, что произошло, – мэтр снисходительно усмехнулся. – Маг до встречи со жрицей живет вполсилы. Она единственная в состоянии полностью раскрыть его способности. Так что я уже выиграл. Ну, и кроме того… – голубые глаза лукаво блеснули. – Да, связавшая получает безоговорочную преданность тех, чью звезду она зажгла. Навсегда, до последнего вздоха. Но и круг имеет право влиять на поступки и решения своей Старшей. А я пока и есть весь ваш круг.

Мда… вот во что я опять вляпалась?

– Я тоже не собираюсь пользоваться никакими преимуществами, Вы моя жрица. Я ощущаю вас частью себя, и никогда не причиню вреда, – поймав мой настороженный взгляд, мягко произнес Вольпен. – Жаль, что вы не понимаете сути нашей связи, иначе доверяли бы мне больше. Кстати, а откуда вы узнали слова, необходимые для закрепления союза?

– Ну… – протянула я, прикидывая, стоит ли упоминать о Дневнике. Если маг его до сих пор заметил, значит он пока не хочет показываться. – Мне помогли… подсказали…

Я не успела договорить. Книга слабо засветилась, во всей красе представая перед отшатнувшимся от неожиданности мужчиной, и тихо зашелестела страницами.

«Дурак дурака учит, а оба ничего не смыслят», – прочитала я вслух еще один перл, фыркнула и подняла глаза на остолбеневшего Вольпена: – Знакомьтесь, мэтр, владычица Иравит, моя наставница… некоторым образом. – Покосилась на возмущенно дернувшийся артефакт и уточнила: – Ужасно строгая.

***

Обед мы благополучно пропустили. Я в любом случае не собиралась до вечера выходить из комнаты, а вот маг о нем, кажется, и не вспомнил, так его потрясла встреча с Иравит. Даже нарочитая суровость и командный тон фраз, которыми выстреливал в него Дневник, не смутил.

С восторженным изумлением мой доблестный соратник читал вопросы, подчеркнуто вежливо отвечал и безропотно принимал все поучения. Глаза его сияли, щеки раскраснелись, а на губах играла блаженная улыбка. Он казался совсем мальчишкой – юным адептом, робко, снизу вверх взирающим на великого гуру. Теперь, когда с его лица сползла самоуверенно-снисходительная маска и мужчина перестал изображать высокомерного гада, я вдруг с удивлением поняла, что он, на самом деле, еще очень молод. Интересно, сколько ему лет? И давно он покинул Башню?

«Тот, кто с открытой душой и сердцем внимает наставнику своему, многого достигнет», – наконец удовлетворенно подвела итог владычица, и ее собеседник польщенно склонился.

«Прилежный ученик, – тут же отреагировала Иравит, словно увидела этот почтительный жест, – умеет слушать внимательно…»

– Но делать по-своему, – устав от их взаимных расшаркиваний, выдала я собственную версию.

Книга возмущенно подпрыгнула, а гость укоризненно качнул головой. Да, эти двое поразительно быстро нашли общий язык.

– Мэтр, по-моему, вам пора, – невинно хлопнув ресницами, напомнила новоявленному адепту Дневника. – Скоро вечер. Надеюсь, вы не забыли, что должны присутствовать на помолвке и церемонии Выбора?

Вольпен досадливо поморщился, и я поняла: как ни смешно, но на самом деле – забыл. Увидел артефакт, и все мысли из головы выветрились. Действительно, как можно думать о какой-то там церемонии, если здесь такая… такой… такое… В общем, чудо!

– Идите, – усмехнулась мягко. – Самое важное мы обсудили, теперь все зависит от вас, мне остается лишь ждать. А Иравит никуда не денется, еще успеете пообщаться.

– Да… – мужчина нахмурился и моментально подобрался. Восхищенный юноша исчез. Передо мной снова стоял маг – серьезный, сосредоточенный, уверенный в себе. – Я сделаю, как договорились. Не переживайте.

– Не переживай, – поправила твердо. – Окружающим не стоит знать, что наши отношения изменились. Я для вас по-прежнему всего лишь нара Рина Варр, вдова из Иртея. Вы для меня – уважаемый мэтр, личный маг наследника рода, к которому я обязана обращаться на «вы». Ну а вы, естественно, имеете полное право «тыкать» простолюдинке.

Маг коротко кивнул, соглашаясь с моими доводами, попрощался – причем с Иравит отдельно – и вышел.

«Трудно отыскать достойного учителя, еще труднее – усердного ученика», – удовлетворенно зашуршав, поведала книга.

– Вы считаете меня плохой ученицей? – прищурилась я подозрительно. Стало почему-то обидно.

«Из самых диких жеребят выходят наилучшие лошади, надо их только как следует выездить», – не задержался с ответом артефакт.

Это что, меня сочли перспективной? Ладно, и на том спасибо.

А страницы продолжали переворачиваться.

«Размышление без знания опасно», – предостерегла следующая строка.

– Согласна, но…

«…но знание без размышления – бесполезно», – закончил Дневник и, сочтя тему исчерпанной, беззвучно захлопнулся.

А я занялась тем, что мне сейчас порекомендовали. Вспоминала разговор, реплики Иравит, которые она ловко вплетала в нашу беседу, ее вопросы, ответы мэтра. И думала… думала…

Мужчина сразу и довольно категорично заявил, что отправляется искать храм вместе со мной. Сопровождать, защищать, помогать жрице, какой бы путь она ни выбрала – обязанность мага, вошедшего в круг. И он, Вольпен, намерен неукоснительно исполнять свой долг. Так что возражения не принимаются.

Я и не возражала. На душе вдруг стало невероятно спокойно и радостно. Отступило гнетущее чувство одиночества, которое никогда не покидало меня в этом мире. Даже когда я находилась рядом с Савардом, оно не исчезало – просто забивалось в самый дальний угол души и там, свернувшись, дремало в ожидании своего часа. А теперь вот отпустило.

Так что я терпеливо выслушала пылкую речь мэтра, улыбнулась, благодаря и соглашаясь одновременно, а потом спросила о Теомере. Отпустит ли высокородный своего личного мага? Поймет ли, что потерял над ним власть?

Разрешения у хозяина Вольпен спрашивать не собирался и службу ему отныне считал законченной. А вот заметит ли наследник, что одаренный больше ему не подчиняется, точно сказать не мог. Скорее всего, сам саэр ничего не почувствовал и не почувствует, но кровная клятва давалась на родовом артефакте, и в свидетели призывалась сила дваждырожденного. Стихия сразу же ощутила разрыв связи между слугой и господином. Как она себя поведет – сообщит Теомеру или оставит его в неведении – мэтр не брался предугадывать. Не знала об этом и Иравит. В ее время подобного не случалось.

На мое растерянное:

– Конечно, расскажет. Стихия полностью повинуется воле своего носителя.

Книга откликнулась загадочным:

«Не всякий, кто называет себя Повелителем, им является».

И все. Дальше пояснять что-либо она отказалась.

В любом случае, мы решили не искушать судьбу и уйти как можно скорее – до городского бала, который состоится послезавтра вечером.

Таким образом, в запасе у нас оставалось полтора дня и две ночи.

За это время Вольпену предстояло раздобыть портальный камень и внести все необходимые координаты. На наше счастье, один из его друзей бывал на перевале Онтир и мог настроить артефакт на нужную точку выхода в Альских горах. Мне не хотелось доверяться постороннему человеку, но другого выхода я не видела. Да и Вольпен заверил, что риск минимален – приятелю он скажет, что выполняет поручение своего господина – саэра Борга.

Уйти из поместья сразу в горы у нас бы не получилось – на территории родовых резиденций действовали только стационарные порталы, поэтому мы договорились, что сначала переместимся в Атдор, а уже оттуда на перевал.

И да поможет нам Верховная! В конце концов, она, по словам Кариффы, не меньше меня заинтересована в предстоящей встрече.

Я сходила на ужин, быстро поела, стараясь не смотреть в сторону Станы с Леттой, которые, не поднимая глаз, вяло ковырялись в тарелках. Сбегала в купальню, собрала все свои вещи – так, на всякий случай, – и легла спать. От меня больше ничего не зависело, и я приготовилась терпеливо ждать. Утра, нового дня, известий, которые он принесет.

Но сюрпризы начались задолго до рассвета. Проснулась я ночью от громкого стука в дверь.

Резко подскочила на постели, недоуменно пялясь перед собой и пытаясь сообразить, что меня разбудило. Стук повторился – настойчивый, по-хозяйски требовательный, словно тот, кто рвался сейчас внутрь, имел полное право к любому в доме приходить, когда ему вздумается, и прекрасно понимал это. Незваному посетителю было абсолютно наплевать, что сейчас глухая ночь, и в соседних помещениях спят люди. Хотя нет, определенно уже не спят, такой грохот и мертвого поднимет.

Мда, это точно не нара Хард. И не Вольпен, мэтру огласка ни к чему. Тогда кто? Что еще успело случиться за то время, пока я спала?

А в дверь уже не просто стучали – ломились. Яростно, властно. Поспешно накинула халат и пошла открывать, стараясь взять себя в руки и унять противную внутреннюю дрожь. Кто бы там сейчас ни стоял, он столкнется лишь с заспанной, удивленной, немного испуганной поздним визитом нарой.

Теомер.

Он ворвался, едва я успела отдернуть щеколду. Бесцеремонно, даже грубо отодвинул меня с дороги, стремительно прошел в комнату, и замер, тяжело дыша.

По спине побежали мурашки, сердце сжалось и забилось часто-часто, короткими болезненными толчками. Неужели узнал о нас с Вольпеном? Почувствовал, что я «отняла» у него мага и привязала к себе?

– Господин… – обозначила вежливый поклон, – что-то случилось?

Высокородный окинул меня тяжелым взглядом, и я похолодела, неожиданно осознав, что на мне нет головного убора.

После нашей первой встречи в Сидо наследник больше ни разу не видел меня простоволосой. На прогулки я неизменно надевала вдовий колпак-капюшон, в помещении прятала прическу под легкий домашний капор, мысленно каждый раз благодаря того, кто запретил замужним нарам и вдовам появляться на людях с непокрытыми волосами. Сейчас, по идее, на мне должен красоваться ночной чепчик, но я, пользуясь тем, что живу одна, старательно его игнорировала. Да и какая из моих земных современниц спокойно и с удовольствием заснет в таком нелепом приспособлении?

Попятилась к кровати, нащупала за спиной покрывало и торопливо закуталась с ног до головы, от всей души надеясь, что в царящем в комнате полумраке мужчина толком ничего не успел заметить.

– Хол-лодно, – пояснила свои действия трясущимися от пережитого волнения губами. – Так что произошло, господин?

– Что произошло? – задумчиво повторил Теомер. – Ровным счетом ничего. Разве я не могу без всякого повода навестить женщину, которая мне нравится?

– Навестить? – я все еще ничего не понимала. – Посреди ночи?

– В любое время! – отчеканил высокородный. Качнулся с пятки на носок и вдруг сорвался с места, в несколько шагов сократив между нами расстояние. – Когда мне угодно, – выдохнул мне прямо в лицо, и я почувствовала сильный винный запах.

О боги, да он же пьян!

– Но почему именно сейчас? – пробормотала, предусмотрительно отступая. – Вам лучше прийти завтра или прислать за мной кого-нибудь.

– Завтра я занят, – пожаловался наследник и тут же с подозрением прищурился: – Ты мне не рада?

Странный вопрос. Нет, я невероятно счастлива возиться с невменяемым мужиком, который залился алкоголем по самые брови, и теперь вообще плохо соображает, что к чему. Савард, потом император… Опыт общения с пьяными саэрами привел меня к однозначному выводу – надо держаться от них подальше.

– Уже поздно, – попыталась вразумить непрошенного гостя. – Я устала, рано легла, а вы меня разбудили. Давайте перенесем разговор. Мне надо отдохнуть, а вам… по крайней мере, выспаться.

Но взбодренный выпивкой собеседник ничего не слышал.

– Значит, не хочешь меня видеть? – упрямо гнул он свое. – Конечно, я ведь не он. С ним ты всегда готова встречаться. Да?

– С ним? – переспросила, холодея. Он что, узнал о Саварде? – Кого вы имеете в виду?

– Этого твоего мага, что б его Проклятая забрала, – неприязненно скривился наследник.

– Мага… Какого мага? – Я пребывала в полной растерянности.

– Вольпена! Надеялись сохранить в тайне ваши свидания? – Теомер внезапно поймал меня за руку и рванул на себя. – А я узнал, – выпалил он торжествующе.

– Мэтр всего лишь помогал нам с нарой Хард искать ее дочь. – Судорожно стянула у горла покрывало, которое только чудом не свалилось сейчас у меня с головы. – Летта сбежала, и мы боялись, что она случайно столкнется с вашим братом. Только и всего. Да пустите же!

Попыталась выкрутиться из сильных ладоней, но у меня ничего не получилось. Мужчина только усмехнулся, стискивая пальцы еще крепче.

– А потом, когда вы нашли девчонку, зачем он явился в твою комнату? Вы просидели вдвоем до самого вечера, – Теомер схватил меня за талию, притягивая поближе. – Что вы там делали? Сказки друг другу рассказывали?

У меня вырвался нервный смешок. Если бы высокородный только представлял, насколько он прав. Мы ведь действительно старые сказки и предания вспоминали.

– Веселишься? – насупился наследник, по-своему истолковав мою реакцию. – Какую игру ты затеяла, нара?

– Поверьте, господин, я не лгу, – заверила торопливо. – Мэтр не имеет ко мне никакого отношения.

– Не имеет? Зачем же тогда магу понадобилась простолюдинка? Молоденькая купеческая вдова, с которой так приятно провести вместе денек-другой, причем без всяких обязательств. Что молчишь? Нечего сказать?

Да, вот на этот вопрос у меня не нашлось ответа. Вернее, он был, но наследнику рода Борг я его озвучивать не собиралась.

– Рина, Рина… – усмехнулся Теомер, заключая меня в объятия и прижимая к твердому горячему телу. – Разве я не предупреждал, чтобы ты не смела со мной шутить?

– Я не…

– Тс-с-с, – оборвал он и, наклонившись, провел носом по щеке к виску. – Почему я все время думаю о тебе? Сегодня день моей помолвки. Я обручился с милой девушкой, выбрал очаровательную наиду, но что бы ни делал, куда бы ни пошел, видел лишь твое лицо. Когда надевал кольцо невесте, вдруг захотелось, чтобы на ее месте оказалась ты. – Теплые сухие губы, пахнувшие вином и горечью, коснулись моей кожи. – Это ненормально. Может, ты ведьма? Говорят, когда-то в древности среди простолюдинок такие встречались.

Угу, так и есть. А еще в моих жилах течет отравленная кровь жриц Проклятой. Что, страшно?

– Я обыкновенная…

– Нет, не обыкновенная. – Еще один поцелуй, легкий, еле уловимый. – А очень красивая. И удивительно похожая на сирру. Если бы я не был уверен в том, что родовое кольцо нельзя снять, решил бы… – он оборвал себя на полуслове, а потом, отстранившись, заговорил иначе, решительно, твердо. – Хочу, чтобы ты знала, Рина, я не отступлюсь. Заставлять не стану, даже отпущу… как договаривались, но не откажусь от мысли получить тебя. Если нужно, навещу дом твоего отца в Гриаде. Надеюсь, вместе нам удастся уговорить его строптивую дочь. А этот твой мэтр…

– Вольпен вовсе не мой, – попробовала снова возразить, но только хуже сделала.

– Вот как? Ты уже просто по имени его называешь? – прожег меня гневным взглядом высокородный. – Хор-рошо. Значит, ты не очень расстроишься от того, что не увидишь больше «не своего» Вольпена? До городских смотрин он будет очень занят, так что вы точно не встретитесь. А после бала у моего верного мага, – последние слова он буквально выплюнул, – найдется несколько срочных незавершенных дел. Довольно далеко отсюда.

Несколько минут Теомер стоял неподвижно, не отводя от меня глаз, а потом потянулся к губам. Я резко отвернулась, стараясь избежать поцелуя, и он остановился. Дернул уголком рта, не отпустил – буквально оттолкнул, сжал кулаки и, не произнеся больше ни слова, вышел.

Назад к карточке книги "Мое проклятие: Право на счастье"

itexts.net

Мое проклятие: Право на счастье - Алиса Ардова

Загрузка. Пожалуйста, подождите...

  • Просмотров: 2195

    Ведьма, я тебя нашел или ты от меня не спрячешься (СИ)

    Маргарита Светлова

    Спасая сестру от навязанного брака, сама попадаю в переплёт. Как говорится: «Любовь нечаянно…

  • Просмотров: 2050

    Дерзкая невеста (СИ)

    Мика Ртуть

    Его боятся враги и остерегаются друзья, о нем пишут таблоиды и бульварные газеты, но его жизнь…

  • Просмотров: 2010

    Одуванчик в темном саду (СИ)

    Ирина Смирнова

    Умерла в нашем мире и попала в тело наложницы из гарема Темного Властелина… Сдаться и покориться?…

  • Просмотров: 1412

    Свобода по принуждению

    Наталья Путиенко

    Что может объединить две одинокие души из разных социальных слоев? Судьба? Случай? Может, чувство…

  • Просмотров: 1374

    Откуда берутся невесты (СИ)

    Светлана Фокси

    История о том, как лорд Перси Рэдлэй-дессан себе невесту нашел. И о том, сколько шишек эта невеста…

  • Просмотров: 1356

    Дыши со мной (СИ)

    Оксана Лебедева

    Он - беспринципный, отравленный деньгами и властью мужчина. Она - слишком наивная, безмерно…

  • Просмотров: 1208

    Брак на крови (СИ)

    CrazyHatter

    Я родилась в таком мире где нет жалости, а есть только желание наживы и азарт. В Тёмном мире отец…

  • Просмотров: 1183

    Будни королевы (СИ)

    Кира Стрельникова

     Я никогда не хотела быть королевой, даже в детстве. Даже принцессой. И не мечтала о принце на…

  • Просмотров: 1056

    Условия любви (СИ)

    Светлана Фокси

    В Марийской Империи существует странный закон, который обязывает молодых людей связывать себя узами…

  • Просмотров: 970

    Сэминн из клана золотых имургов (СИ)

    Светлана Бурилова

    История девушки из клана крылатых оборотней-псов и её непростой любви к вожаку чёрных имургов.

  • Просмотров: 952

    Крылья мотылька

    Юлия Пульс

    Лана влюбилась в первый раз. Ощутила сладкий вкус страсти. А Илья никогда никого не любил и считал…

  • Просмотров: 802

    Я тебя люблю. Я тебя ненавижу (СИ)

    Юлия Гудзь

    Роман о любви и ненависти. О верности и предательстве. О чувстве наслаждения и чувстве боли. Роман…

  • Просмотров: 791

    Шахтер (ЛП)

    Дженика Сноу

    Джейкоб Я не заслуживаю ее, но желаю несмотря ни на что. Я увидел Поппи и захотел заполучить эту…

  • Просмотров: 760

    Девственница (ЛП)

    Дженика Сноу

    Саша Мне нужны были деньги. У меня были долги, и я не представляла, что мне делать, пока не стало…

  • Просмотров: 685

    Близкий враг

    Мари Кондрашова

    Предупреждение:Сцены +18НасилиеНецензурная лексикаОсобо впечатлительным рекомендуется воздержаться…

  • Просмотров: 677

    Навсегда (ЛП)

    Хэйзел Гоуэр

    Любовь Сабины к Шону, другу и коллеге по работе её отца, началась в первый же день, когда она…

  • Просмотров: 618

    Хорошие манеры в рисунках и примерах

    Алина Гольдникова

    Книга адресуется ребятам. Непринуждённо, с юмором автор беседует о правилах поведения в школе,…

  • Просмотров: 599

    Дополнительные занятия (ЛП)

    Поппи Данн

    Когда я впервые увидела Уилла Монро, я приняла его за типичного придурка из Лос-Анджелеса - слишком…

  • Просмотров: 580

    Договоренность (ЛП)

    Тэйер Кинг

    Для Арианды Моррис достаточно было того, что ради её кузины, её бросил парень, но потом она узнает,…

  • Просмотров: 568

    Не разбивай мое сердце (ЛП)

    Николь Жаклин

    Что делать, когда твоя родственная душа женат на твоей лучшей подруге? Если ты Кейт Эванс, то ты…

  • Просмотров: 563

    Первый раз (ЛП)

    Дженика Сноу

     2135-ый год, молодые девушки участвуют в аукционах девственниц, которые теперь проводятся в каждом…

  • Просмотров: 531

    К чёрту правила! Это говорю Я - Гермиона Грейнджер (СИ)

    Винкрет

    - Мама, а что за сказку ты расскажешь на этот раз? - спросила белокурая девочка, положив женщине…

  • Просмотров: 515

    Моя вторая жизнь в новом мире (СИ)

    Валентина Плесовских

    Моя жизнь была банальна и в общем-то бездарна. Я любила, меня не любили, поэтому с семьей не вышло,…

  • Просмотров: 501

    Незримый гений (СИ)

    Kay Blue Eyes

    Молодая вдова Брилл Донован, обладающая даром ясновидения, видит во сне ужасный пожар. Когда никто…

  • Просмотров: 472

    Горький привкус любви (СИ)

    Александра Лис

    На первый взгляд обычный наемник, обычная волшебница. Но нет, они совсем не обычные. И история их…

  • Просмотров: 443

    Разорвать порочный круг (СИ)

    АNЕlover

    Быстрый путь — это медленный путь. (с)Альтернативное развитие событий. Как могла бы сложиться…

  • Просмотров: 438

    Семья поневоле (СИ)

    Mad Santa

    У миссис Забини есть план… Она пишет письмо старому другу Северусу Снейпу с просьбой присмотреть за…

  • Просмотров: 435

    Его собственность (СИ)

    Татьяна Карат

    А стоит ли радоваться, когда привлекла внимание красивого богатого мужчины? Все хотят быть…

  • itexts.net

    Читать онлайн книгу Мое проклятие: Право на счастье

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 15 (всего у книги 26 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

    Назад к карточке книги
    Глава 16

    Меня затрясло. Ноги не держали, и я оперлась о какой-то постамент, так кстати подвернувшийся под руку.

    Напряжение последних дней… Бегство из Атдора… Перевал и изнурительные поиски… Теомер, откликнувшийся на Зов… Сражение с отрядом Арвита… Умирающая Эонора… Наталья Владимировна, неожиданно оказавшаяся жрицей Проклятой и наместницей Сердца Ночи… Титул, которым только что, непонятно за какие заслуги, наградила богиня… Слишком много для одной меня.

    Хотелось сползти вниз, сесть на пол и ни о чем не думать. А еще, отчаянно хотелось к Саварду. Утонуть в его объятиях, слушая звук неровного дыхания. Раствориться в восхищенном жадном взгляде, забыть обо всех заботах. Навсегда.

    Но я не могла себе позволить ни отдохнуть, ни просто расслабиться. А уж тем более – показать, что устала. Только не сейчас. Я добралась до храма, но самое главное ждало впереди – тяжелая, непростая беседа с хозяйкой Сэйти Аэрэ, в которой, судя по всему, определится моя судьба и дальнейшая жизнь.

    С трудом отлепилась от постамента, выпрямилась, расправила плечи, и тут же почувствовала волну сдержанного одобрения, пришедшую со стороны кристалла.

    Я не представляла, как надо обращаться к богине, как вообще разговаривать с этой сверхъестественной сущностью, поэтому просто сделала шаг вперед и учтиво склонила голову в ответ на приветствие. Глаза Проклятой по-прежнему были закрыты. На лице не дрогнул ни один мускул. Оно оставалось все таким же отстраненно-спокойным, словно высеченным из удивительного в своем совершенстве камня. Но я не сомневалась – она все видит, слышит и замечает.

    – Вы назвали меня последней додолой. – Голос предательски дрогнул, выдавая внутреннее смятение. Судорожно сглотнула и продолжила более уверенно; – Насколько я помню, ею считала себя Наталья Влад… Нэталина. При чем здесь я?

    Молчание…

    Хорошо, попробуем по-другому.

    – Десять лет назад вы спасли наиду Игерда Крэаза и велели привести в храм одаренную из ее рода. Для чего?

    Молчание…

    – По словам Кариффы, помощь родственницы требуется для проведения ритуала посвящения в жрицы, но сомневаюсь, что именно это – ваша истинная цель.

    Запнулась, поняв, что начинаю терять терпение, и мои слова прозвучали если и не грубо, то недостаточно почтительно. Неизвестно, как расценит подобную несдержанность богиня.

    Смешок… В напряженной тишине, царившей в храме, я отчетливо уловила короткий довольный смешок.

    – Умная девочка. Сразу догадалась?

    – Почти, – улыбнулась вежливо. Подождала несколько секунд, но Проклятая, обронив пару фраз, снова замолчала. – Я не Кателлина, и если вы полагали, что придет она…

    – Нет, – прервали меня, даже не дослушав. – Настоящей Кателлине здесь нечего делать. Мне нужна ты, Екатерина Уварова.

    – Зачем? – уточнила глухо. Ну вот, кажется, я опять нервничаю. Резко выдохнула и произнесла уже спокойнее: – Чего вы от меня хотите?

    – Произнеси мое имя!

    – Что? – переспросила недоверчиво.

    Я подсознательно готовилась к любой неприятности, самому неожиданному требованию. Вот сейчас меня, как полагается в таком случае, призовут спасти мир. Потребуют пожертвовать жизнью «во имя и для». Ну, или хотя бы предложат отдать мою особо ценную кровь – всю, до последней капли. Но эта просьба оказалась совершенно неожиданной.

    – Как меня зовут? – голос богини, потеряв мягкую вкрадчивость, стал громче. Теперь в нем звенело нескрываемое напряжение. – Говори же!

    – Сва… Великая Сва, – Мой ответ взлетел к высокому куполу и эхом разбился о стены.

    Сва… Сва… Сва…

    – Мать Времени и Вечности, – закончила я, и по залу пронесся облегченный вздох:

    – Да…

    Хрустальный саркофаг засветился изнутри, заиграл гранями. Ресницы Проклятой дрогнули, и она медленно открыла глаза. Огромные, сияющие, они постоянно меняли свой цвет и, казалось, видели меня, насквозь. Все мысли, желания, чувства, стремления – откровенные и самые потаенные, те, в которых я боялась признаться даже себе. Не выдержала и неловко потупилась.

    – Боги бессмертны, дитя, – от настойчивого тягучего шепота по коже пробежал холодок. – Но они теряют силу и угасают, если их имена перестают звучать под небом созданного ими мира. А когда в них перестают верить, когда погибает последний хранитель истинного имени – где бы он ни находился – приходит срок исчезнуть и богу. Тебе это известно? – Не поднимая взгляда, отрицательно качнула головой. – Конечно нет. А вот саэры прекрасно все знали. И сделали так, чтобы жрицы, которые успели спастись, никогда больше не ступили на землю Эргора – умерли бы вдали отсюда и унесли с собой опасную тайну. Они перекрыли все пути, но я все равно продолжала надеяться и ждать… терпеливо ждать ту, что вернет мне имя. Единственную оставшуюся хранительницу. Тебя.

    – Почему единственную? А Нэталина?

    – Ей путь в этот мир закрыт, – обрушилось на меня гневное. – Навсегда.

    – Хорошо, – примиряюще вскинула руки. – Но вы разговаривали с Кариффой. Разве нельзя было ей обо всем рассказать?

    – Боги не люди, – в глубоком голосе плеснулась насмешливая грусть. – Они не представляются при встрече. К ним взывают – они приходят. Величают – они обретают силу и мощь. Забывают – и боги растворяются в небытие.

    Мда… Как все непросто, однако.

    – Вы добились своего, Великая, я здесь. И готова сообщить Вольпену, Теомеру, Кариффе… всем, кому смогу, что Проклятая – на самом деле Сва. Это все, что от меня требуется?

    – Нет. – Я по-прежнему не видела лица богини, но мне показалось, что она улыбается.

    – Чего же вы от меня хотите?

    – А ты? Чего ты сама желаешь, Катя?

    – Я? – выдавила ошеломленно.

    – Да, именно ты, девочка. Ты шла сюда договариваться, менять услугу на услугу. – Она уже не улыбалась – откровенно смеялась. – Вот и поведай мне, чего же ты на самом деле хочешь. Только не говори о проклятии – его я и так сниму. И привязку к высокородному разорву, это несложно. А дальше? Что потом, дитя? Чего жаждет твое сердце? Вернуться в свой мир и жить, как ни в чем не бывало? Или остаться здесь и бороться за свое счастье и за тех, кто стал тебе дорог?

    – А если я выберу Землю… – Хрипло откашлялась. Во рту пересохло так, что язык едва ворочался. – Вы сможете меня туда перенести?

    – С теми силами, что ты мне дала, это несложно. – Казалось, богине нет никакого дела до моих метаний, так ровно и холодно звучал ее голос. – Не скрою, мне нужна твоя помощь, но добровольная, а не принудительная. Предпочтешь Эргор, расскажу, чего от тебя жду. Соберешься уйти, отпущу и препятствовать не стану. Так что думай, Катя. Решай…

    Застыла растерянно. В душе – сумятица из противоречивых эмоций и чувств, в голове – ни одной связной мысли. Легко сказать, «решай». И невероятно трудно сделать, особенно, когда понимаешь, что от твоего ответа зависит очень многое.

    Мечтала разрушить проклятие? Пожалуйста.

    Надеялась навсегда освободиться от связи с родовым артефактом и стать свободной? И это, как оказалось, не проблема.

    Радуйся, Катя. Отправляйся назад, в свой мир, и вспоминай империю Ирн лишь как тяжелый кошмарный сон. На Земле, в привычной обстановке, залижешь раны, придешь в себя и начнешь все заново. Без Артема, Светки и ее ненормальной бабушки. А сиятельный? Что сиятельный? Забудет тебя рано или поздно. И ты забудешь. А не забудешь, так, по крайней мере, научишься без него жить. Никуда не денешься.

    «Кэти-Кэти… Ты только вернись», – всплыли в памяти слова Саварда, и в груди защемило от острой тоски.

    Перевела взгляд на Проклятую. Богиня смотрела прямо на меня – холодно, бесстрастно, отстраненно.

    – Есть надежда, что мы с Савардом будем вместе? Без всяких хозяев, наид, дополнительных жен и наложниц?

    Спросила и замерла в ожидании – страшась и надеясь одновременно.

    В глазах Верховной мелькнула искра сочувствия. Всего на миг, но этого оказалось достаточно, чтобы я поняла, она вовсе не так невозмутима и равнодушна, как хочет показать.

    – Надежда есть всегда, дитя, – Сва помедлила, словно сомневаясь, стоит ли говорить дальше, но потом все-таки добавила: – Ваше общее будущее зависит не только от твоего выбора, но и от выбора мужчины тоже. Скажу только одно, уйдешь – потеряешь его навсегда, останешься – у тебя… нет, у вас обоих появится шанс… если вы его не упустите. Каждый должен принять собственное решение. Сейчас твоя очередь, Катя. Так чего же ты, именно ты, хочешь?

    Чего хочу? Остаться с Савардом!

    Ответ пришел мгновенно, ясный и четкий, стоило мне представить, как я существую, там на Земле – час за часом, день за днем, год за годом, – одна, без сиятельного. Просыпаюсь, куда-то иду, с кем-то общаюсь, работаю, развлекаюсь, ем, гуляю, ложусь спать… А его нет. Меня даже передернуло от подобной перспективы. Пусть богиня ничего не обещает и говорит лишь о шансе – это лучше, чем бессмысленное, тоскливое одиночество и сожаление о том, что потеряла.

    А Вольпен и Теомер? Как я их брошу?

    – Беспокоишься о магах своего круга, Катя? – Проклятая словно подслушала мои мысли. – Не стоит, я о них позабочусь. Они забудут о тебе, вернуться к прежней жизни и снова станут теми, кем были – наследником рода и слугой-магом, до последнего вздоха привязанным к господину кровной клятвой.

    Нда… замечательная альтернатива.

    Ну а Кариффа, Вионна, няня Мори, которую я обещала забрать к себе? Наланта, ставшая мне подругой? Даже Тисса… Ведь не прощу себе, что сбежала, не попытавшись изменить их судьбу к лучшему. Тем более, если появится хотя бы малейшая возможность это сделать.

    Тряхнула головой, отгоняя последние сомнения.

    – Я остаюсь.

    – Не пожалеешь? Или так уверена в своем саэре? – хмыкнула Проклятая. – А если он предаст? Отречется от тебя? – настойчиво добивалась она ответа.

    Сердце кольнуло болью, но я не позволила неуверенности сбить себя с толку.

    – Это будет его решение. А я свое уже приняла. Но мне необходимо знать, что случилось с душой настоящей Кателлины? Где она сейчас? И что с нею станет, если я заберу это тело? Она получит мое, возродиться в новом или исчезнет навсегда?

    Я никогда не встречалась с бедняжкой Катэль, но обрекать ее на гибель и силой занимать чужое место не хотела.

    Последовала долгая пауза.

    – Я предполагала, что ты об этом спросишь, девочка, – откликнулась, наконец, Верховная. – Что ж, смотри.

    Из середины кристалла, в котором находилась богиня, вырвалось серебристое пламя, стремительно закручиваясь в бесконечную радужную спираль. С каждым новым витком она вращалась все сильнее, ширилась, пока не превратилась в гигантскую воронку. А потом окружающий меня мир перестал существовать, и я увидела… себя.

    – Узнаешь, Катя? – донеслось издалека гулкое эхо.

    Еще бы не узнала. Никогда не забуду свою свадьбу – я надеялась, что этот день станет самым счастливым, а он обернулся кошмаром.

    Да, именно так все и началось. Мрачный Артем, рыдающая Светка, ненависть в глазах Натальи Владимировны, ее вытянутая в мою сторону рука и роковые слова: «Будь ты проклята!» Потрясенная, я снова, как в первый раз, переживала те бесконечные мгновения, которые навсегда перевернули мою жизнь.

    Вот женщина замолчала. Сейчас случится самое страшное. Поежилась, вспомнив жуткую черную тень и когтистые лапы, больно царапающие кожу, но… ничего не произошло.

    Я по-прежнему стояла напротив Светкиной бабушки, оторопело уставившись в ее лицо. Столпившиеся вокруг нас многочисленные свидетели этой безобразной сцены начали переглядываться – морщились, ехидно улыбались, шушукались, кто-то крутил пальцем у виска.

    – Не удивляйся, – прошелестело рядом. – Сейчас ты видишь то, что сохранилось в памяти оставшихся на Земле людей.

    Наталья Владимировна вдруг мертвенно побледнела, прижала ладонь к груди и, хватая ртом воздух, осела на пол. Светка, отчаянно заверещав, бросилась к родственнице. Гости забегали, засуетились, поднялась суматоха, и никто не заметил, как я зашаталась и, опустив веки, тяжело привалилась к стене. Нет… Артем обратил внимание. Попытался пробиться ко мне, но его быстро оттеснили в сторону, а потом к мужчине подскочила Светка, повисла на шее и стала настойчиво что-то втолковывать.

    Да что там творится?

    Уже открыла рот, чтобы задать этот вопрос, но богиня меня опередила:

    – Не торопись спрашивать, девочка. Смотри внимательно и все поймешь.

    В это время вторая «Катя» внезапно распахнула ресницы и начала недоуменно озираться по сторонам. В ее глазах застыл такой ужас, что я мгновенно догадалась, что случилось. Сама не так уж давно попадала в подобную ситуацию, хорошо запомнила свои эмоции и шок, который испытала, увидев нависшего надо мной пьяного Саварда.

    – Катэль… – пробормотала тихо. – Это ведь она, да? Ее душа перенеслась в мое тело?

    Собственно, ответа и не требовалось. Все и так было предельно ясно.

    – Смотри… – настойчиво повторила Проклятая.

    Так странно наблюдать со стороны за собственным телом, по которому я, оказывается, успела отчаянно соскучиться. Знакомая фигура, уложенные в каре каштановые волосы, родинка на мочке уха, даже маленький прыщик справа над верхней губой – помню, как я расстроилась, обнаружив его тем утром, и как старательно маскировала тональным кремом. Все мое, до боли привычное, родное. И в то же время уже чужое.

    Вот Кателлина рваным неуверенным движением отвела от лица прядку – я никогда так не делала – и робко подалась вперед. Шажок… другой… И тут на нее налетела двоюродная тетка Артема – начала возбужденно тараторить, пытаясь вложить в крепко стиснутые кулачки мобильный телефон. Девушка испуганно попятилась и бросилась бежать.

    Сначала она заполошно металась по залу, потом заметила дверь и ринулась прочь. Холл… Выход из ресторана… Вот беглянка завернула за угол, миновала длинный проходной двор, выскочила в тихий безлюдный переулок и как вкопанная замерла на дороге, впившись безумным взглядом в стремительно приближающийся автомобиль.

    У меня перехватило дыхание, когда кроссовер затормозил буквально в нескольких шагах от остолбеневшей, ничего не соображающей иномирянки. Из машины, гневно жестикулируя, выскочил молодой мужчина. Катель сжалась, лицо ее мучительно исказилось, и она упала на руки подоспевшего водителя.

    Что произошло потом, я не разобрала. Картинка начала блекнуть, выцветать, постепенно отдаляясь.

    – Нет, пожалуйста, – выкрикнула торопливо. – Покажите, что было дальше.

    – Зачем ворошить чужую жизнь? – донеслось до меня тихое. – С Кателлиной Эктар все в порядке. Это главное.

    – Что значит «все в порядке»? Она же потеряла сознание… И мужик этот на Лексусе – вдруг он какой-нибудь богатый отморозок, вон как орал на бедняжку. А остальные? Наталья Владимировна, Светка, Артем… С ними-то что?

    – Ты действительно хочешь это увидеть, дитя? – голос Верховной звучал строго и печально.

    – Да, – я не думала ни секунды. – Чтобы начать новую жизнь, нужно знать, чем закончилась старая.

    – Хорошо.

    Меня снова затянуло в цветной водоворот, перед глазами замелькали, сменяя друг друга четкие, подробные картины.

    Кладбище, свежий могильный холм, деревянный крест, цветы, венки, несколько человек поодаль и фотография Натальи Владимировны в траурной рамке. Заплаканная Светка в черном платье и платке неуклюже переминается с ноги на ногу и постоянно озирается по сторонам. Но тот, кого она нетерпеливо ждет, все не приходит, и осиротевшая подруга совсем сникает.

    Невольно перевожу дух, когда радужное марево скрывает от меня эту тягостную сцену…

    Длинная больничная палата. Серые стены, серые потолки, серые оконные рамы. Уставшая и такая же серая медсестра ведет к койке в дальнем углу незнакомца, того самого, что управлял кроссовером. Он останавливается и долго смотрит на спящую Катэль – осунувшееся лицо, тени под глазами, скорбно поджатые губы, а потом, резко развернувшись, выходит.

    Яркие сполохи, и этот кадр сменяется другим…

    Теперь палата мало напоминает больничную, скорее она похожа на комнату высококлассного пятизвездочного отеля. Кателлина уже не спит. Полулежит на кровати, удобно устроившись среди подушек, и внимательно слушает сидящего рядом мужчину, который навещал ее прошлый раз. Он о чем-то настойчиво спрашивает, она виновато качает головой и ее глаза наполняются слезами.

    – Она ничего о себе не помнит, – неожиданно шепчет богиня. – Мне удалось при переносе забрать память. Так будет лучше, пусть начнет все сначала.

    Широкая ладонь накрывает бессильно упавшую на одеяло тонкую руку, осторожно сжимает подрагивающие пальцы. Девушка робко застенчиво улыбается, посетитель ободряюще подмигивает в ответ, и его суровое грубоватое лицо теплеет.

    Опять звездное мерцание…

    Та же пара, только теперь к ним присоединяется Артем. Он возбужденно что-то доказывает, вцепившись в локоть Катэль. Она стряхивает его руку, поспешно отскакивает и боязливо жмется к своему спасителю, пряча лицо у него на груди. Тот загораживает девушку от Артема и разъяренно рычит в мобильник. Через минуту ворвавшиеся в палату охранники выволакивают за дверь моего несостоявшегося супруга. Мужчина обнимает Кателлину, гладит по спине, а она не отрывает от него преданного, восторженного взгляда и послушно кивает в ответ на каждую его реплику.

    Что ж, похоже, подчинение у Катэль в крови, и она наконец-то нашла того, кому может с радостью безоглядно доверится.

    – Пусть она будет счастлива – повторяю, как заклинание, когда эти двое исчезают в разноцветном тумане.

    Несколько минут ничего не происходит, а потом я снова вижу Артема,

    Этот любитель новых впечатлений выходит из лифта, придерживая за талию какую-то длинноногую красотку. Он весел и пьян, его спутница тоже. Они переговариваются, смеются, беспрестанно целуются и между делом, кажется, уже раздеваются. Вот парочка добирается до двери квартиры. Несколько минут Артем безуспешно пытается попасть ключом в замочную скважину, вызывая у блондинки взрывы неудержимого хохота, и тут их настигает взбежавшая по лестнице Светка.

    Она кричит, хватает моего бывшего за рукав, теребит, причитает, тянет за собой. Мужчина вяло отмахивается, кривит губы в мерзкой усмешке, бросает в ответ что-то гадкое и злое, но незваная гостья не отстает, упорно добиваясь своего. Наконец Артем, рассвирепев, с силой толкает ее в грудь. Светлана нелепо взмахивает руками, теряет равновесие, оступается, сползает по ступенькам вниз и охает, ударившись спиной о батарею. Через несколько минут с трудом поднимается на ноги, но площадка перед квартирой уже пуста – ненаглядный «Темочка» даже не подумал задержаться, чтобы узнать, не нужна ли его помощь. Света с тоской смотрит на закрытую дверь и вдруг резко сгибается, схватившись рукой за живот…

    Огромная воронка давно исчезла, вместо нее в воздухе опять завис хрустальный кристалл, а я так и стояла, мысленно вновь и вновь прокручивая последнюю сцену. То, что теперь навсегда впечаталось в память.

    Перекошенное злобой лицо того, кто когда-то несколько часов назывался моим мужем. И пятно крови, расплывающееся на светлых элегантных брюках женщины.

    – Она потеряла ребенка? – выговорила одними губами.

    И вздрогнула, услышав негромкое «да».

    И вот собиралась же промолчать, но не получилось:

    – А если бы я не перенеслась в этот мир, все сложилось бы по-другому?

    – У этих двоих? Полагаешь, сумела бы им помешать? Вряд ли. Каждый сам решает, как поступать, и расплачивается за собственные глупости. У твоей подруги еще есть возможность начать все сначала, да и у мужа тоже, – слова «подруга» и «муж» Верховная произнесла с нескрываемой иронией. – А вот у Катэль, останься она на Эргоре, шанса точно бы не было. Она или погибла бы, или стала наидой Вотена Дорста, которую тот по первому требованию делил бы со своим покровителем. Как считаешь, сколько бы это робкое трепетное создание выдержало?

    «Все еще боишься?»…

    «Ты очень аппетитная, мышка»…

    Вспомнились отголоски тех чувств, что испытывала настоящая Кателлина к своему опекуну. Паника, смертельный ужас, удушающая тошнота, когда холодные сильные пальцы касались ее тела. Нет, долго она бы не протянула.

    – Ты все еще имеешь право передумать, – голос богини искушал. – Вернуться на Землю, поддержать Светлану, добиться, чтобы Артема наказали. Но тогда душа Кателлины вновь займет свое тело. Крэаз, конечно, не отдаст малышку ни Дорсту, ни Эктару, но ему самому она тоже не нужна. Даже если девочка останется наидой сиятельного, тебя ей никогда не заменить. Оба будут мучиться.

    – Нет, – тряхнула головой, отгоняя так некстати всплывшую в воображении картину – Катэль в постели с Савардом. – Я выбрала и мнения своего не изменю.

    – Хорошо, – Проклятая не скрывала удовлетворения. – Желаешь еще о чем-нибудь спросить?

    Еще? Да я даже толком не приступала к расспросам. Набрала в грудь воздуха, чтобы выложить все, что накопилось, но меня тут же остановили:

    – Нам предстоит долгая и непростая беседа, а тебе необходимо отдохнуть. Так что все разговоры – позже. Но, может, есть что-то, что ты хотела бы обсудить прямо сейчас?

    – Да, Великая, – я не колебалась ни мгновения. – Мне надо встретиться с Савардом. Безразлично, как и когда – ночью, днем, во сне, в видениях, в астрале, или как это в вашем мире называется. Главное, скорее.

    – А знаешь, дитя, ты совершенно права, – протянула богиня, словно к чему-то прислушиваясь. Помолчала и как-то странно хмыкнула. – Это определенно нужно сделать побыстрее, пока твой мужчина не сравнял с землей перевал Онтир, а вместе с ним и все Альские горы. Не то, чтобы я ими так уж дорожила, но мне, как творцу, неприятно – все-таки я очень старалась, когда создавала этот уголок Эргора. Да и переход в Сэйти Аэрэ переносить в другое место переносить придется. Так что, действительно, давай поторопимся.

    itexts.net


    Смотрите также