Проклятие шаманки 2 книга


Читать Проклятье шаманки (СИ) - Хван Евгений Валентинович - Страница 1

Хван Евгений Валентинович

Проклятье шаманки

Глава 1 Мажор.

Пролог

Над тайгой поднималось марево и туман стелился над самой землей, проглатывая кусты и низкорослые ели и сосны, причудливо искривленные природой, напоминая иногда фантастических зверей из древних легенд народов Севера.

На краю прозрачного озера стояла молодая девушка, приложив ладонь ко лбу, закрываясь от бликов, идущих от водной поверхности, восходящего солнца.

Она внимательно осматривала берег небольшого озера, в надежде вновь увидеть

одинокий чум сумасшедшей старухи.

Девушка уже десятый день бродила по тундре, приходя вновь и вновь на берег этого

пустынного водоема, чтобы встретится со старой шаманкой и вымолить у нее прощение

и спросить, как ей дальше жить.

Самое страшное для нее это было не угодить женщине, боясь что та с ней даже разговаривать не будет и пошлет ее подальше от этих мест.

- Ну, что пришел все-таки? - вдруг раздался у девушки за спиной скрипучий голос

старухи, до смерти перепугав ее, если бы она могла закричать, то она обязательно бы закричала. А так только промычала и вдруг бухнулась на колени перед

шаманкой и беззвучно зарыдала.....

Глава

Ну, что я могу сказать о себе. Зовут меня Смирнов Евгений Викторович, 27 лет

от роду, образование экономическое высшее, окончил Оксфордский университет,

свободно могу изъяснятся на английском и французском, немного знаю итальянский,

корейский и японский учил факультативно, знаю только разговорный, корейский лучше,

японский через пень-колоду, в иероглифах вообще путаюсь, никогда наверное не научусь различать китайские иероглифы от японских, мне кажется что они все на одно лицо. Да, я из золотой молодежи или как сейчас модно звучит, из мажоров.

Мой папа, можно сказать, строительный олигарх, а мама работает где-то в

администрации президента. Я никогда не интересовался ее должностью. Для меня она

все время была мамой и все.

Так вот мне с самого детства вдалбливали, что я не простой смертный и должен соответствовать высшему обществу, какому, так до сих пор и не понял, но весьма

в свободной трактовке пользовался своим положением.

Когда учился в школе, там все шло чинно и благородно, куча нянек, репетиторов и

индивидуальных преподавателей. Мне всегда казалось, что так и надо, у каждого

из нашего класса было так же как и у всех. Это потом я узнал, что это была одна из элитных московских школ. Там учились только дети весьма обеспеченных родителей.Учили правильно сидеть за столом и в какой руке держать ложку и вилку,

и правильно работать столовым ножом.

Затем, после окончания школы, меня отправили на учебу за границу. Вот здесь я

с такими же друзьями- мажорами отрывался на полную катушку. Девушки, вино и английские пабы. Допились и догулялись до того, что чуть не выгнали с университета.

Тогда за меня взялся мой папа олигарх, сам лично прилетев в Англию и привезя

с собой домомучительницу, так я ее называл, или домоуправительницу.

Для меня настали черные дни. В деньгах меня ограничили, их ежедневно выдавала мне, моя домоуправительница, маленькими дозами.

Это как сигареты, когда у тебя есть возможность, ты можешь выбрать их на любой вкус, в любом количестве, а тут раз и тебе сделали обрезание. Перед твоим носом

вытаскивают пачку и дают их только понюхать. Сродни пытки.

Естественно никаких девок и пабов.

Но я с этим примирился, под угрозой отца о лишении меня наследства и вел себя

примерно, как тот дисциплинированный школяр.

Вот тогда меня и приучили к конной верховой езде и большому теннису. На это

денег не жалели, приучали меня к аристократической жизни. Сколько домомучительница, вероятно по указанию моего дорогого папочки, не тащила меня в гольф-клубы, я так и не научился нормально

играть в гольф,более того всей душой возненавидел эту игру.

Мне не нравилось это надутое собрание индюков.

Зато приохотился к холодному оружию, особенно фехтованию на саблях. Моя домомучительница на это никак не отреагировала, просто посчитала моей блажью.

Это потом, уже много лет спустя я узнал, что она докладывала моему папочке

каждый мой чих и естественно получала от него подробные инструкции.

Ну,а на мое увлечение саблями, он скорее всего дал моей мымре добро, так, что на

учителя фехтования, мне деньги выделяли, вернее ему платили за мое обучение.

Иногда мне казалось, что эта пожилая женщина не имеет души. У нее я никогда не видел проявление каких-либо эмоций, как-будто бы она надело на лицо абсолютную маску равнодушия.

На все мои желания и просьбы она всегда холодно отвечала *нет*. Как мог отец

поставить надо мной такое бездушное существо, она что аристократка в десятом поколении или закончила пансион благородных девиц, почему выбор отца выпал на нее? Возможно она была абсолютно предана моему отцу?

Постепенно мои восторги и восхищение Англией сошли на нет. Я стал раздражительным и часто срывался, но на нее мои капризы и срывы никоим образом не влияли, она просто молча срезала мне выдачу карманных денег и с равнодушием на все мои просьбы отвечала *нет*.

Я возненавидел эту старуху, а в ее лице и всех пожилых людей, я стал равнодушен

к чужому горю и меня стали раздражать ежедневные звонки от мамы.

А отца я начал ненавидеть, как и эту старуху, однажды подслушав их разговор,

относительно меня.

Ограничивая меня во всем, он пытался, как он думал, воспитать из меня хорошего

человека, но получилось совсем наоборот. Я стал скрытен, подозрителен и никому

не доверял.

Но зато у меня появились друзья и все они были с деньгами, их никто, как меня не ограничивали деньгами. Я всегда заваливался с ними в ресторан и мы до утра

кутили.

После этого мне опять срезали карманные деньги, а я в знак протеста не стал ходить в университет и плюнул на учебу.

По телефону, чуть ли не ежеминутно начала звонить мама, а отец срочно прилетев

в Лондон, зайдя в квартиру просто избил меня до полусмерти в первый раз.

Оклемавшись я молча подчинился и пошел на учебу. Звезд с неба не хватал, но и

не скатывался слишком вниз.

Мне опротивела постоянная туманность и сырость этого города, раздражал ее

душный влажный воздух.

Кое-как дотянув до конца учебы я с горем пополам получил наконец диплом об

окончании Оксфорда.

В Москву я приехал абсолютно равнодушным человеком, даже мама поразилась

переменам во мне. Она никак не могла расшевелить меня и выдавить из меня какие-либо эмоции. Даже меня водили к врачам, то ли психологу, то ли психиатру.

Но они вынесли вердикт, абсолютно здоров, необходимо просто меня растормошить.

Вот тогда мама и папа, испугавшись за мою психику, завели мне денежную карточку и стали давать мне относительную свободу. Работать меня даже не тянуло.

Постепенно я стал посещать ночные клубы и рестораны, мне начинала нравиться

такая роскошная жизнь. Пошли девочки, вино, появились друзья с которыми отрывались по полной.

Нам надоели доступные клубные девочки и мы стали искать приключения на стороне.

В первый раз это была девушка, которую мы поймали в парке. Закрыли ей скотчем рот

и трахнули ее вчетвером, прямо там на траве. Одежду на ней всю порвали и я кинул

online-knigi.com

Проклятье шаманки читать онлайн, Евгений Валентинович Хван

Глава 1 Мажор.

Пролог

Над тайгой поднималось марево и туман стелился над самой землей, проглатывая кусты и низкорослые ели и сосны, причудливо искривленные природой, напоминая иногда фантастических зверей из древних легенд народов Севера.

На краю прозрачного озера стояла молодая девушка, приложив ладонь ко лбу, закрываясь от бликов, идущих от водной поверхности, восходящего солнца.

Она внимательно осматривала берег небольшого озера, в надежде вновь увидеть

одинокий чум сумасшедшей старухи.

Девушка уже десятый день бродила по тундре, приходя вновь и вновь на берег этого

пустынного водоема, чтобы встретится со старой шаманкой и вымолить у нее прощение

и спросить, как ей дальше жить.

Самое страшное для нее это было не угодить женщине, боясь что та с ней даже разговаривать не будет и пошлет ее подальше от этих мест.

- Ну, что пришел все-таки? - вдруг раздался у девушки за спиной скрипучий голос

старухи, до смерти перепугав ее, если бы она могла закричать, то она обязательно бы закричала. А так только промычала и вдруг бухнулась на колени перед

шаманкой и беззвучно зарыдала.....

Глава

Ну, что я могу сказать о себе. Зовут меня Смирнов Евгений Викторович, 27 лет

от роду, образование экономическое высшее, окончил Оксфордский университет,

свободно могу изъяснятся на английском и французском, немного знаю итальянский,

корейский и японский учил факультативно, знаю только разговорный, корейский лучше,

японский через пень-колоду, в иероглифах вообще путаюсь, никогда наверное не научусь различать китайские иероглифы от японских, мне кажется что они все на одно лицо. Да, я из золотой молодежи или как сейчас модно звучит, из мажоров.

Мой папа, можно сказать, строительный олигарх, а мама работает где-то в

администрации президента. Я никогда не интересовался ее должностью. Для меня она

все время была мамой и все.

Так вот мне с самого детства вдалбливали, что я не простой смертный и должен соответствовать высшему обществу, какому, так до сих пор и не понял, но весьма

в свободной трактовке пользовался своим положением.

Когда учился в школе, там все шло чинно и благородно, куча нянек, репетиторов и

индивидуальных преподавателей. Мне всегда казалось, что так и надо, у каждого

из нашего класса было так же как и у всех. Это потом я узнал, что это была одна из элитных московских школ. Там учились только дети весьма обеспеченных родителей.Учили правильно сидеть за столом и в какой руке держать ложку и вилку,

и правильно работать столовым ножом.

Затем, после окончания школы, меня отправили на учебу за границу. Вот здесь я

с такими же друзьями- мажорами отрывался на полную катушку. Девушки, вино и английские пабы. Допились и догулялись до того, что чуть не выгнали с университета.

Тогда за меня взялся мой папа олигарх, сам лично прилетев в Англию и привезя

с собой домомучительницу, так я ее называл, или домоуправительницу.

Для меня настали черные дни. В деньгах меня ограничили, их ежедневно выдавала мне, моя домоуправительница, маленькими дозами.

Это как сигареты, когда у тебя есть возможность, ты можешь выбрать их на любой вкус, в любом количестве, а тут раз и тебе сделали обрезание. Перед твоим носом

вытаскивают пачку и дают их только понюхать. Сродни пытки.

Естественно никаких девок и пабов.

Но я с этим примирился, под угрозой отца о лишении меня наследства и вел себя

примерно, как тот дисциплинированный школяр.

Вот тогда меня и приучили к конной верховой езде и большому теннису. На это

денег не жалели, приучали меня к аристократической жизни. Сколько домомучительница, вероятно по указанию моего дорогого папочки, не тащила меня в гольф-клубы, я так и не научился нормально

играть в гольф,более того всей душой возненавидел эту игру.

Мне не нравилось это надутое собрание индюков.

Зато приохотился к холодному оружию, особенно фехтованию на саблях. Моя домомучительница на это никак не отреагировала, просто посчитала моей блажью.

Это потом, уже много лет спустя я узнал, что она докладывала моему папочке

каждый мой чих и естественно получала от него подробные инструкции.

Ну,а на мое увлечение саблями, он скорее всего дал моей мымре добро, так, что на

учителя фехтования, мне деньги выделяли, вернее ему платили за мое обучение.

Иногда мне казалось, что эта пожилая женщина не имеет души. У нее я никогда не видел проявление каких-либо эмоций, как-будто бы она надело на лицо абсолютную маску равнодушия.

На все мои желания и просьбы она всегда холодно отвечала *нет*. Как мог отец

поставить надо мной такое бездушное существо, она что аристократка в десятом поколении или закончила пансион благородных девиц, почему выбор отца выпал на нее? Возможно она была абсолютно предана моему отцу?

Постепенно мои восторги и восхищение Англией сошли на нет. Я стал раздражительным и часто срывался, но на нее мои капризы и срывы никоим образом не влияли, она просто молча срезала мне выдачу карманных денег и с равнодушием на все мои просьбы отвечала *нет*.

Я возненавидел эту старуху, а в ее лице и всех пожилых людей, я стал равнодушен

к чужому горю и меня стали раздражать ежедневные звонки от мамы.

А отца я начал ненавидеть, как и эту старуху, однажды подслушав их разговор,

относительно меня.

Ограничивая меня во всем, он пытался, как он думал, воспитать из меня хорошего

человека, но получилось совсем наоборот. Я стал скрытен, подозрителен и никому

не доверял.

Но зато у меня появились друзья и все они были с деньгами, их никто, как меня не ограничивали деньгами. Я всегда заваливался с ними в ресторан и мы до утра

кутили.

После этого мне опять срезали карманные деньги, а я в знак протеста не стал ходить в университет и плюнул на учебу.

По телефону, чуть ли не ежеминутно начала звонить мама, а отец срочно прилетев

в Лондон, зайдя в квартиру просто избил меня до полусмерти в первый раз.

Оклемавшись я молча подчинился и пошел на учебу. Звезд с неба не хватал, но и

не скатывался слишком вниз.

Мне опротивела постоянная туманность и сырость этого города, раздражал ее

душный влажный воздух.

Кое-как дотянув до конца учебы я с горем пополам получил наконец диплом об

окончании Оксфорда.

В Москву я приехал абсолютно равнодушным человеком, даже мама поразилась

переменам во мне. Она никак не могла расшевелить меня и выдавить из меня какие-либо эмоции. Даже меня водили к врачам, то ли психологу, то ли психиатру.

Но они вынесли вердикт, абсолютно здоров, необходимо просто меня растормошить.

Вот тогда мама и папа, испугавшись за мою психику, завели мне денежную карточку и стали давать мне относительную свободу. Работать меня даже не тянуло.

Постепенно я стал посещать ночные клубы и рестораны, мне начинала нравиться

такая роскошная жизнь. Пошли девочки, вино, появились друзья с которыми отрывались по полной.

Нам надоели доступные клубные девочки и мы стали искать приключения на стороне.

В первый раз это была девушка, которую мы поймали в парке. Закрыли ей скотчем рот

и трахнули ее вчетвером, прямо там на траве. Одежду на ней всю порвали и я кинул

ей на живот штуку баксов.

- На одежду - сказал смеясь я.

Нам понравились такие приключения, это стало будоражить нашу кровь и мы время

от времени выезжали на *свободную* охоту, после изрядно выпитого в ночном клубе.

Пока однажды не нарвались, это была наша седьмая или восьмая жертва. Папаша

девушки, которую мы трахнули, оказался ментом и она запомнила номер нашей машины,

после того как ее выкинули из мерина. Он оказался полковником и замом какого-то

районого РОВД.

Нас четверых просто выдернули из ночного клуба, где мы отдыхали и привезли в

обезъянник этого РОВД. Хорошо мы в клубе с Олегом быстро сообразили и заперлись в туалете

Пока менты ломали дверь я успел отправить маме смс, что арестовали менты, но не

знал куда нас повезут.

Пока нас нашли, полковник, отец изнасилованной девушки, успел изрядно по нам

пройтись. Мы все уже харкали кровью, когда приехали наши родители и ужаснулись

нашему состоянию. Тут же незамедлительно были вызваны адвокаты и был зафиксирован

факт избиения полковником гражданских лиц.

Кстати отец Олега, который подпирал дверь в туалете был каким-то генералом,

курирующем все РОВД Москвы.

Короче, все мы тогда отделались легким испугом, а полковника уволили с позором из

рядов МВД, с ярлыком порочащим высокое звание российского офицера.

После произошедшего я имел тяжелый разговор с родоками и мы на некоторое время притихли. Я даже приобрел себе осу, пневмопистолет, стреляющий резиновыми пулями

и гордо хвалился им своим друзьям.

Постепенно все как-то стало забываться и нам опять стало скучно от доступности

клубных девчонок. По сути заплати ей штуку, две баксов и можешь пользовать ее хоть всю ночь, даже не интересно.

И вот тут Олег увидел очередную симпатичную телку, но она пришла в клуб с парнем.

Олег настойчиво пытался с ней познакомиться, будучи уже в изрядном подпитии.

Слово за слово, Олег с парнем девушки стали ругаться, затем Олег по ...

knigogid.ru

Читать онлайн книгу «Проклятье шаманки» — Страница 1

Хван Евгений Валентинович

Проклятье шаманки

Глава 1 Мажор

Над тайгой поднималось марево и туман стелился над самой землей, проглатывая кусты и низкорослые ели и сосны, причудливо искривленные природой, напоминая иногда фантастических зверей из древних легенд народов Севера.

На краю прозрачного озера стояла молодая девушка, приложив ладонь ко лбу, закрываясь от бликов, идущих от водной поверхности, восходящего солнца.

Она внимательно осматривала берег небольшого озера, в надежде вновь увидеть

одинокий чум сумасшедшей старухи.

Девушка уже десятый день бродила по тундре, приходя вновь и вновь на берег этого

пустынного водоема, чтобы встретится со старой шаманкой и вымолить у нее прощение

и спросить, как ей дальше жить.

Самое страшное для нее это было не угодить женщине, боясь что та с ней даже разговаривать не будет и пошлет ее подальше от этих мест.

- Ну, что пришел все-таки? - вдруг раздался у девушки за спиной скрипучий голос

старухи, до смерти перепугав ее, если бы она могла закричать, то она обязательно бы закричала. А так только промычала и вдруг бухнулась на колени перед

шаманкой и беззвучно зарыдала.....

Глава

Ну, что я могу сказать о себе. Зовут меня Смирнов Евгений Викторович, 27 лет

от роду, образование экономическое высшее, окончил Оксфордский университет,

свободно могу изъяснятся на английском и французском, немного знаю итальянский,

корейский и японский учил факультативно, знаю только разговорный, корейский лучше,

японский через пень-колоду, в иероглифах вообще путаюсь, никогда наверное не научусь различать китайские иероглифы от японских, мне кажется что они все на одно лицо. Да, я из золотой молодежи или как сейчас модно звучит, из мажоров.

Мой папа, можно сказать, строительный олигарх, а мама работает где-то в

администрации президента. Я никогда не интересовался ее должностью. Для меня она

все время была мамой и все.

Так вот мне с самого детства вдалбливали, что я не простой смертный и должен соответствовать высшему обществу, какому, так до сих пор и не понял, но весьма

в свободной трактовке пользовался своим положением.

Когда учился в школе, там все шло чинно и благородно, куча нянек, репетиторов и

индивидуальных преподавателей. Мне всегда казалось, что так и надо, у каждого

из нашего класса было так же как и у всех. Это потом я узнал, что это была одна из элитных московских школ. Там учились только дети весьма обеспеченных родителей.Учили правильно сидеть за столом и в какой руке держать ложку и вилку,

и правильно работать столовым ножом.

Затем, после окончания школы, меня отправили на учебу за границу. Вот здесь я

с такими же друзьями- мажорами отрывался на полную катушку. Девушки, вино и английские пабы. Допились и догулялись до того, что чуть не выгнали с университета.

Тогда за меня взялся мой папа олигарх, сам лично прилетев в Англию и привезя

с собой домомучительницу, так я ее называл, или домоуправительницу.

Для меня настали черные дни. В деньгах меня ограничили, их ежедневно выдавала мне, моя домоуправительница, маленькими дозами.

Это как сигареты, когда у тебя есть возможность, ты можешь выбрать их на любой вкус, в любом количестве, а тут раз и тебе сделали обрезание. Перед твоим носом

вытаскивают пачку и дают их только понюхать. Сродни пытки.

Естественно никаких девок и пабов.

Но я с этим примирился, под угрозой отца о лишении меня наследства и вел себя

примерно, как тот дисциплинированный школяр.

Вот тогда меня и приучили к конной верховой езде и большому теннису. На это

денег не жалели, приучали меня к аристократической жизни. Сколько домомучительница, вероятно по указанию моего дорогого папочки, не тащила меня в гольф-клубы, я так и не научился нормально

играть в гольф,более того всей душой возненавидел эту игру.

Мне не нравилось это надутое собрание индюков.

Зато приохотился к холодному оружию, особенно фехтованию на саблях. Моя домомучительница на это никак не отреагировала, просто посчитала моей блажью.

Это потом, уже много лет спустя я узнал, что она докладывала моему папочке

каждый мой чих и естественно получала от него подробные инструкции.

Ну,а на мое увлечение саблями, он скорее всего дал моей мымре добро, так, что на

учителя фехтования, мне деньги выделяли, вернее ему платили за мое обучение.

Иногда мне казалось, что эта пожилая женщина не имеет души. У нее я никогда не видел проявление каких-либо эмоций, как-будто бы она надело на лицо абсолютную маску равнодушия.

На все мои желания и просьбы она всегда холодно отвечала *нет*. Как мог отец

поставить надо мной такое бездушное существо, она что аристократка в десятом поколении или закончила пансион благородных девиц, почему выбор отца выпал на нее? Возможно она была абсолютно предана моему отцу?

Постепенно мои восторги и восхищение Англией сошли на нет. Я стал раздражительным и часто срывался, но на нее мои капризы и срывы никоим образом не влияли, она просто молча срезала мне выдачу карманных денег и с равнодушием на все мои просьбы отвечала *нет*.

Я возненавидел эту старуху, а в ее лице и всех пожилых людей, я стал равнодушен

к чужому горю и меня стали раздражать ежедневные звонки от мамы.

А отца я начал ненавидеть, как и эту старуху, однажды подслушав их разговор,

относительно меня.

Ограничивая меня во всем, он пытался, как он думал, воспитать из меня хорошего

человека, но получилось совсем наоборот. Я стал скрытен, подозрителен и никому

не доверял.

Но зато у меня появились друзья и все они были с деньгами, их никто, как меня не ограничивали деньгами. Я всегда заваливался с ними в ресторан и мы до утра

кутили.

После этого мне опять срезали карманные деньги, а я в знак протеста не стал ходить в университет и плюнул на учебу.

По телефону, чуть ли не ежеминутно начала звонить мама, а отец срочно прилетев

в Лондон, зайдя в квартиру просто избил меня до полусмерти в первый раз.

Оклемавшись я молча подчинился и пошел на учебу. Звезд с неба не хватал, но и

не скатывался слишком вниз.

Мне опротивела постоянная туманность и сырость этого города, раздражал ее

душный влажный воздух.

Кое-как дотянув до конца учебы я с горем пополам получил наконец диплом об

окончании Оксфорда.

В Москву я приехал абсолютно равнодушным человеком, даже мама поразилась

переменам во мне. Она никак не могла расшевелить меня и выдавить из меня какие-либо эмоции. Даже меня водили к врачам, то ли психологу, то ли психиатру.

Но они вынесли вердикт, абсолютно здоров, необходимо просто меня растормошить.

Вот тогда мама и папа, испугавшись за мою психику, завели мне денежную карточку и стали давать мне относительную свободу. Работать меня даже не тянуло.

Постепенно я стал посещать ночные клубы и рестораны, мне начинала нравиться

такая роскошная жизнь. Пошли девочки, вино, появились друзья с которыми отрывались по полной.

Нам надоели доступные клубные девочки и мы стали искать приключения на стороне.

В первый раз это была девушка, которую мы поймали в парке. Закрыли ей скотчем рот

и трахнули ее вчетвером, прямо там на траве. Одежду на ней всю порвали и я кинул

ей на живот штуку баксов.

- На одежду - сказал смеясь я.

Нам понравились такие приключения, это стало будоражить нашу кровь и мы время

от времени выезжали на *свободную* охоту, после изрядно выпитого в ночном клубе.

Пока однажды не нарвались, это была наша седьмая или восьмая жертва. Папаша

девушки, которую мы трахнули, оказался ментом и она запомнила номер нашей машины,

после того как ее выкинули из мерина. Он оказался полковником и замом какого-то

районого РОВД.

Нас четверых просто выдернули из ночного клуба, где мы отдыхали и привезли в

обезъянник этого РОВД. Хорошо мы в клубе с Олегом быстро сообразили и заперлись в туалете

Пока менты ломали дверь я успел отправить маме смс, что арестовали менты, но не

знал куда нас повезут.

Пока нас нашли, полковник, отец изнасилованной девушки, успел изрядно по нам

пройтись. Мы все уже харкали кровью, когда приехали наши родители и ужаснулись

нашему состоянию. Тут же незамедлительно были вызваны адвокаты и был зафиксирован

факт избиения полковником гражданских лиц.

Кстати отец Олега, который подпирал дверь в туалете был каким-то генералом,

курирующем все РОВД Москвы.

Короче, все мы тогда отделались легким испугом, а полковника уволили с позором из

рядов МВД, с ярлыком порочащим высокое звание российского офицера.

После произошедшего я имел тяжелый разговор с родоками и мы на некоторое время притихли. Я даже приобрел себе осу, пневмопистолет, стреляющий резиновыми пулями

и гордо хвалился им своим друзьям.

Постепенно все как-то стало забываться и нам опять стало скучно от доступности

клубных девчонок. По сути заплати ей штуку, две баксов и можешь пользовать ее хоть всю ночь, даже не интересно.

И вот тут Олег увидел очередную симпатичную телку, но она пришла в клуб с парнем.

Олег настойчиво пытался с ней познакомиться, будучи уже в изрядном подпитии.

Слово за слово, Олег с парнем девушки стали ругаться, затем Олег подбежав ко мне

попросил пистолет и взяв его направился в туалет с парнем, я так полагаю на

разборки. С ним пошел еще один наш друг Максим на подмогу.

Некоторое время ничего не происходило, как вдруг со стороны таулета послышался

девичий визг и душераздирающий крик * убили, убили*

Охрана клуба естественно вмешалась и задержала Олега с Максимом до приезда

полиции.

Я пошел посмотреть, как это Олег умудрился убить человека резиновыми пулями.

Когда я посмотрел на труп в туалете, то все понял как. Он ему, идиот, стрелял

прямо в глаз, причем в упор. Поднялся кипиш, но меня не задерживали и я спокойно позвонил маме и

объяснил что случилось и попросил позвонить отцу Олега, чтобы он ехал выручать

своего сыночка.

Спокойно разрулить ситуацию не удалось, парень тоже был сыночком каких-то

высокопоставленных дипломатов и к делу подключились высококвалифицированные

адвокаты.

Нас всех, на следующее утро, троих вызвал отец Олега с родоками и стал объяснять ситуацию, что

пока стоит кипиш по этому делу,нам всем четверым нужно временно свалить из Москвы

как можно подальше. Как только все утрясется, то спокойно сможем вернуться домой.

Я тут же начал возмущаться, что не стрелял и не вижу смысла прятаться.

Генерал иронично на меня посмотрел и сказал

- Там на пистолете есть и твои отпечатки пальцев, если пойдет в тюрьму мой сын,

то и ты не отмажешься!

Короче, полнейшая задница. Я опять начал возмущаться, когда родители сказали,

что записали меня в какую-то геологическую экспедицию на Север на полгода.

Отец так и сказал

- Я устал тебя отмазывать от твоей дурости. Поедешь на полгода, на олешек

поглядишь и северное сияние посмотришь, авось твоя дурость и уйдет. У тебя только

два пути или экспедиция, или тюрьма. Выбирай!

Конечно кому добровольно захочется в тюрьму. Выбора у меня не было и я стал

собираться в тундру или тайгу?* _____________________________________________________________________________________________________________________________

Глава 2 Экспедиция.

Мама в экспедицию собирала меня в суматохе. Купила мне объемный рюкзак, куда

положила на ее взгляд вещи в тайге необходимые, без которых я никак не обойдусь.

Я хоть и был мажором, но дураком не был. Мама набила полный баул, а остальные

вещи валялись по комнате и просто не влезали в рюкзак, а она в сидела в растерянности и не знала что дальше делать.

- Жень! Может еще один рюкзак купим - предложила мама.

- Мама, я же не верблюд - иронично сказал ей и пошутил - у меня к сожалению

только один горб и всего две руки, а не четыре ноги, как у грузового мула.

И с этими словами, освободив в комнате стол, начал на него выкладывать все вещи,

что положила мама. Чего только здесь не было. Накануне я лазил в интернете и

у форумчан спрашивал, какие предметы в первую очередь необходимы в поход.

Мне выложили целый список, чего там должно быть.

А когда узнали, что это не поход на два-три дня, а целая экспедиция минимум на полгода, то тональность переписки и списки существенно изменились. Но все равно

список необходимого был внушительным.

Тогда я задал вопрос по другому, без чего нельзя обойтись в дальней экспедиции.

Вот тогда список сократился до пятнадцати предметов.

И теперь я согласно этого списка собирал свой пятидесятилитровый рюкзак.

А мама напихала в него все, но мало что вошло по моему списку. Выкладывая вещи на стол,

я удивлялся не вещам, а как мама далека от всего этого.

- Мам, а белые рубашки мне в тайге зачем, да еще целых три штуки?

Там нет ночных клубов, разве что с медведями танцевать. А туфли

модельные зачем положила? Там асфальта нет, да и дорог приличных тоже нет.

А костюм-тройка нафига мне там нужен? - я вопросительно посмотрел на маму.

А мама сидела на диване в растерянности и чуть ли не плача приговаривала.

- Женечка, но как же ты там без всего этого необходимого будешь обходиться?

- Так, зубная щетка, зубная паста, мыло туалетное, мыло хозяйственное

- бормотал я, постепенно откладывая названные предметы на край стола и отмечая их по своему списку -

станок бритвенный безопасный, нож охотничий,нижнее белье,три футболки,

полотенце, аптечка.

Все, вдруг список необходимых вещей закончился, а груза набралось, едва ли на

четверть рюкзака. Вот теперь пришла очередь второго списка.

Продукты исключим, ими нас должны обеспечить в экспедиции, но НЗ на всякий

случай надо положить. Так планшет с закачанными книгами и фильмами положить

обязательно, а то там со скуки наверное сдохну, ни клубов, ни тусовки....

Панель солнечная компактная обязательно нужна, там ни проводов, ни электричества. Еще набор выживальщика леска, крючки, блесна.

Ну, вот кажется рюкзак забил и тут ко мне подходит мама, целует меня и с заговорщицким видом потихоньку сует мне две толстые пачки с американскими президентами.

- Мам! Там нет супермаркетов - удивленно таращусь на нее - зачем мне в

тайге деньги?

- Возьми, спрячь куда-нибудь - заупрямилась мама, я ей за это попозже

даже в ножки поклонюсь - я у папы выпросила на новое кольцо и сережки,

на всякий случай, тебе пригодятся.

Я озадаченно посмотрел на маму и решительно пошел трясти свою заначку, там

у меня тоже лежала такая же сумма двадцать тысяч долларов. Что меня подвигло

взять их с собой или интуиция или паранойя, не знаю, но я каждую пачку запаял

ваккумной упаковкой и уложил под вторым дном рюкзака, предварительно положив их между двумя тонкими слоями фанеры и замотав их скотчем.

На Казанский вокзал,где собиралась геологическая экспедиция, меня отвез папа

на своем джипе, маму оставили дома. Перед моим уходом она повисла на мне и

буквально завыла в голос, вцепившись в меня двумя руками. Меня даже оторопь

взяла, мама никогда не проявляла столь бурно свои эмоции.

А папа даже прикрикнул на нее

- Надь! Ты что так воешь, как хоронишь? А ну сейчас же прекрати!

Не на всю жизнь отправляем, только на полгода.

А мама, не обращая внимания на папин окрик продолжала выть. Наверное у женщин

имеется какой-то орган, которым они чувствуют, что прощаются навсегда. Материнское сердце никогда не обманешь. Даже если ты сто раз будешь плохим,для матери

ты всегда останешься любимым ребенком и она будет тебя защищать до конца.

У меня аж мурашки побежали по всему телу. Мы ее оставили дома от греха подальше.

А на вокзале вся экспедиция была в сборе, все пятнадцать человек, ждали только

ее руководителя Кремнева Олега Анатольевича, профессора геологии член-корреспондента РАН.

Мы с отцом на прощание обнялись и он сунул мне в руку пачку евро, судя по

сотенным купюрам, там было их десять тысяч. Я не стал отказываться, только

сказал спасибо. Впоследствии, украдкой сунул их к основной спрятанной сумме.

Поезд домчал нас до Красноярска, а оттуда мы по Енисею спустились в его низовья,

там был конечный пункт первого этапа.

Далее нас на вездеходах должны доставить до одного поселка оленеводов, а вот

дальше будем передвигаться исключительно на оленях и своих двоих, до самого полуострова Ямал,

что и является нашей целью. По выкладкам профессора, на полуострове в древний

период происходили подвижки пластов земли и сдвиг горных плит, сопровождающихся

выплеском внутримантийной магмы и при чудовищных температурах, некоторые слои

породы кристализовывались, образуя кимберлитовые трубки. Я не силен в этой теории

но профессор хочет доказать, что на полуострове имеется месторождение алмазов и мы,

вернее наша экспедиция должна это доказать.

И оказывается еще я узнал один нюанс. В теорию Кремнева никто не верил, поэтому

и денег ему не давали, а тут нарисовался спонсор в виде моего отца-олигарха,

который и оплатил все расходы на экспедицию, но с условием взять меня с собой.

Теперь понятно почему профф со мной так любезен и носится, как с писаной торбой.

Члены экспедиции, каким-то образом узнали кто я такой и почему оказался с ними

в одной связке, поэтому и отношение ко мне было соответствующее, как к тухлому

яйцу, только некоторые кандидатки женского пола проявляли ко мне некоторый интерес. Их желание выскочить замуж, за наследника денежного мешка, было

написано на лбу аршинными буквами.

Таких взглядов, приценивающихся хищниц, я насмотрелся в ночных клубах.

Поэтому нафиг, нафиг.

Был месяц апрель, но гнуса и комаров были целые тучи. Проводник говорил, что

гнус появляется в конце мая, начале июня, т.е. в начале лета, а в этом году

объявился намного раньше.

Перепад температур, ночью зубодробительный холод, днем на солнце паряшая жара.

гнус и комары, величиной с вертолет с каждым днем портили мое настроение. Да

еще неопытность экспедиционеров, все они оказывается в первый раз в такой

экспедиции, даже опытных ветеранов с собой не взяли, я и то в теории больше их

знаю. Проводник, глядя на них только головой покачивал.

Я к походу, оказывается экипировался лучше всех,хотя собирался исключительно по

совету форумчан из интернета. Бабы из экспедиции натащили с собой кучу косметики

и по утрам пока они не накрасятся караван из оленей никуда не трогался, это

можно описать одним матерным словом, охренеть! Профессор конечно ругался, но бабы

отказывались идти пока не наштукатурятся, для кого они красоту наводят, никто не

знает.

А готовят, убить их мало. Во время готовки котел нужно закрывать крышкой, что

они иногда забывали делать, в результате можно есть суп с хрустящими насекомыми,

за время готовки их попадает с полкотла. Мы уже неделю двигаемся в таком темпе,

прошли только половину пути, хотя как говорит проводник, экспедиция еще вчера должна была прийти на место.

Вскоре караван начал подходить к очередному месту стоянки, к небольшому прозрачному озерцу. Но на его самом удобном месте, стоял одинокий чум и из его

вершины выходил легкий дымок.

Мы уже хотели было расположиться рядом, как из чума выскочила страшная старуха, обвешанная разными побрякушками и амулетами из косточек различных

животных, а на ее голове торчал какой-то колпак с веревкой и кисточкой.

Так вот она начала что-то кричать и размахивать руками, а наш проводник, только

согласно кивал головой и начал обратно вьючить, скинутые было мешки с грузом.

Какого черта? Ругался я про себя, мы целый день прошагали по этой долбанной

тундре, голодные, холодные, все искусанные гнусом и какая-то сумасшедшая старуха

смеет нас гнать черт знает куда, да проводник еще хочет вести караван дальше на ночь глядя.

И как только я увидел эту старуху, то из глубин моей памяти всплыли кошмары моей молодости, и весь гнев и вся моя ненависть вывалились на эту бедную женщину, напоминающую мне мою прежнюю домомучительницу во

времена моей учебы в Оксфорде, плюс усталость и комары сыграли со мной злую шутку. Меня понесло,проводник пытался меня остановить и о чем-то предупредить, но как говориться, Остапа понесло и мои уста начали изрыгать такой мат, что рядом стоящие девушки позакрывали уши.

А женщина, стоящая рядом, удивленно замолчала и только качала головой и смотрела с таким выражением лица на меня, будто букашка проснулась и заговорила.

Мои гневные инсинуации длились минут двадцать, после чего я выдохся и замолчал.

- Ты еще меня найдешь - сказала она - и твои грязные уста замолкнут навсегда.

После чего молча вошла вовнутрь чума и больше не выходила. А проводник, подойдя

к начальнику экспедиции, начал что-то быстро говорить и показывать на меня рукой.

Некоторое время спустя, меня подозвал к себе Олег Анатольевич и сказал

- Евгений Викторович! Мы должны немедленно снятся и найти другое место под

привал. Женщина, которую вы оскорбили, это шаманка и проводник говорит, что

вы своим поведением навлекли на нас ее гнев, и поэтому нам надо немедленно

отсюда уйти.

- Чихать я хотел на предрассудки каких-то проводников - возмутился я.

Но дальнейшее мое возмущение прекратил Кремнев.

- В противном случае, проводник сказал, он собирается и немедленно уходит

обратно домой. Вы найдете дорогу в тундре и сможете нас довести на место? -

насмешливо спросил меня профессор.

И тут я сдулся, буркнул что-то и обреченно пошел собираться идти дальше...

Протопали еще киллометров пять, пока не нашли место с ручьем, вода была

вкусная и до того холодная, что аж зубы ломило.

Едва успели собрать хворост, как сразу же стемнело. Когда запалили костер,

решили ужин не готовитть, а поесть в сухомятку, только обязательный горячий чай.

без него в тайге или тундре нельзя.

Когда мне проводник выдавал банку тушенки и хлеб, все время на меня косился.

Палатки тоже по темноте не стали разворачивать, после ужина и чая, все залезли

в спальнике и мертвецки уснули, я не был исключением.

Утром один раз проснулся и выглянул наружу, весь спальный мешок покрылся инеем,

а вокруг лег такой густой молочный туман, что на расстояние вытянутой руки ничего не было видно.

Ай, так не хотелось вылезать в такую дубарину, что я юркнул обратно в спальник

и опять заснул, если что меня начальник расстолкает.

Проснулся, когда туман уже начал постепенно рассеиваться под встающем над

горизонтом солнышком.

Странно, почему такая тишина? Почему никто не звякает посудой и почему с утра

не галдят бабы, они как гагары на птичьем базаре каждое утро переругиваются

между собой, кто моет посуду и готовит завтрак. Вот ептыть дисциплинка, распустил

их всех профф. А щас тишина и мертвые с косами стоять.

- Эй! Есть кто живой - нет правда - хватит шутить! Время для шуток еще не пришло. Аууу!

А в ответ тишина. Не, так дело не пойдет и я решительно выпростался из своего спального мешка. Надел холоднющие берцы и накинув куртку прошелся по нашей стоянке. Странно никого не было. Следы были и от костра, и от отхожего места,

а людей и оленей никого. Они, что меня забыли или специально бросили, а?

Нет, спецом меня не могли бросить, батя потом из начальника-экспедиционера

всю душу вытрясет, если я не вернусь со всеми. Хм, интересно тогда что?

Что все это наколдовала шаманка, я до сих пор не верил. Нет у нас магии и точка.

Ходил, бродил, но делать нечего надо идти по следам.

Вылил из фляги старую воду, набрал новую и закинув на плечи рюкзак, со скатанным

спальником, потопал последам оленей, на фоне свежей весенней травы они были видны очень четко.

Помню шел четко по следам оленей, в какой момент их потерял выбило из головы.

Кружил, кружил, но так следы и не нашел, мистика!

Делать нечего, выбрал примерное направление и по наитию пошел вперед. Шел целый

день не останавливаясь, только глотал воду из фляжки.

К вечеру, уже почти начало темнеть подошел к какому-то озеру, быстро насобирал

хворост и запалил костер. Целый день ничего не ел, поэтому достал из рюкзака НЗ

и как бы не хотел есть, разделил его ровно наполовину. Поужинав половинным сухпаем, развернул спальник и заснул как убитый.

Проснувшись утром, моему удивлению не было предела. Я всю ночь спал на берегу

прозрачного озера, почти рядом с чумом шаманки. Из его вершинки по прежнему вился

дымок, а она спокойно сидела на чурбаке и покуривая трубку, спокойно смотрела на меня.

Я не долго думая, быстро свернулся и пошел по нашим бывшим следам к ручью.

Ручей нашел без проблем, там так же был виден пепел от нашего костра и следы

стоянки. Олений след четко указывал направление на Север.

Я опять как и вчера пошел по следам экспедиции и шел без остановки целый день,

пока вновь их не потерял.

Опять стемнело, я не стал собирать хворост, а добив до конца сухой паек, залез

в спальный мешок.

Утром проснувшись я опять увидел это же озеро и одинокий чум, только на этот раз я не дошел до него каких-то двести метров.

Вот теперь я действительно стал опасаться за свою психику. Про такое я слышал,

что это черт водит или леший. В моем случае этим самым лешим выступает оскорбленная мной шаманка.

Но я, как дисциплинированный и ярый атеист не хотел верить своим глазам и вновь

поперся на свою старую стоянку, не заходя в чум.

Так продолжалось долго. Я ходил по кругу уже четвертые сутки, ослабев от голода

и усталости. По пути хотел кого-нибудь добыть, но куда мне городскому жителю,

изнеженному цивиллизацией добыть зайца или на худой конец тушканчика, хотя нет

тушканчики это в пустыне, а здесь их называют лемминги.

На четвертое утро я все же решился зайти в чум к старухе. И пересиливая себя

попросил поесть.

Она в это время варила какую-то похлебку и налив мне в глинянную чашку горячего

варева протянула его мне. Я обжигаясь и урча от голода просто за секунду выпил

содержимое плошки и вытирая губы обратно отдал посуду. Она молча налила еще и

протянула мне.

Ел я уже не так быстро и с любопытством осматривал чум. Ну что чум, как чум.

Пол застелен шкурами оленей, деревяный каркас чума весь просматривается изнутри.

Немного портит северный колорит современная печка-буржуйка и большой деревянный сундук, недалеко стоящий у входа.

Да, скажем так не очень богатая обстановка. Она налила мне обжигающе горячий

чай, который я с благодарностью принял от нее и выпив его меня что-то потянуло

на сон. У меня хватило только сил отдать ей кружку и я тут же упал на шкуры и

заснул.

Дальше я просыпался и все помню как в тумане. Оказывается за буржуйку я принял очаг или нет, не помню. Но очаг ярко пылал в ночи, почему в ночи?

У меня все перед глазами плыло и было так хорошо, что я не хотел просыпаться.

Сквозь сон слышал камлание шаманки и когда она стала бить в бубен и завывать, то

я уснул окончательно.

* ______________________________________________________________________________________________________

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

www.litlib.net

Читать онлайн книгу «Проклятие шаманки. Том 1» — Страница 2

С прииска, за мной приплыли двое на моторке. К этому времени все четверо браконьеров были в курсе планов бригадира и поэтому приготовили для дорогих гостей таежные угощения, наварили рыбы, нажарили грибов и даже убили молодого подсвинка и теперь угощали старателей собственноручно приготовленным шашлыком.

Наварили браги из ягод, да и золотодобытчики приехали не с пустыми руками.

Пьянка им предстояла грандиозная.

Сначала все шло чинно и благородно, но по мере дальнейшего употребления горячительных напитков, градус споров повышался, речь шла о сумме моей *аренды*.

Потом на пир притащили меня и заставили раздеться.

— Ну и страшила! Да к тому же немая! — покачал головой один из старателей.

— Зато женский орган на месте! — возразил тот — и работает как надо. Можете даже бесплатно попробовать, угощаю — сделал широкий жест Митрич.

Естественно меня после этого все употребили, даже гости, а на меня напала аппатия и мне все было безразлично и когда я оделся, меня самый молодой потащил к пристани, он был почти в невменяемом состоянии, до того был пьян. И тем не менее у него хватило сил просунуть мою цепь через кольцо на пристани и вновь застегнуть замок.

— Сиди здесь, ик — икнул он сильно- скоро у тебя будут новые хозяева и будет тебе много, много счастья — и заржал, скот, как жеребец.

Я только горестно вздохнул, ведь я подслушал свою дальнейшюю участь и опустил взгляд вниз. Там что-то блеснуло. Я напряг зрение, на земле валялся ключ от моих кандалов. И я резво рванул к ним.

Но цепь натянулась и не пускала меня дальше, дотянутся до них я не смог. Наверное этот Димон, когда ложил ключ от моих кандалов в карман, попал мимо и тот упал на землю. Я лихорадочно стал шарить взглядом вокруг, ища какую-нибудь палку, ничего не нашел. Тогда кинулся к лодке золотоискателей и вытянул из нее багор. Этим багром и подцепил ключи.

А в это время в избушке во всю шла пьянка-гулянка. Хорошо, что лодка золотоискателей не была заякорена на пристане, а только вытащена подальше на берег. Я знал времени у меня в обрез, в любой момент меня могут опять хватиться.

Ведь у пьяных мужиков, после определенной дозы алкоголя работает другая головка и их всегда тянет на подвиги и похоть.

Нашел топор у приисковиков и им порубал все моторы у лодок на пристани, знаю, что у них в сарае висит запасной, но он временно разобранный.

Покидал все полные канистры с бензином в лодку и оттолкнув ее от берега, взялся за весла и тихо погреб на выход из ручья.

Достигнув реки, я быстро завел мотор и лодка со скоростью рванула вверх по Енисею……

Глава 5. Егерь

Моторка мчала меня вверх по реке, все дальше и дальше, унося меня от заимки браконьеров и страшного для меня места. Не скоро они меня хватятся, а если и хватятся, то догнать им меня не на чем, все двигателя на моторках привел в негодность. Чувствовалось приближение осени, особенно на Енисее.

Прохладный, пронизывающий сентябрьский ветер рвался мне на встречу, но я не останавливался, стараясь как можно дальше уплыть от насильников, только накинул сверху брезентовый плащ, нашедшийся в лодке.

Хорошо выглянула луна и в ее свете, я летел на плоскодонке золотоискателей, держась левого берега реки. Я опасался плыть посередине, если вдруг что-то случится, то не доплыву до берега с цепью. Ноги у меня хоть и свободные, да на другой ноге болтается другой конец цепи, заклепанной на обруче, намертво.

Снять наверное цепь, можно будет только на кузне, расклепав концы.

Ну вот наверное накаркал!

Плыл всю ночь, останавливаясь только один раз, чтобы заправиться из канистры.

Деревни с пристанями, что попадались в пути я игнорировал. Боялся, что меня там опять возьмут в рабство. Правильно поговорка говорит *Обжегшись на молоке, начинаешь дуть на воду*.

Под утро, напряжение и усталость, сыграло наверное со мной злую шутку. Моторка неслась вперед на всей скорости, я начинал уже клевать носом, когда вдруг заметил впереди топляк, но было уже поздно что-либо предпринимать.

Лодка на всей скорости врезалась в полузатонувшее бревно и от резкого удара она перевернулась в воздухе два раза вокруг своей оси и с громким шумом плюхнулась на поверхность воды, днищем вверх.

Естественно, все что было в лодке выпало в воду и пошло ко дну, в том числе и я. Но я стал сопротивляться и с шумом вынырнул и с трудом держась за осклизкое днище моторки, посмотрел на берег.

В принципе плыть было недалеко, но меня вниз со страшной силой тянула цепь от капкана. Делать нечего, надо как-то доплыть, а то лодку течением стало сносить все дальше от берега.

С силой, оттолкнувшись от днища, я поплыл к видневщемуся обрывистому берегу.

Не знаю что, но жажда жизни оказалась сильней смерти и я даже не знаю как добрался до земли. Никогда не думал, что мой организм и тело способны на такое и тогда же я поклялся себе, что во что бы ни стало выживу и отомщу за все этим бандитам. По сути они меня приговорили к смерти, только не своими руками, сволочи. И когда я буду готов, то обязательно встречусь с ними.

А сейчас, немного отдохнув, я брел по песчаному берегу реки, держа в одной руке, свисающую цепь. Мне надо найти пологий спуск или овраг, чтобы выбраться наверх.

Спуск, вернее подъем с берега наверх нашел и кое-как выбрался в тайгу.

Босиком, абсолютно без ничего, в насквозь промокшей одежде, я представлял жалкое зрелище и тем не менее я радовался, что вопреки всему остался жив.

Вот только единственный вопрос у меня возник, как в таких условиях выжить.

Нашел место и залез под корень огромной ели, предварительно на землю накидав лапника и сверху им же укрылся.

Утро встретило меня промозглой сыростью и туманом. Одежда за ночь так и не высохла и сейчас холодила тело и без того сильно продрогшее. Я пытался сделать комплекс упражнений, чтобы согреться. Есть хотелось со страшной силой. Но ничего не было и не предвиделось, надо двигаться вперед, остановка это смерть, это я очень отчетливо понимал.

И босиком, держа в руке цепь, двинулся вперед по тайге.

Сколько так двигался не помню, мне кажется бесконечно долго. Ноги, мои бедные изнеженные ноги. Я их все исколол, об сучки, камешки или сосновые иголки, не важно, но они все у меня кровоточили и саднили. Еще я подумал, о боже есть ли еще какие-то у тебя испытания для меня или я умру безвестно в этой проклятой тайге?

От жажды и голода у меня кружилась голова, и я уже чувствовал, что у меня начинает подниматься температура. А что можно было ожидать от этого хрупкого, тщедушного девичьего тельца? Конечно, проведя ночь в осеннем лесу, да еще мокрым, не сложно было застудиться.

Еще по дороге я подбирал шишки и пытался их разгрызть, надеясь добраться до вкусных орешков, но они сплошь были пустые, только смола вязла на зубах.

Откуда мне было знать, городскому жителю, чем отличаются сосновые шишки от кедровых, вот и грыз их и все удивлялся, почему нет орехов внутри. До этого видел их только в супермаркетах, запакованные в пакетиках.

Уже вечерело, когда наткнулся на протекающий ручей и с жадностью припал к воде не в силах от нее оторваться. Напившись побрел вверх по ручью и вышел на небольшую полянку со стоящей там маленькой деревянной избушкой.

Я обошел ее кругом, дверь была без замков, только подперта тяжелым бревном.

Мне пришлось приложить все свои силы, чтобы открыть дверь в охотничий домик.

Что это был зимний домик охотников я догадался, так как в нем стояла железная печка-буржуйка и запас сухих дров, наваленных до потолка. Из книг и фильмов, я знал, что у охотников в таких лесных домиках должен быть какой-то запас продуктов и спички. Поэтому немедля стал шариться в домике. Если сейчас же не затоплю печь, то думаю быстрее умру от холода, чем от голода, меня всего трясло и зуб на зуб не попадал.

Хорошо, что я научился затапливать печь, правда, прежде чем научиться, я извел целый коробок спичек. Димон, увидев, что я пытаюсь спичками поджечь огромные чурбаки дров, сначала изумился такому способу растопки, но поняв все он так на меня разозлился, что от его удара я на несколько метров отлетел от печки. В тот день он сильно избил меня, но видя что от этого мои умения не улучшатся, принялся меня обучать элементарной растопки печи, с предварительным расщеплением дров на лучины с подкладыванием бумаги, а если таковой нет, то сухим мхом.

Правду говорят, что добрым словом и хорошими тумаками можно и медведя научить кататься на коньках.

Поэтому быстро расщепив дрова на лучины, поджег буржуйку и стал разбираться, что я нашел на полках. Нашел несколько банок тушенки и рыбные консервы, крупы, соль и сахар, даже открывашку для консервов. Крутил банку тушенки и так, и этак но открыть ее не смог. Тогда не долго думая, нашел топор и им разрубил банку напополам. Ложку нашел здесь же на полке.

Когда таким образом съел две банки тушенки и две консервов, тогда почувствовал хоть какую-то сытость и уже не спеша сходил к ручью и набрав воды в найденный чайник поставил ее на разогретую буржуйку, чтобы попить горячего чая.

После еды и тепла, идущее от печки я впервые расслабился и меня начало клонить в сон.

Проснулся от озноба и холода, проникшего в избушку. Меня всего не по-детски трясло. Сил хватило только сходить к ручью и набрать ведро воды и поставить его у изголовья полатей. Затем затопил печку и подняв, лежащую на полу шкуру, то ли лося, то ли оленя, накрылся с головой и вновь уснул в забытьи, чувствуя внутренний жар во всем теле.

Наверное я бы там и умер в тайге от болезни и голода, если бы не начался охотничий сезон и избушку не посетил ее настоящий хозяин. Охотник-промысловик и по совместительству нештатный егерь Богатырев Ерофей Трофимович. Трофимыч, как его все звали, а за глаза леший. Почему, потому что в войну он воевал в разведке и там же эту кличку и заработал, так как двигался всегда бесшумно и появлялся внезапно как леший.

Так вот, он осторожно зашел в избушку, приготовив ружье, заряженное патронами с пулями, чтобы посмотреть, кто это хозяйничает в его домике, наверняка косолапый.

Каково же было его изумление, когда на деревянной кровати он нашел в беспамятстве девушку, да еще с цепями на ногах!

— Как же так, как же так — все приговаривал егерь, пытаясь привести лежащую девушку в чувство, но она ни на что не реагировала. Она умирала. Он приложил палец к ее шее и нащупал слабый пульс, жилка еле-еле дрожала, показывая что женщина еще не покинула этот свет.

Тогда охотник кинулся быстро растапливать печь и сбегав к ручью набрал полное ведро воды и поставил его на печь греться. Затем лихорадочно начал копаться в своем рюкзаке, доставая из него аптечку и шприцы. Пока буржуйка согревает избушку, он побежал к лодке и стал выгружать вещи, привезенные с собой и таскать в дом.

Когда вода нагрелась, он быстро раздел девушку и вымыл ее всю и сделав два укола, накрыл ее принесенным из лодки теплым одеялом, полез на лабаз, там на лето он складывал весь свой инструмент.

Было там и зубило, и небольшая кувалда, с маленькой наковальней. Весь этот инструмент ему необходим, для мелкой починки капканов. Все охотники смеялись, и говорили

— Трофимыч нахрена ты чинишь капканы? Выкинь их и выпиши себе новые.

Но старый охотник не привык разбрасываться добром и всегда их чинил сам.

У него в лесном домике всегда лежала маленькая походная кузня, вот теперь как никогда пригодилась. Он поставив ногу бедной девушки на наковальник, сбивая зубилом с нее цепи и приговаривая:

— Ох! Девонька и какой же варвар тебя так приковал? Такие здоровенные цепи на такую хрупкую ногу.

Приходил в себя очень долго. Только неделю был в беспамятстве, между жизнью и смертью. Как потом я узнал, Ерофей Трофимыч всю неделю не отходил от меня, утром и вечером делал пенициллиновые уколы и поил теплой водой. Целую неделю он вырывал меня у смерти. К концу недели я очнулся, ну как очнулся, только мог открывать глаза, а все остальное не двигалось, не было даже сил поднять руку.

До конца сентября, так и лежал как бревно без движения. Приходить в себя начал где-то недельки через три. К тому времени я уже мог самостоятельно вставать и ходить в туалет, а то было стыдно, что на старое ведро, меня всегда сажает егерь.

— Ты что! Меня стесняешься? — видя мое смущение, спрашивал Трофимыч — так ты меня не стесняйся, у меня внучка твоего возраста — потом грустно добавил была — Утопла она, купались с девчатами на реке и попала в браконьерские сети, там течение сильное, и затянуло ее в водоворот. А через год ее родители, мой сын с невесткой в автомобильной аварии погибли. Так, что один я на всем белом свете остался.

Я с сочувствием смотрел на охотника и мычал, что-то жалостливое. Когда Трофимыч узнал, что я была в рабстве и к тому же немая, то его жалости не было предела. Свою историю, немного подредактированную мной, я изложил ему на бумаге.

Когда он начал спрашивать, как моя фамилия и где находится заимка бандитов, то я прикинулся и написал ему не помню.

А, что удар был и мне лучше прикинуться, что у меня частичная амнезия. В рассказы про шаманку и мое превращение в девушку никто не поверит, в лучшем случае отправят в психушку. Так что лучше про это надо молчать.

Пока не выпал первый снег, Трофимыч ходил на охоту, кабана надо добыть на еду или лося, говорил он. К вечеру он приходил и приносил, то зайца, то глухаря, затем чистил или потрошил добычу и вечером мы ели обалденное жаркое из зайчатины или вкусный мясной глухариный бульон.

Однажды Трофимыч собрался в поселок, где он жил и сказал

— От моей внучки много вещей осталось, поеду за ними съезжу, а то негоже тебе на зиму оставаться совсем голой, к тому же к участковому надо зайти.

Это ж надо в наше время взять девушку в рабство, совсем сволочи совесть потеряли.

Я умоляюще сложил руки перед охотником и взяв карандаш и бумагу, быстро, быстро написал, что не надо ничего, никому рассказывать.

Егерь только крякнул и недовольно покачал головой, но согласился со мной.

Когда придет время я сам должен с ними рассчитаться, для этого мне надо набраться сил и умений. Богатырев еще не знал, что ему предстоит обучить меня всему, что он знает сам. Я отсюда никуда не уйду пока не научусь ухваткам охотника, в этом твердом намерении, обучиться я буду просить охотника и бывшего разведчика, если надо встану перед ним на колени, мне это надо.

Глава 6. Ученица

Егерь, Ерофей Трофимыч, приплыл обратно на моторке через три дня и привез для меня целый ворох зимней одежды и нижнего белья, даже в отдельной упаковке гигиенические пакеты, ну это он наверное специально за ними заходил в аптеку.

Я посмотрел и усмехнулся про себя, такие пакеты наши девчонки уже давно не берут у них для этого есть тампоны, они ими пользуются когда у них критические дни бывают. И я тут сам себе задал вопрос, а почему у меня они никогда не шли, я же вроде тоже как бы девушка.

И тут меня бросило в настоящий жар, а не беременное ли это тело и почему до сих пор нету месячных? Они же меня без всякой контрацепции?

Я лихорадочно стал шариться в привезенной Трофимычем женской аптечке, нет ли там?

Есть, нашел. Так теперь к эти полоскам еще и инструкцию надо, слава богу тоже нашел. Все сделал как написано в инструкции. Тест на беременность ничего не показал и пока тошноты нет, что еще там у женщин должно быть? Какие признаки?

Но дни проходили за днями, а у меня все было в порядке, т. е. не в порядке, не было критических дней, вообще.

Я было обрадовался, видать шаманка не до конца сделала меня девушкой и есть надежда, что колдунья все может вернуть обратно. Вот только мне надо найти ее как-то и попросить прощения. Нет не попросить, а в ножки кинуться и покаяться.

Простит ли?

А Трофимыч предусмотрительный человек, привез даже внучкины лыжи и несколько блокнотов и много карандашей.

Вот я и улучив момент, написал ему на листочке блокнота свою просьбу, научить меня таежной жизни. Он сначала удивился, а потом согласно закивал головой.

— Вот, что девонька! — внушительно сказал он — надо сначала на твои косточки немного мясца с жирком нарастить, а уж потом будем тренироваться, а то ты ж настоящий выходец из *Бухенвальда*, слышала? В войну у немцев такой концлагерь был?

Я удивленно на него посмотрел и отрицательно покачал головой.

— ИЭх деревня! — в сердцах тот чертыхнулся — ладно потом расскажу. А пока временно будешь помогать мне по домашнему хозяйству.

Я согласно кивнул головой. Иногда это бывает очень удобно быть немой, иногда бесит до белого каления, когда не можешь полно выразить свои эмоции словами.

Как и сказал егерь, я теперь отъедался и накапливал жирок. Но мне было скучно и я всегда что-то делал, чтобы хоть как-то отрабатывать хлеб, что тут ем у охотника. Вот уже и рассуждать стал как нормальный человек, а ведь раньше посчитал бы, что так и должно было быть, чтобы на меня кто-то работал, да еще и ухаживал.

Мои ценности постепенно менялись и под вечерние разговоры с Трофимычем, мои желания и взгляды на жизнь кардинально меняли свои полюса.

Вот и выпал первый снег, и по реке пошла шуга, середина ноября, Трофимыч говорит, что все по реке ходить нельзя, потом только по льду, когда река встанет и то не сразу.

Пока он начал меня приучать к бегу, благо снега выпало пока немного. Дыхалка у меня ни к черту, задыхаюсь на первом же километре.

Трофимыч сочувствует и успокаивает, что не боги горшки обжигают, постепенно придешь в норму и все наладиться, он то видит, что я не сачкую а стараюсь.

Но потихоньку, полегоньку у меня стало что-то получаться и по снегу я к концу ноября стал вполне проходить за день не меньше- пяти семи километров.

Трофимыч мне опредилил маршрут и я набил по нему уже коллею, не заблужусь, а егерь пошел по своему участку устанавливать соболиные капканы и кулемки, снаряжая их добытым недавно лосем. Вообще лосятина очень вкусна, особенно когда ее приготовит Ерофей Трофимыч с картошечкой и специями, я так не могу, у меня не получается.

К середине декабря я делал уже за раз по несколько кругов, а это примерно где-то восемнадцать-двадцать км по снежному насту.

По рассказам Трофимыча, чтобы обойти четверть участка, надо пробежать за день примерно тридцать- сорок километров

— А ежели ты за день отмашешь пятьдесят верст — дополнил он — почитай ты можешь считать себя почти таежником, а если еще научишься всем таежным премудростям, то никогда в тайге не пропадешь. Поняла?

Я молча кивнул и тут же написал охотнику *Научишь?*

Тот тоже молча вздохнул и сказал

— А куды ж я денусь!

И пошла моя учеба. Я день за днем старательно постигал эту премудрую науку, под названием таежная жизнь. Видя мое искреннее желание и старательность, он стал брать меня с собой в тайгу, на постановку и проверку капканов. За день мы с ним отмахивали до тридцати- сорока километров, иногда нас заставала ночь посреди тайги, тогда егерь учил меня строить временное укрытие и как устраивать на ночь нодью, чтобы костер не погас, а всю ночь тлел и давал тепло, дабы не замерзнуть.

И вот настало время, это уже было под самый новый год. Я поймал Трофимыча под хорошее настроение и написал на бумаге.

Когда он посмотрел на мою писанину, то сначала просто изумился, а затем к нему пришло понимание и он только покачал головой.

Вот как может человек своими одними бровями, без слов сказать столько много, что и говорить ничего не надо.

— Я понимаю тебя Оля — это я ему так назвался, тоже Олей как и тем браконьерам — ты хочешь научиться и отомстить своим насильникам? Так? Ты девушка, а кошмары тебя потом не будут мучить?

Я сжав губы, упрямо смотрел перед собой и ничего не отвечал. Потом достал блокнот и написал всю мою историю, кроме той, когда шаманка превратила меня из парня в девушку. Он сочувственно смотрел и кивал мне, затем что-то решив для себя потащил меня на улицу и взяв с собой нож начал показывать хваты и перехваты им.

С этого времени пошла моя учеба. Трофимыч учил меня всему, что знал сам, как подкрадываться к противнику, как бесшумно снимать часового.

— Ты хрупкая девушка — ворчал он — с ножом тебе тяжело управиться со здоровым мужиком, поэтому тебе лучше научиться метать его на небольшие расстояния.

Он из чурбака сделал человеческую мишень и заставлял меня метать в него ножи.

Научил как отличать ножи и что такое балансировка, и как она влияет на полет ножа. Так что к концу января я более, менее освоил науку метания ножей.

С бегом по снегу на лыжах я освоился и за день мог запросто пробежать хоть все пятьдесят километров.

Даже иногда Трофимыч отпускал меня одного проверять капканы, когда ему было некогда. Он отогревал и снимал замерзшие соболиные шкурки и обрабатывал их, готовя к сдаче заготовителям.

Трофимыч ставил капканы до конца февраля, а затем я ему помогал их снимать, таща санки по снегу, куда мы сгружали снятые капканы и попавшихся соболей.

Март месяц егерь не охотился, а только готовил и упаковывал туши убитых лосей и кабанов к транспортировке, только иногда выходил за глухарем или зайца подстрелить, чтобы поесть свежее мясо. А потом и вовсе переложил эту обязанность на меня.

Я теперь не напоминал того, чем обзывал меня охотник, скелет из Бухенвальда, а был, вернее была уже поджарым и мускулистым охотником. Если бы не мои длинные волосы и кое-что между ног, то я был бы вылитым парнем.

С каждым днем теплело и веселая капель днем напоминала нам, что близится весна.

Когда однажды я проснулся от страшного грохота. Это пошел по реке ледостав.

— Скоро в путь — сказал Трофимыч — приедем домой, я тебе всем представлю своей внучкой.

Трофимыч еще не знал, но мой путь лежал в город. Одичал я в тайге, меня тянуло к людям, да и заработать мне надо было.

У меня была цель. Заработать денег и отправиться на поиски шаманки. Мне кажется только она мне может вернуть мой прежний облик. Вот только один вопрос меня беспокоил. А захочет ли она вернуть меня прежнего, ведь я ее по своей дурости очень сильно оскорбил. Но у меня это оставалось последней надеждой.

Если она не вернет мне прежний облик, я решил, мне незачем больше жить на этом свете.

Когда кончился ледостав и за ним мелкая шуга, воды реки очистились и Трофимыч сплавал за спрятанной, в ближайшем затоне грузовой лодкой. Мы начали понемногу загружать лодки, добытым за зиму лесным зверем, соболя погрузим в последнюю очередь, в день отъезда. А так готовили избушку к следующему сезону. Вычищали и выметали за зиму накопленный сор. У егеря рядом с избушкой всегда была выкопана яма, где по весне он сжигал все ненужное и мусор.

Оставшиеся крупы, соль, спички и сахар аккуратно оставляли на полках. В отдельном ящике, не съеденные за зиму консервы и тушенку.

— Надо оставлять все на видном месте — говорил охотник — а то мало ли, кто заблукает и набредет на нашу избушку, как ты например осенью, это же спасло тебя от смерти? Так и другой путник спасется. А мы как приедем в поселок огород надо вскопать, да грядки приготовить для рассады, овощи они со своего то вкусней всего кажутся.

Не стал я расстраивать старика, что не останусь с ним жить в поселке, но и язык сразу не повернулся такое ему сказать. Потом скажу попозже.

Когда приплыли в поселок, то до конца мая я даже никуда и не дергался. Честно помогал Трофимычу с его огородом. Вкалывал с утра до ночи. Ну а как я мог расплатиться с человеком, который спас меня от смерти.

В селе был поселковый магазин, когда я впервые туда пришел за хлебом, то на меня все смотрели как на инопланетянина. Женщины с сочувствием, а мужики с жалостью, некоторые даже с легкой брезгливостью. Все эти взгляды я чувствовал всем своим спинным мозгом. Откуда у меня появилось это чувство, даже не знаю.

Поэтому недолго думая попросил Трофимыча, есть ли у них местная швея? Он не спрашивая зачем вечером сходил вместе со мной к ней. Она удивилась, когда я попросил ее сшить для меня кожаную маску, но посмотрев на мое лицо молча сняла мерки и на завтра я уже щеголял в маске, закрывавшей все мое лицо, оставляя открытами только рот и глаза.

Постепенно в поселке привыкли к моей маске и что я постоянно хожу с блокнотом и карандашом в руке.

Если что-то надо было мне купить, я все писал в блокноте. Женщины у нас очень сердобольные, особенно бабки, но мне не нравилось их сочувствие, какое-то оно было фальшивое и я как мог избегал слишком людных улиц.

К началу лета, я уже чувствовал, пора мне собираться в город. И как-то улучив момент, написал Трофимычу в блокнот. Тот надев очки, долго читал мои каракули, а потом вздохнув сказал

— Конечно денег от меня ты не возьмешь? — сказал он полуутвердительно, полувопросительно — и у меня не останешься?

Я взял блокнот и стал быстро, быстро писать. В нем я написал, что летом поработаю в городе, а осенью приеду в поселок и мы вместе поедем на зимовку в тайгу. И так честно и жалостливо на него посмотрел, что он засмеялся.

— Ладно так и быть — проворчал он и ушел в другую комнату. Потом вернулся обратно и принес с собой какой-то документ и протянул его мне.

— Это паспорт моей внучки — вздохнув сказал тот — как-то не удосужился сдать его в полицию, теперь вот тебе пригодиться. А ежели кто будет спрашивать, кивай на меня и пусть звонют сюды, я подтвержу, что ты моя внучка. А что не похожа на себя на фото, скажешь в тайге рысь напала и лицо все расцарапала, поняла?

Я прижал паспорт к себе и что-то у меня в груди сильно защемило и невольно полились слезы. Совершенно чужой человек спасает меня от смерти и отдает просто так паспорт своей погибшей внучки. Я взял листок и написал большими буквами *Спасибо деда*. Тот смущенно кашлянув, протягивает мне деньги.

— Тут немного и на первое время хватит — и отмахиваясь, и ничего не слушая больше, сует мне в руки рубли — там от внучки осталась кое-какая одежа, ты уж не обижай старика подбери себе что-нибудь.

Разве можно отказать человеку, если все он делает, от всей души. Подобрал конечно одежду и пришлось обращаться к местной швее, чтобы немного ушила. Теперь придется учиться носить платья и юбки.

Ерофей Трофимыч, довез меня почти до самого города. Я попрощался с ним и написал, что осенью обязательно буду. Сел на местный рейсовый автобус и приехал в Красноярск. А, что город большой и оживленный. Вот здесь я и встретился с нашей действительностью. Да и кто в здравом уме и свежей памяти возьмет меня на работу?

По паспорту мне только, только исполнилось восемнадцать лет. Нет никакого документа об образовании, правда дед Ерофей отдал мне Женин аттестат. Да Трофимыча внучку как и меня звали Женей, т. е. ее полное имя было Богатырева Евгения Владимировна.

Никуда на работу устроиться не мог, даже официанткой и посудомойкой. Работотадель, по телефону, услышав голос хозяйки у которой я снимал угол и по моей просьбе звонившей по объявлению о приеме, соглашались взять меня на работу, но увидев меня воочию с легкой брезгливостью отказывали. Как говориться не проходил фейс-контроль. И до того ж было обидно. Шаманка свое дело знала туго.

С такой рожей меня даже не то, что не брали на работу, а близко на порог не подпускали. Ну и что, что я знаю пять языков и у меня оксфордский акцент, был, да и знания по экономике никуда не делись, только никому я с таким лицом не подходил.

Деньги за снятую квартиру заканчивались и пришлось уходить жить в подвалы, благо на улице было уже тепло.

Оказывается и за подвалы тут была борьба не на жизнь, а на смерть. Хорошо в тайге у Трофимыча поднатаскался и отвоевал себе место в сухом подвале.

Когда уж совсем стало отчаянное положение и я стал заглядываться на мусорные баки, на предмет разжиться едой, голод то не тетка, мне подвернулась работа с углом. В местном Жеке, где я в подвале квартировал, освободилось вакантное место дворника.

Как-то вечером идя с магазина, я столкнулся с местной компанией бомжей, у меня с ними была целая битва за подвал. Они остановили местную девушку и издевались над ней, отобрав сумку. Самый старший из них спокойно шарился в сумке, выуживая из нее кошелек, вот в это время я и налетел на них с тумаками.

Когда они меня узнали, то все дружненько рванули, оставив на поле битвы и сумку и кошелек девушки. Пока провожал ее до дома, она все время благодарила, а когда узнала, что я девушка, то была просто в шоке. Так и познакомились. Звали ее Валентина Кошелева и работала она бухгалтером в местном Жеке и заодно училась на вечернем в экономическом. Вот после занятий ее и встретили бомжары, надеясь поживиться чем-либо.

Она меня и устроила дворником со служебной квартирой. Даже одолжила мне немного денег до получки. Впервые за месяц я принял горячую ванну, а то весь провонялся подвалом, хотя у меня и не было шампуня, я прекрасно помылся одним мылом.

А про себя подумал, вот и стал ты Женя, очень непритязательным и научился обходиться малым. А какие раньше у тебя были апломб и амбиции? На дранной козе не подъедешь, а сейчас и сам недалеко ушел от бомжей.

Неожиданно для себя, мы подружились с Валентиной и я стал частым гостем у нее.

Она тоже жила в служебной квартире и была родом из сельской местности.

Сюда ее устроила тетка, работающая в муниципалитете города и служебную квартиру ей она же выбила. Сама поступила в экономический институт на вечернее отделение и сейчас учиться уже на третьем курсе. Сейчас как раз у нее намечается летняя сессия, жаркая студенческая пора.

Неожиданно я предложил ей помочь с курсовыми. Она изумилась, но не стала возражать. А для меня, окончившего Оксфорд, хоть и не с отличием, но довольно умеренно курсовые Валентины, оказались как для первоклашки.

Каково же ее было изумление, когда она за него получила отлично. Я не стал ничего объяснять, а просто сказал, вернее написал в блокноте, что у меня просто память хорошая, а моя родная тетка преподавала экономику и я все запомнил. Объяснение конечно детское, ни в какие ворота, но что есть, то есть.

Теперь все ее курсовые делал я, а она только все своей рукой подправляла. Совала мне деньги, но я категорически отказался и написал, что брать деньги у подруги это последнее дело. Зато она меня обкормила своими домашними вкусняшками.

Ее сокурсники удивлялись, вдруг прорезавшемуся таланту Валентины и все спрашивали, где она нашла такого хорошего консультанта. И как-то предложила мне за деньги сделать одногрупнику курсовой по экономике. А мне что, деньги не лишние. И понеслась. Сначала одному, затем другому, потом третьему и пошло, и поехало.

Сначала с раннего утра выходил убирать двор, потом приходил к Валентине и целый день писал курсовые, работал и ночью. Потом просто не стало хватать времени, нанимал бомжей и контролировал их работу, чтобы чисто убирали, а сам корпел и зарабатывал на студентах. За время сессии скопил довольно таки приличную сумму.

И уже ближе к осени, стал собираться в тайгу к деду Ерофею. Валентина очень огорчилась, узнав куда я ухожу и сказала, чтобы на следующий летний сезон приезжала работать сюда. Сказала, она здесь не последний человек и для меня место всегда найдет. Сердечно поблагодарив ее, я отправился к деду в село Вольное.

Добрался благополучно и мы уже вместе с дедом Ерофеем собирали урожай с огорода и готовились к зимнему промыслу.

Дед Ерофей, был несказанно рад, что я вернулся обратно и зимнюю охоту мы проведем вместе.

В поселке уже не шарахались от меня и моей маски. Почти стал для всех своим, все знали, что я внучка Богатырева Ерофея Трофимовича.

Глава 7. Тундра

Все- таки хорошо в Вольном, чем в душном городе. Кислорода больше или простора, не знаю, но во всяком случае дышится легче, всей грудью. Я прибыл к Трофимычу, нагруженный как ишак, все свои заработанные деньги в городе потратил.

Ерофею Трофимовичу, даже подарок привез, золингеновский охотничий нож, дорогой зараза. Егерь аж прослезился, вечно ворчал, что не делают нынче хороших ножей.

Этим подарком ему угодил, самому было приятно.

Перед тем, как приехать к деду в Вольное, вот уже и про себя называю Трофимыча своим дедом, мы с Валентиной совершили шоп-тур по магазинам, в основном в рыболовно-охотничий.

Валентина в мой последний день в городе, пришла с института вся заполошенная, я частенько в последнее время ночую у своей подруги, своя служебная какая-то холодная и неприветливая. Так вот, Валя прискакала с занятий и давай протягивать мне деньги.

Я на нее посмотрел, удивленно подняв брови и отрицательно покачал головой.

Она, что не помнит нашего разговора, мне не нужны ее деньги, говорил весь мой вид. Валентина, наконец поняв меня правильно, сказала

— Женя! Ты не поняла! — захлебываясь, скороговоркой выпалила она — это не мои деньги, ребята, которым ты помогала делать курсовые работы, узнали что ты уезжаешь обратно к своему деду и в благодарность все скинулись и собрали тебе эти деньги, а подарок мы с тобой завтра сходим в гипермаркет и тебе купим.

Я там тебе такие сапожки присмотрела и на туфли хватит!

Я на нее посмотрел, какие сапожки в тайге? И куда я их там одену?

Ну раз такое дело, если это от души подарено, почему бы и не взять!

И я потащил Валентину в спортивный магазин. Там за эти деньги и купили деду немецкий золинген, как раз хватило. В блокноте написал *Подарок деду* и показал Валюхе. Она только головой покачала, всем своим видом выражая *хозяин-барин*.

Там же присмотрел себе крепкий рюкзачок, не тот ярко-раскрашенный туристический китайский ширпотреб, который после первого же похода можно выкидывать а действительно наш российский, скорее всего пошитый на зоне, крепкий баул, не боящийся ни тайги, ни буреломов. Камуфляж себе приличный взял по размеру, и летний, и зимний. Взял все рыболовно-туристические принадлежности газовую плитку, газовые баллончики и одноразовую посуду. Удочку, леску, крючки и катушку это в обязательном порядке. А вот, где продавали метательные ножи я буквально завис.

На меня еще продавец, молодой парень, удивленно косился. Редко, на его практике, девушки зависали в отделе холодного оружия. А я просил его показать то один нож, то другой, тщательно, как учил меня Трофимыч, изучал балансировку ножей.

— К подбору своего оружия, особенно холодного — поучал леший — всегда надо подходить максимально серьезно и очень тщательно. Иногда от правильного выбора оружия зависит во многом твоя жизнь. Война ошибок не прощает — и он прищурившись внимательно на меня посмотрел, как из снайперки выстрелил — а ты вещает мне моя чуйка, собралась немного повоевать. И запомни, девочка, война это всегда предательство, кровь и грязь. Всегда полагайся только на себя.

Вот и стою сейчас в спортивном магазине, а в ушах слышу слова моего наставника и очень скурпулезно выбираю себе метательные снаряды. Продавец видно уже устал от меня, но никак не проявлял недовольство. Клиент всегда прав, было написано у меня на лице и когда я наконец отложил себе пять метательных ножей, тот с облегчением вздохнул. А я спросил у него, написав на блокноте, есть ли у него какая-либо мишень, чтобы проверить покупку.

Тот вытаращив глаза, прочитал написанное и со злорадством в голосе показал на деревянную колоду, стоящую в углу магазина, для рубки непонятно чего.

Расстояние было приличное, никак не меньше двадцати метров. Ну, была ни была, в конце концов в тайге кидал и на большее расстояние, и попадал в дерево.

Приятно было смотреть на продавца с отвисшей челюстью и округлившиеся глазки моей подруги, когда все пять ножей воткнулись в деревянную колоду. А у меня наступило удовлетворение, что уроки лешего не пропали зря. Если бы меня сейчас видел дед Ерофей, то он был бы очень доволен. А самым главным аншлагом в этом походе, была моя покупка разборного спортивного лука с карбоновыми стрелами.

Денег не хватало, пришлось занять у Валентины. Сказал приеду с тайги, все отдам.

До этого Валентина все пытала меня насчет моей прошлой жизни. И такая горечь у меня поднялась из глубины души! Иэх, если бы она знала меня прежнего, то мне было самому стыдно как я жил, как последний скот и потребитель. Вот такой я самобичиватель. Когда на твою бедную голову непрерывно сыпятся горе и испытания, то это как сродни холодному душу, вымывающей из твоей души грязь и лишнюю шелуху. Ну что я мог написать Валентине о моей жизни, пришлось изрядно пропотеть и написать с три короба, вот в такие моменты я *благодарен* шаманке, что я немой или немая?

Единственное только написал, что я была в экспедиции и нарвалась на шаманку, там ее обругала последними словами и за это она меня превратила в страшилу, теперь вот поеду в тундру искать эту сумасшедшую старуху и просить, чтобы все вернула обратно.

Я по недоверчивому лицу подруги видел, не поверила ни единому моему слову. А вы бы поверили? Хорошо еще не написал, что я парень, точно подумала бы, по мне психушка давно плачет!

Очнувшись от воспоминаний я побежал на голос деда Ерофея, тот просил помочь с погрузкой. В тайгу мы собирались на всю зиму и запасов с собой Трофимыч брал уже с расчетом на двоих. Поэтому и грузились под завязку на две лодки.

Хорошо у Трофимыча все свое в основном с огорода, картошка, капуста, лук, морковь и чеснок. Только в местном магазине затаривались крупами, солью и сахаром, мукой. В леспромхозе, эта местная артель охотников-заготовителей теперь так именовалась, все по старинке звали, так привычней, выдали в счет будущей пушнины капканов и разных консервов, тушенки, сгущенки и разных рыбных консервов и каш. По дешевке у военных скупали.

Трофимыч набрал на двоих, а что я теперь числюсь в артели охотником-промысловиком и на мою долю дед берет, что положено, все равно взносы по осени вносил за двоих. Все знают, я его внучка.

До зимовки допилили только за двое суток, лодки были слишком перегружены.

Оказывается дед Ерофей озаботился о моем комфорте. Загрузил на лодку бензогенератор японский с запасом топлива к нему и переносной компактный телевизор, чтобы не скучала, даже пуховое одеяло с подушкой на гагачьем меху, не забыл и прочие бытовые мелочи на его взгляд необходимые девушкам.

Когда дед вытащил из рюкзака занавески и смущенно повесил их на окошко избушки, то я тут реально завис и моя челюсть упала, наверное ниже плинтуса. Но я не стал его ругать за лишний груз, ведь для меня старался.

Когда все выгрузили из лодок и разложили по полкам, Трофимыч оттащил грузовую лодку и спрятал ее в затоне. Потом мы с ним разделились. Я взял спиннинг с блеснами и пошел на рыбалку, а дед ушел в тайгу за свежим мясом, как он сказал.

Настроив снасть, я стал кидать блесну и рыба жадно хватала приманку, середина сентября, хищник на зиму в это время нагуливает жир.

Рыба, не переставая клевала, но надо было заканчивать. Скоро вернется усталый охотник и нужно сварить быстренько простенькую уху. Почистил ее и закинув в кастрюлю вариться, занялся засолкой лишней рыбы, которой меня научил дед Ерофей.

Вечером, уже затемно, пришел голодный и усталый охотник. Ничего он не поймал, но сказал, что в этом году зверь нынче будет жирный, кедрового ореха много уродилось.

Иногда мне кажется, это были одни из самых счастливых моментов моей недолгой жизни. Когда вот так размеренно и неторопливо идет течение твоей жизни. А вечерами, мы сидя с Трофимычем у костра рядом с избушкой пили чай из закопченного чайника, настоянного на чаге, березовом грибе.

Всю зиму мы добывали соболя, харзу и белку и я ловко научился стрелять из купленного спортивного лука, даже добывал им зайца и глухаря.

— Баловство это — качал головой старый охотник — вот то ли дело ружье.

И мы с ним начинали извечный спор и мой самый главный аргумент был, а вот кончатся, дед, у тебя патроны, что тогда будешь делать?

— О, завела шарманку! — начинал ворчать дед. Но ворчал как-то незлобливо, лишь для порядка. А я все не мог ему сказать, что по окончании зимнего сезона мне опять надо в тайгу, т. е. не в тайгу, а в тундру, шаманку искать. Я же ведь так и не решился ему рассказать о себе, и о старой колдунье, боясь быть не понятым.

Но все равно, рано или поздно надо было это сделать. Я чувствовал себя не в своей тарелке, как будто обманываю очень близкого человека, а таковым для себя я и считал деда Ерофея. Поэтому как только мы в конце апреля приплыли с заимки, я как-то вечером улучил момент и как на духу все написал ему на своем блокноте.

Он сначала не поверил, но я встал перед ним на колени и трижды перекрестился.

Он молча стал собирать меня в дорогу. Натаскал в лодку разных припасов и запасные канистры с бензином.

— К зиме-то хоть поспеешь? Я буду ждать тебя, дочка! — и сгорбившись пошел с пристани в деревню, ни разу не обернувшись.

Я вздохнул и молча заведя вихрь, направил лодку на середину реки. Мой путь лежал вниз к устью Енисея, на берег безымянного озера, где каждое лето ставит свой чум шаманка.

Над тайгой поднималось белесое марево из тумана, проглатывая силуэты низкорослой березы и кустарников. Трое суток я добирался до устья Енисея и спрятав лодку пешком пошел по тундре, сверяясь с компасом и ища место, где мы встретились с шаманкой.

Теперь я был уже не тот мажор, что впервые увидел тайгу и тундру. И меня не пугала суровая природа севера. Я многому за это время научился и теперь не пропаду в тундре от голода или жажды.

Нашел я то прозрачное озеро, где на лето останавливалась шаманка, но сейчас там никого не было. От нечего делать я пошел по следам моей бывшей экспедиции и дошел почти до самого их бывшего лагеря. Не понимал как я мог блуждать и не найти тогда следов нашего каравана.

Я уже наверное в десятый раз прихожу к этому озеру, а шаманки все нет и нет.

Уже совсем отчаялся, в очередной, раз выглядывая старуху, прикладывая руку ко лбу и внезапно за моей спиной раздался скрипучий противный голос

— Ну, что пришел все-таки? — я страшно вздрогнул от внезапности и от испуга чуть не закричал, а обернувшись, только что-то промычал.

Столько у меня было заготовлено и слов и бумаги с карандашом, а увидел ее, про все забыл и только успел рухнуть перед ней на колени и молитвенно сложить руки, слезы сами собой полились у меня из глаз.

Сейчас я молил бога и ее, чтобы она меня простила и сделала меня обратно мужчиной, боясь только одного, чтобы не прогнала. Поэтому за пеленой своих внутренних причитаний не услышал ее недовольного ворчания

— Ну и чего тут расселся? Давай иди ставить чум будем….

Глава 8. Травница

Шаманка, покачала головой и показала рукой на кучу, где пришедший караван оленеводов, сгружал ее пожитки на берегу озера.

Вначале я даже не понял, что мне говорит старуха, а поняв ее я быстро, быстро подхватив свой рюкзак помчался к оленям и стал помогать выгружать вещи. А когда, приехавшие ненцы, стали ставить чум, я только бестолково метался не столько помогая, сколько больше мешая мужчинам, путаясь у них в ногах, боясь только одного, чтобы старая колдунья не передумала.

Но самое примечательное, они ни словом, ни полсловом не стали возмущаться на мои бестолковые действия, изредка только бросая на меня косые взгляды.

Но вот чум поставлен, все вещи разложены по своим местам, а шаманка неизменно села на привезенный чурбак и как обычно, достав кисет и трубку закурила, дымя и поглядывая на меня изредка.

Я подошел опять к шаманке и опустился перед ней на колени, молитвенно сложив перед собой руки, ожидая страшного приговора.

— Вижу! Ты уже побывал рабыней! — пристально смотря мне в глаза, проскрипела шаманка — ну как, тебе понравилось?

Я усиленно, отрицательно закачал головой.

— Ну раз тебе это не понравилось — тут же нелогично проворчала она — если хочешь остаться у меня, то придется тебе побывать здесь рабыней. Ну, как согласен?

Я глубоко вздохнув, утвердительно кивнул головой. У меня просто не было другого выхода. Что-то подобное я предполагал и я думаю, чтобы заслужить прощение шаманки, пойду на любые унижения. Что и не замедлило сказаться.

Вечером старуха приказала нагреть казан воды и омыть ей ноги, и когда я мыл ее ступни, она пристально заглядывала мне в глаза.

Но у меня не дрогнул ни один мускул на лице, она еще не знает, да я готов землю жрать, лишь бы она простила меня и превратила обратно в мужика.

Шаманка, как ей казалось, гоняла меня целых две недели, при этом унижая меня и загружая черновой работой. Но я упрямо стиснув зубы, беспрекословно и добросовестно выполнял все прихоти и приказы шаманки, каждый вечер грея воду и омывая ее ноги.

На охоту она ходила сама с мелкашкой за плечами, кажется с ТОЗ-8 и приносила, то зайца, то барсука или какого еще зверя. Сама же обдирала и готовила, мне ничего не доверяла. Пока однажды, в один из вечеров, когда я в очередной раз нагрел воду, чтобы помыть ей ноги, не поставил рядом с ней тазик с разведенной теплой водичкой, шаманка не проворчала

— Я и сама могу себе ноги помыть — я удивленно поднял на нее свой взгляд — иди распотроши лучше зайца и приготовь нам ужин.

Удивительно, похоже мой статус начал повышаться. С этого вечера, от шаманки не было ни одного окрика или злого взгляда. И разговаривала она со мной уже всегда ровно. Только позже я понял, что это была моя элементарная проверка на вшивость.

Если бы я только заикнулся или даже невольно изобразил свое недовольство, то мое пребывание подошло бы к концу и больше никакие уговоры и мольбы на нее не подействовали бы.

Оказывается зовут ее Итыльгина и родилась она на берегу океана в поселке рыбаков. И родилась она в удачный день. В этот день рыбаки, на своих примитивных лодках добыли целого синего кита и когда родившая ее мама вынесла дочку на берег океана, чтобы порадовать отца, то тот отрезал от животного кусок жира вместе со шкурой, называемый у них итыльгином.

Маленькая так цепко вцепилась своими ручонками в добычу и присосалась к ней смачно причмокивая, что совершенно счастливый отец назвал свою дочку Итыльгиной.

Вскоре свою часть обязанностей Итыльгина свалила на меня. Теперь мне вменялась в обязанности добывать для нас свежее мясо и готовить из них разные блюда.

А к ней все лето со всех стойбищ и поселков приходили люди, которых она лечила.

Таксы у нее, как таковой не было, брала все что люди приносили, как истинный целитель. Лечила в основном травами и иногда заговорами. И самое главное был результат.

Это не те шарлатаны, которые дерут с людей бешенные деньги и потом говорят, что расположение звезд очень неудачное, потому и лечение не помогло. А эта женщина реально помогала людям.

Иногда приезжали с дальних поселков и привозили безнадежно больных, я еще спрашивал у Итыльгины, чего это они. Она отвечала, что в больнице им отказали и сказали, что скоро он умрет, на меня последняя надежда.

Они устраивались рядом и ставили палатку по соседству и я реально видел, как шаманка вытягивала раковых больных из лап смерти.

Только после таких напряженных сеансов она отдыхала два-три дня, а мне поручала вести прием больных и указывала кому, какие лекарства давать.

Да, да я напросился в ученицы Итыльгине и она согласилась меня учить. И я стал уже различать очень много трав и как они воздействуют на человека. Вот во время таких напряженных перерывов, шаманка поручает вести меня самостоятельный прием больных. Не всех я понимаю, поэтому Итыльгина выступает передо мной переводчиком.

Оказывается это очень интересное и увлекательнейшее занятие лечение травами.

Вы думаете, что старая шаманка грязная и неаккуратная старуха, не признающая никакую гигиену? Я убедился в обратном. Итыльгина была еще та чистюля.

Оленеводы еще в первый свой приезд, сколотили из жердей странный пустотелый куб. Только после того, как Итыльгина позвала помочь ей и обернуть этот каркас полиэтиленновой пленкой, тогда я понял, что это импровизированная походная таежная баня и мы с Итыльгиной мылись в ней чуть ли не каждый день, благо воды рядом целое озеро, хоть замойся.

Все местные знали об этом и в каждый свой приезд все без исключения привозили с собой сухие дрова. А когда она заговорила со мной на английском языке, то у меня целый вечер челюсть не вставала на место. Вот вам и безграмотная шаманка!

Итыльгина шаманкой была не всегда и окончила она вполне цивилизованный университет и имела высшее образование.

Ее еще в десятилетнем возрасте отдали шаманке на воспитание и эту науку травницей она прошла еще в детстве. А потом уже девушку потянуло в город и шаманка сжалилась над ней и отпустила учится. Но когда пришло время проходить ритуал передачи знаний, Итыльгина вынуждена была приехать обратно и принять сан целительницы. И я как-то спросил, что за татуировка у женщины на левом предплечье.

Шаманка сказала, эта не тату, а когда принимаешь в себя силы целительницы, то это знак их богини Ямалнеи проявляется сам, бегущий песец, а ее еще называют великой богиней иллюзии и лицедейства.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

www.litlib.net

Astrollet. Проклятье шаманки. Фантастическая повесть, Проклятье шаманки Глава 28 Дом, милый дом (№12589) читать онлайн

clan:0 Общий клан. В нем показываются все книги, доступные для чтения на Целлюлозе.

58K+ чел.; 3360+ книг

Переключитесь на другой клан:

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

zelluloza.ru

Astrollet - Серия книг 'Проклятье шаманки'

clan:0 Общий клан. В нем показываются все книги, доступные для чтения на Целлюлозе.

58K+ чел.; 3360+ книг

Переключитесь на другой клан:

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

Пустой слот. Вы можете выбрать клан в этот слот. Перейдите в этот клан, и вам покажется список кланов для выбора.

zelluloza.ru


Смотрите также